Картонный меч правды. Чему нам учиться, учиться и еще раз учиться у Киселева

Рекомендации бороться с пропагандой "правдивой информацией" столь же вредоносны, как вооружение противотанковых расчетов букетами роз вместо ПТУРов

Пресловутая "борьба с российской пропагандой", которой озаботился уже и Евросоюз, в её нынешнем виде неэффективна. Точнее, эффект она, конечно даст - но не тот, что задумано. Несколько миллиардов евро разойдутся по карманам узкого круга руководителей СМИ и НПО, допущенных к дерибану европейского контрпропагандистского бюджета.

Дивный узкий мир

Основной задачей СМИ считается информирование потребителя контента. Так было. Когда-то. Причем относительно недолго. По мере расширения круга потребителей контент относительно скоро приобрел развлекательную функцию. Граница между информированием и развлечением стала размываться. Результатом прихода в СМИ рекламы стало критическое увеличение ее доли в их финансировании (мы говорим о западной модели, понимающей масс медиа в первую очередь как бизнес, а не рупор). Информирование и развлечение читателя превратилось в транспортную упаковку для рекламы.

Хотя рекламная информация заведомо была не вполне достоверна и достаточно тенденциозна, это маскировалось информационными и развлекательными материалами и постепенно стало нормой. Потребители вынуждены были смириться, поскольку основные расходы по содержанию СМИ несли уже не они.

Далее, всякий раз, когда избирательные цензы снижались либо отменялись вовсе, и мнение охлоса, разных вариантов "плебеев, но граждан Рима", содержащихся патрициями, по сути, только ради их голосов, нужных им для легитимации своей власти, становилось товаром, реклама становилась политической. В то же время, общественный прогресс вел к расширению электорального ресурса (уравнительная эволюция избирательного права - от немногих до всех - приведшая к непропорциональной инфляции голоса элит и переоценке мнения низов: избирательный бюллетень профессора с мировым именем и чернорабочего с четырьмя классами образования "весит" одинаково).

Наконец, в связи с технологическими изменениями, произошло сужение реального мира каждого отдельно взятого человека. Сегодня этот мир состоит из общения в семье, офисе, в основных точках бытового обслуживания и при перемещениях из дома в офис и обратно. Вместе с тем расширился круг виртуального и дистанционного общения. Нормальной стала ситуация, когда коллеги и друзья, общающиеся друг с другом не одно десятилетие, никогда не встречались лично. Это превратило нас в общество с высоким социальным влиянием виртуальных анонимов, каждый из которых может творить себе, своей группе, корпорации, партии, даже целой стране любой образ и транслировать его сколь угодно широко.

Широта охвата зависит, во-вторых, от денег, которые будут на это затрачены, и, во-первых, от правильной тактики действий.
Успешная же тактика такого рода не имеет ничего общего с "распространением правдивой информации". Реальная картина мира, во-первых, сложна, и даже поверхностное её постижение требует многолетних усилий, времени, сильнейшего желания и высокого уровня образования, что совокупно недоступно для большей части населения. А, во-вторых, для человека, не способного мыслить глобально, за рамками своих личных интересов и перспектив, эта картина крайне непривлекательна, и в знании её очень много печали.

Российская пропаганда - пример успешной стратегии и методологии
Никакого секрета в успехе российской пропаганды нет- это закономерный итог ясной постановки задачи и большого опыта в управлении люмпенизированной массой, накопленного в СССР. 

Российская пропаганда ровно настолько успешнее западной и украинской, насколько она свободнее от правдолюбивых благоглупостей.

В короткой статье невозможно описать весь комплекс российских пропагандистских приёмов. Но ничего непостижимого в них нет. Этому учат, вполне рутинно и успешно на военных кафедрах факультетов журналистики и психологии, или в духовных семинариях. Пастьба человеков не сложнее чем выпас коров или овец, если знать, как.

Если же говорить очень кратко, то основные приемы российской пропаганды сводятся к следующему:

1. Многовариантность изложения одних и тех же фактов, способная покрыть разные типы аудитории.

2. Развлекательный характер подачи по всем законам цирковой драматургии: ярко, интригующе, конфликтно - но добро в итоге побивает зло, а публика в студии ему рукоплещет. Интрига сохраняется максимально долго, держа зрителей в напряжении. В момент побивания зла происходит сброс агрессии, накопившейся от вечного неустройства реальной жизни и выброс в кровь адреналина и эндорфинов. Это подсаживает публику на такого рода шоу на чисто химическом уровне.

3. Пункты 1. и 2. порождают в обществе единый набор рефлексов, на основе которого и формируются общепринятые мнения. Попытка оспорить логически их вызывает рефлекторное же отторжение. Таким образом, пропаганда распространяется уже вирусно: можно не смотреть телевизор, не читать газет, не слушать радио. Но вы не сможете избежать хотя бы минимума социальных коммуникаций - даже если вы лесник или смотритель маяка. И этого минимума достаточно для заражения. Более того, если вы живете в информационной изоляции, у вас нет даже того минимального иммунитета, который появляется со временем у заядлого телезрителя.

