Год Павла Филипа

В Январе исполнился ровно один год с назначения в должность премьер-министра П.Филипа и утверждения парламентом нового состава правительства РМ и программы действий. Как в течение года были реализованы программные пункты, что осталось вне зоны внимания действующего кабинета и каковы дальнейшие прогнозы?

Необходимо напомнить, что утверждение правительства и его программы проходило в условиях усугубившегося экономического и социального кризиса, масштабных акций протеста сторонников Партии социалистов, «Нашей партии» Ренато Усатого и платформы «DA». Реальная угроза сильнейшего финансового кризиса была следствием крупнейших хищений в банковском секторе, а также блокадой внешнего финансирования со стороны МВФ и других стратегических партнеров.

Как отмечал  в своей речи 20 января 2016 года будущий премьер Павел Филип : "Приоритетами нового правительства станут борьба с экономическим кризисом, охватившим все отрасли экономики, коррупцией, а также решение социальных проблем, в частности, своевременная выплата зарплат, пенсий и пособий". Главной внешнеполитической задачей он назвал "укрепление политической ассоциации и экономической интеграции с Евросоюзом с целью получения статуса страны-кандидата на вступление в сообщество, продвижение стратегического диалога с США и Румынией". Филип также пообещал "консолидировать стратегические, многосторонние, добрососедские отношений с Украиной" и активизировать диалог с Россией с целью "нормализации двусторонних отношений, в том числе в торгово-экономической, энергетической и миграционной сфере, при полной реализации потенциала Договора о дружбе и сотрудничестве".

Давайте попробуем проанализировать эффективность работы правительства с точки зрения объективных критериев и показателей. Сопоставим  данные и их эволюцию в течение года, а также проведем сравнительный анализ реализации целей и задач, обозначенных в программе правительства в среднесрочной перспективе. Безусловно, это будет предварительный анализ. Полных данных пока за 2016 год нет. Но для нас главное выявить основные тенденции и перспективы.

Учитывая тяжелую экономическую ситуацию в январе прошлого года, вызванную как нестабильной политической ситуацией, так и низко эффективным менеджментом предыдущих кабинетов, необходимо понимать насколько важными, не терпящими промедления, были шаги по стабилизации экономики и предотвращению финансового коллапса в Республике Молдова.

Чтобы была понятно, какие сложности и проблемы стояли перед кабинетом Филипа, отметим, что 2015 год из-за чехарды во власти мы практически потеряли. Вот цифры характеризующие падение в экономике: ВВП в 2015 году составил $6,5 млрд. Для сравнения, в в 2014 году — $8 млрд. В пересчете на душу населения ВВП составил соответственно $1804 в 2015 году (140-е место среди 180 стран мира), сократившись на 19% по сравнению с $2244 в 2014 году.

При  этом нужно отметить, что в это время отсутствовало внешнее финансирование. Поэтому все силы правительства были брошены на улучшение администрирования. И это стало давать результаты. Вопреки прогнозам скептиков, что в 2016 году прекратятся выплаты пенсий и зарплат бюджетникам, что Молдова окажется без тепла и света, правительство сумело выполнить значительную часть социальных обязательств. Началась  выплата задолженностей перед работниками бюджетной сферы, а также осуществить финансирование различных социальных мероприятий.

Одной из самых приоритетных задач нового правительства безусловно стала разработка и подготовка проекта бюджета на текущий год. Следует напомнить, что  Молдова вошла в 2016 год без этого крайне важного для экономики государства документа. Уже в Феврале были проведены первые встречи с гражданским обществом и бизнесом по поводу отдельных его положений. Есть отдельные замечания по поводу организаций подобных слушаний, однако в целом уже через несколько месяцев после назначения правительство предоставило парламенту рабочий вариант документа, который окончательно был принят летом 2016 г.

В целом бюджет получился «кредито-ориентированным», так как дефицит бюджета оценили в 4,2 млрд леев (на 2,8% больше, чем в 2015 г.), а основными источниками финансирования дефицита бюджета, на которые рассчитывали власти, являлись иностранные кредиты. Также частично предполагалось покрыть дефицит за счет сделок по приватизации (ок.300 млн. леев) и реализации государственных ценных бумаг (200 млн. леев). Таким образом, без размораживания внешнего финансирования Молдова могла оказаться с непокрытым дефицитом, что в свою очередь существенно усугубило бы экономический кризис. Это нацелило команду Филипа на серьезную проработку тактики в переговорах с МВФ.

