Не жалея сил и средств. Информационная война России против Украины

Украина, как было сказано выше, сталкивалась с проявлениями гибридной войны не только на протяжении последнего года. Россия в ходе длительного периода пыталась воздействовать на нашу страну разнообразными методами. Аннексия Крыма и эскалация конфликта на Донбассе (важно подчеркнуть, что «донецкие сепаратисты» до последнего времени жили только в фантазиях кремлевских политтехнологов) перевели гибридную войну России против Украины в активную фазу.

Справедливым кажется следующее утверждение: «Информационная война, в отличие от боевых действий, ведется на территории нашего государства почти со времен прихода Путина к власти. В ней выделяются два этапа: до и после Майдана 2013. В домайданный период использовались несколько стратегий, работавших с идентичностью украинцев. Такие смысловые концепции, как третий Рим, «русский мир», евразийство, должны были создать новые границы идентичности и заложить новые ценности, общие для разных народов и культур. Во многом эти стратегии потерпели неудачи из-за своей размытости, взаимной конкуренции и отсутствия ярких местных апологетов. Провал Новороссии связан именно с неудачей в формировании новых идентичностей на юго-востоке Украины.

Другая группа стратегий работала на усиление существующих идентичностей, а именно: советской (США и НАТО — враги, наши деды воевали…), российской (город-герой Севастополь, Россия — великая держава), и, как ни странно, украинской (Бандера и УПА — герои, Украина — национальное государство). Эти стратегии можно считать успешными, поскольку именно образы хунты и фашистов стали самыми популярными во время конфликта, они влияли на масштабы мобилизации местного населения Донбасса. Работа с коллективной идентичностью определенной группы имеет важные последствия в информационной войне, поскольку именно идентичность определяет восприятие и доверие к информации. Надо признать, что здесь враг оказался весьма успешным и решил ряд важных для будущего конфликта задач:

1.      Противопоставление разных групп внутри одного государства. Усиление советской идентичности путем огромного числа сериалов, масштабных празднований 9 Мая, с одной стороны, и поддержка крайне правых радикалов, содействие их приходу к власти и большая информационная поддержка в пророссийских медиа, с другой стороны, создали две конфликтные группы.

2.      Подрыв доверия к центральной власти и центральным медиа. Проход партии «Свобода» в Верховную Раду на выборах 2012 года послужил важным фактором мобилизации советской идентичности перед лицом «фашистской опасности». Соответственно, победа Майдана ассоциировалась с победой «Свободы», «Правого сектора» — «хунты» — и создала непосредственную угрозу советской идентичности.

3.      Создание замкнутого информационного и коммуникационного поля. Усиление идентичности сопровождалось созданием закрытого поля, где есть определенные каналы информации (российские), которые пользуются доверием и определяют понимание ситуации человеком.

4.      Эксплуатация идентичности. Истории об изнасилованиях, «распятых мальчиках», убитых беременных — это образы, которые были заложены в советских и российских фильмах о Второй мировой войне. Сегодня эксплуатация этих образов активизирует советскую идентичность и соответствующую модель поведения — остановить фашистов».

В нынешней ситуации критически важно осознать причины происходящего, поскольку Украина столкнулась с кризисом, подобного которому никогда не переживала. К тому же активная фаза гибридной войны против Украины началась сразу после Революции достоинства, когда общество охватила эйфория, после бегства Виктора Януковича. «Многие аналитики, пытаясь понять стратегию Путина в этом конфликте, делают популярную ошибку, считая, что мы имеем дело с какой-то определенной стратегией. На самом деле враг использует против нас много стратегий одновременно, усиливая те, которые работают, и убирая нерабочие. Например, стратегия создать Новороссию провалилась, ее апологетов убрали, но стратегия дестабилизировать Украину с помощью военного конфликта и отвлечь внимание от Крыма — работает, ее только усиливают» .

Хочу привести наиболее распространенные приемы информационного воздействия России на общее (к сожалению, все еще во многом общее) информационное пространство бывшего СССР, позволяющие формировать удобные для России идеологические позиции.

