Кирилл Фролов: «Вперед, знамя есть. Есть еще тысячи православных граждан, которых можно мобилизовать…».

Но, если социалисты и «царь Додон», мы его так любя называем, соединят энергии православной мобилизации и социальной справедливости, это будет позитивная православная атомная смесь.

Кирилл Фролов, глава Ассоциации православных экспертов России выступая 18 ноября 2015 года на Круглом столе Изборского клуба и комментируя выступления   депутата парламента Молдовы Богдана Цырди, экс вице-президента Приднестровья, министра иностранных дел самопровозглашённой ДНР Карамана Александра, экс председателя МГБ Приднестровья, экс вице премьера самопровозглашенной ДНР Владимира Антюфеева,  руководителя Единого информационно-аналитического центра «Евразия Информ  Букарского Владимира, высказал свою позицию: 

Здесь два совершенно ложных подхода. Один говорит, что есть только Приднестровье, и нам плевать, что будет на правом берегу. Другой – такой же крайний, что ради победы пророссийских сил в Молдавии мы должны сдать Приднестровье в единую Молдову. По этой логике не нужно было возвращать Крым ради победы пророссийских сил в единой Украине, не нужно сейчас отстаивать Донецкую и Луганскую народные республики и нужно отдать их Украине. И сторонников подобного подхода, к сожалению, в Российской элите много. Типа Крым мы не отдадим, а Донецк и Луганск разменяем ради гипотетической, мифической победы пророссийских сил. Последнее – я полемизировал с одним из коллег, который говорил, что цель российской политики была вернуть Украину во времена Кучмы, и для этого нужно отдать Донецк и Луганск. Во-первых, Украина времен Кучмы – это антироссийское государство. Кучма в этом смысле намного опаснее прямых и откровенно честных нацистов. Он пришел к власти под российскими лозунгами и был хуже и опаснее в итоге, написал книгу «Украина не Россия».

На самом деле нужно и Крым брать, и Новороссию спасать, и не сдавать все остальные части Русского мира, в том числе территорию СССР. Это ложное противопоставление, это призывы к тому, что нужно левое полушарие, а правое не нужно, завязывать правый шнурок, а левый – не нужно. Нет, нужны две руки, две ноги, и тот, и другой подход. Поэтому мы не можем наплевать и проигнорировать волю народа Приднестровья, она священна, народ Приднестровья на семи или восьми референдумах четко и ясно сказал, что он хочет быть в составе России.

Действительно, Приднестровье на грани уничтожения. Конечно, в случае того проекта, который я отстаивал и отстаиваю, и пишу книги об этом, проекта большой Новороссии, все было бы просто – Приднестровье с Одессой было бы наше, и мы бы уже туда ездили, и все было бы нормально. И почему было принято другое решение, мы не знаем, было бы то же самое, те же самые санкции, но все от Харькова по Одессу уже было бы Россией. И я считаю, что это влиятельная пятая колонна остановила, потому что проблемы внешние были бы те же самые, но мы бы имели больше.

Но, как правильно было сказано, у нашей элиты догоняющий характер, то есть те же самые решения будут приняты, но с запозданием, с гораздо большими жертвами. Я сам был в Одессе, и она была готова, и следствие того – я живым и невредимым вернулся. СБУ-шники еще думали, на чьей стороне бунт, они ждали. Но лучше поздно, чем никогда. Действительно украинское направление – это самое слабое место в Российской политике, нужно пока не поздно хотя бы в догоняющем режиме исправлять.

Итак, и Приднестровье, и Молдавия. Если мы признаем Приднестровье и уважаем волю народа, это не значит, что нам не интересно наше присутствие на правом берегу. Действительно, патриарх Кирилл был абсолютно прав, потому что и Молдавия тоже является частью Русского мира, приводя пример Кантемира, митрополита Гавриила (Бэнулеску-Бодони) и современных выдающихся молдаван – представителей Русского мира, таких как среднеазиатский митрополит Викентий, этнический молдаванин.

И что мы видим в Молдавии? Именно формат Изборского клуба, который позволяет создать такой, я бы сказал, со знаком плюс северную смесь, мобилизационную смесь энергии православия и социальной справедливости. Молдавия – это территория Московского Патриархата, это огромная митрополия – пять епархий, тысяча приходов. Что мешает тем же самым социалистам (с Ворониным все ясно – это предатель, и мы его уже обсудили, о нем стоит забыть), что мешает социалистам пойти в настоящий народ, в эту православную толчу? Есть духовный лидер – епископ Маркелл, который ничего не боится. Вперед, знамя есть. Есть еще тысячи православных граждан, которых можно мобилизовывать.

Мы в России вот этим идеологическим аргументом не пользовались. Казалось бы, европейская интеграция – абсолютно антихристианская идея. Когда мы говорим, что Соединенные Штаты Америки – это Соединенные Штаты Антихриста, мы не преувеличиваем. С признанием однополых браков они провозгласили евроинтеграцию, антихристианство, дехристианизацию своим лозунгом. Это ли не мобилизует огромные православные массы населения Молдавии? И, кстати, Малороссии тоже. Мобилизует.

Чего же мы боимся? Мы все время опираемся на вот этот бред секуляризма. Почему оппоненты не боятся, те же самые американские республиканцы, религиозных лозунгов, исламский мир не боится, мы одни боимся? Вот Молдавия – готовая православная страна. Наконец-то в Москве открыли огромный храм – подворье молдавской митрополии. Это сильный хороший ход, он должен быть очень сильно подкреплен политической волей. И так поход в толчеи православных приходов многократно усилит.

Дальше. Епископ Маркелл. Дальше. Даже в Румынии – президент Румынии Клаус Йоханнис – это антиправославный деятель, который жестко подавляет даже румынский патриархат. Это ли не аргумент против румынизации Молдавии? Серьезный аргумент. Вы знаете, что в самой Румынии очень жесткие чистки православного актива, всех интеллектуалов, священников жестко подавляют ради вот этой антихристианской диктатуры. Даже Румынский Патриархат – враг вчерашних дней, он сейчас парализован, у них нет политической воли, и Патриарх румынский Даниил, ему не до Молдавии сейчас. И сейчас позиции Московского Патриархата сильны. Если Маркелла максимально усилить сетевым образом, информационным и так далее, все это не используется и на 0,9%.

Но, если социалисты и «царь Додон», мы его так любя называем, соединят энергии православной мобилизации и социальной справедливости, это будет позитивная православная атомная смесь. И если в России хотя бы ради политической выживаемости, ради прагматичных целей наконец-то преодолеют этот секулярный бред, либеральный бред, сейчас вопрос выживания, сейчас не до жиру, как ходят чиновники администрации и встречаются в церкви – их личное дело, надо хотя бы понимать значение здесь сказанного, вот в чем вопрос...

От редакции:

Были слова в 2015 году.  А за ними последовали дела в 2016 году. И где гарантии, что скоро не начнется реализация проекта «Новроссия-2». При активном поддержки тех, кого мобилизуют молдавские евразийцы, сторонники Русского мира.  К чему это привело на Донбассе, мы знаем. А догадываемся ли мы, к чему это может привести в Молдове? Думает ли об этом «царь Додон», когда содействует открытию филиала Изборского клуба в Кишиневе? Думают ли об этом другие депутаты Партии социалистов?

Обсудить