Мертвецы ни при чем. Зомби-апокалипсис уже начался

Ситуация, когда близкий человек после нескольких часов нахождения в Сети попытается убить вас из-за несовпадения политических взглядов, может оказаться столь же банальной, как грипп

Как известно, скудость мысли немедленно делает человека выразителем точки зрения абсолютного большинства населения. По сути, вся история человечества есть растянутая на тысячелетия попытка минимизировать вред, причиняемый ему сильно мотивированными, но малограмотными людьми. Тема эта, вероятно, не стоила бы подробного рассмотрения, если бы человечество не оказалось сегодня на очередном переломе эпох. Невероятный скачок в области информационных технологий придал ситуации новые измерения - и открыл новые горизонты. Естественно, не перед всеми подряд, а лишь перед теми, кто способен их увидеть.

Конец иллюзий

С одной стороны, ширнармассы получили небывалые возможности для прямого общения. Размеры "узкого круга", ограниченного ранее лавочкой перед подъездом, кухней в малогабаритной квартире или столом для игры в домино выросли до масштабов поистине глобальных, перешагнув границы стран и часовых поясов. Причем постоянное совершенствование систем машинного перевода готовит нам в обозримом будущем ещё один скачок в этом же направлении. Но, вместе с тем, ещё более фантастический рост мощностей для работы с большими массивами данных открыл и качественно иные возможности для прицельного, очень точного и, в силу этого, очень эффективного манипулирования большими массами людей. Теми самыми массами, которые незадолго до того получили наилучшие возможности для коммуникации.

Как это всегда и происходит, профессионалы сначала взяли паузу, присматриваясь к изменившейся обстановке, а затем стали побивать обнаглевших дилетантов. Пока далекие от методов математической статистики и психологии аналитики рассуждали о причинах взлета политиков-популистов, на свет родился новый тип политика-технократа, оперирующего инструментом Big Data - огромными массивами личных данных.

Big Data - огромный массив личных данных, которые мы сами сообщаем о себе в Сети

Эти данные мы сами, вполне добровольно, сообщаем о себе, пользуясь различными сервисами в Сети. Располагая ими, и выделяя требуемую аудиторию - например, по территориальному признаку, как участников интересующей заказчика выборной кампании, по профессиональному статусу, по политическим пристрастиям, по возрасту, уровню образования и т.п. можно в буквальном смысле разработать индивидуальный подход к каждому конкретному человеку из этого массива. Подсунуть ему нужную для желаемой реакции информацию - и скрыть ненужную. Точно надавить на чувствительные эмоциональные струнки, оттолкнуться от личных вкусов, пристрастий, мечтаний...

Грамотная работа с личными данными позволяет узнать о нас больше, чем мы знаем о себе сами. Человек, притом, любой, на поверку оказывается никакой не "маленькой Вселенной", и не "уникальной личностью", а более чем предсказуемым функционалом с крайне ограниченным набором откликов на внешние воздействия.

Как это работает?

И за успехом Дональда Трампа, и за успехом Brexit стоит одна и та же компания, работающая с данными Big Data: Cambridge Analytica, и ее директор Александр Никс. Компания проводит психометрические измерения на основе анализа Big Data в заданном граничными условиями массиве персональных данных и предлагает методы воздействия на выделенные в этом массиве психотипы - с учетом реальной ситуации, актуальных новостей, имеющихся на начало работы мнений и симпатий.

Этот впечатляющий прорыв начался в 1980-е годы, когда было доказано, что реакции личности можно просчитать на основе всего лишь пяти измерений: открытости - насколько вы готовы к новому; добросовестности - насколько вы перфекционист, экстраверсии - насколько охотно вы контактируете с окружающими; доброжелательности - насколько вы дружелюбны и готовы к сотрудничеству, или, напротив, к противостоянию, и невротизма - насколько легко вас вывести из себя. Имея в своём распоряжении показания этих пяти шкал ваши действия в любой ситуации можно предсказать с точностью, достаточной для любых практических целей.

Директор Cambridge AnalyticaАлександр Никс

 

Правда, каждое качество само по себе достаточно сложно измеримо. Но если раньше социальная жизнь личности протекала в тени, то с появлением социальных сетей, сайтов с регистрацией, Google, и прочих поисковых систем, ведущих учет запросов от конкретного пользователя она оказалась вынесена на полное обозрение любого интернет-провайдера, а также любого, кто пожелает заплатить деньги и получить доступ к массивам пользовательских данных. При этом речь не идет даже о персональных данных как таковых. Никого не интересуют конкретные имя и адрес единичной креветки из многотысячной массы человеческого планктона. Каждая из них в отдельности может сохранять полную анонимность. Но их сетевые профили классифицируются, разбиваются на массивы, и каждый такой массив обрабатывается особо, с помощью отдельного набора информационных фильтров.