«Кривое зеркало». Искажение и передергивание фактов и дискурсов. Захват Верховного Совета АРК и Совета министров АРК, равно как и захват административных зданий в Донецке и Луганске весной 2014 года, стало «кривым зеркалом» событий Евромайдана с «небольшим нюансом»: в Крыму и на Донбассе за спиной захватчиков находились «вежливые зеленые человечки» и сотрудники российских спецслужб, не только снабжавшие оружием тех, кто раскачивал ситуацию на Донбассе, но и осуществлявшие оперативное управление ними. Ситуацию нагнетала информационная агрессия со стороны России: 73-летний Владимир Прохоров, бывший водитель скорой помощи, высказывает справедливое негодование в отношении «фашистов» с Западной Украины, которые, как утверждается, использовали снайперов, чтобы те стреляли в собственных протестующих. «Все жители Восточной Украины хотят воссоединения с Россией, — сказал он. — Я черпаю информацию из телевизора. Я смотрю только российское телевидение. Они говорят правду, в отличие от украинских СМИ, которые лгут нам» .

«Легитимный изгнанник». Возможность использования бывшего президента Виктора Януковича для нагнетания сомнений в легитимности нынешней власти. В критический момент подготовки к проведению «референдума» о присоединении Крыма к России российские СМИ постоянно педалировали тему о легитимности Виктора Януковича как украинского президента. Если в марте 2014 года Янукович заявил, что власть в Киеве захвачена националистами и выражал готовность вернуться в Киев, то в апреле 2014 года его риторика претерпела серьезные изменения. «Эти выборы (майские выборы Президента Украины, запланированные на 25 мая 2014 года — Авт.), конечно, вызывают все больше и больше критики уже внутри Украины. У меня много есть источников информации, в том числе и в среде так называемых нынешних правителей, которые высказывают все больше и больше сомнений, нужно ли было начинать с того, чтобы проводить президентские выборы, в ситуации, когда нет никакой определенности, каким должно быть государство», — подчеркивал Виктор Янукович в интервью . Показательно, что после проведения выборов и избрания нового главы государства Янукович практически исчез из информационного пространства России.

«Спекуляции на истории». Не новый инструмент, сущность которого заключается в педалировании дискуссионных моментов украинско-российской истории. В своем президентском послании Федеральному Собранию в декабре 2014 года Владимир Путин, пытаясь подвести идеологическую основу под аннексию Крыма, заявил о «сакральной ценности Корсуни (Херсонеса)», сравнив его с Храмовой горой в Иерусалиме  . Известна и подчеркнуто негативная российская позиция в отношении гетмана Ивана Мазепы и действий ОУН-УПА во время Второй мировой войны.

«Вспомни войну». Риторические упражнения кремлевских пропагандистов, навешивание ярлыков, хорошо знакомых миллионам жителей постсоветского пространства по фильмам и книгам о Второй мировой войне, позволяет сформировать удобное для России общественное мнение. Пожалуй, самый яркий пример — использование термина «каратели» в отношении украинских военнослужащих, принимающих участие в боевых действиях на Донбассе.

«Отрицание очевидного». Имеет целью сохранять лицо, создавать видимость отсутствия агрессии. В апреле 2014 года, после проведения «референдума» о вхождении Крыма в состав России и оформления соответствующей юридической процедуры, Владимир Путин признал, что «за спиной сил самообороны Крыма, конечно, стояли наши военнослужащие. Они действовали очень корректно, решительно и профессионально. По-другому провести референдум открыто, честно, достойно и помочь людям выразить свое мнение было просто невозможно» . В марте 2015 года российский президент пошел еще дальше, признав, что аннексию Крыма начали готовить в ночь с 22 на 23 февраля 2014 года «для спасения Виктора Януковича»  .

«Лексические манипуляции». В условиях, когда обмен информацией в современном обществе проходит быстро, особое значение имеют слова-маркеры, задающие то или иное отношение к происходящим событиям. Российские политические деятели немало преуспели в их использовании — от самого мягкого термина «киевские власти», которым стремятся подчеркнуть, что украинское руководство не имеет права управлять всей страной, до «хунта» и «каратели», использующихся для обозначения государственной власти и военнослужащих Вооруженных Сил Украины в российских СМИ.