Очевидно, что в подобных условиях было стратегически необходимо жестко следовать намеченному плану действий, чтобы успеть до конца года подписать соглашение на финансирование с международными партнерами.  Таким образом, правительству пришлось в ускоренном режиме принять целый ряд законопроектов, которые были необходимым условием для молдавской стороны для разблокирования внешнего финансирования. Чтобы избежать сложных парламентских процедур, в условиях крайнего дефицита времени, правительство взяло на себя ответственность за принятие данных законов, согласно действующему конституционному механизму.

В числе одобренных проектов — закон о восстановлении банков, поправки к законам о Нацбанке и финансовых учреждениях, закон о Центральном депозитарии ценных бумаг, закон об эмиссии ценных бумаг в счет гарантий, предоставленных Нацбанку правительством в 2014 и 2015 годах по кредитам, выданным ряду молдавских банков, поправки к закону о госбюджете, закону о бюджете государственного социального страхования и закону о фондах медицинского страхования.

В результате осенью команде Филипа удалось подписать новое соглашение с МВФ, которое определило новую программу сотрудничества, рассчитанную на три года. Доступ к финансированию Молдова получит в размере 75% квоты Молдовы в МВФ (129 специальных прав заимствования или 179 миллионов долларов).

Можно по разному оценивать в принципе сотрудничество с международными финансовыми организациями в условиях современной экономики. Существуют критики, которые всячески отрицают полезность подобного сотрудничества с развивающимися экономками, однако, на мой взгляд подписание соглашения с Международным валютным фондом будет способствовать увеличению объема инвестиций в нашу страну. В течение прошлого года я говорил со многими инвесторами. Они открыто говорили, что это соглашение станет для них важным фактором. Так они будут знать, что смогут вложить в нашу страну средства с наименьшим риском.  Помимо этого принятые под свою ответственность правительством законы в том числе должны повысить качество управления и надзора за банковским сектором, что в условиях краха одного из крупнейших банков в нашей стране, является необходимой мерой для наведения порядка и ужесточения контроля в банковской сфере.

В целом, способность правительства мобилизоваться для решения оперативных экономических проблем оказалась для меня крайне позитивным сюрпризом.

По данным влиятельных международных организаций, в частности таких как Amnesty International, в Молдове в 2015 г. объем взяток достиг 1 миллиарда леев. Естественно, что в подобных условиях правительство не могло остаться в стороне от проблемы, разъедающей нашу экономику и общество. И будущий премьер обозначил борьбу с коррупцией, как одну из приоритетных задач нового кабмина. Давайте проанализируем, насколько успешно это получилось в первый год нахождения у руля исполнительной власти.

Одной из самых быстрых мер, нацеленных на сокращение получения выгоды из влияния на сферу бизнеса стало распоряжение о введении моратория на проверки контролирующих органов со стороны государства.  Временный запрет на проверки бизнеса (плановые и внеплановые) касается налогового и финансового контроля, контроля качества продукции/услуг, контроля технологических параметров и соблюдения норм охраны труда и санитарных норм. Отмечу, что успешность этого шага была продемонстрирована уже осенью прошедшего года, когда на обсуждении сроков продления моратория была озвучена первая статистика. Так, согласно данным министра экономики,  минэкономики получило от различных госструктур 62 ходатайства о проведении проверок на местах, 42 из которых были отклонены (на Сентябрь 2016г.). Мораторий позволил снизить давление на бизнес и частично сократить коррупцию, в условиях реформирования системы госконтроля. Хочу отметить, что правительством был утвержден проект поправок в закон «О госконтроле», согласно которому число контролирующих органов сократится с 33 до 16. Кроме того, будут запрещены плановые проверки в первые три года деятельности предприятия (за исключением финансового сектора). Таким образом еще до окончательного реформирования одной из самой неоднозначной сферы деятельности государства — государственного контроля, бизнесу была предоставлена возможность активно развиваться без боязни жесткого прессинга со стороны проверяющих органов, а также подготовиться морально к новым правилам игры.

