Депутаты должны обрести лица. Хватит с нас партийной анонимности

Любой разумный человек, набравший достаточный финансовый и политический вес, будет стремиться перейти в новое качество: стать законопослушным и уважаемым в развитых странах политиком и бизнесменом. Вопрос только в том, что на попытку совершить такой прыжок способны далеко не все.

Что это вообще такое: одномандатная и многомандатная система и какая между ними разница? Кому и зачем в Молдове нужны выборы по одномандатным округам? Кто и почему боится таких выборов? Какие нестандартные решения можно было бы предложить для Молдовы?

Как обстоят дела сегодня?

При многомандатной (она же - пропорциональная) системе - той, которая действует в Молдове с 1994 года, вся страна на парламентских выборах голосует по единому бюллетеню. В бюллетене есть только список политических партий.

Каждая партия выходит на выборы со своим списком кандидатов,и отдавая голос за ту или иную партию вы голосуете за весь партийный список сразу. В Молдове в таком списке обычно бывает около ста человек - сообразно числу мест в парламенте и возможным отказам от мандатов тех, кто прыгнет с депутатского места, например, на министерское. Реально в парламент проходит столько кандидатов из списка, сколько процентов набрала партия.  По этой причине, оценивая шансы той или иной партии,  говорят о "проходной" и "непроходной" частях списка.  Есть ещё избирательный порог- минимальный процент голосов, который партия должна набрать, чтобы пройти в парламент, и система деления "лишних" голосов, которые получили на выборах партии, не прошедшие этот порог. Их делят  между партиями, которые преодолели порог и прошли в парламент.

Таким образом, на политическом поле присутствуют только коллективные игроки. Избиратели при такой системе вынуждены голосовать за список, из которого они что-то слышали относительно 2-3, в самом лучшем случае 4-5 человек. Остальные места из такого списка верхушка партии, которая его формирует, может даже просто продавать, в принципе - кому угодно. Например, тем, кто хочет пройти в парламент, по тем или иным причинам: получить на 4 года неприкосновенность, обрасти ценными связями, решать проблемы своего бизнеса и т.д. И готов в обмен на это сделать взнос на партийную избирательную кампанию. Такая распродажа части мест в партийном списке давно уже не исключение, а правило. По имеющейся информации стоимость места минимум 100 тыс. евро, чаще гораздо выше. Все зависит от места в списке.

В конечном итоге, в списке кандидатов на депутатские места остаются:

- Лидеры партии, ближний круг лидеров партии и её основные спонсоры. В условиях Молдовы это нередко одни и те же лица.

- Попадают в список и  "солдаты партии", которые делают то, что им велят.... гм... за еду. То есть, находятся на партийном окладе, получаемом в конверте. И если они попадают в парламент, то голосуют так, как им велят лидеры, «за еду», все четыре года депутатства.

Короче, попав в парламент члены такой партийной фракции меньше  всего  думают об интересах своих избирателей.

А о чем они думают?  Давайте разбираться.

Лидер партии в первую очередь озабочен тем, чтобы сохранить цельность своей фракции и управляемость ею. Фракция с её голосами - его инструмент,  как в ходе пленарных голосований, так и в ходе работы в комиссиях.

Депутаты-спонсоры, купившие места, с одной стороны, решают свои вопросы и лоббируют свои интересы. Они потратили деньги. Большие деньги по меркам Молдовы. Тратя их,  они шли на риск, потому, что, даже вложив эти деньги в партийную кассу и добившись в ответ вхождения в теоретически проходную часть списка, они могли, тем не менее, в парламент не попасть. Выборы - это война партий и агитационных кампаний. А на войне всегда кто-то проигрывает. Теперь у них всё позади, они пришли к успеху и им надо отбить их вложения. А с другой стороны, такие депутаты имеют  и некоторые отношения с лидером партии, и некоторые общие интересы с ним - и тут уже начинается череда компромиссов и взаимных уступок и маневров. Потому, что выборы не последние.

Депутаты "за еду" старательно выполняют указания и просто прихоти лидера. Потому, что и для них выборы не последние, а место депутата - очень теплое. Там много еды, и других приятностей, а также перспектив для роста.

Иными словами, если все идет, более или менее, по плану, то партийная фракция оказывается инструментом лидера партии, который с её помощью реализует свои планы.  А если нет - то фракция разваливается или её растаскивают, зачастую, просто перекупая или шантажируя депутатов. Этим могут заниматься и  другие, более удачливые лидеры фракций, и формально рядовые депутаты, имеющие достаточно ресурсов для такой игры.  Тогда в парламенте возникают новые фракции. А иной раз - и пиарятся новые партии, не прошедшие на выборах. В расчете на следующие выборы.

Я намеренно не упоминаю здесь ни одного названия партии. Естественно, что любая партия, упомянутая в таком контексте, будет отрицать свою причастность к подобной деятельности.  Но я не могу назвать ни одной партии, партийного блока или иного политического формирования, прошедших когда-либо в парламент Молдовы за всю её постсоветскую историю, чья деятельность была бы устроена как-то иначе, не так, как здесь описано.

Справка:

Какие пороги для выборов установлены в настоящее время

Избирательный порог:  политические партии - 6%, блоки (общий избирательный список) из 2-х партий - 9%, из 3-х и более партий -11%. Независимые кандидаты -2%.