«Ковровая бомбардировка дезинформацией». Приводит к росту панических настроений, разочарования, появления многочисленных линий раскола в украинском обществе, в конце концов — к дестабилизации ситуации внутри страны. Показательно, что с весны 2014 года не только государственные телеканалы, но и российские информационные агентства не гнушались распространением дезинформации о происходящем в Украине. Приведу наиболее показательный пример: в начале марта российские СМИ массово писали о том, что флагман ВМС Украины «Гетман Сагайдачный» поднял Андреевский флаг, при этом ссылаясь на «Украинскую правду». Небольшой нюанс: эта фейковая «правда» размещена по адресу prawda.biz.ua, а не рravda.com.ua — оригинальному для популярного украинского интернет-издания. Подобных примеров были сотни, что позволяет говорить о спланированной и координируемой единым центром, непосредственно связанным с органами государственной власти, информационной политике в отношении Украины.

«Перетягивание Запада». Попытки создать пророссийскую коалицию умножаются на активное лоббирование интересов России действующими и отставными европейскими функционерами. К этому следует также добавить активную информационную кампанию, которая направлена на формирование позитивного образа России в Европе. Позволю себе предположить, что Кремль активно использует в своих интересах сеть лоббистов, созданную «Газпромом» на деньги российской энергетической монополии. Кроме того, на «перетягивание Запада» активно работают российские СМИ, создавшие частно-государственное партнерство для формирования необходимой Кремлю информационной картины дня. Известный британский аналитик Эдвард Лукас, выступая на Мюнхенской конференции, обвинил Russia Today и Sputnik в «производстве лжи». Он, в частности, заявил, что российских журналистов из этих СМИ «нужно вытолкнуть на задворки медийного пространства, чтобы к ним больше не относились как к настоящим журналистам и видели в них только чудаков и пропагандистов» . К сожалению, позицию Лукаса разделяют далеко не все его коллеги.

«Показное миротворчество». Также имеет целью создать иллюзию Москвы как миролюбивой и непричастной к конфликту стороны. Российское руководство всячески подчеркивает, что происходящее на востоке Украины является внутренним конфликтом, отрицая многочисленные факты участия российских военнослужащих в боевых действиях на Донбассе. Лакмусовой бумажкой для Кремля стала реакция российских высокопоставленных лиц на предложение официального Киева ввести миротворцев ООН на Донбасс. «Детали нам неизвестны. Неизвестны также цели и мандат возможной операции по поддержанию мира», — сообщил представитель МИД РФ Александр Лукашевич. А постпред России при ООН Виталий Чуркин и вовсе был в недоумении: «Только что достигнуты договоренности в Минске. А когда начинают выдвигать какие-то схемы, это вызывает подозрения, что хотят развалить минские соглашения»  .

«Целенаправленный кошмар». Российские СМИ с удовольствием смакуют и прилагают массу усилий для распространения в социальных сетях кадров с допросами украинских пленных, убитыми военнослужащими Украины, захваченной военной техникой. Очевидно, что это делается для осуществления психологического давления на граждан нашей страны, срыва военно-мобилизационных мероприятий, подрыва морального духа украинского общества.

«Дипломатические изыски». Не приходится сомневаться, что Россия тщательно подготовилась к международной составляющей агрессивных действий против Украины. Первую скрипку в этом вопросе играл и играет министр иностранных дел РФ С. В. Лавров, неоднократно демонстрировавший альтернативную логику развития событий на востоке Украины. Например, в январе 2015 года С. В. Лавров заявил в ходе встречи с журналистами: «Мы стараемся урегулировать конфликт при сохранении территориальной целостности Украины, естественно, при обеспечении прав населения юго-востока в составе украинского государства. Для этого нужно начать политический процесс» . О том, каким должен быть упомянутый «политический процесс», он заявил еще в сентября 2014 года, после подписания первых Минских договоренностей: «Она (конституционная реформа — Авт.) пока отодвинута на задний план и не знаю, собираются ли к ней киевские власти возвращаться. Хотя это было одним из громогласных обещаний еще начиная с соглашения от 21 февраля, которое подписывали А. П. Яценюк, О. Я. Тягныбок и В. В. Кличко вместе с тогдашним президентом В. Ф. Януковичем. Поэтому, говоря о важности формата, связанного с реализацией статусных договоренностей минской встречи 5 сентября, ни в коем случае нельзя забывать об общеукраинском конституционном процессе, обязательство начать который немедленно киевские власти взяли еще много месяцев назад. И мы будем добиваться того, чтобы это обязательство выполнялось». Как видим, «Мистера Нет»   российской дипломатии не смущает, что его слова являются не чем иным, как вмешательством во внутренние дела Украины. Публичная позиция постоянного представителя России в Совете Безопасности ООН В. И. Чуркина не только стала объектом для насмешек, но и постоянно противопоставляется позиции мирового сообщества.

