Саммит НАТО в Варшаве: бюрократическая оборона против гибридной агрессии

Кремль начинает - и пока уверенно выигрывает. НАТО скорее мертв, чем жив.

Саммит НАТО, посвященный нарастающей российской агрессивности и возможным ответам, выявил полную неготовность Альянса противостоять серьезным внешним вызовам в их современных формах. Оснований для оптимизма, даже самого осторожного, пока нет ни малейших. Путинские гибридные солдаты будут продолжать свой европейский блицкриг, не встречая серьезного сопротивления.

О чем они там договорились?

По сути - ни о чём. Всё грозные резолюции прошедшего саммита НАТО сводятся по смыслу к обычному выражению глубокой озабоченности и решительного протеста. Подобные заявления - и со стороны НАТО, и со стороны ЕС уже звучали в адрес России, и не раз. При отсутствии эффективных практических шагов они не имеют ни малейшего успеха. Что же касается именно практических шагов - то их, по сути, как не было, так и  нет.  Разворачивание ПРО в Польше и Румынии - к слову, после отказа Чехии разместить его у себя, в результате прямого подкупа Россией президента страны - и формирование к 2017 году аж 4 дополнительных батальонов НАТО в Восточной Европе - вот и всё чем ответил Альянс. Всё это - не более чем символические жесты. Их эффективность даже в случае классического, прямого военного конфликта будет близка к нулю. С учетом же тех методов войны, которые Россия использует в настоящее время, их эффективность окажется заведомо нулевой. А все протестующие крики Москвы, связанные с этими шагами  - не более, чем способ отвлечь внимание НАТО от реальных  операций Кремля и создать у натовского командования иллюзию хотя бы минимальной эффективности принимаемых мер.

Разумеется, серьезные военные аналитики всё это прекрасно понимают, и, несомненно, составляют соответствующие доклады наверх. Но наверху их не слышат. Не слышат потому, что не хотят, ибо игнорировать их политически целесообразно. Континентальная Европа воевать не хочет - ни с кем, ни за что и ни при каких обстоятельствах. Континентальная Европа будет искать компромисс с кем угодно, и на каких угодно условиях: хоть с исламскими радикалами, хоть с Путиным. Она готова платить за свою безопасность в ближнесрочной перспективе. Исламистам она готова отдать Израиль. Путину - Украину. На среднюю и тем более дальнюю перспективу европейские бюрократы, как на уровне ЕС, так и на уровне отдельных стран, не планируют вообще, им бы простоять и продержаться от выборов до выборов, то есть - в рамках 4-5 летнего цикла.  Идеи Мюнхена-1938 - о возможности сторговаться с агрессором и обезопасить себя, скормив ему соседа, очень глубоко укоренены в европейском сознании, и никуда из него не делись. Они лишь на некоторое время были убраны с глаз долой - и вовсе не потому, что Европа их отвергла, а потому, что на какое-то время, в связи с пребыванием в Европе двух, по сути, оккупационных армий: СССР и США, там изменилась политическая конъюнктура. Сейчас же всё вернулось на круги своя.

Почему Европа не хочет - и не будет ни при каких обстоятельствах - воевать? Прежде всего, потому, что по сути, она является глубокой провинцией, сосредоточенной на собственных внутренних делах, и лишенной видения перспектив. Попытки собрать из европейских стран мировой локомотив №2 - в помощь США, являющимся локомотивом №1, с глобально мыслящими машинистами, завершились неудачей. Во всяком случае - они не привели к задуманному результату в настоящий момент. Впрочем,  провинциализация политики и близорукий бихевиоризм - общая болезнь всего западного мира, вызванная опять-таки, коротким избирательным циклом и крайней маргинализацией электората. В США, и, отчасти, в Великобритании, имеющих значительно более продолжительный опыт работы с системой всеобщего избирательного права, есть механизмы, позволяющие защититься от напора малограмотных маргиналов. В континентальной же Европе их, по сути, нет.