Общий процент голосов, оставшийся от партий, не прошедших в парламент, делится поровну между всеми политическими формированиями, вошедшими в законодательный орган страны.

Может ли в такой ситуации появиться политик-одиночка? Независимый депутат, голосующий так, как велит ему его совесть. Чисто теоретически такая возможность есть: можно выйти на выборы как независимый кандидат. Проходной порог для независимых кандидатов - 2%, и это уже несправедливо, поскольку в молдавском парламенте всего 101 место. Логичнее было бы поставить порог 1,01%. Но,в данном случае,это не имеет значения. За всю историю выборов в Молдове ни один из независимых кандидатов не прошел в парламент.

Понятно, что поддержание на плаву целой партии и участие этой партии в предвыборной борьбе обходится намного дороже чем кампания одного человека. За счет чего же может существовать политическая партия? Из истории известны три источника партийного финансирования: членские взносы, спонсорские взносы и экспроприации (товарищ Сталин на заре партийной карьеры был специалистом по такого рода операциям).  Партий, существующих на членские взносы в Молдове не замечено. Экспроприаторов, решительно берущих банки для пополнения партийной казны, тоже не видно. Остаются спонсорские взносы. А поскольку молдавский менталитет - это менталитет индивидуалиста, крепкого сельского хозяина у которого всё в своих руках, то партии, даже те, которые основывались вскладчину, довольно быстро становятся «партиями кошелька», находящегося в руках нескольких человек,  а иногда и одного.  И, совершенно естественно, что такая партия действует в интересах этого человека, ибо кто партию ужинает, тот партию и танцует.  И когда, к примеру, президент Игорь Додон говорит, что он заранее знает как будет реагировать по тому или иному вопросу Партия Социалистов - вот просто заранее и сразу знает, без каких-либо обсуждений внутри партии - то никаких вопросов на тему о том, кто оплачивает еду за которую социалисты.... ну, пусть танцуют, ладно - уже не возникает.
Как приходят деньги к лидеру - отдельный вопрос. Но, в любом случае, он кормит партию только из своих рук. Может ли такая партия думать о чьих-то интересах, кроме интересов лидера? Может ли каждый отдельно взятый партийный функционер такой партии, кормящийся из руки лидера, думать о чем-то, кроме того, как угодить лидеру и сохранить его благорасположение? Думает.  Но думает он о нём не совсем в том ключе, как в этом пытаются нас убедить. В первую очередь, лидера любой партии волнует то, как народ проголосует на следующих выборах. Что, в условиях Молдовы, обычно означает проблему "а что бы такое народу пообещать".

Партийные предвыборные обещания - вопрос вообще отдельный. Тут важны два момента. Во-первых, за всю историю Молдовы никто ещё не понес никакой ответственности за невыполнение предвыборных обещаний. Хотя, вообще-то, практика дачи обещаний на выборах и не выполнения их в дальнейшем, тем более - невыполнения заранее спланированного,  легко квалифицируется как мошенничество в рамках действующего законодательства. И тут не надо принимать никаких отдельных и специальных законов, а надо лишь применять тех, которые уже есть. А, во-вторых, поскольку все участники выборов  озабочены в первую очередь получением голосов, а там хоть трава не расти, то они стремятся выработать такой пакет обещаний, который понравился бы наибольшему числу избирателей.  Это делает партийные программы неконкретными, откровенно безответственными и популистскими, да к тому же ещё и похожими друг на друга, как две капли воды: за всё хорошее  и против всего плохого. Стремясь скрыть абсолютную пустоту, неконкретность  и неисполнимость своих обещаний, партии изобретают искусственные проблемы, вроде пресловутых "геополитических векторов", вокруг которых возводятся многоэтажные демагогические конструкции, уводящие дискуссию в обществе от реальных проблем. Реальные же проблемы Молдовы очень просты. Для того, чтобы наладить в стране нормальную жизнь, нужно последовательно, в несколько этапов, модернизировать экономику и общественные отношения  до уровня развитых стран Европы. При этом, модернизация должна проводиться по нескольким направлениям одновременно. Ибо не может быть ни передовой экономики в отсталом и косном обществе с низким уровнем образования, ни образованного и социально ответственного общества с отсталой экономикой. А значит, необходимо малыми шагами улучшать и одно, и другое, подтягивая общество к оживившейся  и получившей новые инвестиции и технологии экономике, затем экономику к ставшему более образованным  и ответственным обществу, и так, шаг за шагом, много-много раз. А чтобы идти этим путем, нужно сотрудничать со странами с передовой экономикой и передовым обществом.

Когда такие цели развития ясно обозначены, проблемы "глобально-цивилизационного  геополитического выбора" немедленно становятся  тем, чем они и являются на самом деле: дешевой демагогией, рассчитанной на одурачивание масс. Нет никакого геополитического выбора - это всё выдумки.  Есть лишь движение вперед или назад, в завтрашний или во вчерашний день.  И, к сожалению, за четверть века независимости Молдова, в основном, двигалась назад, а не вперед.