«Гримасы демократии». Используются для постоянного нагнетания внутриполитического напряжения в Украине. Практически ни одно событие в Украине не проходит без присутствия российских СМИ, предлагающих потребителям своей продукции собственную версию происходящего в нашей стране. При этом эпизоды, не вписывающиеся в концепцию «суверенной демократии», взятую на вооружение Кремлем, подвергаются безжалостной корректировке в интересах России.

«Фактор газа для Европы». Испытанная стратегия обвинения Украины в прошлых реальных и будущих потенциальных проблемах с зимними поставками газа. Летом 2014 года «Газпром» перестал поставлять газ «Нефтегазу Украины», настаивая на погашении задолженности. Украинская сторона подала иск в Стокгольмский арбитраж, однако была вынуждена 30 октября 2014 года согласиться на «зимний пакет». Ценой этого компромисса стала выплата 3,1 миллиарда долларов «Газпрому», что существенно уменьшило золотовалютные резервы Украины и спровоцировало серьезные курсовые колебания гривны.

Необходимое отступление. Тактика России по убеждению мирового сообщества в том, что происходящее на Донбассе является внутренними проблемами Украины, в которые Россия не вмешивается, была успешной до июля 2014 года. 17 июля в небе над городом Торез был сбит «Боинг-777» «Малайзийских авиалиний», на борту которого находились 298 пассажиров и членов экипажа. Боевики успели обрадоваться тому, что сбили украинский военно-транспортный самолет, но оказалось, что они ошиблись. Вокруг гибели «Боинга-777» развернулась настоящая война версий, и российская сторона прилагает немало усилий, чтобы протолкнуть в информационное пространство свое видение ситуации: лайнер якобы сбил украинский штурмовик. Однако тектонические сдвиги в публичной и непубличной позиции стран Запада, усиление санкций против России свидетельствует, что этим пропагандистским заверениям США и Европейский союз не поверили. Официальные данные расследования будут опубликованы в конце 2015 года, пока же российские пропагандисты продолжат поиски методов фальсификации информации о судьбе лайнера.

Спустя год после начала аннексии Крыма Россией можно определить несколько этапов информационно-психологической войны РФ против Украины.

— Первый (декабрь 2013 — февраль 2014 года). Дискредитация Майдана. Российские СМИ старательно представляли происходящее в центре Киева в качестве бунта экстремистов и националистов, инспирированного Западом. Позволю себе предположить, что эти месседжи были направлены не только на российского потребителя информации, но и имели своей целью подтолкнуть В. Ф. Януковича и членов его команды к более решительным действиям в отношении протестующих. По крайней мере, предположения о «третьей силе», активно раскачивающей ситуацию во время Революции достоинства, не нашли убедительного опровержения.

— Второй (февраль — март 2014 года). Возвращение Крыма. Усилия российской информационной машины были направлены на максимальную деморализацию украинской власти, лишение ее пространства для маневра, подавление воли к сопротивлению украинских военнослужащих на территории Крыма, идеологическое обеспечение аннексии Крыма и формирование благоприятной международной позиции в этом вопросе. Нельзя утверждать, что Россия добилась полного успеха, заручившись пониманием со стороны мирового сообщества, но, несмотря на это, оформила юридически присоединение полуострова к своей территории.