Почему Европа - такая?

Прежде всего, как уже было сказано, по той причине, что её политика носит абсолютно популистский характер. После Первой Мировой войны, в результате всеобщего перехода к короткому избирательному циклу - без создания предохранительных механизмов, аналогичных имеющимся в США,  в системе приоритетов европейского политического мышления первое место занимают популистские игры с избирателями. Далее, на втором месте, стоят внутриведомственные бюрократические разборки. В настоящее время, это, в первую очередь, разборки между новой бюрократией ЕС и старыми национальными бюрократиями. На третьем месте - сохранение своего мирка, очерченного электоральными рамками и бюрократическими институтами, от внешних вторжений, а при попытках таких вторжений - не сопротивление, а поиск компромисса, конечной целью которого является институализация вторгшейся силы, и встраивание её в этот мирок. Все остальные цели - малозначительны, преходящи, и, в общем-то, случайны.

Надо сказать, что при слабых внешних возмущениях эта система приоритетов достаточно эффективно работает. В частности, она прекрасно работала в эпоху Холодной войны, когда Западная Европа была прикрыта от внешних воздействий американской военной мощью, задействованной в полную силу. Но демонтаж СССР вызвал иллюзию окончания опасного периода, как оказалось, абсолютно ложную. И сегодня, на переломе эпох, и на фоне ослабления опеки США, эта система даёт сбой. А мир сейчас вступает именно во времена перелома, и шторм потрясений только начинается, он лишь набирает силу.

Что именно происходит?

Во-первых, в мире крайне обострилась борьба двух систем: доиндустриальной, построенной на жесткой вертикали власти, носящей распределительно-исполнительный характер, и не приемлющей демократию как таковую - и индустриальной, в основе которой лежат горизонтальные связи: экономические, культурные и информационные. Противоречия между системами стали столь велики, а мир в силу глобализации, столь тесен, что их "мирное сосуществование", и ранее бывшее скорее благим пожеланием, чем реализуемой, хотя бы в принципе, возможностью, стало невозможным уже окончательно, и со всей очевидностью. Кроме того, в силу технологического усложнения мира, доиндустриальная система оказалась несовместима с дальнейшим техническим, научным, и, что важнее всего, социальным прогрессом. Остановка такого прогресса и откат назад по всем направлениям - вопрос её выживания.

При этом, несмотря на общую экономическую отсталость и слабость, Россия, наряду с США, сегодня по-прежнему является ключевым участником биполярного мирового противостояния двух систем. Это противостояние никуда не делось, а все разговоры о "многополярном" или "однополярном" мире порождены отсутствием адекватного анализа ситуации.  Мир по-прежнему биполярен, а Россия - ключевой игрок доиндустриального мира, пытающегося отбросить человечество на два столетия назад, в эпоху национальных империй и примитивной экономики "угля и стали". России это крайне необходимо, поскольку более сложная экономика неуправляема доиндустриальными методами, и загнанная в их рамки неизбежно приходит в упадок. Сосуществование отсталой доиндустриальной экономики с передовой индустриальной неизбежно приводит к краху первой, хотя этот крах и может быть растянут на относительно продолжительное время. Как следствие,  Россия, борясь за выживание в своём нынешнем виде,  стала мировым центром всего, чем оборонятся старый мир: системной коррупции, высокоорганизованного международного криминала, столь же высокоорганизованного, хорошо финансируемого и технически оснащенного международного терроризма, а также информационной агрессии. Именно в информационных диверсиях Россия особенно преуспела в последние годы, нащупав в этой области уязвимое место Запада.  Весь остальной мир, по сути, находится между этими двумя полюсами: США и Россией. Он – спорная территория, за которую идет борьба. А Евросоюз, как критически важная, и, одновременно, крайне уязвимая часть индустриального мира, потеря, или даже  частичная дезорганизация и деградация которой будут для Запада крайне болезненны, закономерно подвергается особенно упорным атакам со стороны  Москвы. К тому же, раздробив ЕС, и выстраивая отношения с каждой из европейских стран по отдельности, Россия сможет облегчить себе доступ к новейшим технологическим изделиям, которые она, в силу не столько даже технической, сколько социальной и образовательной отсталости, производить априори не в состоянии, и в которых она крайне нуждается, чтобы хоть как-то удерживать позиции в техническом сосуществовании с развитым, индустриальным миром.

