Пограничные страсти

О сути разногласий в связи с установление совместного молдо-украинского контроля на приднестровском участке границы - и о том, что может извлечь из новой ситуации Молдова.

Совместное решение Молдовы и Украины об организации на украинской территории совместных пограничных и таможенных постов на приднестровском участке молдо-украинской границы наделало уже немало шуму. Впрочем, шумят в основном в Тирасполе. Украина всячески поощряет Молдову к решительным шагам, создавая ситуацию, когда Кишиневу уже сложно отыграть назад. И даже Россия, вечный адвокат и спонсор Приднестровья, пока притихла в ожидании развития событий.

Что же происходит, и о чём, собственно говоря, весь этот шум?

Насколько необычна сама по себе организация таких совместных постов?

Ничего необычного в ней нет. Это общемировая практика. В Молдове она тоже применяется уже много лет на севере - на границе с Черновицкой областью.  Очень удобно для тех кто пересекает границу: один паспортный и таможенный контроль вместо двух. Очень способствует борьбе с коррупцией, поскольку в процедуре контроля и осмотра задействованы пограничники и таможенники сразу двух стран, то есть выстроить коррупционные крыши намного сложнее.  Очень удобно это и для честных пограничников и таможенников - плотный обмен информацией,  взаимопомощь, все разночтения и нестыковки оперативно преодолеваются. Словом - замечательная практика. Те, кто проходил этот участок молдо-украинской границы могут оценить разницу.

Что необычного в случае с Приднестровьем? Только одно: организация совместных постов на украинской стороне. Как правило, они организуются на нейтралке: строится общий терминал, где службы обеих  стран совместно и работают.  Вероятно, эта необходимость либо построить общий терминал, либо пустить коллег из одного государства на территорию другого и тормозит внедрение этого очень удобного метода контроля на всем протяжении украино-молдавской границы. Но оно уже готовится: как сообщил Посол Украины в Молдове Иван Гнатишин, организация совместного контроля в пунктах пропуска "Маяки-Паланка-Удобное"  - на территории Молдовы и "Рени-Джурджулешть" - на территории Украины находится уже в завершающей стадии.

Ну а в случае с Приднестровьем совместные посты будут размещены на украинской территории, поскольку молдавские власти не контролируют территорию непризнанной "пмр".  См. Приложение в конце текста.

Каковы аргументы приднестровской стороны и что в действительности изменится с введением совместных постов?

Вообще говоря, доводы приднестровцев удивительно малоинформативны. На 99% они состоят из общих рассуждений об "угрозе безопасности" и "попытке удушить республику".  Тщательно профильтровав этот информационный мусор удалось обнаружить следующие крупинки смыслов.

1. Приднестровцам ездящим в продуктовые туры в Украину - а это весьма распространенное занятие среди жителей "пмр", поскольку цены на продукты в Украине ниже приднестровских в 2-2,5 раз - придется столкнуться с требованиями молдавского фитосанитарного контроля которые отличаются от приднестровских.  А это страшно, очень страшно.

Ответ: А может быть, и не очень  страшно. И уж наверняка не страшнее приднестровского контроля. Здесь я могу сослаться на собственный опыт: мне приходилось возить продукты для личного пользования  и через приднестровскую, и через молдавскую границу, поскольку цены на некоторые продукты в Украине ниже не только чем в "пмр", но и в Молдове. Так вот, ни разу молдавские таможенники не устраивали мне такой шмон, с пересчитыванием и перевешиванием всего, что было в машине, как это всегда, в штатном режиме, делали приднестровцы.  Так что все  ужасы молдавского контроля по сравнению с приднестровским выдуманы тираспольской пропагандой.  Особенности - да, есть. Их приднестровцам придется изучить. Но ни о каком тотальном ужесточении контроля нет и речи.

2. Данное решение принимается за рамками переговорного процесса 5+2, а приднестровцы очень любят всё загонять в эти рамки.  Поскольку процесс  5+2 гарантирует бесплодность любых переговоров и следовательно - сохранение приднестровского анклава в его нынешнем виде на неопределенно долгое время.