Однако без формирования новой системы госконтроля с полной реализацией намеченных реформ, может возникнуть торможение преобразований со стороны реакционных представителей госорганов. Исходя из публичной информации, опубликованной в СМИ, а также из личных разговоров с предпринимателями, могу однозначно заявить, что существуют экономические агенты, подтвердившие, что даже в период моратория к ним наведывались инспекторы. Таким образом,  для создания приемлемых условий для развития бизнеса в Молдове, необходимы более обширные законодательные изменения в этой области. Необходим законопроект, который приведет к институциональной реформе по снижению количества контролирующих государственных органов. Будем надеяться, что премьер-министру с его командой хватит профессионализма и политической воле продавить подобные изменения через парламент в текущем году. Как отмечает сам премьер: «В ближайшее время пройдет процесс реструктуризации правительства. Будут расформированы около трети министерств и государственных агентств. Это самая глубокая, амбициозная и сложная реформа, которая когда-либо проводилась». Хотелось бы надеяться, что за этими словами последуют не менее амбициозные действия.

Также существенно повысить уровень борьбы с коррупцией призван ряд законопроектов, утвержденых кабмином в прошлом году, таких как законы „О прокуратуре“, „О назначении судей“, пакет законов о Нацкомиссии по неподкупности, введение санкций за растрату фондов с внешним финансированием и т. д. Откровенно хочу надеяться, что правительству удастся реализовать практические шаги, предусмотренные данными законодательными инициативами.

Особенно результативными стали меры по противодействию коррупции в в таможенных и налоговых органах.  Были заблокированы и предотвращены многие незаконные схемы и обходные сценарии, практикуемые в таможенной системе. В результате в бюджет 2017 года уже заложены дополнительные доходы примерно в 400 млн. леев, которые должны были попасть в карман коррупционеров разных мастей.

Отдельно хочу коснуться темы расследования хищений в банковской сфере. Несмотря на то, что  Филип сказал, что он очень внимательно следит за тем, как ведется следствие по делу о мошенничестве в молдавских банках и возврату выведенных денег, мне лично было не достаточно наглядных отчетов следственных органов о проделанной работе. Сейчас, по словам премьера, удалось вернуть более 700 млн леев, а от продажи активов ликвидируемых банков предполагается получить еще 1,5 млрд леев. Кроме этого, благодаря расследованию агентства Kroll «обнаружено $600 млн и на финальном этапе будет предложен конкретный план их возврата». Во-первых, есть определенные вопросы по доходам, которые планируется получить в результате распродажи имущества ликвидируемых банков. Не ясны критерии произведенного метода оценки и вообще не хватает прозрачности в ходе проведения распродажи. Также не было создано единой электронной платформы, на которой можно было бы получить информацию в реальном времени о ходе мероприятий по расследованию данного дела и сумм, которые удалось вернуть в бюджет страны. Помнится в ходе одной из своих зарубежных поездок господин премьер-министр то ли в шутку, то ли всерьез высказался о готовности разместить в центре столицы информационное панно с цифрами возврата похищенных денежных средств.

В итоге создается двоякое впечатление. Вроде бы правительство понимает всю серьезность проблемы коррупции в Молдове. И даже активно разрабатывает и продвигает столь необходимые институциональные реформы, но при этом создается ощущение, что в очень громких процессах не хватает то ли профессионализма, то ли политической воли, и даже массовые аресты в одном из самых коррумпированных ведомств — таможне — прошедших под конец прошлого года, не способны убедить меня в обратном. В общем, дадим возможность проявить себя более ярко в данном вопросе команду Филипа в новом году.

Несколько слов о социальной сфере. Как всегда самый противоречивый сегмент в анализе деятельности любого правительства. Даже пакетные улучшения в этой сфере не могут конкурировать по эффекту обсуждаемости в обществе с любыми неблагоприятными изменениями (даже вызванными суровыми экономическими реалиями), особенно при массированной атаке со стороны оппозиционных сил.

В ушедшем году правительство реализовало ряд социальных мер, которые в условиях свободной рыночной экономики могут показаться излишними, однако в силу традиционно социалистического восприятия государств пока еще большой частью наших сограждан воспринимаются как недостаточные.