Для достижения этих целей Россия укрепляет в странах Запада, в том числе и в странах ЕС и НАТО, своё коррупционно-криминальное лобби, т.н. "Русский мир". Она активно коррумпирует западные политические элиты, и ведет против Запада очень интенсивную - и очень успешную информационную войну. Всё это в целом и составляет сегодня российскую агрессию против Запада, направленную на его разложение и де-факто завоевание, путем захвата ключевых центров принятия решений.

Ни один из этих  вызовов не был даже упомянут на саммите НАТО. Более того, НАТО, как система коллективной безопасности в Европе, вообще не имеет в своём составе структур, способных противостоять агрессии такого типа.

Во-вторых, внутри индустриальной системы также налицо серьезный кризис. И хотя этот кризис, есть, по сути, кризис роста, он в настоящее время крайне ослабляет индустриальный Запад перед лицом атак доиндустриальной России.  Речь идет о кризисе института национального государства, причём, по мере дальнейшей глобализации мира: технической, промышленной, финансовой, культурной и информационной, этот кризис  объективно углубляется, и будет углубляться во всей обозримой перспективе. Собственно говоря, именно этим кризисом и было вызвало появление ЕС – сначала в зачаточной форме «Союза угля и стали», а затем, по мере глобализации мира – и в дальнейших, углубленных формах европейской интеграции.

Историческая перспектива здесь, несомненно, принадлежит глобализированному постгосударству, зачатком которого и является ЕС. Такое постгосударство будет строится уже не в территориальных, а в информационных, финансовых и культурных границах, а любые территориальные ограничения являются в нём анахронизмом, и будут неизбежно, шаг за шагом, изживаться. Оно строится на базе очень сложного, многосвязного и многоуровневого консенсуса, достигаемого между международными корпорациями и различными группами глобального общества. Каждый из этих игроков в отдельности также будет складываться как единое целое не столько территориально, сколько культурно, финансово и информационно, за счет мировой Сети.

Но эта постгосударственная конструкция - дело будущего. Сегодня она ещё не сложилась. Приёмы управления ей не отработаны, а ЕС – даже не предварительная версия такого постгосударства, а скорее полигон для испытаний его отдельных механизмов и институтов.  Как следствие, ЕС в качестве единого игрока - это очень слабая, и очень неустойчивая система.  Никакой Единой Европы из ЕС пока не выросло. Вместо неё есть расползающаяся куча государств, на верхушке которой пытается усидеть новая бюрократия Брюсселя.

В свою очередь, НАТО является системой коллективной безопасности этого очень и очень неустойчивого,  раздираемого внутренними противоречиями сообщества.  Договор НАТО был подписан 67 лет назад, в совершенно иной ситуации. Тогда в Западной Европе  присутствовал мощный фактор консолидации, в лице многочисленного американского контингента. Была свежа и память о недавней Второй Мировой войне, ставшей прямым следствием соглашательства с агрессором, проявленного политиками континентальных держав в угоду симпатиям маргинализованного электората. Этот же маргин, получивший после Первой Мировой войны право голосовать, в большинстве европейских стран приводил к власти диктаторов.

Тогда, в той, принципиально иной, ситуации, в договор НАТО удалось включить обязательство при нападении на одну из стран-членов организации рассматривать это как нападение на всех членов Альянса. Эта статья договора НАТО, знаменитая  статья 5, была ратифицирована политиками совсем другого поколения, с более жестким опытом, жившим и в мире, устроенном значительно проще, чем сегодня. Причем, даже тогда в пятую статью были заложены "боковые пути", позволявшие членам Альянса при очень уж сильном желании "откосить" от всеобщей мобилизации, ограничившись символическим участием в коллективном отражении агрессии или службой в тылу.