Ответ: Ну и прекрасно, что за рамками. Теперь-то  урегулирование и сдвинется с места, и что-то начнет реально меняться. Это, кстати, тот самый новый формат, о необходимости которого я писал уже несколько лет: формат 2+0. То есть, Украина и Молдова принимают совместное решение  и доводят его до приднестровского руководства, вообще не интересуясь его мнением, поскольку ценность этого мнения для них равна нулю. Просто как данность доводят: теперь это и это будет так и так. И вы этому подчинитесь, ибо никуда не денетесь. И этот новый формат 2+0 -  единственный способ начать что-то менять в замороженной ситуации на Днестре. 

3. Утверждается, что приднестровская делегация, представила "детальные расчёты по возможным потерям для экономики республики от введения Молдовой и Украиной совместного контроля на украино-приднестровской границе". Согласно которым, минимальный ущерб для экономики "пмр"составит, якобы, порядка 38 миллионов долларов США и есть опасность, что рабочие места потеряет примерно 55 тысяч приднестровцев.  Но самих этих расчетов никто не видел. Ссылки и упоминания есть - а расчетов нет. Что очень странно. Потому, что если такие расчеты действительно есть, то они должны были бы тиражироваться максимально широко. То есть, либо не всё в этих расчетах можно представить на публичное обозрение (а что, кстати, нельзя?), либо расчеты уж очень явно липовые, либо их вообще нет, а приднестровские СМИ привычно лгут.

Впрочем, кое-что  из этих "расчетов" всё же просочилось в открытые источники.

"Нашим законодательством определяется, что индивидуальные предприниматели могут перемещать грузы без декларирования на сумму до 1000 долларов. В Молдове – совершенно другие нормы, – заявил автор этих невидимых расчетов, "министр экономического развития " Сергей Оболоник. – Там предельная сумма примерно 300 евро… Кроме того, для перемещение товаров нашим предпринимателям придётся входить в фискальное поле Молдовы, оформлять необходимые документы, включая молдавское гражданство… Всё это создаст условия, когда предпринимательство будет затруднено в принципе. Есть серьёзная проблема и в части ветеринарного и фитосанитарного контроля".

Ответ:  Так. Здесь притормозим. Отделим, как любил когда-то говорить Путин,   "мух от котлет".

Проблема 1000 долларов и 300 евро. Действительно, это проблема, учитывая, какая часть населения "пмр" живет индивидуальным предпринимателем. Ну, так эту проблему и надо выносить на обсуждение. И обращаться к Молдове с просьбой войти в положение и учесть  ситуацию в которой - тут спасибо провальной политике "администрации региона" находятся сегодня приднестровцы. Очень возможно, что в этом вопросе Кишинев и пошел бы навстречу - нет, не властям "пмр", а жителям Приднестровья, которое - напомню - часть Молдовы.

А может быть, и не пошел бы, потому, что вообще-то за 26 лет в молдо-приднестровских отношениях сложилась отвратительная традиция, согласно которой бароны с одного и с другого берега друг дружку щадят, но зато уж на рядовых гражданах оттягиваются по полной программе.  Об этом подробно - в Приложении к статье. И вот тогда, если бы Молдова отказалась пойти навстречу интересам граждан -у приднестровцев появился бы действительно серьёзный аргумент. Но тираспольским властям такой аргумент не нужен. Им глубоко наплевать и на жителей "пмр" и на их интересы.  Жители региона для них просто заложники.  По-настоящему их волнуют совсем другие вещи.

Ну, а что касается "оформления гражданства" - так уж тут приднестровцам давно пора определяться. И делать выбор. Или гражданство Молдовы - и вместе с ним полный набор обязанностей и прав гражданина, причем, именно в таком порядке - сначала обязанностей, а только потом ещё и прав. Или иностранное гражданство плюс вид на жительство в Молдове. Или только иностранное гражданство, без вида на жительство - и не более 90 дней пребывания на территории Молдовы.  И вот именно это наведение порядка по молдавским законам больше всего и пугает Тирасполь.  Беззаконная вольница заканчивается. Наступает определенность, причем, контуры этой определенности обрисованы именно законами Молдовы. В том числе, и в области фитосанитарного контроля. 

