Возможен ли в Молдове пророссийский переворот?

Это будет последний бой Москвы "За Молдову".  И, учитывая наши реалии, у Москвы в этом сражении есть отличные шансы на победу.

В поисках ответа на этот вопрос обратимся  к известным  примерам российской деятельности такого рода.

Германия - систематическая раскачка ситуации

То, что Россия подкармливает и поддерживает самые разные  антисистемные явления в ЕС, от крайне правых до крайне левых уже давно ни для кого не секрет. Объединенная Германия крайне уязвима для такого рода тайных операций сразу по нескольким причинам.

-  На момент объединения двух Германий - ГДР и ФРГ, ФРГ была одной из самых демократичных стран в Европе, со стойким отвращением ко всякого рода тоталитаризму, возникшему как реакция на трагическое 12-летие, когда к власти в Германии прорвались нацисты, и период  расплаты за эту ошибку, совершенную германским народом.

- Агентура "Штази", в силу близости двух стран и открытости границы  на начальном периоде раздела Германии была глубоко внедрена во все структуры ФРГ, притом - в значительном количестве. Немецкие элиты буквально проросли ей, как грибницей. Не последнюю роль тут сыграл и банальный шантаж - многие деятели ФРГ опасались разоблачений  связанных с их деятельностью в нацистской Германии.

- Большая часть агентуры "Штази" в ФРГ избежала разоблачения, была законсервирована и в дальнейшем передана в ведение СВР и ФСБ. Кроме того, никуда не делись ни функционеры нижнего звена СЕПГ, ни негласные осведомители "Штази", ни прочие винтики российского оккупационного режима.  Практически все они были рано или поздно вовлечены в сферу влияния ФСБ и СВР, причем многие  пошли на это добровольно. Вообще ностальгия части восточных немцев по простой жизни ГДР - заметный по масштабам феномен, реально влияющий на обстановку в восточных федеральных землях.

- И, наконец, Германия приняла порядка двух миллионов эмигрантов из бывшего СССР - с их специфической ментальностью, превращавшей большую часть из них в достаточно изолированную социальную группу, склонную к тому же к просмотру российского телевидения и потому податливую российской пропаганде.

С другой стороны, Германия - важнейшая системообразующая страна ЕС, всегда была приоритетной целью для России, заинтересованной в ослаблении европейского единства.  Ни одна страна Евросоюза не насыщено до такой степени российской агентурой, действующей под крышей разнообразных организаций, от «независимых аналитических центров»  до разного рода "русских домов" и "центров культуры". Ни одна страна ЕС не подвергалась и таким ожесточенным пропагандистским атакам с целью дестабилизации политической ситуации.

Таким образом, поле для дальнейшей дестабилизации остановки в Германии подготовлено со всей возможной тщательностью.  

Черногория: переворот "под выборы"

Но Германия - слишком серьёзная во всех отношениях цель, чтобы Россия рискнула предпринять там прямую попытку государственного переворота, и, тем более, чтобы такая попытка имела хотя бы минимальные шансы на успех. Иное дело - нестабильная Черногория. 

Ситуация в Черногории, к слову, сильно напоминает Молдову. Черногорское общество - как и молдавское - разделено примерно надвое: на сторонников и противников вступления в НАТО. В непосредственной близости от Черногории находится формально прозападная, но, в действительности, находящаяся под мощным российским влиянием Сербия.  Фактически, "прозападность" Сербии не более чем вывеска,  возникшая как форма защиты, после ударов НАТО и последующих экономических санкций с целью свержения режима Милошевича и излечения сербов от комплекса "балканского старшего брага".  Первое - удалось. Второе - нет. Часть сербского политикума, ориентированная на Запад, малочисленна и ненадежна. В обществе глубоко укоренены пророссийские настроения. Таким образом, Сербия оказалась идеальным плацдармом для развертывания с её территории "гибридных" операций уже за пределами пост-СССР и даже - стран Варшавского договора.  О возможности таких операций - и, более того, об их неизбежности на западноевропейском театре, просто в силу общей логики событий, эксперты предупреждали страны ЕС начиная с февраля 2014 года - с начала операции по захвату Крыма.  

