Отмечаем 10 лет референдуму ПМР от 17 сентября 2006 года, или зачем Шевчуку велосипед без колёс?

Смирновский идеологический велосипед за десять лет оказался без колёс. Удастся Шевчуку въехать на нём на второй президентский срок? Есть сомнения…

Итак, 10 лет референдуму, который носит официальное название «За независимость». Референдум, на котором подавляющее число пришедших на него проголосовало якобы за …

А теперь давайте разбираться, за что именно отдавали свои голоса приднестровцы и почему вся мировая общественность включая ту самую Российскую Федерацию, которая признала референдумы Абхазии, Южной Осетии, Крыма и даже в какой-то степени ДНР с ЛНР, в упор не желает признавать итоги приднестровского плебисцита.

В дискуссиях, всем кто козыряет аргументом, а вот у нас был референдум, я задаю один и тот же вопрос, который приводит оппонента в состояние ступора:

- А с какой целью проводился этот референдум?

На первый взгляд вопрос простой. Но он почему-то не находит простого ответа. Официально референдум называется «За независимость». Хорошо, но фактически приднестровская администрация никогда не была зависима от Республики Молдова, чем Смирнов кичился постоянно – «де юре, де факто». То есть для фактической независимости проведение референдума не требуется.

Тогда может быть за признание независимости? Но позвольте, чтобы мировое сообщество, а тем более Республика Молдова, признали независимость молодой республики, нужно было проводить данный референдум по правилам и нормам, принятым в этом самом мировом сообществе. И об этом было хорошо известно организаторам данного мероприятия, которое было проведено с нарушением практически всех этих международных норм. Значит цель не признание. 

Может быть всё-таки целью было присоединение к России, как было написано в тексте вопросов референдума? Но обычно такие вопросы предварительно согласовываются со стороной, к которой хочешь присоединиться. А для министра иностранных Российской Федерации Лаврова этот референдум был как гром среди ясного неба, потом ему пришлось на ходу оправдываться перед журналистами «Референдум является реакцией на фактическую блокаду, которую объявили Приднестровью, экономическую блокаду, от которой страдает экономика этого региона, естественно, страдают жители". «Но всё-таки переговоры нужно продолжить и найти решение конфликта в рамках целостности Республики Молдова» - резюмировало официальное лицо Кремля. Опять не то. Так зачем же его проводили? Чтобы разобраться, необходимо вникнуть в детали этой ситуации. 

Дьявол кроется в деталях.

Сначала нужно детализировать сам референдум, чтобы понять, почему он был обречён на провал. Прежде всего это вопросы, на которые предлагалось ответить народу:
Итак, жителям ПМР предлагалось ответить на два вопроса:

1. Поддерживаете ли Вы курс на независимость Приднестровской Молдавской Республики и последующее свободное присоединение Приднестровья к Российской Федерации?

2. Считаете ли Вы возможным отказ от независимости Приднестровской Молдавской Республики с последующим вхождением в состав Республики Молдова?

Это как раз тот случай, когда в вопросе уже кроется ответ. Ну кто же будет добровольно отказываться от независимости. Конечно же все хотят свободного присоединения. Эти вопросы заведомо не равноправны. Они должны были звучать одинаково:

Или в обоих случаях поддерживаем курс на независимость и свободно присоединяемся к 

1. России.
2. Молдове.

Либо в обоих случаях отказ от независимости и вхождение в состав

1. России.
2. Молдовы.

Примечательно, что по непонятным причинам была проигнорирована украинская община, которая по Конституции является равной третьей частью населения Приднестровья и имеет в нем как минимум официальный язык, а, следовательно, и право на решение вопроса о присоединении в свою пользу. Как видите, Украина в опросах не значилась. 

Референдум под дулом автоматов.