Иными словами, Молдова, целостность которой, кстати, признают все участники даже формата 5+2 - ну, кроме приднестровской делегации, доросла, наконец,  до требования того, чтобы ввоз и вывоз на её территорию чего бы то ни было, а также въезд и выезд кого бы то ни было происходили исключительно по её законам. И значительное число жителей "пмр",  которые на эти законы 26 лет просто плевали, привычно не ставя их ни во что, теперь будут, мало-помалу, приучаться их уважать. И обрастать помаленьку необходимыми документами - например, тем же видом на жительство (не надо навязывать гражданство Молдовы тем, кто его не хочет!). И ещё - крепко думать, прежде чем выступить с публичным заявлением, направленным против молдавской государственности или принять участие в антимолдавской акции. А кто-то, кто  успел уже сильно  засветиться на такого рода деятельности,  получит  и запрет на въезд в Молдову лет на 5-10 - в назидание другим.  Или будет безвылазно сидеть "на узкой полоске земли" - это какое-то время ещё будет возможно. И если раньше разные хитрованы, знающие что в Молдове им грозит депортация, проскакивали через Кучурган, то теперь лавочка прикроется.  И вот это просто огромный, совершенно реальный и очень важный шаг на пути урегулирования на Днестре. Шаг, которого так и не удалось достичь за все годы работы бесплодного формата 5+2.

4. Виталий Игнатьев, "глава мид пмр", сетует на то, что двойной контроль - это политическая мера и приведет она к последствиям политического характера. И, полагает, что это плохо.

Ответ:  Несомненно, это мера политического характера! Ну это же очевидно  - и это просто замечательно. В кои-то веки сделан реальный шаг к политическому урегулированию, резко контрастирующий с бесплодной болтовнёй формата 5+2, который давно превратился в инструмент выторговывания для "пмр" разных экономических ништяков. Конечно же, это чисто политический шаг! И никого - включая и "пмр", тут не волнуют экономические потери, тем более, что если речь идет о легальной деятельности, то эти потери, в основном, просто выдуманы. Введение Молдовой полноценного контроля над своей границей, по всему её периметру, кардинально меняет именно политическую ситуацию в регионе. Это важнейший шаг к окончательному прикрытию приднестровской криминальной лавочки. Такой, знаете ли, крик петуха от которого содрогается всякая нечисть. Правда, пока не третий, уже непосредственно предрассветный, после которого нечисть должна с воем сгинуть, а, скорее второй - первый прозвучал в 2006 году. Но нечисть уже чувствует, что время её на исходе. И, разумеется, сильно переживает по этому поводу, выражая озабоченность, и мечтая остановить время.  Тем более, что ей удавалось его останавливать целых 26 лет. 

Такова настоящая причина паники в Тирасполе. А вся болтовня о страшных экономических последствиях справедливо названа молдавской стороной спекуляцией.

"Цифры озвучивают спекулятивно представители Тирасполя, они не соответствуют действительности. Более 2 тысяч экономических агентов из Приднестровья зарегистрированы в Кишинёве, экспортируют, используя молдавскую документацию и регистрацию, и большинство экспорта из Приднестровья проходит благодаря этой поддержке. Никаких негативных эффектов от этого приднестровские экономические агенты не получают", - заявил глава Бюро Реинтеграции Молдовы Георгий Бэлан. Конечно, работать имея на руках молдавские таможенные печати, как это было до 2006 года, приднестровским махинаторам было намного вольготнее. Они уже вообразили, что их почти признали и что рамки закона они будут устанавливать для себя сами, там где им удобно. Но не тут то было. В 2006 году Молдова восстановила контроль на своей таможней (в "пмр" это называют "жёсткой блокадой").  Затем, по причине - будем говорить прямо - крайней слабости и коррумпированности молдавского государства (см. также Приложение) наступил перерыв длиной в 11 лет. И вот, наконец, Молдова окрепла, обрела союзника в лице Украины, и оказалась способна сделать следующий шаг - вернуть себе контроль над своей границей. 

Какова во всём этом роль Украины?