Итак, в субботу, 15 октября, за день до парламентских выборов, от которых прямо зависел дальнейший курс Черногории на вступление в НАТО, черногорская полиция задержала 20 граждан Сербии и России, планировавших серию вооруженных выступлений. Их возглавлял бывший глава сербской жандармерии Братислав  Дикич. В начале ноября стало известно о задержании второго предполагаемого организатора силовой операции – Александра Синджелича.  Как сообщил черногорский спецпрокурор по борьбе с организованной преступностью и коррупцией Миливое Катнич, задержанные были частью контингента в 500 примерно человек, которые должны были уничтожить премьер-министра Мило Джукановича и воспользовавшись сумятицей привести к власти пророссийских политиков. Целью акции был срыв евроатлантического курса Черногории, которая в 2017 году завершает интеграцию в НАТО. О каких именно политиках идет речь, Катнич не уточнил. Предположительно имеется в виду оппозиционный Демократический фронт, который получает открытую поддержку Москвы.

Что касается сербских участников неудавшегося путча, то  Дикич недавно создал пророссийское Патриотическое движение Сербии, а перед этим, в марте приезжал в Москву. Синджелич - основатель радикального движения "Сербские волки", он воевал на Востоке Украины, где его разыскивают как террориста.

Джуканович, к слову, тоже начинал как российский и сербский ставленник. Он был приведен к власти в январе 1989 года в ходе переворота, устроенного в Черногории Слободаном Милошевичем. Джуканович – давний друг российской элиты и бизнес-партнер Юрия Лужкова. Крупнейший черногорский металлургический комбинат принадлежит Олегу Дерипаске. Российские военные пенсионеры интенсивно скупают черногорскую недвижимость, а страна буквально нашпигована агентами российских спецслужб. Но слишком тесное сближение с агрессивным и амбициозным "страшным братом" в какой-то момент стало угрожать самому существованию черногорской независимости - и лично Джукановичу, фактический статус которого начал понижаться до  уровня обычного российского губернатора. И тогда, будучи прагматичным политиком, Джуканович, осознав гибельность  дальнейшего сближения с Россией, и для страны, так и для себя лично, принял решение о переориентации на Запад.

Но вступление Черногории в НАТО означало исчезновение последней части побережья Средиземноморья, которую не контролировал бы Североатлантический союз. И в Кремле решили действовать на опережение, пока вступление в НАТО еще не состоялось окончательно. Кремль активизировал пророссийские силы в Черногории, рассчитывая на массовые протестные митинги против, якобы, совершенных на выборах фальсификаций. Российская агентура, присланная из Сербии, должна была перевести мирные протесты в фазу вооруженного противостояния.

Джукановичу, опираясь на помощь западных спецслужб, удалось переиграть Путина. Сразу же после оглашения итогов выборов он подал в отставку, чтобы дать возможность сформировать коалиционное прозападное правительство и завершить вступление в НАТО.

Сейчас в соседней Сербии президент Томислав Николич и премьер Александр Вучич мечутся, опасаясь и скандала с западными партнерами, и недовольства Москвы.  Будучи сербскими шовинистами, они пытаются сохранить тесные отношения с Москвой, но также понимают, что без европейской интеграции сербской экономике не выжить. Стремясь максимально дистанцироваться от возможных обвинений в соучастии, Вучич предал огласки план захвата госучреждений Черногории после парламентских выборов "при содействии иностранного фактора" - как документ, добытый сербскими спецслужбами. Также сербы, уже отдельно от черногорцев, арестовали еще "несколько опасных групп", за которыми стоят "очень серьезные люди".

Уже на следующий день после провала в Белград спешно прибыл один из самых серьезных людей, по мнению некоторых экспертов имевший отношение к попытке черногорского переворота: секретарь Совбеза РФ Николай Патрушев. И он и Вучич пребывали в состоянии в ужаса: на видео видно, как у Патрушева дрожат руки, а Вучич общается с ним, закусив губу. Ситуация и в самом деле была  критической, особенно для Вучича. Если на Западе решат, что он причастен к подготовке переворота в Черногории – он политический труп, но одновременно - и крайне опасный для России свидетель, а, значит,  и трупом он будет, скорее всего, не только политическим. Впрочем, Патрушеву огласка подробностей провалившегося путча тоже не сулит ничего хорошего. Сейчас обе стороны, как только могут, обрубают и прячут концы. Россия, как и Сербия, всеми силами открещивается от исполнителей.  Миливое Катнич сообщил, что хотя черногорские следователи не обнаружили доказательств "какой бы то ни было" причастности России к подготовке путча, что сотрудничество с Россией продолжится, так как организаторы преступной группы являются гражданами России.

Активность Россия также проявляет в Сербии, Греции, Болгарии, Венгрии. Весной, судя по всему, активизируется деятельность во Франции.