Уже слышу гневные возгласы, что никаких автоматчиков не было, а были международные наблюдатели, референдум проходил честно. Тут осмелюсь возражать, причём долго и сильно. Сам день голосования это только заключительная часть проведения плебисцита. До этого проводилась агитация. Так вот, по международным нормам, в агитации должны принимать обе заинтересованные стороны на равноправной основе, с одинаковым доступом к СМИ, в том числе и государственным. То, что приходилось наблюдать, являлось не агитацией, а массированной односторонней пропагандой.

Все приднестровские СМИ наперебой вещали о блокаде Приднестровья со стороны молдовашистов, желающих поработить свободное Приднестровье путем лишения его возможности добывания средств к существованию. Кругом висели соответствующие баннеры. Вахты памяти событий 1992 года проводились во всех учебных заведениях и трудовых коллективах с завидной регулярностью. В общем, обстановка нагнеталась. Я не могу даже представить ситуацию в то время, в которой кто-то осмелился бы утверждать обратное. Фактов насилия над инакомыслящими я не вспомню, но Антюфеевское МГБ блюло несомненно, достаточно вспомнить судьбы Эрнеста Варданяна и Илие Козака, осуждённых более чем на 20 лет за надуманный шпионаж в пользу Молдовы.

Так же, повсеместно агитаторами обещались российские пенсии и зарплаты, которые в то время были гораздо выше чем в Приднестровье и Молдове. 

Все эти действия говорят о неправомерности результатов референдума. 

Чтобы мировая общественность приняла результаты за основу признания независимости необходимо выполнить следующий минимум условий:

  1. Приднестровский регион должен находиться под юрисдикцией Республики Молдова как минимум один выборный период в 5 лет. Это необходимо для того, чтобы проанализировать фактические, а не декларируемые заинтересованными лицами, причины недовольства людей левобережья. Заодно население сможет сравнить условия жизни в составе Республики Молдова и фактической независимости.
  2. Приднестровский регион должен иметь представительство в Парламенте Республики Молдова. Этим представительством должно быть инициировано проведение референдума за независимость левобережного региона. Как вы понимаете, причина должна быть весьма веской, такая лабуда как языковой вопрос просто не прокатит, тем более она была решена ещё до проведения референдума, Законом РМ 2005 года, предусматривающим самостоятельное определения языка на усмотрение администрацией приднестровской автономии.
  3. При проведении референдума все заинтересованные стороны должны получить равный доступ к СМИ, в том числе и государственным для агитации. В обществе должны проходить свободное обсуждение данного вопроса без давления и запугивания.

Других путей легитимного получения независимости не существует. 

Цепь событий.

И снова вопрос, почему референдум проводился именно в 2006 году, когда республике Приднестровье, по факту независимой от Молдовы было 16 лет? Будем отталкиваться от слов российского министра Лаврова, что референдум был ответом приднестровского народа на организованную из вне, блокаду. Естественно, блокада была организована соседними Украиной и Молдовой. Но с чего бы это вдруг на шестнадцатом замороженном году Молдове нужно было блокировать Приднестровье? Какие были для этого причины, и с чем связан именно этот период времени? 

Тут надо прояснить, что так называемая блокада это было ни что иное как ответные действия молдавской стороны на силовую акцию со стороны приднестровских властей по захвату собственности молдавской железной дороги (МЖД) и организации собственной ГУП ПЖД в конце 2005 – начале 2006 года. На тот момент молдавская железная дорога вложила значительные средства в строительство практически новой станции Рыбница и реконструкцию станции Бендеры. 2006 год – это год экономического роста мировой экономики, продукция ММЗ, РЦК и других предприятий левобережья пользовалась спросом на рынках, и отгрузка продукции шла бесперебойно. Было ясно, что силовой захват собственности МЖД повлечёт за собой обратные действия. Этими действиями стал отказ молдавской стороны от регистрации приднестровских экспортных грузов на станциях левобережья.

Отгрузка была остановлена более чем на три месяца, а так как ПЖД в принципе самостоятельно ничего перевезти не может, в одночасье работы лишились несколько сотен работников. В марте 2006 года был собран совет депутатов всех уровней, и вместо того, чтобы спросить с президента Смирнова, который своими действиями парализовал экономику региона, все 600 депутатов проголосовали за проведение авантюрного референдума.