Итак, была увеличена минимальная зарплата в реальном секторе с 1900 до 2100 леев, проиндексированы пенсии на 10%, повышены пособия по содержанию ребенка.  Также регулятивным методом удалось сократить цены почти на 160 наименований лекарств примерно на 40%. Особенно важным здесь является то, что это лекарства входящие в т. н. первичный список, то есть часто используемые пенсионерами и другими социально уязвимыми категориями.

Неоднозначным для оценки является проводимая пенсионная реформа.  С точки зрения рациональной экономики и здравого прагматизма, я безусловно соглашусь, что это было абсолютно необходимой мерой, так как система не отражала реальную ситуацию в Молдове, и более 80% от общего числа пенсионеров имеют доходы ниже прожиточного минимума.  Напомню, что пенсионный возраст в Молдове для женщин вырастет на пять лет, для мужчин — на три года. То есть на пенсию жители страны будут выходить в 62 года и 65 лет соответственно. Женщины, которые родили и воспитывают до восьмилетнего возраста пятерых и более детей, смогут выходить на пенсию на три года раньше стандартного срока, а лица, занятые на работах с особо вредными и тяжелыми условиями труда, — на восемь лет раньше.

Однако, со стороны рядового населения, активно подогреваемого оппозиционными силами, слышны сильные неодобрения и неприкрытая критика. Давайте проанализируем более детально.

О необходимости реформировать пенсионную систему в Республике Молдова говорится уже давно. На сегодняшний день в нашей стране насчитывает около 680 тыс. пенсионеров, и на каждого из них приходится всего по одному работающему гражданину. Для нормального функционирования пенсионной системы этот показатель должен быть в соотношении не менее 5 к 1. Введенная с 1999 года пенсионная система уже не удовлетворяет запросам современного общества. В сегодняшнем своем виде она является самым большим вызовом в социально-экономической сфере Молдовы и пребывает в глубочайшем кризисе. По мнению многих местных и международных экспертов, это несправедливая, неэффективная, неустойчивая и непрозрачная система. Именно поэтому реформирование пенсионной системы является приоритетной задачей, как Министерства труда, так и правительства, и на ее проведении настаивал МВФ.

Многие эксперты бьют тревогу – население Молдовы стремительно стареет. Если в 2005 году пожилых людей в стране было зарегистрировано 13,6%, то в 2015-м этот показатель вырос до 16,2%. Отрицательно сказываются на пенсионной системе и низкие демографические показатели: в стране падает рождаемость. Еще одна важная проблема связана с финансовой неустойчивостью пенсионной системы. Если в 1999 году необходимые расходы на выплату пенсий составляли 4,9-5% от внутреннего валового продукта, то в 2014-2015 годах они выросли до 7,5% от ВВП.

Получается, что те нововведения, которые запланировало действующее правительство, вызваны  реальными объективными причинами морально устаревшей прежней пенсионной системы экономического характера и демографическим спадом. Как бы не хотели наши рядовые граждане, но такова наша объективная реальность с которой приходится мириться и подстраивать должным образом экономические рычаги, что на мой взгляд и пытается делать кабмин. Столь жесткие но экономически необходимые изменения направлены на сохранение пенсионной системы, которая могла бы попросту через два три года рухнуть. Это могло бы привести к банальной не способности государства выплачивать пенсии.

Подытожив вышесказанное, хотелось бы отметить, что в целом 2016 год выдался крайне сложным для действующего правительства, однако сплоченность команды и политическая поддержка со стороны законодательной власти позволили реализовать программу минимум по экстренному выводу из кризиса экономики. Конечно остается не мало вопросов и в области внешней политики (налаживание эффективного диалога с Востоком, усиление интеграции на Европейском направлении), и в вопросе с урегулированием Приднестровского конфликта, и в области привлечения иностранных инвестиций и стимулирования инновационной экономики. Однако, хотелось бы надеяться, что даже политическая борьба, намечающаяся между кабмином и аппаратом Президента, не сможет отодвинуть команду премьера от решения насущных стратегических вопросов, которые  должны не просто вытащить из кризиса нашу Республику, а придать гражданам новый импульс для развития. Очень надеюсь, что и гражданское общество более активно включиться в новом году в процесс контроля и мониторинга за проведением политики правительства по многим ключевым направлениям.

 

 

 

Обсудить