Дела молдавские.

Вернемся к ситуации в Молдове. Молдова политически нестабильна. Значительная часть молдавского общества - по меньшей мере, его половина, настроена пророссийски.  При этом, альтернативой пророссийским настроениям являются настроения прорумынские и проевропейские - но отнюдь не "промолдавские". "Молдавский  патриотизм" - чисто демагогическая конструкция, которая скрывает под собой либо ностальгию по временам МССР, либо боязнь молдавских элит лишиться кормушки, предоставляемой им формальным суверенитетом.  Если говорить о массовом сознании, то все противостоящие стороны настроены чисто потребительски - разница лишь в том, что одна рассчитывают на то, что проблемами Молдовы займется Россия, другие - Румыния, третьи - ЕС. Прибавим к этому криминальную зону на левом берегу Днестра - непризнанную "ПМР" ставшую базой для региональной организованной преступности - эдакую  Тортугу времен господства пиратских кланов. Кроме того, "ПМР" является базой для российской армейской группировки - небольшой, но вполне способной создать серьезные проблемы и Молдове и Украине, и - что гораздо опаснее - для российских спецслужб.

Что касается рядовых граждан, то и на левом и на правом берегах они абсолютно инертны, и не способны к массовым протестам или сопротивлению. Любые уличные массовки и в Молдове и в ПМР, во-первых, в разы  меньше заявленной численности (3-5 тысяч человек - потолок для Молдовы, 300-400 - для Приднестровья), а, во-вторых, всегда проплачены кем-то из реальных и игроков.

Тем не менее, попытки путча под видом "народных протестов" в Молдове уже случались. Толпа вламывалась в здание парламента, откуда депутатов приходилось выводить под охраной полиции, а правоохранительные органы уже задерживали группы боевиков, готовивших пророссийский переворот.

Здесь уместно вспомнить и о том, что "ПМР" наряду с Гагаузской автономией (не будем и её сбрасывать со счетов!) стали центрами вербовки наемников в террористические формирования на востоке Украины. При этом, вербовка осуществлялась по всей Молдове. Сегодня и ПМР и возможно Гагаузия густо насыщены бывшими боевиками, отвоевавшими на  Донбассе, получившими необходимую подготовку и состоящими на учете в российских и пророссийских структурах.  Счет идет на сотни - если не на тысячи. И это гораздо более опасный материал, чем уличная толпа. Впрочем, нужна и толпа - как живой щит, прикрываясь которым будут действовать боевики.

Граница между Молдовой и "ПМР" со стороны Молдовы прозрачна. Запасов оружия в ПМР достаточно чтобы  вооружить даже целую армию, их заведомо больше, чем может потребоваться для вооружения боевых групп. В принципе, через Днестр можно переправить вплавь даже бронетехнику - и армия ПМР совместно с российскими миротворцами совсем недавно отрабатывала быструю переброску бронетехники через Днестр. То есть, десяток-другой БТРов с КПВТ, полторы-две-три  тысячи вооруженных автоматами отморозков и тысяч пять местных идиотов в роли живого щита, вытащенных на улицы Кишинева, в ночь после выборов - принципе, не проблема.

При этом, Додон выступает под лозунгами объединения  Молдовы путем федерализации. В Тирасполе  эту идею воспринимаю отрицательно, но мнение Тирасполя, при необходимости, может быть легко отрихтовано в Москве до нужной формы.

Сложив всё это, получаем два возможных сценария.

Сценарий первый: выиграла Санду. Додон заявляет о том, что выборы были сфальсифицированы.  На улицу вываливает толпа - технология отработана ещё в январе, структуры сохранены, "Наша партия" в этой ситуации Додону подыграет. В темноте толпа пытается штурмовать несколько ключевых зданий - или одно из них: Правительство, Парламент, Генпрокуратуру - не суть важно, что именно. Раздаются выстрелы и появляются трупы, кто стрелял - в темноте понять  невозможно. У толпы появляется оружие, дежурная версия - "молдавская армия (полиция) перешла на сторону народа".  Через несколько часов подтягивается бронетехника из "ПМР", в то время реальная армия блокирована в казармах, а её верхушка просто куплена. Да-да, давайте не будем строить иллюзий о том, что её нельзя купить.  Не всех, конечно  - но очень многих. И, кстати, держу пари, что по  степени насыщенности российской агентурой ни молдавская армия, ни молдавские спецслужбы не отстают от Украины начала 2014 года. Назовите хоть одну причину, почему это должно быть не так.