Ларчик открывался просто. 

Чтобы понять истинные причины проведения этого референдума, нужно немного расширить обзор тех исторических событий, которые приобретают логическую закономерность.

В конце девяностых в Приднестровье набирает силу некая фирма Шериф. После своего, достаточно спорного в плане здоровой конкуренции в ПМР, становления в 1997 году, руководители фирмы Шериф определили, что устранение конкурентов мера недостаточная для максимизации прибыли.

Как и в любой другой политической системе, нужны лоббисты в верхних эшелонах власти. Верхушку исполнительной власти крепко держал Смирнов, без всяких намерений лоббировать кого-то кроме себя и своей семьи. Законодательная власть на его фоне в то время выглядела не очень дееспособной. В этой ситуации руководители Шерифа выработали очень чёткую и правильную (для себя) стратегию. Т.е. первая задача ставилась максимально взять под контроль Верховный Совет. В небогатой стране, с не имеющим политического сознания населением и обладая достаточными материальными ресурсами, это было сделать не трудно. Пайковая система под эгидой помощи ветеранам и пенсионерам, малоимущим и не очень принесла свои результаты. По результатам выборов в ВС от 10 декабря 2000 г. В его состав вошли 7 представителей Шерифа. Часть независимых кандидатов так же была на их стороне, что позволило сформировать устойчивую коалицию и даже избрать тогдашнего менеджера ООО «Шериф» Шевчука Е.В. вице-спикером. 

После финансового кризиса 1998 года, ПМР отчаянно нуждается в средствах. Разрабатывается план приватизации гос.объектов . И тут вступает Шериф, не без помощи лоббистов в ВС скупая всё, что может принести прибыль. Устоял пожалуй, только ММЗ, потому-что был приватизирован ранее и продан за долги одной из дочек Газпрома. Но при этом не переставая быть одной из целей Шерифа. Имея в собственности множество предприятий и крупнейший банк, объединившиеся в холдинг – к следующим выборам в ВС 2005 года Шериф уже имел огромный электоральный ресурс под своим контролем. Разогнавшуюся махину уже было не остановить. По результатам выборов в ВС в декабре 2005 года представители Шерифа набирают большинство мест, а нынешний президент Шевчук Е.В., будучи тогда менеджером Шерифа и по совместительству депутатом ВС, смещает с поста председателя друга и соратника дедушки Смирнова – Маракуцу.

И тут дедушка Смирнов понимает, что с необдуманной приватизацией он попал в экономическую зависимость от Шерифа, а после проигранных выборов в ВС президентский стул под ним начал сильно шататься. Для абсолютной власти Шерифу оставался всего лишь один год. Но не такой был дедушка Смирнов. Сумевший в смутное время выбраться из застенков "румыно-молдавских фашистов", он был способен и не такие авантюры. И они себя не заставили долго ждать. В начале 2006 года, при помощи оставшихся подконтрольных общественных организаций, Смирнов блокирует железную дорогу в районе Бендер и Рыбницы, силой отжимает объекты Молдавской железной дороги (МЖД), находящиеся на территории ПМР и объявляет о создании ГУП Приднестровская железная дорога (ПЖД). Его мало волновал тот факт, что эта дорога физически не могла ничего перевозить, потому как была построена не вдоль, а поперёк узенького Приднестровья. Но и цели создания ПЖД были не перевозить грузы, а организовать конфронтацию.

В то время в Молдове у власти находился политический двойник Смирнова – коммунист дедушка Воронин, так же не способный на какие-либо компромиссы. Ответ молдавской стороны был предсказуем. Незамедлительно была остановлена вся внешнеэкономическая деятельность всех агентов ПМР. Смирнов убил двух зайцев: во-первых показал Шерифу, что способен руководить государством и для удержания власти способен на любые авантюры, во-вторых блокада со стороны Молдовы позволила привлечь на свою сторону практически весь электорат. Это было реализовано следующим образом. Из всех радиоточек, а также чайников и ведер, подключённых к ним, вещалось о блокаде злобных молдо-фашистов, непрерывно звучали истории минувшей войны 1992 года, где красочно описывались зверства, якобы творимые якобы захватчиками.

