Пять мифов об Америке, тиражируемых в России

Владислав Иноземцев разбирает наиболее сумасбродные мнения о США

Антиамериканизм, как известно, стал важнейшей составной частью официальной пропаганды и мало-помалу превращается в элемент российской национальной идентичности. Сегодня, по различным опросам, подавляющее большинство россиян негативно относятся к США, а опасным противником и врагом России Соединенные Штаты считают 59% наших сограждан. Между тем, как и в ряде других случаев, подобное отношение основывается на созданных на скорую руку и тиражируемых пропагандой мифах. Взглянем бегло на пять наиболее распространенных, которые в то же время выглядят и самыми сумасбродными (как экономист, я выбрал те, которые так или иначе касаются хозяйственных проблем).

Начнем с истории. Одно из самых чудовищных измышлений, повторяемых в России практически постоянно, – социальные последствия Великой депрессии. Не далее как пару недель назад Михаил Хазин менторски заявил в эфире «Эха Москвы»: «Я напоминаю, что в США во время Великой депрессии два миллиона [человек] от голода умерло». Примечательно, что эховские ведущие даже не прокомментировали этот нонсенс. Да, депрессия была сложным временем в Америке, но, по официальной статистике, с 1928 по 1934 год производство продовольствия в стране выросло на 12%, а продолжительность жизни повысилась с 56,9 до 61,3 года. Последнее в стране с населением 122 млн человек было бы невозможно даже в случае смерти от посторонних причин 100–200 тысяч человек. Кроме того, если предположить, что за несколько лет в стране с открытыми границами умерли от голода 1,6% жителей, последствия были бы схожими с голодом в Ирландии в середине 1850-х: тогда из 9,8 млн жителей от голода умерли 800 тысяч – и это спровоцировало массовую эмиграцию – уехали 1,2 млн человек. Экстраполировав ситуацию на США, можно получить цифры, которые сразу покажут нелепость выдвинутого предположения: никогда ни 1,2 млн, ни 15 млн (как должно было быть, учитывая разницу в населении) человек не эмигрировали из США в другие страны.

 

Не менее выдающийся миф о том, что Америка живет за счет остального мира. Тут уже и не только Хазин (хотя и без него не обошлось), но и авторы журнала «Эксперт», как многие нынешние российские политики и даже бывший президент СССР Михаил Горбачев, годами тиражируют утверждение о том, что «Америка производит 20% мирового ВВП, а потребляет 40%». Может ли такое быть?

ВВП Соединенных Штатов в 2014 году составлял $17,4 трлн (кстати, 22,3% мирового, но это не так важно) – и если Америка потребляет вдвое больше, чем производит, то как минимум таким же должен быть и объем ее импорта. На самом деле тут есть проблема: суммарный экспорт всех стран мира составил в том же году $17,1 трлн – так что в очередной раз что-то не сходится (и это мягко сказано). Здесь, правда, имеется некое извиняющее обстоятельство: можно списать вышеозначенную дезинформацию на относительно верное утверждение о том, что Америка вдвое больше покупает у остального мира, чем ему продает (хотя сейчас и это заявление не является правдивым из-за серьезного роста американского экспорта при сокращении зависимости от импорта нефти и других сырьевых товаров, но в 2006 году соотношение импорта и экспорта почти доходило до такой пропорции: $1,87 трлн на $1,04 трлн). Однако следует заметить, что разница между этими показателями – или отрицательное сальдо баланса в торговле товарами – сложилась в тот год на уровне 6,2% ВВП. Таким образом, даже в максимуме своей торговой зависимости от остального мира Соединенные Штаты производили 22,3% мирового ВВП, а потребляли 23,7%. Все остальное – ложь, помноженная на доверчивость наших соотечественников.

    Указанная фантастическая цифра до сих пор кочует по страницам российских изданий – разумеется, как «общеизвестная»

К этой дезинформации подверстывается и третья ложь, самая разнузданная из всех. Если Америка «живет за счет остального мира», она должна что-то этому миру предлагать, чем-то его «совращать». И это что-то, как «всем хорошо известно», – зеленые долларовые бумажки. Здесь лидером в оценках является экс-мэр Москвы Юрий Лужков. Встреченный мной последний раз в зале ожидания собеседования в посольстве США в Москве в 2013 году Юрий Михайлович заявлял (как еще был градоначальником): «В мире напечатано… 1 квадриллион 420 триллионов долларов, это больше, чем ВВП всего мира… которые не обеспечены ни золотом, ни иным эквивалентом». Говорилось это в 2009 году, на волне финансового кризиса, в котором в России было принято винить Америку – но даже в угаре «справедливого возмущения» можно было заметить странности данного утверждения. С одной стороны, указанная сумма превышала ВВП Соединенных Штатов в 102 раза; даже если предполагать, что имелась в виду денежная масса М2, то она составляла бы в этом случае 10 тысяч процентов ВВП, тогда как в России едва достигала 35%; расхождения такого масштаба в экономической жизни просто немыслимы. Но – что проще – любой мог посмотреть на открыто публикуемую статистику ФРС и увидеть, что реальный показатель M2 составлял на 1 января 2009 года в США лишь $8,2 трлн. То есть обман обывателя был рекордным – почти в 170 раз, а если придраться к слову «напечатали» и подумать, что речь шла о наличных деньгах, то и больше – в 1600 раз, так как количество наличных долларов, находившихся в обращении в США и по всему миру, на тот время составляло менее $900 млрд. Но указанная фантастическая цифра до сих пор кочует по страницам российских изданий – разумеется, как «общеизвестная».