Будет ли работать этот пункт сегодня? Конечно, узнать это наверняка можно только в прямом эксперименте. Но все косвенные признаки однозначно говорят о том, что работать он не будет. Старая система коллективной безопасности Европы разложилась изнутри, и фактически мертва.  

За примерами далеко ходить не придется.  Когда Польша призвала своих союзников по НАТО в прошлом месяце поучаствовать в учениях, отработав борьбу с угрозой с востока, Германия была крайне раздражена. Учения "Анаконда-2016", в которых приняли участие 25 тыс. военнослужащих из более чем 20 стран - самые масштабные с момента окончания Холодной войны, были задуманы как сигнал Москве, как демонстрация силы в преддверии саммита Альянса. Так вот, Берлин прямо саботировал их, направив туда, в общей сложности, только 400 солдат - и одной боевой части.

Зато министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер предпринял самую настоящую дипломатическую атаку на Польшу, и на других участников учений, назвав "Анаконду" "громким бряцанием оружия и военными лозунгами". По мнению Штайнмайера,  Альянсу следует "не искать оправданий для нового-старого противостояния".

Такие речи были бы понятны в устах россиян, но никак не немецкого министра иностранных дел. Штайнмайер также заявил, что хотя Германия и не уклоняется от своих обязательств, но "никто не может рассматривать планируемое развертывание четырех дополнительных батальонов в Польше, Эстонии, Латвии и Литве в качестве угрозы для России".  Трудно, право, это как-то прокомментировать. Если всё обстоит так, как говорит глава германского МИДа, и никакой угрозы России эти новые батальоны не несут, то, может быть, их планируется использовать для поддержки российских граждан "решающих некоторые военные вопросы" на украинском Донбассе?

Двумя другими центрами соглашательства и компромисса с Россией выступают Франция и Италия. Обе страны всячески расшатывают систему антироссийских санкций, добиваясь их полного снятия. Обе они также активно сотрудничают с Россией в военной сфере, прямо нарушая санкции, для чего изобретаются различные юридические лазейки. И Франция, и Италия  поставляют российской армии критически необходимые ей высокотехнологичные комплектующие для военной техники, а также и просто военную технику в сборе. Сделка по "Мистралям", отмененная с огромным трудом, при сильнейшем давлении со стороны США, была лишь крохотной верхушкой айсберга, 95% которого остаются вне поля зрения общественности и прекрасно продолжают жить своей, отдельной от санкций жизнью, поскольку речь идет о поставках гораздо менее крупных и по этой причине заметных изделий, чем "Мистрали".  Но это не означает меньшую значимость для России поставляемых ей вооружений. И даже на самом саммите президент Франции Олланд заявил, что “У НАТО нет никаких полномочий, чтобы говорить, какими должны быть отношения Европы с Россией. Для Франции Россия не враг, не угроза.  Россия – партнер".  Правда, Олланд уточнил, что, мол, да, этот партнер " может иногда – и мы это видели на Украине – использовать силу". "Которую, - продолжил Олланд -  мы осудили, когда она [Россия – авт.] аннексировала Крым”. Ну вот, осудили - и всё, закрыли вопрос. Можно торговать дальше.  

Очевидно, что при таком подходе о выполнении статьи 5 относительно российской агрессии говорить просто смешно. Она не будет выполнена  даже в том случае, если Россия предпримет прямую агрессию против одной из стран Альянса.  Правительства остальных выступят с осуждением таких нецивилизованных действий со стороны своего важнейшего торгового партнера - но этим ограничатся.

К тому же Путин и не станет предпринимать прямой военной агрессии. Гибридные методы войны предполагают совсем иные шаги. Вот лишь несколько примеров.