В общем обстановка нагнеталась. Случайно или нет, не знаю, но летом 2006 года в Тирасполе прогремело два взрыва, один в троллейбусе, один в маршрутке, что не добавило спокойствия в то итак неспокойное время. Причём подобных взрывов раньше не наблюдалось, да и после этого как-то Бог миловал. Наводит на сомнения. 

На фоне этих бед просмирновскими общественниками был организован этот хитрый референдум за свободное присоединение к России и против насильственного присоединения к Молдове. В итоге референдум прошёл на ура 17 сентября 2006 года с результатом в 98%. И, не сбавляя темпа, сразу была проведена предвыборная кампания с главным лозунгом «Воплотить результаты референдума в жизнь», бессменный Игорь Николаевич водрузился на приднестровский трон в четвёртый раз. Резюмируя, референдум 2006 года являлся одним из основных элементов предвыбороной кампании Игоря Смирнова в 2006 году, и имело чисто внутреннего потребителя. Других целей у референдума не было и нет.

Велосипед без колёс.

Сегодня мы имеем абсолютно такую же ситуацию, которая сложилась в 2006 году. В декабре президентские выборы. И действующие лица практически те же. Как и в 2006 году представители Шерифа занимают большинство в Верховном Совете. Для абсолютного влияния им необходимо кресло Президента. В то же время действующий Президент Евгений Шевчук не хочет отказываться от власти. Имея практически равные электоральные возможности с Шерифом и желая гарантированной победы, Шевчук прибегает к уже испробованным методам. Зачем заново изобретать велосипед, когда его уже изобрёл Смирнов десять лет назад. 
В сценариях событий десятилетней давности и современных событий трудно найти различия. Организована та же железнодорожная блокада со стороны Молдовы и Украины в ущерб Шерифу. Подняты по тревоге замшелые общественные организации, трубящие о том, что «Республика в опасности!!!», государственный телеканал без устали обвиняет Шериф в лице представителей Верховного Совета о сливе Приднестровья Молдове. И вот финальный аккорд. 7 сентября 2016 года Президент Евгений Шевчук подписывает УКАЗ «О реализации итогов республиканского референдума от 17 сентября 2006 года».

Печальные итоги.

Как известно, история повторяется. Первый раз в виде трагедии, во второй в виде фарса. В 2006 году хорошо продуманная и организованная авантюра увенчалась успехом. Смирнов стал президентом в четвёртый раз. А сможет ли въехать Шевчук на смирновском велосипеде хотя бы на второй срок?

Но с колёсами у этого велосипеда, то есть с идеологическим обеспечением итогов референдума прямо беда. 

Во-первых, уже многим, принимавшим участие в том референдуме стало понятно, что это была авантюра, мало имеющая отношение к их реальности. Обещания о сладкой жизни после референдума не просто не сбылись, а качество жизни приднестровцев за десять лет упало многократно, как собственно и количество самих приднестровцев заметно уменьшилось.

Во-вторых, за десять лет произошла масса событий, способных повлиять на исход референдума, если бы даже он проходил по международным правилам. Пять лет назад пал режим Смирнова, жёстко контролировавшего все внутриполитические движения. Подросло поколение молодых людей, у которого доступ к информации гораздо шире, чем 10 лет назад, и которые способны критически мыслить. После неоднозначных действий в Крыму и на Донбассе Россия значительно потеряла популярность в некогда стройных рядах приднестровского электората. Способность финансировать мятежный регион у Кремля снижается день ото дня. 

Смирновский идеологический велосипед за десять лет оказался без колёс. Удастся Шевчуку въехать на нём на второй президентский срок? Есть сомнения…

Обсудить