Решающая и ключевая. Во-первых, без решительного настроя в Киеве на полный демонтаж пророссийского анклава в непосредственной близости от украинской границы, приднестровский  участок оставался бы таким же полупрозрачным, каким он был более двух десятилетий. Смена режима Януковича и последующая российская интервенция в Крыму и на Донбассе совершенно изменили украинский подход к приднестровскому вопросу. А, во-вторых, в Молдове, будем говорить прямо, всё ещё очень влиятельно про-пмровское и пророссийское лобби. И без решительного заявления украинской стороны о том, что если не будет совместных постов, то пропускные пункты на приднестровском участке вообще будут закрыты для любого перемещения, кроме пешего, поставило в ситуации последнюю жирную точку. Не будь этого заявления - и, разумеется, твердой готовности Украины реализовать его на практике - и в Кишиневе вовсю бы уже шла лоббистская торговля в сочетании с подковерным давлением на правительство в целом ,и на отдельных министров. А так - всё, вопрос закрыт.

Слава Украине!

Как можно наилучшим образом использовать возможности совместных таможенных постов?

Иными словами, какова конечная цель установления совместного контроля и какие дополнительные шаги могла бы по этому поводу предпринять Молдова?

Цель  - что, к сожалению, не всем понятно - возврат Приднестровья в мировое правовое поле.  Форма этого возврата не имеет значения.  Дело не форме, а в сути.  Дело в том, что такие анклавы, неспособные существовать самостоятельно как с экономической, так и с географической  точки зрения, нельзя ни полупризнавать, как это, к сожалению, уже  произошло ни, тем более, признавать полномасштабно. Поскольку они  могут существовать только как территории для незаконных операций. По этой причине, кстати, Тирасполь на самом деле  не особо и стремится к признанию. Полупризнание, при котором они могут плевать на любые международные законы (см. Приложение.) для них гораздо удобнее. А признание в полном объеме немедленно порождает в таких анклавах режим точь-в-точь сходный с КНДР.

Пример с КНДР тут вовсе не дежурная страшилка. Ситуация признания государственной независимости Северной Кореи как раз и была признанием заведомо нежизнеспособного анклава. Ну, не было у северных корейцев ничего - ни промышленности, ни сельского хозяйства, ни человеческого потенциала.  То немногое, что всё-таки в Корее было, и что можно было хоть как-то развивать, осталось на Юге. И Юг, примерно за шестьдесят лет, очень трудно, с очень большими издержками, но всё-таки поднялся.  А КНДР стала монстром: совершенно  античеловеческий режим внутри, и откровенный криминал на экспорт: фальшивые доллары, контрабанда, наркотики, нарушение всех мыслимых и немыслимых норм и законов. И при этом вроде бы - признанное государство, нельзя его так просто тронуть.  Тронуть правда нельзя ещё и потому, что КНДР крышуют одновременно Китай и Россия, которым выгодна такая криминальная помойка. Поскольку через КНДР можно крутить такие дела, которые Россия и Китай сами не могут себе позволить - репутационные издержки будут слишком большие.

Вот чем-то таким и станет "пмр", за 15-20 лет, если её не дай бог признать. Она, собственно, и сейчас являет собой криминальный анклав, но её непризнанность несколько сдерживает размах этой деятельности и наглость её властей.

То есть,  ни о каком признании "пмр",  пусть и в области чистой теории, не может быть и речи. И дело тут  даже не в территориальной целостности Молдовы - всё намного масштабнее и серьёзнее. Дело в том, что формальное признание вывело бы уже не "пмр", а ПМР из правового поля окончательно. И вернуть её туда было бы намного сложнее, чем даже сегодня.  

Теперь посмотрим, как можно возвращать "пмр" сегодня. Если говорить о реальных вариантах, не влекущих за собой дестабилизации всего региона, то вариант есть один. Вернуть "пмр" в правовое поле можно только через Молдову. Поскольку весь мир признаёт, что  "пмр" - это Молдова, а Молдова, будучи, конечно весьма слабым и коррумпированным государством, всё же не государство-изгой, управляемое кланом криминальных отморозков. Она - такой троечник и второгодник третьего мира, но всё-таки старается меняться, и, безусловно, находится в мировом правовом поле.