4. Социальные сети построены таким образом, чтобы человек видел только своих едино.... мышленников? Нет... Скажем, рефлексоратников - пусть слово вышло кривое, но зато оно отражает реальность. А ещё - это уже благодаря усилиям пропагандистов, работающих в Сетях -рядовой их участник видит там полярно противоположные мнения, против которых ведет войну вместе со своими рефлексоратниками, ощущая себя на стороне добра и света. То есть, посещая социальные сети, он удостоверяется в том, что "все приличные люди думают так же, как и он". Но в действительности, большинство людей не думают, а оперируют исключительно готовыми конструктами, привнесенными в их сознание извне.

Чтобы регулярно видеть в соцсетях разные наборы конструктов такого рода, и сравнивать их, нужны сознательные усилия, много времени и некоторые аналитические навыки.

5. На 90% пропаганда оперирует реальными фактами. Но значение имеют вовсе не факты, а конструкты, собранные из них. Из одних и тех же фактов можно собрать всё что угодно, как из кубиков Lego. Если для сборки не хватает специфического кубика, его создают - к примеру, обстреляв из "блуждающего миномета" замаскированного под мусоровоз, жилые кварталы и свалив это на ВСУ, либо внушив подходящей психопатке сцену распятия "мальчика в трусиках" и засняв результаты внушения на камеру.

В море правдивых фактов выловить ложь будет, во-первых, трудно. А, во-вторых, что куда важнее, потребителям плевать на факты. Они воспринимают цельные сюжеты. В рамках такого восприятия им достаточно того, что мальчика - в той схеме, в которую для них собраны подлинные факты - могут распять. Может, никогда и не распнут - но могут.

И, наконец, если вы думаете, что эффективно противостоящая российской пропаганде сторона (украинская, европейская, американская) может строить свою работу как-то по-другому, и что её аудитория устроена как-то иначе и формирует свои мнения иными способами- вы заблуждаетесь. В современном мире и в рамках устройства современных СМИ мнения широкой публики строятся именно и только так. 

Всякая попытка донести до широкой публики нечто реальное, какую-то там "правду", которая ей не нужна и не интересна, только снижает эффективность пропаганды.

Это происходит даже в том редчайшем случае, когда источник информации столь продвинут, что и в самом деле оперирует чем-то похожим на "правду", а не одним из "правдоподобно" - то есть, некачественно выстроенных пропагандистских сюжетов.

Попытки же увидеть, хотя бы частично и фрагментарно, реальную ситуацию возможны только в узком кругу интеллектуалов: профессионалов и тех, кто погружен в политику как в хобби столь глубоко, что не уступает профессионалам. Вовлечение же в такие обсуждения широкой публики, даже в качестве молчаливой аудитории, не просто бесполезно - это было бы ещё полбеды - но крайне вредно, поскольку дезориентирует "человека с улицы", делая его легкой жертвой вражеской пропаганды, не совершающей подобных глупостей.

Что касается моей попытки, то её извиняет до некоторой степени только то, что я предназначаю свой материал для ресурса, явно рассчитанного на публику выше среднего уровня.

Прекраснодушные дилетанты и ушлые провокаторы

В среду "тру-европейских журналистов", осваивающих на разного рода НПОшных семинарах "европейские журналистские стандарты", внедряется мнение о том, что лучший ответ на "лживую пропаганду"заключен в донесении до потребителя "правдивой и объективной информации". "Пропаганда" при таком подходе вообще становится бранным словом, чудовищем, которому противостоит "качественная журналистика". Позорно сливая России собственную пропагандистскую войну, эти самозваные учителя пытаются обучить своим провалам и нас. Типичный пример такого рода наставлений - заявление Ульрике Груске, пресс-секретаря немецкого отделения международной организации "Репортёры без границ"
"Многие журналисты в Украине думают, что из-за войны и пропаганды с российской стороны они могут позволить себе выходить за рамки общепринятых стандартов журналистики. По уровню подачи материалов видно, что журналистам уже трудно почувствовать грань между патриотизмом и журналистикой. Это можно понять, когда ты работаешь в условиях войны. Но этого не должно быть. Подача информации становится эмоциональной, односторонней и необъективной, что вызывает недоверие у украинского зрителя - и Россия прекрасно этим пользуется".

Кем и когда эти "стандарты" реально соблюдались в профессиональных СМИ, вам не скажет никто. Но сколько самоуверенного пафоса! Собрать стадо около-журналистов для обучения "стандартам" стоит до смешного недорого. Нужно лишь арендовать на пару дней зал и кофе-машину, а на выходе раздать красивые дипломы о прослушанном курсе правильной журналистки. 
Характерно, что россияне тоже призывают европейских и украинских журналистов к таким стандартам. Действительно, отчего бы и не внедрить в ряды врага через посредство полезных идиотов заведомо проигрышную методику?

