Был ли борщ горячее на коммунистическом «Титанике»?

Откровенничать по этому вопросу сам Ткачук пока не решается… Но доводы для объективных сравнений просятся. Ну, а кто был главным по дружбе, или точнее по интересам, с Вашингтоном и Москвой с 2001 по 2009 г., Воронин или Ткачук?

И полу-опубликованные в анонсированном интервью Марка Ткачука, и полные его высказывания о нынешнем состоянии молдавской политики получились, как я уже говорил, не совсем скромными. «Борщ остывает» – заявил, морщась, серый кардинал Воронина, взглянув свысока на то что происходит во власти и чуточку ниже. Полагаю, что Марку лучше подходит прозвище «десница короля», чем «серый кардинал», но с уважением отношусь к легендам. Фундаментальные знания Ткачука в области антропологии больше относятся к историческим изысканиям, чем к футурологическим, иначе он смог бы предугадать в разумные для Воронина сроки событие «7 апреля». Следовательно, и расставленные в вышеназванном интервью акценты и oценки, являются, вольно или невольно, сравнениями с «золотым веком» воронинского правления. Ведь «7 апреля» не просто однодневный бунт, а предтеча, история о том, как партия рабочих и крестьян, стала не лево-европейской, а буржуазной, куртизанкой местной финансовой знати. И в этом историческом становлении, Марк сыграл не последнюю роль.
 
„Вся нынешняя политическая повестка дня состоит из нескольких дискуссионных пунктов. Пункт первый: кто кого подсидит и посадит. Пункт второй: во всем виноват Плахотнюк или Плахотнюк совсем не виновен? Пункт третий: кто тут у нас главный по дружбе с Вашингтоном и Москвой?” – вот главное заключение Ткачука по текущему, как говорили большевики, политическому моменту. Но что могло измениться за одно десятилетие, что может, по гамбургскому счёту, резко измениться в молодом государстве, где для правителей ещё на сто лет вперёд работы на износ? Те, которые были рядом с Владимиром Николаевичем, знают, что для генерала, бывшего министра внутренних дел, «кого посадить?» был первый вопрос после утреннего чая, или, после вечерней кружки вина. Виноват ли Воронин в том, что после 2005-го государственный корабль пошёл сильным креном, cтолкнувшись с финансовым эгоизмом Семьи, или это измышление гражданского общества? Откровенничать по этому вопросу сам Ткачук пока не решается… Но доводы для объективных сравнений просятся. Ну, а кто был главным по дружбе, или точнее по интересам, с Вашингтоном и Москвой с 2001 по 2009 г., Воронин или Ткачук?
 
Я не против возвращения опальных в политику. Всякий человек имеет право на раскаяние, на новое начало, на обретение других политических убеждений, даже радикально противоположных старым. Потому что всё течет и всё меняется. И в символической смерти – глубокий философский смысл разрыва с прошлым. Идеальный образец тому – Юрие Рошка, приятель Ткачука, который помогает ему сейчас – и правильно делает! – сооружать богатую и необходимую публичную библиотеку. Но политические метаморфозы, особенно прилюдные, именно такие, какие мы сейчас наблюдаем на примере «политического животного» Ткачука, должны, всё равно, как мне кажется, совершаться с терпимостью к своему виду, с пониманием возможных, объективных преобразований соседей по политике. Тут дарвинизм христианству не помеха. Неужели, Марк полагает что люди ещё не разобрались в том, какую пользу нанесла стране, партии, и тем беспартийным гражданам поддерживающим так или иначе ПКРМ, недальновидная политика Воронина и его самых преданных соратников?

Помнится, во времена Владимира Николаевича понятие «ручная демократия» воспринималось политической элитой с ухмылкой, но с большим пониманием. Это характерная почти для всего СНГ форма правления, которая продолжает само-утверждаться. Всё то что было до неё, и то что мы называли «демократией» – плохо осознанный подготовительный период. Что будет в следующие десять лет? По логике вещей — консолидация полу-авторитарного режима, как обязательное условие для укрепления экономической дисциплины, а последняя в свою очередь – гарант стабильного роста. Демократия с поздним зажиганием — должна была стать и стала предметом жёсткой критики со стороны СМИ и гражданского общества, и эта критика необходима, чтобы сохранить преемственность свобод и прав человека. С таким жизненным пониманием, полагаю, двигались, или ещё двигаются к благополучию «восточно-азиатские тигры». Марк Ткачук не только понимал и приветствовал в своё время «ручную демократию», но и лелеял ее. Он обожал свою роль «при царе», и лишь позже решил пойти «против царя», как и многие другие в другой, худшей для них жизни. Значит ли это, что раньше было лучше?

Обсудить