Столь же «очевидным» является и факт гигантского долга США, который финансирует весь мир. На ниве «разоблачения» американцев и требований отказаться от финансирования их долга отметились самые разнообразные российские «экономисты», включая, например, советника президента России Сергея Глазьева. Они убеждены: если не давать Америке в долг, ее обязательства (составляющие сегодня $19,0 трлн) не смогут обслуживаться, и страна объявит дефолт. Здесь наивные российские специалисты не учитывают (или, скорее, не хотят учитывать) два обстоятельства. С одной стороны, собственно внешний долг у Соединенных Штатов не очень велик: по состоянию на 1 января 2016 года иностранные инвесторы держали американских казначейских обязательств всего на $6,2 трлн (или на 35% ВВП). Для сравнения: внешний долг России на ту же дату составлял $530 млрд, или 47% ВВП за 2015 год, рассчитанного по рыночному валютному курсу. С другой стороны, Соединенные Штаты в отличие от России занимают в своей собственной валюте – и потому всегда могут увеличить ее эмиссию, если того потребуют обстоятельства; более того, если предположить, что казначейские бумаги инвесторы начнут сбрасывать по всему миру, это окажет скорее позитивное влияние на Америку, так как пойдет вниз доллар, что снизит издержки в американской экономике и позволит выровнять торговый баланс, сделав США более конкурентоспособными. Еще следует отметить то, как появился этот долг. Возник он потому, что Америка активно покупала товары за рубежом, а ее партнеры не слишком много закупали у нее самой, стремясь держать доллары в резервах. По сути, именно готовность Америки покупать за границей товары и услуги сделала современную экономику такой, какой она является; если бы Штаты увлеклись столь милым российским вождям импортозамещением, не поднялся бы Китай, не возникли бы новые «тигры» в Юго-Восточной Азии, да и нефть болталась бы в диапазоне $15–25 за баррель. Поэтому можно даже сказать, что Россия должна быть признательна США за их политику наращивания долга и торгового дефицита, а не пытаться представить дело так, будто таковая подрывает (или может при некоторых условиях подорвать) глобальное хозяйственное благополучие.

Закончить можно оценкой рассуждений об «агрессивности» Америки и о ее «зацикленности» на военных расходах. Да, Соединенные Штаты сегодня тратят на военные нужды более половины суммы, которую ассигнуют на эти нужды все остальные государства в мире, вместе взятые ($610 млрд против $1,17 трлн по итогам 2014 года, по данным SIPRI). Однако, какой бы агрессивной ни была Америка, военные расходы не являются главными тратами ее бюджета. Они, например, на $492 млрд (45%) меньше, чем затраты федерального бюджета на здравоохранение, и на $329 млрд (35%) меньше, чем на социальное обеспечение (в то время как в России, согласно бюджетным проектировкам на 2016 год, на оборону направляется в 6,3 раза больше средств, чем на охрану здоровья граждан). Помимо этого, чтобы финансировать свою «военщину», США хватает средств на многие социальные программы: так, например, чертой бедности в стране приняты доходы $12,3 тысячи на человека в год (приблизительно вдвое выше средней зарплаты в России), а на поддержку малоимущих только через выдачу продовольственных талонов в текущем году будет потрачено больше средств, чем в России на образование и науку. Поэтому, возвращаясь к началу нашего рассказа, в Америке от голода никто не умрет – даже в условиях сложной международной обстановки и экономического кризиса. Чего о России я бы с такой же уверенностью не сказал.

Я прекрасно понимаю, что, когда в собственной стране дела идут не слишком блестяще, любая пропагандистская машина будет пытаться найти, как и за что покритиковать других – особенно тех, кому отечественная политическая элита столь безнадежно завидует еще со времен поражения в холодной войне. В то же время меня не устает поражать, в какой мере российские власти воспринимают свой народ как малограмотных простаков, не способных усомниться в очевидной и откровенной лжи, которую на него обрушивает пропаганда. Или они убеждены, что если завысить оценки американской эмиссии и долга в тысячу раз, то люди обязательно им поверят? Может, так оно и произойдет – но тогда у меня возникает другой вопрос: а кремлевские лидеры действительно получают удовольствие от управления народом, который сами же считают интеллектуально неадекватным? Хотя это уже совсем другая тема.

Обсудить