Да, теоретически Молдова может рассчитывать на помощь Румынии.  Но тут вступит в действие фактор времени.

Очень велика вероятность, что сопротивление путчистам развалится на несколько обособленных очагов, преимущественно в Кишиневе. При этом север и юг тут же перейдут под их полный контроль, и туда хлынет поток "красно-зеленых человечков" из "ПМР". Если во главе путча окажутся достаточно решительные люди, не боящиеся пролить кровь на улицах - а кураторы из базирующихся в "ПМР" российских структур будут, вероятно, именно таковы  то всё займет максимум сутки. Может быть - двое суток. И у меня есть сомнения, что за такой короткий срок власти Румынии сумеют, во-первых, принять очень непростое решение о вмешательстве в ситуацию, во-вторых, хотя бы минимально согласовать его с партнерами по ЕС и НАТО, в-третьих -  реализовать его практически.  Теоретически прийти на помощь может и Украина - но там время принятия решения будет ещё большим. Иными словами, Додон и "торжествующий молдавский народ, сбросивший власть олигархов"  может за 24 часа оказаться де-факто единственной властью в Молдове, с которой вообще можно говорить о чем-то реальном.

При этом, Додон будет озвучивать формально очень привлекательные вещи.  Он заявит о досрочных парламентских выборах  (угадайте, каким будет состав нынешнего парламента) о том, что Молдова будет в равной мере дружить и с ЕС и с Россией и конечно с соседями, о том, что он решит приднестровскую проблему, федерализовав Молдову - и  готов хоть сегодня выехать в Тирасполь для переговоров.  Словом, он будет удобен всем бюрократам паразитам, озабоченным исключительно правильной отчетностью. Именно этот тип функционера рулит сегодня во всех отделениях международных организаций в Молдове. И - девять шансов из 10, что в итоге Додон получит поддержку, а результаты переворота будут легитимизированы. Тем более что речь опять же не о диктатуре какой-то - а вот вам, извольте: внеочередные парламентские выборы. Политический кризис был - но преодолен.

В Бухаресте и Киеве будут скрежетать зубами, но сделать ничего не смогут.

Но этот сценарий, вероятнее всего,  в Молдове не будет реализован. На это, по крайней  мере, есть три  причины.

Во-первых, власть Молдовы сегодня сильна и едина. И она сделает все возможное, чтобы сорвать любые попытки дестабилизировать ситуацию в стране.  

Во-вторых, пассионарная часть молдаван  настроено на сохранение европейского выбора. И она выйдет защищать не победу Майи Санду, не власть, а свой выбор, свою ориентации на ЕС.

В-третьих, есть большие сомнения, что Игорь Додон захочет через кровь и столкновения идти во власть.  И те, кто на него рассчитывают, как на лидера переворота, серьезно ошибаются. Для таких целей нужны усатые, нэстасе и им подобные.

Сценарий второй: выиграл Додон.  На улицу выкатывается волна протестов и контрпротестов. Здесь может быть реализован и первый сценарий - но уже в контратакующем стиле.  Но для того, чтобы вывести народ, нужна тема, повод. Додон предлога не дает. В последнее время он дистанцировался от всех своих жестких антиевропейских высказываний.

Скорее всего, недовольства будут, но не приобретут масштабного характера.

Новый президент примет присягу и начнет троллить парламент и правительство раскачивая ситуацию и апеллируя, опять же к улице. 

О роли Приднестровья. России безразлично, кто победит в Тирасполе.  Любой победитель будет поставлен в строй для реализации интеграции Молдовы по "плану Додона" с возложением на него лавров миротворца и разрешителя конфликтов.  Но это для местной публики.  

А для мирового общественного мнения миротворцем будет объявлен Путин. У него в 2018 году выборы. Имидж политика, решившего одну из сложнейших задач – примирение сторон  конфликта и объединившего мирным путем  Молдову, ему явно пойдет на пользу. Как в России, так и в мире.

В запасе есть два года - но выборов в 2018, но не обязательно их ждать. Можно организовать и роспуск парламента. И даже его самороспуск - тем или иным способом,  включая и прямое давление на депутатов. С дальнейшим выходом на срочную реинтеграцию, первым этапом которой станет участие приднестровских избирателей в очередных выборах - под контролем приднестровского КГБ и российской ФСБ.

Это будет последний бой Москвы "За Молдову".  И, учитывая наши реалии, у Москвы в этом сражении есть отличные шансы на победу.

Обсудить