Некоторые заметки о крымском синдроме РФ

В связи с обострением внутриэкономического кризиса, а также обусловленного этим фактором падением лояльности российского народа к режиму В.Путина и его партии «Единая Россия» накануне парламентских выборов в РФ, Кремль решил обратиться к неоднократно испытанной манипулятивной технологии «внешний враг» для влияния на собственное общество.

10.08.2016 года ФСБ РФ обнародовала провокационное заявление относительно подготовки украинскими спецслужбами на территории АР Крым серии терактов на критически важных элементах инфраструктуры и жизнеобеспечение полуострова.

Итак. Пресловутая «украинская ДРГ» совершила переполох в сознании российского силового блока и закрепила за собой ореол неуловимых мстителей, когда шестеро из группы ушли вплавь по морю на территорию континентальной Украины, тем самым воскресив в памяти подвиги героев советской киноленты о приключениях четырёх подростков в годы гражданской войны Валерки, Даньки, Ксанки и Яшки-цыгана,  вышедшей в 1966 году и снятой режиссёром Эдмондом Кеосаяном по мотивам повести Павла Бляхина «Красные дьяволята».

Пытаясь избавиться от имиджа международно-признанного агрессора, Москва решила использовать, своего рода, новый тренд причастности Украины к террору, тем самым представ перед международным сообществом с кристально чистой репутацией, не имеющей ничего общего с оккупацией Крыма, открытой военно-политической и экономической поддержкой террористов «ЛНР/ДНР», виновных наряду с российской стороной за сбитый малазийский Боинг.

Можно достаточно долго размышлять, о том, что же на самом деле произошло в этой истории, была ли «украинская ДРГ» на месте событий или же ее название было использовано для прикрытия гибели российских военнослужащих вследствие бытового пьянства с перестрелкой между разными силовыми структурами и т.д. В целом все достаточно банально.

В нынешних реалиях реваншистской и захватнической политики РФ по отношению к Украине упомянутое тенденциозное и сфабрикованное событие стало очередным проявлением агрессивной антиукраинской информационной кампании. Это также послужило весомым обоснованием для размещения значительной части ВС РФ вблизи границы с Украиной  и  проведения учений «Кавказ-2016» с целью дальнейшего устрашения Украины и отработки вторжения на ее территорию.

Кроме того, в связи с обострением внутриэкономического кризиса, а также обусловленного этим фактором падением лояльности российского народа к режиму В.Путина и его партии «Единая Россия» накануне парламентских выборов в РФ, Кремль решил обратиться к неоднократно испытанной манипулятивной технологии «внешний враг» для влияния на собственное общество.

Примеры подобной технологии уже имели место в прошлом, как подрыв высотных домов на территории РФ, расстрел школьников в Беслане, захват зрителей на показе фильма «Восток. Запад», после чего в массовом сознании россиян актуализировалась картинка внешнего врага - чеченских экстремистов, разгоралась истерия террористической угрозы, которое давало основания начать военные действия в Чечни, отвлекая внимание людей от социально-экономических проблем и создавая президенту В.Путину образ «спасителя нации».

Другим примером обострения Кремлем образа «внешнего врага» с целью мобилизации избирателей вокруг провластной команды накануне выборов было задержание в апреле 2014 года 25 граждан Украины, которые, согласно заявлениям российской власти, «планировали осуществить террористические акты в ряде регионов РФ», но вскоре были освобождены.

Продвигая такую информационную диверсию, Кремль, как всегда, преследует цель переложить вину за невыполнение «Минска-2» на официальный Киев, дискредитировать Украину как субъекта международных отношений, сорвать «минский» и «нормандский» процессы поиска путей мирного урегулирования конфликта на Донбассе. Апеллируя к российскому сообществу относительно необходимости борьбы с «украинскими террористами», в Кремле не сбрасывается со счетов опция развязать военные действия против Украины, поскольку Путин рассматривает победоносную войну как возможность консервировать свой режим и удержаться при власти. Свидетельством указанного стал отказ В.Путина от проведения очередной встречи в «Нормандском формате» из-за отсутствия у российской стороны аргументов в направлении политического решения конфликта и снижения уровня дестабилизации на Донбассе. Другим доказательством дальнейших гибридных действий Кремля на украинском направлении является привязка В.Путиным действий т.н. «украинской ДРГ» с покушением на предводителя «ДНР» И.Плотницкого.

В результате «разыгрывания» Россией комбинации с «украинской ДРГ», Кремль получает преимущества и удобные предпосылки ради «закручивания гаек» относительно неблагонадежных групп населения. Показательным в данном случае стало искусственное создание такой ситуации в Крыму, где оккупационная российская власть имеет проблемы с крымскими татарами и ростом недовольства среди населения относительно действий оккупационного режима. Кроме того, не может оставаться без внимания тот факт, что «обнародование официальных результатов расследования» состоялось лишь после проведения встречи В.Путина и Р.Эрдогана, по результатам которой российская сторона не получила четких сигналов относительно поддержки Анкарой официальной позиции руководства крымскотатарского народа. А это было расценено как пассивная поддержка своих действий относительно коренного народа полуострова.

Российская ложь на украинскую тему уже изрядно всем поднадоела, но вот только не самому Кремлю. Из этого потока лжи становится очевидным, что Украина не имеет никакого отношения к инсценированным Кремлем событиям в Крыму. Как и раньше официальный Киев считает недопустимым применение силы при решении спорных вопросов, используя при этом только политические и дипломатические пути возвращения полуострова под свой суверенитет, и безусловно осуждает терроризм во всех его проявлениях.

 

Обсудить