До и после выборов

Как всегда, выборы застанут врасплох молдавских избирателей. Мы будем поглощены к тому времени любимейшим нашим занятием – виноделием. Следующие мысли не о том, как лучше подготовиться к выборам, а как легче их перенести. Без фатализма: мир может меняться к лучшему, но при условии, что человек добреет.

О предстоящем волеизъявлении. Новые выборы, президентские, и, затем, парламентские, не решат нашей фундаментальной проблемы. Государство не решает вопрос спасения граждан от собственного рабства без их участия. Дай Бог, чтобы государство сумело, наконец, поставить ребром, хотя бы вопрос новой школы, вне рабской идеологии, будь то румынизм, шовинизм, или наш, примитивный молдовенизм. Заумные политические заявления и «отличные статьи» полны возгласов о том, что диагноз главной болезни общества определен. Называются виновники и слышны призывы к борьбе за правду, даже к богословию революции. Но когда это лютая борьба за справедливость доводила общество до добра?

О европейском и азиатском призвании. Как стало понятно из умственных потуг последней четверти века, мы не скоро разберемся в наших геополитических предпочтениях. Европу мы любим за материальные стандарты, Россию – за духовность. Первую не перевариваем за эгоизм, вторую – за державность. Исходя из того, что и Европа, и Россия стали жертвой своих трудно разрешимых проблем безопасности, уповать нужно будет на самих себя. А это значит, что нам ещё долго, очень долго придётся переносить друг друга, терпеть наши разные по цвету, размеру и глубине человеческие черты и свойства: кровь, ум, сердце, и, конечно, средство общения – язык.

О «краже/ах века». Наступать на грабли придётся ещё, но с каждым разом будет всё больнее и больнее. Ведь миллиарды уже исчезали в нашей современной истории, просто вопросы гласности и ответственности не стояли так остро. Но мы точно не раз уже выступали в незавидной роли «сборища лохов» (В. Платон). Кто помнит советскую конфискационную денежную реформу Павлова под конец Перестройки? Насколько примерно обманули нас при боновой приватизации? Сколько нам стоила война в Приднестровье? Сколько положили в карман участники приватизации электрораспределительных сетей? Конечно, деньги надо возвращать, об этом не раз говорили и правители и гражданское общество, и сейчас, и в прошлом …

Об олигархах. Можно ненавидеть современный мир, но он устроен так, что 5% населения планеты обладает 95% материальных ценностей. Чтобы судить об отдельном олигархе (демоне или незаурядной личности) надо суметь подняться до уровня его организационных и материальных способностей, и только потом, рассчитывать на понимание нравственно-психологической мотивации его поведения (Цукерберг — зло или добро?). Отсутствие такого уровня порождает не основательное суждение, а мнение. Выражать публично оригинальное мнение так, чтобы оно не стало комичным можно один раз, от силы – два. Мнение, как идея, может даже охватить, с помощью контролируемых СМИ, массы. Но массовыми идеями, как известно, не оздоравливают общество, а оболванивают.

О правой оппозиции. Не было ещё случая, чтобы молдавская правая оппозиция объединилась. Вот и на этот раз, оппозиция попыталась убедить нас в том, что единый правый лидер – не сказка. Крах намерения ещё раз доказывает, что ум пригоден меньше чем сердце, когда речь идёт о коллективных решениях. У правой оппозиции биения сердца не регистрируются, оно напрочь глушится шумом эгоизма и тщеславия каждого партийного лидера в отдельности. Слышали, наверное, про молдавскую «брынзу», которая так просто не делится? А про «рынзу»? Чего тогда стоят частые призывы правой оппозиции к объединению общества?

Явление «Братья Цопа». «Братья Цопа» это точный и откровенный ответ на вопрос о вероятном характере новой власти. Кроме шуток, если братья Нэстасе взяли бы власть, то эта была бы самой великой и захватывающей авантюрой молдавских правителей с 1359 года. Майя Санду – ответ со страниц примерно того же детектива. Насколько нас любит Запад, чтобы сиганувшую заграницу и «депортированную» обратно на родину девочку, не сдать в приют, а найти ей место министра, чтобы, затем, воспитать из неё царевну-лягушку? Прежде, чем искушать себя вопросом, выбрали бы мы её или нет президентом, настоятельно рекомендую мужчинам спросить себя, пустили бы они стрелу в болото «Партии действия…»? Самый вероятный ответ был бы: надо бы поближе узнать Майю. То-то!