- Как заявил руководитель Федерального ведомства уголовной полиции Хольгер Мюнх в интервью Die Welt am Sonntag, в Германии налицо "динамичное развитие российско-евразийской организованной преступности", которая активно осваивает Запад.

По данным полиции, число лиц связанных с российской мафией достигло пятизначных величин и продолжает расти. "Восемь-десять процентов заключенных немецких тюрем - русскоязычные или выходцы из РФ" - указал Мюнх, назвав это значительным "потенциалом для рекрутинга" в ряды русской мафии в ФРГ. Излишне говорить, что все эти выходцы из России являются, по сути, кадровым резервом российских спецслужб при организации массовых беспорядков, терактов, иной дестабилизации обстановки, и вообще - для общей криминализации западного общества.

- Через разветвленную систему грантов Москва проводит на Западе социологические исследования - как реальные, для нащупывания наиболее уязвимых мест для удара, так и их заказные имитации, с последующей пропагандистской публикацией якобы полученных результатов. Москва работает с перспективной зарубежной молодежью, отбирая и готовя подходящих кандидатов для прямой вербовки, она успешно вербует агентов влияния в СМИ, она внедряет свою агентуру в разного рода антиглобалистские, евроскептические и иные люмпенско-маргинальные движения. Она, наконец, активно работает с религиозными меньшинствами, отдавая предпочтение агрессивно-ортодоксальным фанатикам. Всё это, вместе взятое, весьма  эффективно дестабилизирует Запад, сея рознь между странами и различными общественными группами. При необходимости, эта рутинная работа сдабривается громкими терактами, для чего Москва ещё со времен СССР имеет разветвленную сеть своей агентуры во всех значимых террористических организациях, включая и пресловутый ИГИЛ.  

Прибавьте сюда активное коррумпирование политиков через вовлечение их в разного рода теневые и отмывочные схемы - и вы получите все составляющие де-факто войны. Войны, которую уже давно ведет против Запада Россия: войны экономической, шпионской, террористической, и, в первую очередь - информационной. Войну, направленной на тихое разложение западного общества в гнилую труху, неспособную к сопротивлению, но готовую к сотрудничеству с международным криминалом, во главе которого стоит Кремль. И где здесь 5-й пункт договора НАТО? Где хотя бы осознание странами НАТО  того очевидного факта, что это - война?

Более того. Россия готовит против НАТО и классическую, вооруженную войну. Но вместо того, чтобы формировать "дополнительные батальоны", она формирует, в том числе и за рубежом, и, прежде всего,  в проблемных странах, разного рода негосударственные формирования - либо использует в своих целях уже имеющиеся экстремистские организации, в том числе и те, которые картинно "запрещает в России" -  и даже такие, против которых формально "ведет военные действия".  Однако, и этот факт не осознается на Западе, который, исходя из сиюминутных торговых выгод, не желает признать, что за всеми марионетками, атакующими его с разных сторон, стоит один и тот же кукловод.

Ближайшие и среднесрочные перспективы развития ситуации

И те, и другие - все они выглядят крайне скверно. Россия, а, точнее, Кремль, играющий Россией, как ферзем, устойчиво переигрывает Запад. А в силу общего упадка политической мысли, отсутствия адекватной теории развития современного общества и низкого уровня подготовки политических лидеров, Запад, во-первых, не видит в России своего непримиримого врага, а, во-вторых, оценивает действия Кремля исходя из собственной системы приоритетов. И то и другое - фатально неверно. Экономический упадок России, критически низкий уровень жизни её населения, невежество и агрессивный фанатизм россиян вовсе не означают катастрофу кремлевского режима и его проигрыш. Напротив, они гарантируют ему победу, поскольку именно такое, оболваненное и легко управляемое население, как раз и является идеальной средой для выращивания одноразовых исполнителей, которых Кремлю нисколько не жаль. Судьба населения России российское руководство не волнует в принципе - оно для него лишь расходный материал. Цель стоит совершенно иная: максимально дестабилизировать и обрушить ЕС, а также привести в состояние перманентной катастрофы бывшие советские республики. Это пространство хаоса, крови, постоянных войн всех со всеми, и постоянных утечек опасных технологий  и создаст ту среду, тот "трухлявый пень", который как раз и необходим кремлевской верхушке для удержания власти внутри страны, и для контроля над криминальными денежными потоками в мировом масштабе в течение ещё 20-25 лет. Именно это - а вовсе не "имперское величие" является рабочей задачей Кремля. И задача эта Кремлем решается, притом,  с большим успехом.