Возвращать же "пмр" можно как угодно - методы не важны. Лучше, конечно, было бы это сделать по-хорошему - предложить сдачу в обмен на амнистию и ряд дополнительных гарантий, и опереться на легальный бизнес, который ещё остался там. Я это довольно подробно рассмотрел около месяца назад, но за прошедший месяц произошли изменения.  Риторика "президента пмр" Вадима Красносельского окончательно оформилась на позиции "независимость или смерть". То есть, всё пошло по худшему варианту: в "пмр", а точнее в руководстве холдинга "Шериф" окончательно возобладали сторонники развития "пмр" именно как криминального анклава.

Этот факт и следует учитывать  при выработке дальнейшей политики в отношении "пмр". По доброму не получилось. Значит, нужно действовать грубой силой. То есть, на истерические вопли "независимость или смерть" должен следовать спокойный ответ:  хорошо, вы получите то, что сами для себя выбрали - но только не подумайте, что это будет независимость.  Вы поставили себя в положение группы террористов, и будете невыездными, под уголовными делами и в международном розыске. Мы оденем вам наручники при первой возможности - и это будет уже всерьёз. Вот так должно быть теперь - и только так. А любое отступление от этой линии есть политическая ошибка, которая, как говаривал Талейран, гораздо хуже чем просто преступление.

Чтобы это заработало, нужно сделать только одно: ясно определиться со статусами, как "пмр", так и его исполнительных, законодательных, судебных и силовых структур, приняв ряд законов, признающих все эти структуры запрещенными организациями, членство в которых наказуемо уже просто по факту. А затем спокойно отлавливать функционеров этих организаций на молдавской границе. Тут не потребуется даже сооружать временную границы с "пмр" внутри Молдовы, хотя усилить молдавский контроль на пропускных пунктах между частью Молдовы, контролируемой её конституционными властями, и другой частью, конституционными властями пока ещё не контролируемой, было бы, конечно, совсем не лишним.

Почему это не было сделано раньше - подробно расписано в Приложении. Ну, что было то было, прошлого не воротишь - зато можно и нужно изменить будущее. И вот сейчас самый подходящий момент для этого.

Что касается граждан других государств, проживающих на территории "пмр" без вида на жительство, то их, это уж как минимум, следует заставить легализовать своё пребывание в Молдове по молдавским законам. Учитывая особую роль Украины в нынешнем этапе реального урегулирования (а не в фальшивом формате 5+2) для граждан Украины, проживающих в "пмр", можно и нужно ввести самый льготный режим получения вида на жительство, какой только возможно. Вплоть до организации работы отделений Registru на пограничных постах - но получить вид на жительство должны и они.  Вообще же, продуманная, конструктивная и доброжелательная работа с гражданами Украины, постоянно проживающими в Молдове, включая "пмр", является важнейшим фактором успеха реинтеграции, но это уже отдельная тема.

В целом же, за исключением оформления вида на жительство, совместные посты должны стать для приднестровцев тем местом, где они могут контактировать с молдавским государством, и эти контакты должны оставить хорошее впечатление - это очень важно. Однако доброжелательность  и даже некоторая снисходительность всё-таки не предполагает прямого пренебрежения законами Молдовы.

Молдове необходимо также принять закон о лояльности - я об этом уже писал.  Принимать закон, разумеется, придется для всех граждан Молдовы - но это нужно прежде всего из-за "пмр", чтобы раз и навсегда закрыть вопрос о "воле народа, выраженной на референдумах".  Иной вопрос, что применение этого закона будет неизбежно растянуто по времени, и основное внимание здесь следует обратить как раз на приднестровский участок границы. Так вот, каждому гражданину Молдовы пересекающему границу, в особенности - с приднестровской пропиской, или без прописки, поскольку многие приднестровцы предпочитают её не оформлять в молдавских документах, должно быть вежливо предложено подписать стандартную форму, в которой он заявляет о поддержке независимости и территориальной целостности молдавского государства.  Подписавшему в паспорт ставится штамп, а отметка заносится в базу данных. Кто отказывается - штамп не ставится, но отметка в базу данных заносится. Если он потом раздумает - хорошо, пусть подпишет, в паспорт штамп, и отметка в базе меняется. И всё. Пока что всё. Никаких немедленных кар.  Просто добровольное выражение мнения.  Поверьте, этого вполне хватит для мощнейшего эффекта. 