О Северной Молдавской Республике. Со столицей — в городе Бельцы. Слыхали? Этим пугает сейчас правителей Ренато, за неимением митингов и Филата… Но может запросто напугать нас с вами. Ведь никто из благонадёжных граждан не смотрит с симпатией на молдавский сепаратизм, будь он восточный, южный, или, тем более, северный. Понятно, что Ренато человек несвободный и намного зависимее Додона. В Кремле Додона за непослушание могут взять за пуговицу, а Ренато — за бейцы. Лидеры оппозиционных партий призывают отдать им в руки нашу судьбу, а сами прикалываются охотой на покемонов, видно и они живут уже другой реальностью.

О молчаливом премьере. Филип – синоним молчаливости, а молчанье, если становиться стилем – золото. Надо дорожить хоть теми несколькими месяцами стабильности, которые дарит нам иногда судьба. Мирные передышки важны сейчас всему миру. Говорят, что у нас парламентское большинство сформировано не совсем корректно по политическим признакам, но разве не хватит того, что оно – законно? Стабильность большинства в Парламенте обеспечивает стабильность правительства. Пока ни один из прогнозируемых катастрофических сценариев относительно премьера, который сейчас выполняет преимущественно функции антикризисного менеджера, не сбылся, даже на счёт МВФ. Да, свободная инициатива, особенно в бизнесе, пока что ограничивается – наследство тяжелое. На все остальные вопросы, хочется ответить вопросом: где вы видели совсем неподкупных депутатов? Заграничных – можно купить легально, через лоббистские фирмы.

О прессе и маленьких людях. Судьба маленьких (“обычных”, “нормальных”) людей отражается разве что в водяных кругах озера, где они порой топятся от безысходности, как произошло недавно со свахой одного френда ФБ. Пресса почти не уделяет им внимание, появляются иногда заметки, не отличающиеся от полицейских сводок. Про-правительственные СМИ заняты чаще всего – PR-ом. Оппозиционные – доказательством закона Мэрфи: если дела идут плохо, то неизбежно будет ещё хуже. С точки зрения социального оптимизма выигрывает, всё-таки, про-правительственная пресса. Если уж врать, то лучше во имя надежды, чем безнадёги…

О патриотизме и Родине. Странно, что мы осуждаем наших земляков, профессиональных наёмников воюющих в Сирии и Донбассе и даже спортсменов, которые за блага чтут другие уставы и кланяются чужим гербам, но с сочувствием относимся к нашим мигрантам-гастарбайтерам. Сущность не одна и та же? И тем, и другим по барабану, что оставляют после себя дома. Хорошими намерениями вымощена дорога в ад. О каком патриотизме говорить, когда наплевательское отношение к Молдове ежедневно оправдывается политиками и журналистами. Нет Родины – пока мы не будем по-настоящему трудиться хотя бы за ту малую награду, которая нам ежедневно дарит наша землица.

О невозможности принятия национальной идеи. Национальная идея не нова и не любима, по определению. Наоборот, она стара как мир, не гламурная и даже не европейская. По причине непопулярности она не будет, вероятнее всего, поддержана ближайшими двумя-тремя поколениями, а может быть никогда, если только большая беда не заставит нас, её принять. Это – полузабытая идея православия, ортодоксального христианства. Можно сказать, это даже – напрочь забытая и никому ненужная идея, потому, что мы используем только отдельные её символы и ритуалы, затачивая их под наши сиюминутные материальные выгоды. Мы стали принимать божественное как лекарство. Национальная идея — наднациональная, призывает уважать и любить ближнего, поэтому она похожа, на самом деле, на безумие.

Обсудить

Выборы президента Республики Молдовы – 2016

Второй тур президентских выборов назначен на 13 ноября 2016 года