Ад взвешенных суждений. О выборе Молдовы.

…Люди постоянно тщатся сочетать небо и ад. Они считают, что на самом деле нет неизбежного выбора и, если хватит ума, терпения, а, главное – времени, можно как-то совместить и то, и это, приладить их друг к другу. (Клайв Льюис).

Тема отстраненности Молдовы от конфликта  пророссийских и антироссийских сил, под предлогом того, что мол, это не наша война, плавно переходящая в деловое  обсуждение возможных доходов от лавирования между противоборствующими сторонами, стала в последнее время необычайно популярна. Нет, сама по себе эта тема, конечно же, не нова.  Желание усидеть сразу на двух стульях, европейском и евразийском, имело место быть с момента объявления Молдовой независимости. Объявления, к слову,  вынужденного, чтобы не сказать - вымученного, последовавшего  в безысходной ситуации, в связи с распадом СССР. Таким образом, оживление дискуссий на эту тему, которое мы наблюдаем сейчас -это  просто ещё одна волна, возвращение старой  моды, порожденная давлением обстоятельств. Это наш ответ на  настоятельную необходимость выбора, рожденный   отчаянной попыткой от этого выбора уйти.

Но можно ли сохранить нейтралитет в нынешнем противостоянии двух сил?

Дружить  с медведем: несколько  историй  о тех, кто пытался

Идея о том, что с Россией можно  как-то ужиться, поладить, закрыть глаза на мелкие нестыковки ради чего-то главного и важного - очень старая. Её пытались претворять в жизнь множество раз, в очень разных обстоятельствах. Но, несмотря на то, что обстоятельства были разные, результаты  получались  неизменно  одни и те же. 

Начать наш исторический экскурс можно сколь угодно издалека. К примеру, оттолкнуться от Крымской войны - той, девятнадцатого века, когда против России сплотилась вся Европа, поскольку Россия Европу откровенно достала.  Коротко:  очередное, далеко не первое, возвращение России в клуб европейских держав "на равных" - на сей раз, по результатам войны с Наполеоном привело к тотальному сносу державной крыши. Снос происходил по всем канонам русской классики этого жанра - под лозунгом "дедывоевали" в сочетании с неуместными претензиями на величие, и на право снисходительно, через губу, поучать весь мир как ему, миру, правильно жить. 

Общеевропейскими усилиями крышу вернули на место. Сбрендившей "великой державе" надавали унизительных пинков, но, правда, тем и ограничились. Всерьез воевать с Россией и менять ситуацию кардинально, раз и навсегда, ни в Лондоне ни в Париже не видели смысла. Шкура русского медведя, изрядно облезлая и плешивая, просто не стоила затрат на её съем, к тому же было неясно, что с ней вообще делать после этого? В итоге, Петербургу всего лишь указали его место - под европейской лестницей, в помещении для прислуги. 

Унижение было сильным, а удар по репутации - крайне болезненным. Государю Николаю Павловичу пришлось спешно принять яд  - понятия о чести у него,  в отличие от нынешних правителей России, были, а уход стал неизбежным условием того, чтобы с Россией возобновили хоть какой-то диалог, поскольку Николай I оказался в глазах Европы примерно тем, чем сейчас называют Путина.  Кроме того, России пришлось свернуть свои амбиции на Черном море и на Балканах, а также срочно  пришлось продать Аляску САСШ, пока Британия просто её не отобрала, прихватив что-нибудь в придачу - например, Камчатку. Дело же шло именно к этому, ибо терпеть  отмороженный сброд, пытавшийся под флагом России насадить в Америке крепостное право и прочие прелести русской жизни, с учетом очевидной неадекватности  Петербурга, продолжавшего бредить собственным величием и после проигранной войны, у Лондона не было ни малейшего желания.