И, разумеется, необходимо последовательное выявление и учет граждан, совершавших  те или иные действия, направленные против территориальной целостности Молдовы. Тут тоже понадобится уточняющий закон - что это за действия. Гражданам других государств за это - депортация. Гражданам Молдовы - на первый-второй раз  - официальное предупреждение, под роспись, а в дальнейшем - уголовное дело.

Кто-то, возможно, предпочтет безвылазно сидеть в "пмр", не появляясь на границе.  Ну что ж  -  какое-то время это будет возможно. Но те, кто хочет вести полноценную жизнь будут вынуждены быть хотя бы минимально лояльными по отношению к Молдове.  А в случае признания "госструктур пмр", или хотя бы части из них, хотя бы политического сыска в лице "мгб-кгб" незаконными организациями, членство в которых - естественно, с момента принятия такого закона - уже преступление, эти организации довольно скоро  начнут испытывать кадровый голод, а их сотрудники - чувствовать себя крайне неуютно.  

И, разумеется, желательны какие-то бонусы для лояльных относительно Молдовы граждан. Прежде всего - граждан Молдовы, но, хорошо бы, конечно, ещё и граждан Украины, постоянно проживающих в "пмр" охватить такими бонусами, хотя бы частично. Это могут быть медицинские полисы по минимальным ценам, которые можно оформить тут же, возможность нормально перерегистрировать на молдавские номера автотранспорт (нынешний закон, принятый с большой помпой, совершенно неработоспособен), упрощение процедуры получения, обмена или нострификации документов, доступная и понятная правовая защита от незаконных действий  сепаратистских властей.  Здесь, кстати, вполне уже можно и провести определенный отбор: к примеру, ряд видов помощи предоставляется общественными организациями, но лишь при условии предъявления штампика в паспорте - о подписании акта о лояльности.

Все эти меры буквально за полгода расшатают и без того хлипкую и кризисную "государственность пмр" и подготовят её падение.  Момент для окончательного и полного закрытия приднестровского вопроса сегодня благоприятен как никогда - нужно только умело им воспользоваться.

Приложение.

А что, молдавские власти действительно не контролируют сейчас территорию "пмр"?

А вот тут ситуация намного сложнее, чем кажется на первый взгляд. И потому эта глава вынесена в отдельное приложение. Она действительно  уводит нас в сторону от основной темы. Но она необходима для понимания того, что Молдова и Украина вознамерились сделать сейчас.

Власти Молдовы - все генерации, все созывы парламента, за все 26 лет самопровозглашения "пмр" так и не удосужились  выработать ясную юридическую позицию по приднестровскому вопросу. Отношение Молдовы к "пмр" целиком укладывается в известную формулу Брестского мира по Троцкому "ни мира, ни войны, а армию распустить".

Молдова в одних случаях признаёт документы непризнанной "пмр" - например, водительские права. И даже требует у своих граждан, и у граждан других государств, постоянно проживающих в "пмр", разные справки, предоставляемые учреждениями непризнанной республики. А в других случаях не признаёт выданные в "пмр" документы - например, "паспорта пмр". Или полупризнаёт, со значительными оговорками и с большими препонами, причем, не всегда законными с точки зрения законов самой Молдовы - как в случае документов об образовании.

Собственно говоря, в таком выборочном признании ничего плохого бы не было, если бы существовал ясный, прописанный в законе подход: почему одни справки признаём, другие нет. Но Молдова уклоняется (все 26 лет!) от однозначного законодательного регулирования этой ситуации. Разумеется, делают это власти из вполне корыстных  соображений.

Какие выгоды удалось извлечь из такого подхода?