Не наша Молдова

Почему же мы оказались в такой .... ну, в общем, там, где сегодня находимся? Прежде всего, потому, что в Молдове, за четверть века свалившейся на неё государственности, абсолютно случайной и новодельной, лишенной каких бы то ни было исторических корней и социальной базы, никогда не было, и нет в настоящее время, ни одной политической силы, которая представляла бы интересы рядовых избирателей.  Как уже было сказано выше, все, без исключения, политические партии современной Молдовы являют собой инструменты олигархов. 

Почему мы получили нынешний шанс?

Давайте говорить прямо: ни малейшей заслуги рядовых граждан в этом нет.  Рядовые граждане, их мнения и хотелки в Молдове вообще ничего не значат. И никакие реформы "снизу"  не могут быть продвинуты в таком обществе, как молдавское. Я уже не раз писал о том, что гражданское общество отсутствует в Молдове как таковое, а все т.н. "общественные организации" являются либо симулякрами общественной активности, созданными теми же олигархами, либо товариществами разного рода комбинаторов по освоению западных грантов с целью  личного обогащения.  Интересующихся подробным анализом причин такого положения дел, отсылаю к своим статьям, публиковавшимся на этом сайте: кликнув по моей фамилии в конце статьи вы получите их полный список.

Гражданские активисты, достаточно образованные и вменяемые, чтобы предложить что-то реальное, встречаются в Молдове единичных экземплярах. На всю страну их едва ли наберется два десятка, и все они надежно и многослойно изолированы от любой возможности воплотить свои предложения в жизнь. Словом, на инициативу низов рассчитывает нечего.  Остаётся только вариант реформы сверху.  А, поскольку единственными реальными игроками в молдавской политике являются олигархи, то и реформаторские проекты могут исходить только от одного из них.

При каких обстоятельствах олигарх может сменить компрадорскую тактику на программу реформирования и развития страны пребывания? Тут всё просто, поскольку возможен только один вариант: сочетание большого фактического объема власти, завоеванного ранее; свойств характера, позволяющих идти на серьёзный, хотя и просчитанный риск; и, наконец, умения мыслить на перспективу.

- Сильные позиции во власти необходимы такому реформатору для уверенности, хотя бы и относительной, в том, что он не будет сразу же смещен соперничающей группировкой, и все его труды и риски не пойдут прахом.

- Умение рисковать, а также умение просчитать варианты отхода в случае провала реформ, необходимы по той причине, что в условиях олигархата любая власть неустойчива по определению. И даже самые сильные, на первый взгляд, позиции здесь достаточно уязвимы. Иными словами, даже при благоприятных обстоятельствах элемент риска всё равно будет велик.

- Мышление на перспективу даёт понимание того, что компрадорская тактика в условиях современного мира хороша только для старта. А в дальнейшем она ведет в тупик, поскольку владельцы компрадорских капиталов справедливо рассматриваются властями развитых стран, куда они их вывозят, как подозрительные и потенциально опасные элементы. Как следствие, законность их прав собственности может быть оспорена при любом подходящем для этого случае. К примеру, в связи с обвинениями в отмывании незаконно  полученных средств, что нередко и случается.  В свою очередь, репутация реформатора, хотя бы отчасти успешного, обнуляет даже очень серьёзные пятна в биографии и создаёт прекрасный новый образ, чему в современном мире тоже есть немало примеров.

Иными словами, положение олигарха и компрадора, кажущееся со стороны весьма привилегированным, на самом деле  - далеко не сахар. В борьбе олигархических кланов у себя на родине он в любой момент может оказаться проигравшей стороной. Там, куда он выводит капиталы, его могут обвинить в незаконном обогащении. Любой разумный человек, набравший достаточный финансовый и политический вес, будет стремиться перейти в новое качество:  стать законопослушным и уважаемым в развитых странах политиком и бизнесменом. Вопрос  только в том, что на попытку совершить такой прыжок способны далеко не все. Нужны солидные ресурсы плюс качества, перечисленные выше.

Таким образом, ни о какой благотворительности в интересах рядовых граждан тут нет и речи. И это очень хорошо, что на сей счет существует ясность. Потому, что если гражданам обещают облагодетельствовать их исключительно из чистой и бескорыстной любви к ним, это означает только одно: граждан разводят и забалтывают, чтобы их ограбить.  Ни о какой бескорыстной любви к публике, не способной на самостоятельное гражданское действие, не может быть и речи. Хотя бы потому, что любить её абсолютно не за что. Оглянитесь вокруг, а заодно всмотритесь в зеркало - и вы поймете, о чём я говорю.

Но, вместе с тем, такие реформы объективно отвечают интересам граждан. Потому, что реформатор будет вынужден, просто для собственного выживания, шаг за шагом создавать условия, при которых в обществе возникнет политическая сила, не являющаяся олигархической.  А неолигархическая политическая сила может быть основана только на гражданской солидарности. Реформатору нужно гражданское общество, чтобы опереться на него в ходе своих реформ, подавить сопротивление других олигархов, и перестать быть олигархом самому, перейдя в иное качество: став полноценным демократическим политиком, опирающимся на поддержку граждан и работающим в их интересах. Что, в свою очередь, создает прочную основу для его собственного положения - как уважаемого в своей стране политика и бизнесмена

На первых порах распознать реформатора  от олигарха, озабоченного укреплением своего положения в сложившейся системе отношений, бывает непросто.  Собственно говоря, это вообще невозможно до тех пор, пока такой реформатор не предпримет существенные и бесспорные шаги, направленные на создание и укрепление в Молдове гражданского общества.  Реформирование избирательной системы как раз и является таким шагом. И, должен сказать, что сомнения, которые я испытывал до последнего времени относительно намерений Влада Плахотнюка  после этой инициативы, несомненно, исходившей от него, и уже поддержанной им публично, у меня пропали. Теперь я уверен, что перед нами реформатор, пытающийся вывести Молдову из компрадорско-олигархического тупика.