Можно, впрочем, отмотать точку отсчета и подальше. К Тильзицкому миру, к примеру. Или к разделам Речи Посполитой.  К истории "воссоединения Украины с Россией", закончившейся для украинцев запретом их языка и закрепощением . К завоеванию Сибири, Кавказа или Средней Азии. Да хотя бы и к присоединению к России Бессарабии в 1812 году - там тоже было немало интересных эпизодов, густо замешанных на кондовом россиянском хамстве. Можно выбрать ещё с десяток таких же точек отсчета - картина не изменится ни на йоту.  Любая попытка соседних с Россией народов  разговаривать с ней на равных, то есть, не как с дикарями, за гранью морали и понятий о добре и зле, с которыми договориться невозможно в принципе, а как с договороспособным государством, пусть и неполноценным, с диковатым и агрессивным населением - но всё-таки не как с бандой отморозков, неизменно заканчивалась крахом с самыми трагическими последствиями для доверчивой стороны. В лучшем случае - потерей части территории, как было с Китаем. В худшем - полным исчезновением из истории этого народа и превращение его в предмет изучения археологов, как это было со многими народами, населявшими Сибирь. Или интервенцией, безнадежной гражданской войной и превращением в международную наркобазу, как это случилось с Афганистаном.

Кстати, об Афганистане. Мало кто знает, что создание афганского героинового наркотрафика от начала до конца - заслуга СССР. Сорт опийного мака, которым сейчас засеян Афганистан, был создан в Советском Союзе и сознательно укоренен на контролируемой советской армией территории в качестве основной агрокультуры в ходе интервенции в Афганистан в 1979-89 годах.

Высокопродуктивный опийный мак был выведен ученицей Николая Вавилова,  Ниной Базилевской  в 1927-1936 годах, по прямому заказу ОГПУ, с целью получения необходимой советским спецслужбам валюты от нелегальной продажи на Запад героина. По замыслу авторов проекта это приносило двойной эффект: валюту и эрозию западного общества. Проект был заморожен в связи с началом Второй Мировой войны и возобновлен в 1946 году: сначала на территории Восточной Германии, затем в Польше, Венгрии, Болгарии, Чехословакии, Румынии и Югославии, причем разногласия между Москвой, Бухарестом и Белградом не стали помехой для совместного героинового трафика, поскольку валюта была нужна всем. Существовало на этот счет и секретное постановление Хрущева «О производстве наркотиков и их тайном экспорте в капиталистические страны», которое было озвучено в Москве в конце 1957 года, на собрании руководителей спецслужб СССР (КГБ) ,ГДР (ШТАЗИ), Чехословакии, Болгарии, Венгрии, Польши, Румынии и Югославии. Позднее к этой секретной программе была подключена и Куба, через которую КГБ много лет поставлял наркотики в США, замкнув на себя ещё и кокаиновый канал и фактически создав колумбийскую наркомафию.

Но в Москве всегда хотели большего, да и мака требовал климата потеплее. Выращивать его на территории СССР, где-нибудь на юге, в Средней Азии в Кремле опасались, во избежание огласки и крупного скандала, во-первых, и выхода ситуации из-под контроля во-вторых . Поиск подходящих для героиновых посевов площадей и стал решающим аргументом в ходе принятия решения о вводе войск в Афганистан.

Впрочем, мы ушли в сторону. Раз уж начали с Крымской войны - то и вернемся к ней. Итак, медведя пинками загнали в берлогу, но шкуру с него снимать не стали. Хотя вполне могли бы, к примеру отобрать, как минимум, Крым. Однако Николай Павлович, мастерски разыграл смену власти - и Запад смягчился. Запад решил, что не Россия плоха, а просто у императора порвало связь с реальностью от перенапряжения, в связи с сильным желанием быть самым примерным европейцем и учить прочую Европу хорошим манерам. Примерно так же, как сейчас на Западе, да и не только там, бытует мнение, что во всем виноват исключительно Путин.  

Итак, Запад смягчился, и расслабился. Позволил России мало-помалу усилиться на Черном море. Проглотил денонсацию Парижского трактата. Это, продолжая аналогии с нашим временем, примерно то же самое, что проглотить выход из Договора о ракетах средней дальности. И пошел, в конце концов, на подписание Лондонской конвенции 1871 года. Мол, пусть и ущербная, но всё-таки европейская страна, и династия в родстве с европейскими домами,  и негоже её гнобить и держать в изоляции как дикарей.  Это примерно того же сорта аргументация, что, вот, Кудрин - либерал и европеец, и Медведев - либерал и европеец, а Навальный - уж точно либерал и европеец, и если Путина убрать и поставить их на его место, то всё сразу будет хорошо.