Благоприятствует Москве и внешнеполитическая ситуация. США в значительной степени утратили контроль над европейской политикой. К тому же, США именно сейчас накрывает целый ряд внутренних вызовов и кризисов роста, на разрешение которых и будут направлены основные усилия новой администрации. Китаю, балансирующему на грани экологической и технологической катастрофы, в ближайшие десятилетия тоже будет не до России. Максимум, что может предпринять Пекин - это получить, тем или иным, но, скорее всего, вполне себе мирным, способом, контроль над Байкалом, как важнейшим источником питьевой воды.  Само же НАТО, и, тем более, ЕС ничего не смогут противопоставить ползучей российской экспансии, кроме бюрократической имитации бурной деятельности и словесной эквилибристики, не имеющих ни малейшего эффекта. На Европу надвигается очередное Средневековье  - на сей раз в декорациях Кремля времен Ивана IV.  

Ближайшим объектом очередной гибридной атаки, очевидно, станут страны Балтии. Россия уже в достаточной степени разожгла сепаратистские настроения среди проживающих там этнических русских. Она вполне способна организовать их снабжение оружием в достаточном количестве и ассортименте, чтобы от пресловутых "четырех дополнительных батальонов" не осталось ничего. При этом, сама Россия формально участвовать в боевых действиях не будет. И даже будет  время от времени выдавать властям стран Балтии отдельных, малоценных для неё, боевиков, демонстрируя всему миру свою непричастность и лояльность.

Легко представить, как на это будет реагировать НАТО. Страны Балтии будут призывать к жесткому ответу для упреждения еще одной аннексии по примеру Крыма. Польша, особенно активно разлагаемая сейчас российскими информационными диверсантами, будет колебаться между страхом перед Россией и внедренной в сознание рядовых поляков через пророссийские СМИ ненавистью к Украине.

О Молдове, которая, к тому же, и не в НАТО, можно было бы и не упоминать, но раз уж статья предназначена для молдавского ресурса, скажу несколько слов и о ней. Так вот, молдавские власти будут трепетать перед повторением балтийского сценария. Запретив или ограничив российскую пропаганду в самой Молдове, они, боясь малейшего недовольства Москвы, дадут полную свободу действий приднестровским сепаратистам, и будут раскатывать красную дорожку перед любым, самым ничтожным мизераблем, которого только пришлют из Москвы "перетереть с этими мамалыжниками и указать им их место".  Пышный прием Дмитрия Рогозина, вовсе не предел падения, а только  его начало. Молдове предстоит опуститься на самое дно, и испытать унижения, которые сегодня даже трудно себе вообразить.

Впрочем, не всё так плохо для Молдовы. Ведь чувство униженности в данной ситуации предполагает наличие как собственного достоинства, так и уважения к своему государству. Это значит, что для абсолютного большинства граждан Молдовы, и, уж во всяком случае, для всех молдавских политиков "первой линии", весь период "глубокого погружения" на дно кремлевского сортира пролетит весело и незаметно. Его скрасит  общение с московскими и тираспольскими гостями в Криковских подвалах. А самой глобальной проблемой молдавской политической элиты будет проблема продажи в Россию очередного урожая кривоватых яблок, гниловатых фруктов и кисловатого вина -всего того, что в ЕС не купят, выбросить жаль, ну, а россияне и не такое съедят и выпьют, если будет на то воля Путина.