Здесь, повторяю, важно понимать, что такой реформатор не филантроп, и уж тем более, не святой. Он нам не друг и не благодетель, он  действует в своих интересах. И это, повторяю, очень хорошо, что его интересы видны. В противном случае, если бы они не прослеживались,у нас были бы все основания для недоверия. Но интересы просчитываются: реформатору жизненно необходимо дружественное гражданское общество. Дружественным ему оно постепенно станет, поскольку будет постоянно получать от него поддержку в становлении и укреплении. Нужда в гражданском обществе как таковом возникает у реформатора как в противовесе, для противостояния другим олигархическим группировкам. Кроме того, за пределами Молдовы такой реформатор автоматически получает публичное уважение и политический вес - а заодно обнуляет всё, что ему при других обстоятельствах могли бы поставить в вину, и защищает свои капиталы.

И на здоровье. Пусть он получит всё желаемое. Ничего плохого в этом нет, если его  интересы совпадают с нашими. И, до тех пор, пока он заинтересован в укреплении гражданского общества, он союзник простых граждан.  И мы должны ценить такого союзника, хотя бы потому, что без него мы не сдвинемся с места.  И уважать его интересы.  По крайней мере - понимать их и принимать в расчет.

Что касается несвятости, то если бы Влад Плахотнюк не был тем, кто он есть, он не смог бы заняться таким реформированием. А подняться наверх он мог только по тем правилам игры, которые сложились в нашем обществе. Если эти правила кажутся вам плохими, то, во-первых, других нет. А, во-вторых, ответственность за то, что они  именно таковы несем мы все, совокупно, поскольку обладая де-юре полным набором гражданских прав, не сумели объединиться, и сами, своими руками, а точнее, своим бездействием, пассивностью, доверчивостью и невежеством, отдали Молдову во власть олигархов. Мы просто уступили им власть. И нечего винить в этом других. Тем более, что  99,99% граждан Молдовы охотно заняли бы место любого из олигархов, если бы у них хватило на это удачливости, а также, что ещё важнее -  ума и таланта. Легенда же о том, что наверх можно пробиться исключительно благодаря удаче и счастливому стечению обстоятельств придумана бесталанными неудачниками.

Мы все, повторяю, в основном, одинаковые, что внизу, что наверху. Политики и коррумпированные чиновники, которых мы так увлеченно критикуем,  порождены нашей средой, обществом, они выросли среди нас, впитали нашу культуру, традиции и правила жизни. Они стали тем, кто они есть, именно потому, что они  - одни из нас.  Так что разговоры о том, что Плахотнюк или кто-то другой поднялся наверх не так, как того хотелось бы записным моралистам, что он вылез из грязи, а не снизошел с небес, как ангел - такие разговоры, по меньшей мере, неуместны.

А теперь поговорим об избирательной реформе, продвигаемой Плахотнюком и его Демократической партией. Суть её - в переходе к одномандатной (она же - мажоритарная) системе выборов.

Мажоритарная система, её достоинства и недостатки

Мажоритарная система устроена очень просто. Вся страна разбивается на избирательные округа, в каждом их которых выбирают одного депутата - конкретное физическое лицо. Депутат может быть членом какой-либо партии и заявлять об этом, а также использовать партийную символику, если сочтет нужным, а может быть и беспартийным. Или опираться на поддержку какой-либо иной общественной организации. В любом случае, голосование происходит за конкретного человека. Предполагается, что граждане будут голосовать за того, кого хоть немного знают. Именно так и предлагается выбирать парламент по новым правилам.

Детали варьируются, проект изменений в избирательный кодекс ещё даже не вошел в стадию обсуждения - он находится в стадии написания. В числе возможных вариантов - смешанная система: когда часть депутатов  парламента избирается по мажоритарной-одномандатной  системе, а часть по многомандатной-пропорциональной, то есть по партийным спискам.  Именно такая, смешанная, система принята в России и в Украине. 

Какие преимущества даёт мажоритарная система?  Во-первых, она открывает путь  в парламент в обход партийных структур - которые, в наших условиях, абсолютно олигархические. Во-вторых, она позволяет ввести персональную ответственность депутата  за выполнение им его предвыборных обещаний. Правда, для этого нужно ещё несколько механизмов, в частности - поименное голосование на пленарных заседаниях, прозрачное авторство вносимых на рассмотрение парламента законопроектов, а также продуманный механизм отзыва депутата, в том случае, если большинство избирателей сочтет его деятельность неприемлемой.  Но если эти механизмы разработать и придать им силу закона, то депутаты станут реально зависимы от своих избирателей.