Что получил Запад на выходе?  Получил русско-турецкую войну, в которой Россия, хотя и на пределе сил, едва-едва, но всё-таки Турцию нагнула. Получил, как прямое следствие этого нагибания, серию балканских войн и вечно кипящие Балканы.  Союз России и Сербии. Науськивание сербов на Австро-Венгрию и подготовку сербами террористов - на российские деньги.  Выстрел Принципа, протест Австро-Венгрии против сербского государственного терроризма - а Сербия стала к тому времени примерно тем же, чем сегодня для Европы стал ИГИЛ. Агрессию России против Австро-Венгрии под предлогом защиты  сербов, которых обижают злые австрийцы за беспрецедентный по наглости "гибридный" теракт в Сараево.  И, в итоге, Первую Мировую войну, спровоцированную Россией, которая втянула в неё остальную Европу, состоявшую в военных союзах либо с Петербургом, либо с Веной.

Война получилась  эффектная, но  в суматохе  ей забыли придумать  смысл. Историки потом долго ломали головы, и, в конце концов, написали, что, мол  "война назревала давно". А как давно, если разобраться?  А вот как Россию выпустили из-под санкций за Крымскую войну - так и стала назревать.

На Востоке Россия тоже отметилась, и это отдельная тема. В описываемый период она инициировала там около двух десятков войн разной степени кровопролитности. Причем,  старт событий всегда был один: вместо того, чтобы занять глухую оборону и готовиться стоять насмерть против русских захватчиков, наивные правители вступали в переговоры, искали выгод, и шли на уступки, позволяя России усилиться в регионе, проложить коммуникации и подготовиться к удару.   

Пойдем дальше. Выдержав Россию несколько лет в изоляции после 1917 года - то есть после прямого предательства союзников, которых она же втянула в войну, после демонстрации полной несостоятельности российских элит, гражданской войны и серии интервенций в сопредельные страны, провозгласившие независимость от рухнувшей империи, на  Западе снова решили попробовать приспособить её чему-то полезному. В новой власти, перебравшейся в Москву,  усмотрели даже некоторое обаяние, закрыв глаза на поистине людоедские, беспрецедентные по жестокости  репрессии, отбросившие Россию во времена Ивана  Грозного. К тому же, большевики платили золотом, происхождение которого Запад предпочитал не уточнять, но устоять перед которым не мог. В итоге, СССР купил за золото в США и Германии полный индустриальный цикл - несколько сот заводов целиком. Но мирные товары Советский Союз выпускать на этих заводах не стал, почти полностью нацелив их на производство вооружений. Риторика подготовки Мировой Революции плавно перетекла в риторику новой войны. 

Знания и опыт  примерно 200 тысяч квалифицированных рабочих и инженеров,  законтрактованных, в основном, в США, были использованы по полной  программе. Выбраться из СССР назад удалось меньшей части из них. Большинство соблазнялись продлением контрактов, истекавших, в основном 1934-35 годах, и на рубеже 1936-38 сгинуло в лагерях

На Востоке с конца 20-х годов СССР вел непрерывную "гибридную" войну против Китая, отхватывая от ослабевшего гиганта кусок за куском.  На Западе, в 1939, в союзе с Германией, СССР начал Вторую Мировую Войну, напав на Польшу, затем на Финляндию, аннексировав страны Балтии и часть Румынии.  

На Западе спохватились, стали протестовать, исключили СССР из Лиги Наций - но толку от этого было мало. Потом, правда,  двух диктаторов удалось натравить друг на друга (похоже на то, что Гитлеру слили информацию о том, что московский союзник готовит и для него своего Гаврилу Принципа) и кое-как  взаимно нейтрализовать, заставив перебить друг дуга. И на Западе снова наступил период расслабления. Сталин был уже не кровавым диктатором, а эффективным управленцем, а медведь, украсивший себя серпом и молотом, непростым, но всё-таки союзником, которому предложили даже поучаствовать в плане Маршалла . Медведь  в ответ украл в США технологию Бомбы, доел Китай, залил кровью отданную ему во владение Восточную Европу, забаррикадировался в берлоге, угрожая всему миру ядерной войной, если его станут тревожить и начал финансировать международный терроризм, наркотрафик и диктаторов-людоедов в Африке, объявивших своё людоедство социализмом.