Шахматы на троих

Ведут эти "стандарты", как и следовало ожидать, к провалу всех контрпропагандистских европейских проектов, запущенных в последние пару лет. При том, что механизмы работы российской пропаганды европейские эксперты прекрасно понимают. Но, зацепившись за бесплодное "правдолюбие", они не способны выработать адекватный ответ. Рекомендации бороться с пропагандой "правдивой информацией", по сути, столь же вредоносны, как вооружение противотанковых расчетов букетами роз вместо ПТУРов.

На войне, знаете ли, как на войне. Тут надо стрелять - быстрее, точнее и чаще, чем противник. А не то убьют.

Сегодня европейские бюджеты, выделенные на борьбу с российской пропагандой, в лучшем случае, бесполезно проедаются. Хотя, куда чаще их сознательно осваивают под прикрытием "правдолюбивой" демагогии.

Тот факт, что в информационной войне сражающиеся стороны действуют однотипным оружием, не означает их равноценности. Да, средства схожие, но цели - разные. В принципе, всё точно так же, как и в войне обычной, где стороны обмениваются летящими железяками. Но в зависимости от задач, одна из них - агрессор и военный преступник, а другая - защитник добра и мира.

Поэтому, рассмотрим цели сторон.

В мире сегодня конкурируют три ценностные системы. Доиндустриальная, где высшей ценностью является воля верховного правителя и покорность этой воле. Индустриальная, где высшая - ценность неприкосновенность любой законно приобретенной собственности. И, наконец, постиндустриальная, в которой высшая ценность - право личности на интеллектуальное и творческое самовыражение. Все три системы жестко привязаны к уровню технического и социального развития общества. В комплексе с этим уровнем каждая из них образует определенный уклад жизни. При продвижении от доиндустриала к постиндустриалу всё больший процент граждан живет благополучно - комфортно, безопасно и свободно, а разрыв в уровне (хотя не обязательно в качестве) жизни между самыми богатыми и самыми бедными становится всё меньше.

Россия является мировым центром консервативных сил, стремящихся распространить доиндустриальный уклад жизни на возможно большую территорию. Включая, как вариант, и некоторую раскачку Евросоюза в этом направлении - а уж территорию бывшего СССР в Москве видят исключительно как свою, доиндустриальную вотчину.

России противостоят те, кто хочет избежать отката в доиндустриал. Они неоднородны, поскольку сторонники индустриальных и постиндустриальных ценностей - тоже антагонисты, и тоже ведут борьбу друг с другом. Именно такая шахматная партия на трех игроков и разворачивается сегодня в мире.

Методы же контроля над массой у всех сторон одни и те же. Никаких других методов просто нет. А цели разные. Каждая их сторон борется за своё жизнеустройство, как минимум - за его сохранение, а лучше - за максимальное расширение.

Победа в эпоху пост-правды

Разговоры о том, что "правда победит ложь" и "российскую пропаганду можно победить, транслируя правдивую информацию" - крайне опасное заблуждение, поскольку такая тактика предоставляет максимум преимуществ России, не заморачивающейся подобными глупостями.

Оксфордский словарь, признавший словом года "пост-правду" очень чутко уловил общемировой тренд - девальвацию правды, примат "как" над "что". Реальная ситуация такова: воспринимать информацию критически, выходя за рамки навязанных им схем, способно меньшинство людей. К ним следует обращаться с логичными аргументами и правдивой информацией, предлагая им совершить сознательный ценностный выбор. Но есть ещё подавляющее большинство (вполне вероятно, что девять из десяти - и то, если повезет), не способных и не склонных к анализу. Зачастую у них даже нет такой потребности. Очевидно, что логическая аргументация в их случае будет малоэффективна. И манипуляция является едва ли не единственным инструментом для социальной коммуникации с ними (сколь бы циничным это ни казалось, это отнюдь не цинизм автора).

Таким образом, реальная тактика борьбы с российскими информационными диверсиями видится следующей:

1. Система тестов и провокаций, разделяющая аудитории.Тотальный доступ к информации, предназначенной для квалифицированного меньшинства, может иметь самые скверные последствия. Известный исторический пример такого рода - история моды на марксизм в Российской Империи. Разумеется, речь идет не о запретительном доступе - он и неэффективен, и антидемократичен - а о мерах отвлечения внимания.

2. Работа с мыслящими людьми - просветительская, идеологическая, дискуссионная - очень важна. Нужно привлекать думающую часть общества, убеждая её присоединиться к ценностному выбору.

Думающих людей всегда меньшинство, даже в самом наилучшем случае. Поставленное в условия "равного права голоса", это меньшинство всегда будет проигрывать. Оно может выиграть только в одном случае - умело и хладнокровно манипулируя.

3. Работа с остальными вкратце описана выше. При успешной постановке эта работа должна оказывать на них воздействие более сильное, чем аналогичные манипуляции Москвы, продвигающей свой ценностный выбор. Массы должны получить своё простое счастье и быть управляемы пропагандистскими методами. И это верно для любого общества, которое не хочет оказаться разорванным в куски одичавшей толпой.

 

Обсудить