Это очень важно для успеха реформы - наличие всех необходимых поправок,и не только в закон о выборах, но и в закон о парламенте. Непродуманная и половинчатая реформа скорее скомпрометирует хорошую идею, чем даст реальные результаты.  К слову, история с возвращением всенародных выборов президента - яркий пример такого половинчатого решения.

На двух перечисленных пунктах все преимущества, собственно говоря, и заканчиваются. Но оба они очень важны. Наши политические элиты, по сути, превратились в закрытые касты. Они существуют совершенно независимо от граждан и их мнений - и абсолютно зависимы от партийных  спонсоров.

Ну, а недостатки? Недостаток, конечно, тоже есть, правда, всего один. Но серьёзный. Есть основания  предполагать, что в одномандатники тут же полезут сомнительные региональные бароны.  Со всем сопутствующим этому негативом. Что, кстати, мы и наблюдаем,как в России,так и в Украине. И вдвойне - в Приднестровье, где система выборов уже не смешанная, а чисто одномандатная.  Хотя и на баронов при продуманном избирательном законодательстве тоже можно найти управу.

Есть также ряд факторов, которые будут работать при любой системе. Что при пропорциональной, что при мажоритарной, что при смешанной.

Участие в выборах по одномандатным округам не отменяет де-факто имущественного ценза. Занятие политикой вообще затратная штука,и оно не для бедных.  Нужны либо свои деньги - и немалые, либо спонсорская поддержка - а за неё приходится чем-то платить.

Как следствие, помимо уже упомянутых региональных микроолигархов, в одномандатных выборах смогут, и обязательно будут участвовать по факту также и партии. Продвигая на партийные средства, и с помощью партийных структур, своих кандидатов. Возможно, с использованием партийной символики. Возможно, и без этого.  Но, в любом случае, партийно-олигархический фактор никуда не денется.

И, разумеется, никуда не денется и практика подкупа избирателей. Её распространенность зависит от качества избирателей, а не от системы голосования.

Тем не менее, достоинства мажоритарной системы в наших условиях перевешивают. Потому, что переход на одномандатные округа - частично, или полностью, решает главную проблему молдавской политики - кастовость и несменяемость значимых действующих лиц. На политическом поле появятся новые фигуры.  Могут появиться и новые политические партии - а ведь сегодня зарегистрировать новую партию практически невозможно. Недаром же такое распространение получила практика покупки заброшенных партийных брендов ради пакета документов с последующим ребрендингом. Практика эта, надо сказать, крайне порочная.  А при одномандатной системе вполне можно создать совершенно неформальный, не связанный официальными процедурами регистрации,  клуб единомышленников и с его помощью провести своего кандидата. А то и нескольких, если клуб получится большой.

Второе, и, пожалуй ещё более важное достоинство мажоритарной системы состоит  в том, что граждане получают  совершенно реальные рычаги влияния на депутатов. Их деятельность станет прозрачнее. И даже если механизм отзыва на первых порах будет работать не очень хорошо - а отладить его до работающего состояния действительно трудно, хотя и возможно, то скомпрометировавший себя депутат на следующих выборах имеет куда меньше шансов, чем целая партия, члены которой будут перекладывать друг на друга ответственность за содеянное.  Правда, для того, чтобы это работало, должен быть поставлен барьер разного рода гастролерам из одного избирательного округа в другой.  Баллотироваться на выборах - только по месту постоянного проживания. Возможно, нужен и некоторый временной ценз проживания в данной местности. А вся предыдущая история кандидата, в особенности - связанная с его работой в выборных органах, должна быть прозрачна для всех, кто ею заинтересуется. Иными словами, мы снова приходим к тому, что хотя идея изменения системы выборов, несомненно, своевременна и удачна, очень многое зависит от того, насколько грамотно и подробно она будет прописана в законах. 

Да, и, разумеется, совершенно иной будет мера ответственности граждан, рядовых избирателей. Это естественно - ведь возможность реально влиять на состав парламента предполагает и готовность нести ответственность за неправильные решения, за легковерность, за податливость популистским обещаниям. Ну, что ж, какое-то число ошибок неизбежно будет совершено.  И это нормально. Ответственный подход к своим гражданским правам тоже не даётся с рождения.  Ему нужно учиться.

А кто против реформы?

А против, естественно, все остальные партии, кроме  Демократической, которой рулит Влад Плахотнюк. Почему - понятно. У нас все партии - инструменты одного человека. Этот человек либо олигарх, либо партийный лидер, оказывающий олигархам политические услуги. А остальные олигархи пока не готовы к смене своего общественного положения.  Реформа в настоящее время не отвечает их интересам. Что бурлит под ковром от нас скрыто, а из публичных фигур больше всех возмущаются реформой партийные лидеры, что тоже понятно.  Сегодня партийный лидер - царь, бог и социальный лифт в парламент, и вообще во власть и в политику, в одном лице.  Он тасует избирательные списки как хочет. А при мажоритарной системе ему придется распределять партийную поддержку по округам. И распределять среди тех кандидатов, которые имеют шансы на победу - при этом, не обязательно нравятся ему лично. Так что предлагаемую реформу можно, помимо всего прочего, рассматривать как отмену крепостной зависимости рядовых парламентариев.