Такова краткая история дружбы с Россией в мировом контексте.

Новейшая история молдавско-российских отношений

В конце 90-х, сильно оголодав, московский медведь в очередной раз стал просить у Запада еды. Для этого он вспомнил старые трюки: встал на задние лапы, расшаркался, и даже выпустил из лап часть своих жертв, которых не успел доесть до конца. И Запад снова умилился тому, какой он хорошенький и пушистенький, этот мишка.

Мишка, однако, был себе на уме буквально с первого дня этого нехитрого представления. Мишка собирался всё вернуть назад, обманув этих наивных людей в очередной раз, и получив желаемое.  Поэтому бывшие советские республики он отпускал больше для виду, удерживая их на коротком поводке.

Социальный сценарий такого удержания был, в целом, стандартный.

- Демократические движения возникшие на волне разрешенных сверху, для отвода глаз Западу, реформ, насыщались агентурой КГБ в запредельном количестве;

- Эта же агентура создавала и агрессивное крыло этих движений, доводя национально-освободительные лозунги до крайней степени конфронтации;

- Эта же агентура создавала движения "в защиту русскоязычных" - с ответными агрессивными лозунгами, причем противостоящие стороны, взаимодействуя друг с другом, быстро достигали взрывоопасного градуса агрессии.

Чем ниже был культурный уровень той или иной союзной республики, и чем тщательнее в ней была выполота досоветская  национальная интеллигенция, замещенная затем её советским симулякром, чем слабее были в ней традиции демократии и собственной государственности, тем эффективнее всё это работало. Очень увеличивало эффективность такой работы наличие крупных воинских контингентов, которые по факту оставались в подчинении Москвы.  Программой-максимум таких действий было создание сепаратистских движений, тянущихся к бывшей метрополии, и как якорь удерживающих бывшую провинцию, формально получившую независимость, в московской сфере влияния.

В Молдове, где досоветский образованный слой был зачищен абсолютно, на все 100%, сложились идеальные условия для такого сценария. В итоге, он был реализован даже с некоторым с перевыполнением, можно сказать - на 300%.

- На границе Молдовы и Украины был создан криминальный сепаратистский анклав,   успешно разлагающий и коррумпирующий обе сопредельные страны, и служащий базой для  якобы "миротворческого" российского контингента (хороши нейтральные "миротворцы" 90% которых законтрактовано из населения анклава - то есть, из населения стороны, участвовавшей в вооруженном конфликте) и для хранения российских боеприпасов. Несмотря на формальное непризнание, анклав, получивший название "ПМР", был со временем  де-факто признан всем сторонами, участвовавшими в переговорах по урегулированию, по крайней мере, как территория, на которой возможна экономическая деятельность, с кооперированная с работой экономических агентов .

- На юге была создана уже вполне официально признаваемая Молдовой национальная автономия, абсолютно привязанная к России. Главным инструментом такой привязки послужил всё тот же страх, возникший на базе межнациональной розни, внедренной в сознание жителей Молдовы на изломе Советского Союза, и постепенно перешедший в разряд стойких привычек.

- Общество в остальной части Молдовы была также расколото на две общины, румыно- и русскоязычную, полноценный диалог между которыми не налажен до сих пор.  При этом, значительная часть обеих общин до сих пор ностальгирует по советскому прошлому, поскольку  не видит для себя ни в настоящем, ни в будущем никаких привлекательных перспектив. Но откуда взяться перспективам, если и общество и страна в буквальном смысле разорваны в клочья и просто не могут развиваться консолидировано, как единое целое?

Всё перечисленное составляет программу социальной деструкции, успешно применяемую Россией на постсоветском пространстве. Но есть и другие деструкционные программы, сводимые в два блока: чисто экономический и криминально-экономический. 