Разумеется, необходимо было разработать конкретную методологию такого анализа и классификации массивов, а также воздействию на них. И она была разработана человеком по имени Михал Козинский.

Начав с онлайн-тестов, проводимых среди пользователей ФБ, Козинский и его группа, работавшая в кембриджской лаборатории Кэвендиш, ставшей первой психометрической лабораторией в мире, постепенно создали надежные методики автоматического анализа профилей социальных сетей. Так, анализа 68 лайков в Facebook сегодня достаточно, чтобы определить расу испытуемого с 95% вероятностью, сексуальную ориентацию - с вероятностью 88%, политические взгляды и вероятный выбор из предлагаемого набора кандидатов - с вероятностью 85%.

Михаил Козинский

Уровень интеллекта и образования, степень религиозности и конфессия, пристрастие к алкоголю, курению или наркотикам, наличие в прошлом разного рода психологических травм, породивших характерные уязвимости - всё это можно определить, анализируя одни только лайки, причем, на темы, не связанные прямо с указанными вопросами. Анализ же постов открывает вообще безграничные возможности. Методика Козинского позволяет узнать анализируемую личность лучше, чем её знают коллеги по работе уже после анализа десяти лайков, лучше чем близкий друг - проанализировав 70 лайков, лучше, чем родители - по 150 лайкам, а 400-500 лайков достаточно, чтобы разобраться в человеке гораздо лучше, чем он знает себя сам. Тысячи лайков вполне достаточно, чтобы получить методику почти 100% работающего контроля.

Спасенья нет?

Число стандартных психотипов, необходимых для реализации любой кампании по управлению массой, не превышает нескольких десятков. Совершенно легальные интернет-инструменты по работе с пользовательскими профилями, имеющиеся на различных сервисах, доступ к которым - опять-таки, на совершенно законных основаниях - может получить любая фирма, продающая рекламу в Сети, позволяют создать вокруг каждого пользователя идеально воздействующее на него информационное поле. В рекламном бизнесе это давно уже так. Так что идиллический период, когда к такому приему прибегают лишь отдельные политики, а число фирм предоставляющих такого рода услуги относительно ограничено, закончится очень быстро. Искусственное пространство, создаваемое вокруг каждого психотипа, станет полем жестокой битвы.

Но каждый отдельный человек в этой битве рискует оказаться лишь управляемым объектом, начисто лишенным как реальной информации, так и собственной воли. Ситуация будет походить на борьбу за управление дроном, когда стороны пытаются перебить конкурирующий сигнал сигналом большей мощности, и вывести дрон из радиуса действия сигнала противника. Разница лишь в том, что число систем безопасности, препятствующих такому перехвату, у человека значительно меньше, чем у современного дрона, и все они куда более уязвимы.

Очевидно, что 95% человечества не только не могут, но и не хотят противостоять манипуляциям над своим сознанием. Проблема несамостоятельности в принятии решений их просто не волнует, находясь за рамками понимания. Более того, они уже давно находятся под внешним контролем. Фактически, мы оказались в ситуации настоящего зомби-апокалипсиса, но осуществляемого не на физиологическом, а на психологическом уровне.

Пока это малозаметно. Но с учетом того, что получение такого рода манипуляторами прямого доступа к наиболее глубоким подсознательным механизмам - вопрос максимум одного десятилетия, реалии этого апокалипсиса в обозримом будущем могут не только приблизиться к сюжетам фильмов ужасов, но и значительно их превзойти.

95% человечества не могут и не хотят противостоять манипуляциям над своим сознанием

Можно с уверенностью предсказать появление и распространение в сети психологических вирусов, оказывающих на пользователя-человека уже непосредственно на психофизиологическом уровне такое же воздействие, какое сегодня оказывают компьютерные вирусы на сетевые устройства: использование ресурсов психики и социального общения жертвы, подчинение её сторонней воле, внедрение в её сознание требуемой информации и отсечение от информации, признанной распространителями вируса нежелательной.

И тем 5% населения, которых перспектива полного контроля над их сознанием не оставляет равнодушными, следует быть ко всему этому психологически готовыми.

Попросту говоря, ситуация, когда близкий вам человек после нескольких часов нахождения в Сети без соблюдения строгих мер безопасности попытается убить вас из-за несовпадения политических взглядов, может в будущем оказаться столь же банальной, как заболевание гриппом. И этот пример - ещё не худшее из того, что можно прогнозировать в обозримой перспективе.

Разумеется, государственные бюрократии, не заинтересованные в том, чтобы их питательная среда пошла вразнос, будут вести работу мягко, не допуская, насколько это возможно, таких эксцессов. Но существует, во-первых, индивидуальный разброс восприимчивости. Существуют группы террористов - и они, вне всякого сомнения, будут использовать такие методики. Существует ситуация войны, когда государство-агрессор, вполне преднамеренно, хочет превратить территорию противника в зону безумия и насилия. Иными словами - добро пожаловать в новую реальность. Мы должны научиться приемам выживания в изменившихся условиях - если, конечно, нас не устраивает перспектива превратиться в лишенных собственной воли биологических роботов.