И, разумеется, напуганные такой перспективой партлидеры, и  верхушка партфункционеров, приближенных к ним,  из всех партий, кроме ДПМ, рассказывают нам разные страшилки - о том, какие ужасы нас всех ждут при введении мажоритарной системы.  Рядовые партийцы и депутаты тоже конечно стараются - но они народ подневольный, с них особого спроса нет.

Ну вот давайте и поговорим об этих ужасах.

"На этом этапе мы не готовы прийти к какой-то смешанной или одномандатной системе. Есть сегодня партийная избирательная система и этого нужно придерживаться. Конечно, может у нас слишком много политических партий, но все равно люди ведь голосует за тех, кто сильнее. За эти восемь лет люди много чего увидели, много чему научились, и увидели, кто обещал рай на земле, и что получилось", - заявляет Зинаида Гречаная, нынешний председатель Партии Социалистов, занявшая этот пост в связи с переходом Игоря Додона на другую работу.

Это заявление, это обычно у наших политиков бывает, являет собой смесь полуправды и просто вранья. Давайте разберем его по компонентам.

 - "Мы не готовы прийти к какой-то смешанной или одномандатной системе". Да кто бы сомневался. Конечно ПСРМ к этому не готова. ПСРМ вообще не готова ни к какой созидательной деятельности, она с самого начала была и остается партией горлапанов, критикующих других. Отбери у социалистов "геополитическое противостояние" и заставь их кандидатов в округах выступать перед избирателями с конкретными позитивными предложениями и обещаниями: что именно ПСРМ, и, в частности, её кандидат имярек намерены за 4 года сделать в данном округе - и всё. Это конец и крах молдавского "левого социализма". Настолько, кстати, левого - в плохом смысле, что Социнтерн от таких "социалистов" уже открестился руками и ногами. Признав зато своими "антинародную" - по версии тех же социалистов - ДПМ.

- "Есть сегодня партийная избирательная система и этого нужно придерживаться " - Ну ясное дело, что госпоже Гречаной её нужно придерживаться.  Она от неё кормится. Потому что - пари держу - ни в каком избирательном округе ей, баллотируясь самой, победы не видать. Ей припомнят многое. Начиная с сомнительной деятельности  в ПКРМ ещё тогда, когда ПКРМ была при власти.

" Конечно, может у нас слишком много политических партий, но все равно люди ведь голосует за тех, кто сильнее". - Много? Да сколько бы их не было, все ваши партийные гадюшники похожи друг на друга как две капли воды.  За тех, кто сильнее? Да что вы говорите. Люди голосуют за них от безысходности. Выбирать-то по сути не из кого. И ещё потому голосуют, что коммунисты, которые вырастили госпожу Гречаную как политика, будучи у власти, предусмотрительно удалили из бюллетеней пункт "против всех".

"За эти восемь лет люди много чего увидели, много чему научились, и увидели, кто обещал рай на земле, и что получилось" - ну почему же только за 8 лет? А давайте мы обещания поднимем не за 8 лет, а за 16? А давайте поднимем выступления самой Гречаной, и её деятельность в парламенте, включая и законопроекты которые она разрабатывала и продвигала. Например - в банковской сфере (да, вы угадали - ау, миллиард!). Давайте сравним её обещания и её действия.  Я вас уверяю, что если провести эту операция подробно и последовательно, то госпожу Гречаную не выберут по одномандатному округу депутатом никогда и нигде. И госпожа Гречаная это знает. Она знает, что одномандатные выборы - это её политическая смерть. И не только её, а целой генерации политиканов, множество раз сменивших партии, идеологии, убеждения и непрерывно, годами, в режиме нон-стоп,  лгавших своим гражданам.  Конечно, она не хочет политически умирать, ей очень хорошо в её нынешней должности и положении. Так что она-то уж будет биться против мажоритарной системы до последнего. Но это её проблемы. Не наши с вами.

Гречаной вторят и будут вторить и остальные политические хамелеоны.  Майя Санду и  Михай Гимпу уже высказались в том же духе, что и Гречаная. Многие пока помалкивают из осторожности но они ещё себя покажут. Реформа выборов будет встречать бешеное сопротивление всей нашей "политической элиты" - негодной,  выродившейся в коррупционный междусобойчик, и давно нуждающейся в замене,  притом, чуть более чем полностью.

Но я обещал страшилки. Итак, какие беды сулят нам эти политические химеры из позавчерашнего дня?

- Деградация партийного строительства. Пример Приднестровья, где не смогли выстроить региональную партийную систему, хотя попытки прослеживались.

Извините, но наши партии и так деградировали до самого дна, превратившись в подтанцовки своих лидеров. Сильнее деградировать они просто не смогут. В том состоянии в котором они сейчас находятся - лучше бы им просто умереть.  А мажоритарная система, напротив, придаст партийному строительству новый импульс.  Уже существующие партии будут вынуждены привлекать в свои ряды популярных и харизматичных местных активистов. Новые партии можно будет образовывать и подключать к выборам явочным порядком, продвигая депутатов-одномандатников. А уже потом, когда и если они наберут силу, выводить на процедуру регистрации.