- Экономический блок строился на продаже стране, которую Россия подвергает удушению в своих "братских объятиях", энергоносителей по "льготной цене", которую было бы правильнее назвать "ценой соблазна". Ценовая политика российских компаний, находившихся если не под  прямым государственным управлением, то, по меньшей мере, под плотной опекой спецслужб, строилась таким образом, чтобы продавать энергоносители сопредельным странам по цене, изначально ниже общемировой. Это блокировало на первых порах любые попытки диверсификации поставок и организации новых маршрутов для доставки энергоносителей. При этом, цена должна была быть такой, чтобы старая, энергоемкая промышленность продолжала работать, не подвергаясь модернизации, но при этом выживала на самом нижнем пределе рентабельности, постепенно попадая в долговую кабалу от поставщика и продавая ему за долги критически важные элементы в цепочке транспортный и производственных циклов. В дальнейшем, по мере углубления ямы, в которую загоняла экономику страны приманка "дешевых нефти и газа", цена постепенно росла, усугубляя  и ускоряя разорение. В сочетании с социальным торпедированием новых стран и поддержании в них высокого градуса нестабильности, что затрудняло получение иностранных модернизационных инвестиций, это давало прекрасный эффект.  Россия также давала этим странам доступ на свои рынки сбыта, крайне невзыскательные к качеству товара, где можно было сбывать даже самую скверную продукцию. Эта возможность также порождала соблазн отказа от модернизации производства в пользу эксплуатации советских производственных линий по принципу "как есть" - с целью скорейшего извлечения прибыли в максимально короткие сроки, и без каких-либо долгосрочных программ развития.

- Кроме того, Россия, используя всю ту же социальную нестабильность,  сбор компромата и операции спецслужб, последовательно разлагала и коррумпировала политические и экономические элиты новых стран, вовлекая их в привлекательные для личного обогащения коррупционные схемы, и сращивая бизнес этих стран, насколько это удавалось, с уже откровенном криминалом, патронируемым российскими спецслужбами.  

Все это, вместе взятое, надежно блокировало любые модернизационные процессы в бывших республиках СССР, накрепко привязывая их к России. При этом, все экономические преференции, на которые экономики новых стран подсаживались, как на наркотик, через очень непродолжительное время привязывались к политическим условиям Москвы, и доступ к ним предоставлялся только в обмен на лояльность Кремлю.

В Молдове все эти программы были реализованы чуть более чем полностью. Наш нынешний социальный разлад,  повальная коррупция, слабость экономики и отсутствие перспектив - прямое следствие сотрудничества с Россией.

Что же дальше? Есть ли "серединный путь" и если да, то каков он?

Сегодня нас пытаются втянуть в очередной виток  такого "сотрудничества". А поскольку  последствия ориентации только на Россию слишком очевидны уже для слишком многих, то лоббисты "российского  пути" предлагают "взвешенный вариант" и "свой собственный молдавский путь" - мол, Молдова будет лавировать, она будет и не российская и не западная, а где-то посередине. Как и любая действенная демагогия, эта теория "серединного пути" имеет в своей основе некоторое рациональное зерно - но далее, вокруг этой рациональности, наворочены огромные слои откровенной лжи.

