«Голландский Трамп» проиграл на выборах. Что пошло не так?

История лидера правых из Нидерландов Герта Вилдерса. И его поражения

Герт Вилдерс в Валкенбурге, Голландия. Фото: Dylan Martinez / Reuters

15 марта в Нидерландах прошли парламентские выборы. В ходе предвыборной кампании фаворитом считалась правая Партия свободы (PVV), которую возглавляет популист Герт Вилдерс – противник ЕС, критик ислама и иммиграции. Но экзит-поллы отдали победу на выборах партии премьера Нидерландов Марка Рютте, которая, по предварительным результатам, получает 32 из 150 мест в парламенте. У Партии свободы Вилдерса – только 19 мест. Рютте уже объявил результаты голосования долгожданной победой над популизмом в отдельно взятой стране: «После Трампа и брекзита Нидерланды сказали “нет” вредному популизму».

Чего удалось избежать?

В случае победы партии Вилдерса Нидерландам грозил политический кризис. В стране нет доминирующей партии, поэтому сама по себе победа – еще не гарантия прихода к власти. Парламентом управляет коалиция. Но накануне выборов основные игроки, включая правящую Народную партию (VVD) Рютте, заявили, что сотрудничать с ним не собираются.

На выборах 2012 года Партия свободы Вилдерса получила 15 мест (всего в парламенте их 150). Опросы, проведенные в конце 2016 года, предсказывали ей успех – 33 места. Но позднее ее рейтинги начали снижаться. Среди вероятных причин – отсутствие Вилдерса на серии предвыборных дебатов.

Правящая Народная партия, напротив, незадолго до голосования укрепила свои позиции. Это связали с недавним дипломатическим скандалом (в страну не пустили министра иностранных дел Турции Мевлюта Чавушоглу, который собирался выступить на митинге перед этническими турками, проживающими в Нидерландах). Позиция власти понравилась большинству избирателей, в том числе – сторонникам партии Вилдерса.

Но в определенном смысле Вилдерс все равно победил. Подобно Трампу, он способствовал тому, что прaвая риторика стала попадать в мейнстрим. По оценке голландской юридической организaции NoVA, теперь ведущие партии страны в своих программах допускают «открытую дискриминацию определенных групп населения». Чем больше они, соперничaя с Вилдерсом, будут уходить впрaво – тем меньше у них будет идеологических разноглaсий (и, возможно, препятствий для создания коалиции в будущем).

Чем известен Вилдерс?

Прежде всего – выступлениями против мусульман. Ислам он называл «тоталитарным культом», Коран – «фашистской» книгой и «пособием для террористов». Выступая в парламенте, Вилдерс заявлял, что ислам угрожает будущему Европы. «Многие голландцы видят проявления ислама, – говорил он. – И им надоели минареты, ритуальные убийства животных, арабский язык в транспорте и то, что среди преступников слишком много мусульман».

Его партия требует «деисламизации». Первый пункт ее программы – закрыть въезд для выходцев из исламских стран. Кроме того – запретить мусульманские головные платки в общественных местах (а также «проявления ислама, нарушающие общественный порядок»), начать превентивные аресты радикально настроенных мусульман и закрыть все мечети. Сверх этого – запретить Коран.

В программу также вошли призывы закрыть Нидерланды для беженцев и покинуть Евросоюз – по примеру Великобритании. «Нестабильность, в которой сейчас оказались британцы, временная, – заявляет Вилдерс. – В долгосрочной перспективе им будет лучше. Как и нам, если мы выйдем из ЕС».

Вилдерсу не раз угрожали. В середине 2000-х годов, после убийства голландского режиссера Тео ван Гога (автор фильма «Покорность» о насилии над женщинами в мусульманском мире был убит исламским радикалом, его убийца, как позднее установила полиция, угрожал и Вилдерсу), его, депутата парламента, поместили под охрану. Некоторое время он даже провел в тюрьме строгого режима – ему выделили камеру в целях безопасности, а на работу возили с полицейским эскортом. Там он работал в отдельной комнате без окон, посетителей пропускали только после тщательного досмотра.

С тех пор Вилдерса везде сопровождают охранники. «В моем доме есть бункер, – писал он. – Там я могу укрыться, если последователь “мирной религии” пройдет через охрану. Это даже не мой дом, а убежище, предоставленное правительством. Я ношу бронежилет. Рядом со мной всегда охранники в штатском. На работу меня возят в бронированных машинах».

В последние годы его образ жизни стал еще более затворническим. Знающие его люди говорили, что он мало кому доверяет. Перед выборами Вилдерс даже приостановил свою кампанию, когда появились подозрения, что информация о его системе безопасности попала в руки некой марокканской группировки.

Тем не менее, он использовал ситуацию для укрепления своего образа – «защитника европейской цивилизации», пострадавшего в борьбе с исламом. «Люди, которые представляют угрозу, спокойно ходят по улицам, – заявляет он. – А те, кому угрожают, живут, как в тюрьме».

Что у него общего с Трампом?

Их сближает антиисламская риторика и призывы закрыть границы. Оба заслужили обвинения в ксенофобии – Трамп за выпады против мексиканцев, Вилдерс – марокканцев, проживающих в Нидерландах (он называл их «подонками»). На выборы они шли с похожими популистскими лозунгами. Трамп заявлял, что «Америка прежде всего», и обещал «вернуть ей былое величие». Вилдерс призывал голландцев «вернуть себе Нидерланды».

Оба позиционировали себя как противники истэблишмента (хотя со стороны миллиардера и политика такие претензии сомнительны). «Истэблишмент – элитные университеты, церкви, медиа, политики – поставили под угрозу наши свободы», – заявлял Вилдерс. Когда ведущие партии отказались с ним сотрудничать – он немедленно воспользовался этим, чтобы обвинить их в оскорблении «миллионов избирателей».

Есть и различия. Вилдерс – профессиональный политик (карьеру он начинал еще в Народной партии, которая сейчас находится у власти). Он более последователен в своих взглядах. «Для него идеология важнее, чем для Трампа, – отмечает профессор политологии Амстердамского университета Сара де Ланге. – У него более ясное видение того, каким должно быть общество. Оно базируется на национализме и исламофобии».

Все это Вилдерс оправдывает защитой либеральных ценностей. Как считает венгерский политолог Антон Пелинка, он представляет сравнительно новое направление в политике правого спектра. Ее представители могут сочетать либеральные взгляды (например, отстаивать права ЛГБТ) с риторикой, направленной против мигрантов и мусульман.

Брат лидера Партии свободы Паул Вилдерс, не разделяющий его взглядов, считает, что тот всерьез добивается политической власти. По его словам, его родственник якобы даже угрожал «революцией», в случае если результаты выборов его не устроят. Другие, впрочем, считают, что Вилдерсу пока достаточно роли оппозиционера и противника элиты. «Многие полагают, что он не хочет быть премьер-министром, – говорит исследователь Кембриджского университета Леони де Йонге. – Роль аутсайдера удается ему очень хорошо».

 
Обсудить