Мажоритарная система никоим образом не исключает партии из процесса выборов. Напротив, она придает их участию в предвыборной борьбе совершенно новые  и очень перспективные для развития, как самих партий, так и всего гражданского общества,  измерения.

А в Приднестровье, раз уж о нём зашла речь, партийному строительству помешала не мажоритарная система  а отсутствие публичной политики как таковой.  Приднестровье - это криминальный регион, где кучка бандитов запугивает и терроризирует остальное население, а все "публичные выборы" - на 90% имитация. Свободными выборами там и не пахнет, вся борьба идет в пределах пророссийской и проверенной КГБ обоймы. Так что ни о каком полноценном партийном строительстве там изначально и речи не могло быть.

- Появление "независимых- хамелеонов", которые меняют окрас после выборов.

Бог ты мой. А что - с партиями так не бывает? И с депутатами, выходящими после выборов из партийных фракций - не так? Ничего нового тут не предвидится, всё как было, так и будет. С одной только существенной оговоркой  - на следующих выборах нашему хамелеону придется объяснять свои изменения цвета избирателям. Если, конечно, он захочет баллотироваться во второй раз.

- Депутаты с узкой региональной ориентацией, которые будут защищать определенные сектора экономики. Пример Украины, где "донецкие" защищали свой бизнес, не замечая других проблем.

А ничего плохого в этом нет. Наоборот, у регионов появится действенное представительство в парламенте. Кстати и в том, что "донецкие" защищали интересы своего региона тоже не было ничего плохого. Проблемы начались тогда, когда они набрали слишком большую силу и задавили всех остальных - "львовских", "киевских", "криворожских" и прочих.  А так все было нормально. И вообще, лоббирование региональных интересов в парламенте можно только приветствовать. Потому, что парламент - он от всей Молдовы. А не только от Кишинева.

- Прохождение в парламент местных микроолигархов.

Они и так проходят по партийным спискам, когда им очень надо. Но договориться со всеми избирателями в своём округе им будет сложнее, чем с лидером одной из партий.

- Прохождение в парламент звезд эстрады и известных актеров, которые идут в парламент ради статуса и рейтинга.

Знаете, если большинство избирателей на округе будут вести себя как идиоты, то и результат они получат вполне идиотский - а какой ещё? Но, имея возможность отслеживать и оценивать деятельность своего, выбранного ими, депутата, они гораздо быстрее осознают ошибочность своего выбора, чем в случае голосования по партийным спискам.

- Прохождение в парламент большого количества сил, что приведет к неустойчивости правящих и оппозиционных фракций.

Это могло бы стать проблемой, когда парламент состоит из пустозвонов, которым нечего предложить своим избирателям, кроме вечной геополитической войны. Предполагается, что парламент, избранный по мажоритарным округам будет, ближе к реальным вопросам. Хотя конечно, нельзя исключать и появления "мозаичного" парламента. Но, во-первых, такие парламенты у нас бывали и при пропорциональной системе. А, во-вторых грамотно прописанное избирательное законодательство позволяет уйти от таких ситуаций - чуть ниже мы посмотрим, как это можно сделать.

И, наконец, ещё один вопрос:  всегда ли мажоритарная система лучше чем пропорциональная?

Разумеется, нет. При наличии полноценного гражданского общества, активных и разнообразных общественных организаций,  сильных и независимых профсоюзов, устоявшихся партий, действительно представляющих интересы граждан а не играющих роль  подтанцовки вокруг вождя, под которого эта партия и была создана, и без которого она немедленно умрет - то есть, при наличии полноценной политической системы, совсем не лишним бывает включить для молодых политиков предварительный внутрипартийный отбор.

О Приднестровье и национальных меньшинствах

Мажоритарная система - при грамотной  нарезке округов дает возможность гражданам Молдовы, живущим в Приднестровье, получить своё представительство в парламенте. Более действенный, во всех смыслах, шаг по реинтеграции ПМР в Молдову просто трудно себе вообразить.

И не надо рассказывать, что приднестровские власти сживут такого депутата со свету и не дадут ему работать в Приднестровье.  Закрытие кишиневского аэропорта  и выезда из Молдовы для тираспольской верхушки решить проблему в течении суток. Молдова просто ещё ни разу по-настоящему не давила на Приднестровье, ограничиваясь чисто символическими действиями. Впрочем, правильные отношения с режимом в Тирасполе - тема  отдельная.

Мажоритарная система снимает и вопрос о представительстве в парламенте национальных меньшинств.  Совершенно естественно, что в одномандатных округах будут баллотироваться и побеждать представители всех проживающих в Молдове национальностей.

Каким вижу проект избирательной реформы я

Поскольку проект избирательной реформы пока не существует даже в предварительном виде,  предложение на обсуждение собственного видения новой избирательной системы представляется мне вполне уместным.

Как уже понятно из сказанного, сама по себе мажоритарная система выборов - вовсе не волшебная палочка. Нужен продуманный закон о выборах и нужны изменения в закон о парламенте. Мажоритарная система тут только скелет, который нужно  умно обрастить мясом.

От чего я бы отталкивался, создавая новый закон.