В чем рациональность такого подхода? Только в одном:  у нас нет в ЕС никаких друзей. Все страны-члены ЕС решают свои задачи и имеют свои интересы. И администрация ЕС в целом тоже имеет свои интересы. И США в нашем регионе руководствуются своими интересами. И Молдова может получить что-то полезное для себя: поддержку, кредиты, техническую помощь и прочее только в одном случае: грамотно просчитав эти интересы, и удачно вписавшись в них, став частью системы, с помощью которой эти интересы реализуются. Для этого нужен, как минимум, толковый центр политического и экономического анализа и стратегического планирования, работающий  в интересах развития страны, а не какой-либо партии или экономической группы. Но я, признаться, такого центра в Молдове не наблюдаю. Либо он очень уж законспирирован. Либо его роль  выполняют референты очередного премьера, которые, в меру своей компетентности, ограниченной, как минимум, партийным принципом такого рода назначений,  делают ему подборку аналитики из доступных источников других стран и местных аналитических сообществ, опять же, разной степени компетентности . Из этого салата как-то выкраивается тактика Молдовы, а о стратегии в такой ситуации нет и речи. Либо - что, насколько можно судить по общей ситуации, наиболее вероятно, никакого системного планирования вообще нет, а всё идет, как идет, и как бог на душу положит, по принципу  "день простоять, да ночь продержаться". И, да, в этом смысле отсутствие  "своего молдавского пути" - это очень плохо. То есть, ситуация, когда советы из ЕС и США воспринимаются как непреложная истина и прямое указание к исполнению, с поправкой, естественно, на коррумпированность, недобросовестность, личный, партийный и клановый эгоизм и просто ограниченность и некомпетентность исполнителей -   а не как информация для принятия к сведению, внимательного анализа  и выработки собственного решения в интересах развития Молдовы в целом - такая ситуация очень плохая и нездоровая. Тем более, что и советчики зачастую далеко небезупречны, и нередко не вполне владеют ситуацией именно в Молдове. Что, впрочем, тоже понятно, поскольку на Молдову им, в общем-то, начхать, и советуют они исключительно в своих собственных интересах.

На этом рациональное зерно исчерпывается, и начинаются манипуляции. Путем нехитрых передергиваний, нам пытаются внушить мысль о том, что, поскольку советы, поступающие с Запада, мягко говоря не идеальны и нуждаются в критическом переосмыслении (это правда!), то Молдове следует проводить серединную политику в своих интересах лавируя между Западом и Россией (а это уже ложь!).

Ложью это является по причине, вынесенной в эпиграф. Западный путь развития предполагает встраивание Молдовы в западную систему индустриальных экономических связей.  Это возможно только на основе очень обширного пакета социальных и правовых реформ. Необходим рост гражданской сознательности общества. Повышение уровня квалификации работающих и выход на современные европейские стандарты. Улучшение правового и налогового климата.

Для того, чтобы сделать всё это, и многое сверх того, необходимо, в первую очередь, шаг за шагом отсечь Молдову от всех российских соблазнов - коррупционных  и антимодернизационных. От рынков, где можно сбывать всякую дрянь в обмен на политическую лояльность Кремлю, чтобы производители были вынуждены меняться. От коррупционных схем с участием российских денег или ресурсов, вроде пресловутой схемы с продажей в Молдову электроэнергии, выработанной из "бесплатного" - то есть, украденного у россиян газа на "приватизированной" сепаратистами - то есть, украденной у молдаван МолдГРЭС. Необходимо залечить коррупционно-криминальный гнойник "ПМР" и вернуть в Молдову Приднестровье. Необходимо наладить самые добрые отношения с соседями, с Румынией и с Украиной,  притом, одновременно с обеими странами  и, более того, стать мостом для их сотрудничества. Только при выполнении этих - и ещё очень многих условий Молдова будет интереса ЕС и США, и может стать частью их планов. С соответствующим притоком инвестиций  и включением в европейскую производственную, транспортную и финансовую кооперацию - реальным, а не демонстрационным.

Но такие реформы немедленно вызовут резкие протесты со стороны России.  Более того, как свидетельствует опыт последних десятилетий, любые попытки реформ такого рода, предпринимаемые Молдовой, всегда вызывают российские протесты, экономический шантаж и раскачивание политической ситуации с помощью российского лобби в Молдове. Я не хочу сейчас употреблять избитый термин "пятая колонна", но, всё это лобби - не "большая его часть" а именно всё, без исключений, это либо прямая агентура российских спецслужб, либо участники криминальных  группировок, курируемых  российскими спецслужбами, либо "полезные идиоты", курируемые ими же. Таким образом, реальное осуществление этих реформ означает неизбежное отдаление от России, ухудшение отношений с Москвой, вплоть  до полного разрыва и давление на Молдову - вплоть до попыток организации государственного переворота, поскольку отсутствие общей границы затрудняет прямую интервенцию, как в случае Грузии и Украины.  А чем больше у нас живых, имеющих для нас реальное значение связей с Россией, тем больше у нынешнего российского режима возможностей для давления и шантажа. Выстраивать же какие-либо другие отношения, основанные на чем-то ином, кроме шантажа, давления и агрессии с целью захвата в подходящий момент, Россия просто не умеет. Не "путинская Россия", не "постсоветская Россия" - а вообще Россия, любая Россия этого не умеет и никогда не умела. Так уж она исторически и культурно сформировалась.