Можно ли защититься, и кто наиболее уязвим?

Что можно противопоставить всему этому? Боюсь, что хороших новостей на этот счёт у меня немного. Надежных методов защиты сегодня нет совсем. Более того, технологии управления сознанием с использованием Big Data переживают начальный период роста, эдакий взрыв Сверхновой, и картина, которая сложится после этого взрыва, вообще не вполне ясна. Оценить, насколько всё скверно, мы сможем самое раннее года через 3-4

Естественно, что в относительной безопасности находятся те, кто вообще не пользуется Сетью по каким-то причинам, чаще всего свидетельствующим о почтенном возрасте либо глубокой социальной патологии. Но эта категория людей, во-первых, лишена сегодня реального влияния на что бы то ни было, а, во-вторых, склонна уменьшаться, вплоть до полного исчезновения.

Очень уязвимы дети и подростки. К слову, история с российскими подростковыми сайтами, склонявшими своих посетителей к совершению самоубийств, до крайности похожа на тестирование технологий по управлению сознанием.

Дети и подростки наиболее подвержены манипуляциям их сознанием

Уязвимы верующие и суеверные - из-за стойких и легко просчитываемых стереотипных реакций, из-за привычки заменять понимание - верованием и сомнительным эмпиризмом, и производить повторяющиеся ритуальные действия. А также из-за привлекательности религии для невежественных и слабых духом, и её способности делать нормой невежество и слабость личности, постоянно нуждающейся в поддержке извне.

В относительной безопасности пребывают те, кто уже сегодня сознательно выстраивает систему защиты. В неё входят инструменты сетевой анонимности - прежде всего, TOR и разного рода анонимайзеры. Ещё - сознательное сокрытие личных данных, что на практике означает конструирование ложных виртуальных личностей, притом, сразу нескольких. Однако, такая защита, во-первых, тоже не даёт полной гарантии, а, во-вторых, требует значительных знаний, времени и материальных затрат.

Некоторую защиту даёт общий уровень образования и критический склад ума. Однако, рассчитывать только на них - даже в том случае, если вы критично и беспристрастно оцениваете свой уровень этих качеств, не впадая в преувеличение - это всё равно, что рассчитывать на природную крепость иммунной системы, занимаясь сексом без презерватива с множеством случайных партнеров.

Однако других доступных способов защитить себя сегодня просто нет.

Как будут развиваться события?

Вероятно, по мере развития технологий искусственного интеллекта, люди станут обзаводиться виртуальными помощниками, заточенными на распознание и предупреждение попыток манипулировать их владельцем и способными самообучаться, подстраиваясь под конкретного пользователя. Иными словами, можно уверенно предсказать появление и широкое распространение психологических антивирусов, подобно тому, как некогда вошли в обиход антивирусные компьютерные программы. Разумеется, конструкторы психовирусов тоже не будут стоять на месте, изобретая всё новые приёмы обхода такой защиты.

По меньшей мере 80-90% людей вообще не станут предпринимать ничего. Об этом убедительно свидетельствует нынешняя статистика компьютерной безопасности. Число лиц, хотя бы эпизодически использующих TOR-ом, не превышает 5-6% от общего числа пользователей. Тех, кто использует "черный Интернет" мало-мальски грамотно - раз в 20 меньше. До 80% персональных устройств вообще не используют антивирусы - они просто на них не установлены, либо отключены ради повышения скорости работы. Звучит дико - но это так. Не говоря уже о том, что большая часть антивирусов тоже имеет крайне сомнительное качество. Особенно, в том случае, если вы используете эти программы нелегально, с пиратским ключом.

Примерно такая же, если не худшая картина сложится на рынке программ психологической защиты и защиты персональных данных - вероятно, они будут реализовываться в качестве комплексного пакета. Кроме того, любой инструмент, а тем более - инструмент, затрагивающий и техническую, и социальную, и психологическую сферу, потребует немалых знаний для его эффективного применения.

В итоге, уже через десятилетие мы будем жить в мире психологических зомби, находящихся под прочным и многослойным внешним управлением во всех сферах жизни.

В этом мире встанет во весь рост проблема выявления того небольшого процента вменяемых людей, которым удастся сохранить, хотя бы частично, свой разум от вторжения извне. Причём, как с целью объединения усилий для совместной защиты, так и с целью слома их сопротивления. Побег из виртуального курятника будет жестко пресекаться - а его осуществление на практике потребует нешуточных знаний и технических навыков.

Над приобретением этих знаний, над организацией в будущем сопротивления в многомиллионном море психозомби, а в идеале - и над возможностью перехвата управления зомби в особо удачных для людей случаях, нам - тем, кого озаботят проблемы, поднятые в этой статье, стоило бы задуматься уже сейчас.

Обсудить