— Третий (весна — август 2014 года). Раскачивание Донбасса. Донецкая и Луганская области, долгое время бывшие электоральным заповедником Партии регионов, стали объектом информационной экспансии и проникновения вооруженных отрядов с российской территории. Наивно полагать, что действия Игоря Гиркина (Стрелкова), Игоря Безлера (Беса) и других полевых командиров сепаратистов не были согласованы с Россией. Донбасс в качестве объекта воздействия был избран по многим причинам, не последней из которых является отсутствие в регионе политической конкуренции и доминирование российских СМИ. Этот этап завершил котел под Иловайском  , в котором оказались украинские войска.

— Четвертый (осень 2014 — зима 2015 года). Провоцирование нового Майдана. Поскольку скрывать российское военное присутствие на территории Украины становилось все проблематичнее, а санкции Запада постепенно набирали обороты, Кремль взял на вооружение новую тактику. Следом за реальным или мнимым поражением украинских военных (Иловайск, Дебальцево  ) информационное пространство наполнялось паническими слухами, подогревалось недовольство внутри страны, провоцировались акции протеста с целью дестабилизации не только управления войсками, но и системы государственного управления в целом. Россия исподволь предлагает украинцам «новый Майдан», спекулируя на уже известном и эффективном рецепте, при этом «вынося за скобки» тот факт, что массовые выступления на этот раз могут привести к полной дезинтеграции Украины.

Подводя предварительные итоги информационно-психологического измерения гибридной войны России против Украины, хочу отметить следующее:

— Данный компонент межгосударственного противостояния оказался лучше всего проработанным государством-агрессором на уровне методологической подготовки.

— Состояние информационного пространства Украины позволяет российским СМИ занимать здесь если не привилегированные позиции, то чувствовать себя весьма уверенно. Создание Министерства информационной политики во главе с Юрием Стецем не переломило ситуацию в этом вопросе. Ограничение враждебного доступа к украинскому информпространству кажется более важной задачей, чем строительство пресловутой стены на границе с РФ.

— Украина продолжает реагировать на навязываемую ей повестку дня в информационной сфере, при этом не имея возможности симметрично отвечать на агрессивные действия России в этом компоненте противостояния.

— На международной арене информационные позиции России намного предпочтительнее, что во многом обусловлено более последовательной позицией государства во внешней политике, резко контрастировавшей с «многовекторностью» Украины, и наличием влиятельного пророссийского лобби.

— Россия использует разнообразные рецепты информационно-психологического воздействия, не ограничиваясь одними и теми же наработками. Кремль готов искать союзников среди украинских политиков самого широкого круга, ставя условием сотрудничества одно — готовность действовать в контексте дестабилизации ситуации в стране.

— Украине придется непросто, поскольку западные санкции оказывают на Россию скорее «эффект анаконды», чем реально ощутимое действие, а в Кремле хорошо осознают угрозы, которые несет с собой «недобитая Украина». Нашей стране необходимо продолжать борьбу за восстановление внешнеполитической субъектности, осуществлять реальные, а не декларативные реформы, укреплять обороноспособность, строить внятную инфор мационную политику. Сегодня это — задачи выживания для крупнейшего европейского государства.

Этот раздел уместно будет завершить словами уже не раз упомянутого в книге Карла фон Клаузевица: «Огромная часть информации, получаемая на войне, противоречива, еще большая часть ложна и гораздо большая часть сомнительна. […] В обстановке боевых действий… одно сообщение следует за другим. Хорошо, если в этих сообщениях, противоречащих друг другу, существует явное несоответствие, вызывающее критическое отношение к ним, что тем самым дает нам чувство безопасности. Для неопытного человека гораздо хуже, когда случай отказывает ему в этой услуге: одно сообщение подтверждает и преувеличивает другое…

Как правило, люди больше склонны верить в плохое, чем в хорошее, и в некоторой мере преувеличивать плохое».

На самом деле цитата применима к любой войне. Однако в информационной сфере (плоскости) противостояния Украины и РФ как никогда важен каждый из нас и важно осознание своей слабости, что в итоге приведет к укреплению и силе  .

Из книги Евгения Магда «ГИБРИДНАЯ ВОЙНА  выжить и победить»

Обсудить