Второй вариант развития - сдача в Россию. С потрохами. Контрреформы, низводящие общество до российского уровня.  Отсутствие гражданских свобод, коррупция как де-факто необходимая часть государственной машины, та "смазка", без которой вообще всё остановится, полное принятие всех мифов советской пропаганды, настороженное отношение к Западу.  Молдова в этом случае может существовать как источник дешевой рабочей силы и низкокачественной сельхозпродукции для России. Но, в первую очередь - всё-таки как источник рабочей силы, дешевых и бесправных полурабов, поскольку россияне как таковые уже почти  утратили способность к ручному труду. Способная хоть к какому-то труду часть  российского общества стремительно  поляризуется на два класса: коррумпированных чиновников наверху и силовиков и охранников внизу. Рабочие в России уже в основном привозные,  кто не вписался в чиновничество или наемничество - просто вылетает в маргин, и тихо спивается, перебиваясь заработками за гранью нищеты.

Очевидно, что такая реконструкция Молдовы, направляющая её в сторону России, исключает европейский путь развития. Причём, в отличие от России, Европа не будет на нас давить и как-то принуждать двигаться к интеграции с ней.  Она просто махнет на нас рукой - Молдова станет ей неинтересна.  В Кишиневе будут, конечно, тусоваться посольства и какие-то международные представительства, но реальный выход от этого будет нулевым.  В принципе, до недавнего времени наша ситуация была максимально приближена именно к этому, ко второму варианту - с появлением, в последнее время, робких и беспорядочными попыток  изменить направление нашего движения в никуда.

Из этих попыток, предпринимаемых без ясной стратегии, и в отсутствии государственного масштаба мышления, из видения ситуации, ограниченного клановыми, партийными и прочими корпоративными рамками и выросла идея молдавского "серединного пути", с восторгом подхваченная в Москве.  Суть её в том, чтобы развиваясь по второму пути создать некие витрины, в которых можно было бы демонстрировать Западу успешные реформы. И, демонстрируя их, получать выход  на современные технологии и беспрепятственный доступ к финансовым транзакциям по всему миру. А затем торговать этими технологиями и коммуникационными возможностями с черного хода с Россией, в обход введенных против неё санкций. Используя, в качестве "черного хода", прежде всего приднестровскую "дыру в заборе" - или, как любят говорить в Тирасполе, приднестровский "российский форпост" .  Впрочем, есть и другие варианты таких дыр - например, Гагаузия. Молдова в этом плане сплошь дырява, поскольку  коррумпирована сверху донизу.

По сути, этот план являет собой новое издание горбачевской обманки-"перестройки", правда, в меньшем масштабе и в других исторических условиях, но с той же целью: обмануть Запад и получить доступ к запретному.  Для абсолютного большинства населения Молдовы - за исключением небольшого числа лиц, которые пробьются на должности манекенов в этих европейских витринах, такой путь развития предполагает продолжение деградации  и отсутствие  каких бы то ни было  позитивных перспектив.

Так попытка "мыслить взвешено и широко" и "лавировать между разными силами в собственных интересах", предпринятая без глубокого  понимания процессов, происходящих в Молдове и вокруг неё, оборачивается откровенным бредом, ведущим к катастрофе. Этот бред нам продают в красивой обертке им.Кота Леопольда  -"ребята, давайте жить дружно со всеми сразу". Так вот, жить дружно и со всеми сразу никак не получается. Нельзя одновременно дружить с Добром и со Злом, с Правом и с Произволом. Нужно выбирать: туда или сюда - или просто проваливаться вниз, не сумев совершить выбор. Как писал некогда Данте Алигьери, "самые жаркие уголки в аду оставлены для тех, кто во времена величайших нравственных переломов сохранял нейтралитет". И те, кто пропагандирует сегодня "серединный путь между Россией и Западом" как раз и хотят забронировать для всех нас один из таких уголков, потеплее.

Обсудить