Но вернемся к прогнозу о реакции НАТО. Итак, гибридное воинство Путина будет по перышку, притом, живьём, ощипывать три гордых и независимых страны НАТО, а те будут верещать на всю Европу, взывая к пункту 5.  Польша будет упиваться скорбью о Волынской резне (бывшей, к слову ответом на вполне аналогичные зверства "пацификации" - но польское сознание нечувствительно к чужим страданиям, тем более - к украинским) и ненавистью к Украине.  Немцы и французы будут призывать к переговорам "повстанцами" - и с Москвой в качестве посредника при общении с ними, заявляя, что статья 5 в данном случаи неприменима. Греки, итальянцы и испанцы заявят, что их экономика уже достаточно пострадала от санкций против России после аннексии Крыма,  что нужно просто признать новую реальность и вернуться к нормальному сотрудничеству с Россией. А активизированная на российские деньги "общественность", придет к выводу, что не всё так однозначно в Балтии, и что у россиян есть право поддержать своих соотечественников. И вообще - не стоят ли за этим всем Соединенные Штаты с их имперскими амбициями? Не раздают ли американцы печеньки с наркотой балтийским добровольцам, сражающимся за свою страну? А если они их не раздают, и добровольцы не под наркотой, то с чего бы им сражаться? Их патриотизма? Ах, увольте, какой нынче патриотизм? Не лучше ли просто дружить с Россией - ведь это куда выгодней и эти выгоды очевидны при любом непредвзятом взгляде на ситуацию. Нет, нет - совершенно ясно, что за неконструктивной позицией стран Балтии стоят агенты Вашингтона!

Авторы договора НАТО в 1949 году могли рассчитывать на то, что можно было назвать "западным патриотизмом" - по крайней мере, на уровне политических лидеров и  правительств. Но сегодня Европа, притом, никакая не "Единая Европа", а "Европа россыпью", как и в незабываемых 1938-40 годах, демонстрирует релятивизм и отсутствие каких бы то ни было принципов. Европа готова идти на любой компромисс, с кем угодно, и платить любую цену,  лишь бы сохранить собственный покой.  

Все без исключения европейские политики мыслят только в масштабах собственных мелких проблем. Та же Социал-демократическая партия Штайнмайера: она ищет нового партнера по коалиции, и пытается привлечь к себе тех избирателей, которые видят в НАТО, по меньшей мере, такого же агрессора на шахматной доске Евразии, каким является и Кремль. Эту ситуацию абсолютно верно обрисовал Барак Обама, назвавший  европейцев "безбилетниками", которые не готовы к "справедливому участию" в затратах на оборону.

Вот на какие, довольно-таки грустные, мысли наводит последний саммит НАТО при объективном изучении его документов. Очевидно, что НАТО скорее мертв, чем жив.  Нужен новый договор, новый НАТО, переосмысленный в соответствии с новыми реалиями.  Но заключать такой договор в нынешней Европе просто не с кем, и некому.

В этой ситуации совершенно иначе выглядит и готовящийся выход из ЕС Великобритании. Как я уже писал, Brexit крайне уязвим, и отыграть его назад можно вполне законно, притом, многими способами.  Но Лондон не торопится это сделать.  Почему?

Может быть, потому, что в Лондоне не забыли,  что в то время, когда Британия, практически в одиночку, сражалась с Гитлером, число европейцев, вступивших в Ваффен СС и другие коллаборантские структуры на порядок превышало число тех, кто примкнул к Сопротивлению. Легко заметить, что это отличия от Великобритании - вся эта огромная разница в сознании, в ментальности, в традициях, в критериях отбора политиков  никуда из континентальной Европы не ушла. Только вместо Гитлера сегодня Путин, и потому коллаборантство в сегодняшней Европе тоже  соответствующее, криминально-коррупционное. А в остальном, всё ровно так же, как и в 1940. И в Лондоне просто не видят смысла в таких союзниках.

 

Обсудить