- Во-первых, закон о выборах нельзя менять ежегодно. В этом вопросе должна  существовать определенная стабильность. А значит, коль скоро дело дошло до серьезных изменений, нужно решать все накопившиеся проблемы, ничего не оставляя на потом. Потом будет уже очень и очень не скоро.

- Во-вторых, по настоящему демократическая власть всегда строится по принципу "снизу вверх", путем последовательного делегирования полномочий.

- В-третьих, далеко не всегда прямые выборы так уж хороши. Если избиратели способны и имеют возможность выбрать достойных депутатов, то ряд последующих избирательных процедур  можно смело делегировать им. Не во всех случаях - но во многих.

- В четвертых, средний избиратель не мыслит глобальными проблемами. Он видит ситуацию на уровне своего города, села, района - и это нормально. Более того, не надо втягивать его в обсуждение вопросов,  в которых он не разбирается. Оказавшись на чужом для него поле, избиратель легко становится жертвой манипуляций. Именно по этой причине наши политические аферисты так любят всё сводить  к геополитическим мировым проблемам. Потому что  тут обмануть большинство наших граждан намного проще, чем, к примеру в вопросах изготовления домашнего вина, поклейки обоев, нормальной работы ЖКХ и городского транспорта  - то есть всего того, с чем они соприкасаются ежедневно.

Иными словами, местные выборы всегда честнее, чем парламентские. Потому, что видно, кого выбирают из местных. А если сделать местные выборы по одномандатным округам, так и совсем будет хорошо.

Я не знаю точной цифры: сколько  сейчас в Молдове местных округов. Но полагаю, что было бы правильно свести эти округа в 101 кустов. И уполномочить местных депутатов из каждого куста выбрать из своей среды одного депутата в парламент Молдовы.  Потому, что депутат - он, по идее, более продвинут, чем простой избиратель.  И выбирать будет квалифицированнее.

Схема выборов получается такая: пусть всего по Молдове 101*n местных округов. Округа одномандатные. Каждый кандидат выставляется не один, а со своим заместителем. Который, в случае его ухода по тем или иным причинам, с депутатской должности до истечения срока уже безо всяких выборов просто занимает его место. А до его ухода исполняет роль его помощника и находится в курсе дел на округе. 

Выборы по одномандатным округам могут идти в один тур, когда набравший большинство голосов сразу побеждает. Так дешевле - но правильнее всё же проводить их в два тура, по обычной схеме: победа в первом туре 50%+1 голос, если нет - во второй выходят двое лидеров, победа во втором - простое большинство, порог явки -  1/3.  Ценз оседлости для кандидатов - 5 лет постоянного проживания на территории своего избирательного куста.  Выборы депутатами представителя от куста в парламенте - по той же процедуре:  тайное голосование в 2 тура.

Границы кустов - плавающие. Пусть они немного меняются на каждых последующих выборах, исходя из реального числа проголосовавших на предыдущих.  Потому, что более активные избиратели должны иметь преимущество в своем представительстве в парламенте. И не суть важно,  сколько числиться избирателей на каком-либо округе. Важно - сколько из них реально голосует. Открепительных талонов, предварительного голосования и прочих дыр для вбросов нет.  Время голосования - максимально растянуто, скажем с 7.00 до 23.00. Кто очень захочет - тот проголосует. Кто не сильно хочет - тому, значит, и не надо.

Депутаты подотчетны перед избравшим их органом. На протяжении срока депутатства они несколько раз - например, раз в полгода или раз в год - отчитываются перед своими избирателями. Местные депутаты - перед  своими избирателями на участке, депутаты парламента - перед избравшими их местными депутатами куста. В законе прописаны сроки и процедура отчетов, порядок их публикации в сети, а также процедура отзыва в том случае, если отчет сочтен неудовлетворительным. Неудовлетворительный отчет - безусловная причина для отзыва.  В случае депутата парламента это можно сделать простым большинством голосов: проголосовали - отчет не принят, значитдепутат отозван. Тут же, в два тура проголосовали за 1-2 дня за нового депутата и отправили его в парламент.  На местном уровне - нужен сбор подписей за отзыв в связи с неудовлетворительным отчетом, скажем 10% от числа проголосовавших избирателей. Подписи собрали - провели голосование на участке. Большинство голосовавших за отзыв - пришел помощник. Не повезло и с помощником - придется назначать на участке повторные выборы в два тура, но это уже совсем маловероятный случай.

Те, кто не участвовал в выборах - не могут ни подписываться за отзыв, ни участвовать в голосовании за отзыв депутата.

Вся деятельность депутата в парламенте прозрачна: голосование только персональное и поименное, доступен список предложенных им законопроектов и иных инициатив, график поездок и встреч.  Всё это можно легко сравнить с предвыборными обещаниями на местных выборах, и на выборах в кусте. Эти обещания не должны оставаться устными, а оформляются протоколом, и этот протокол также публикуется в сети.  Есть расхождения между обещаниями и действиями? Ну, что ж, пусть депутат пояснит, чем они вызваны. А избиравшие его - послушают.

Уверен: если такие изменения станут реальностью, они буквально за  два-три созыва парламента принципиально изменят и неузнаваемо оздоровят молдавское политическое поле.

 

Обсудить

Реформа избирательной системы

Гражданское общество и Демократическая партия инициирует реформу избирательной системы