1. Полностью снять со своих плеч заботу о гражданах Молдова, проживающих в Приднестровье. Потому что Приднестровье - это часть Молдовы, а Молдова - "безопасная страна". Это означает, что если сепаратистские власти кинут вас в тюрьму, убьют или будут пытать, а у вас есть паспорт Молдовы, то на какую защиту со стороны молдавского государства рассчитывать  вы не можете. И если вы были вынуждены бежать из "пмр", бросив там всё - просто спасая свою жизнь - то молдавские власти тоже умоют руки.  А следом за ними умоют руки и власти ЕС, сославшись на то, что в Молдове нет никаких внутренних вынужденных переселенцев. Учитывая же то, что по оценкам правозащитных организаций за 26 лет по меньшей мере 50 тысяч человек покинули Приднестровье именно по политическим мотивам, масштабы экономии финансовых средств, которые пришлось бы выделять им в качестве помощи впечатляют.  По сути же, перед нами уникальный случай измены государства - прямого, сознательного и спланированного  предательства, осуществлённого государственными органами Молдовы по отношению к собственным гражданам. Впрочем, случай этот не такой уж и уникальный.  В СССР, и в современной России такая сдача своих - добрая традиция. Недаром же Молдову так тянет сблизиться с Москвой.

2. С другой стороны, тогда, когда ему это удобно, Кишинев заявляет о том, что он не признаёт сепаратистский режим. Если заявить это в подходящее время, в подходящем месте и по подходящему поводу, то под это дело можно получать международную помощь на реинтеграцию страны. Которая, естественно, практически не доходит до рядовых граждан - см. п.1.   Можно также формально отмежевываться от разного рода сомнительных бизнесов и финансовых операций, которые проворачиваются в "пмр".  Что совершенно не мешает Молдове вести с "пмр" совместный бизнес тогда, когда это ей выгодно. Оставляя сомнительную часть этих общих предприятий на долю непризнанного партнера.

Как эта двойственность выглядит на практике?

Очень интересно она выглядит. При формальном непризнании "пмр", экономические субъекты из региона признаются в Молдове (ну, всё логично - это же Молдова!). В том числе и такие экзотические субъекты, как "комитет по управлению государственной собственностью ПМР" - да-да, "пмр" вроде бы и нет, а комитет есть, и он зарегистрирован в молдавской Регистрационной палате.

"Государственные органы" "пмр" тоже по факту не признаются незаконными как таковые. Они признаются "местной администрацией" - с которой молдавские власти вступают в разнообразные отношения. Требуют, как уже было сказано, разного рода справки для граждан Молдовы: ЗАГС, ГАИ. И система  учета в военкоматах осталась общая, и могут быть ситуации когда военкоматы ПМР и Молдовы будут гонять вас за справками туда и сюда, по обе стороны границы.  И система здравоохранения сильно взаимодействует. И есть ещё куча сфер деятельности где взаимодействие идет полным ходом.  То есть, все действия приднестровской "местной администрации" признаются по умолчанию законными - а незаконными они могут быть признаны только в каких-то конкретных случаях. И не вообще все - а именно по этому случаю.  Хотя тут есть и исключения.  Например,  Молдова не признаёт решений приднестровских судов. А "пмр" платит ей тем же. Так что будучи судимым в "пмр" вы считаетесь несудимым в Молдове, и наоборот. И, разумеется, есть самое широкое неформальное сотрудничество - этим особо отличается МВД.  Например, молдавская полиция может вывезти интересующего милицию "пмр" человека в Бендеры и там просто отпустить. Ну, и угадайте, далеко ли он уйдет, отпущенный. Или вот, к примеру, недавнее похищение беглого приднестровского таможенника Гервазюка некими вежливыми людьми в форме молдавской полиции и на территории Молдовы: то ли оно было, то ли его не было. Официальный Кишинев всё отрицает, мол знать ничего не знаем, а в Тирасполе - молчат. А Гервазюк сидит в тираспольском СИЗО, в больничной камере - говорят сильно повредили его, когда задерживали, эти неизвестно какие люди в форме которую можно купить в любом магазине - ну, вы поняли, в каком.

Что касается уголовных дел против приднестровских чиновников, о которых так любят поплакаться в Тирасполе, то они возбуждаются выборочно. И, в любом случае, возбуждаются по факту конкретному единичному факту, и квалифицируются либо как незаконные действия отдельных должностных лиц, либо как присвоение полномочий должностных лиц отдельными самодеятельными гражданами. То есть, официальная позиция Молдовы такая: не знаем мы, что это за прокурор, судья или следователь, мы его не назначали, он самозванец, он присвоил себе полномочия и мы за это возбудим против него уголовное дело. Которое будет через пару месяцев закрыто и отправлено в архив.  Но может быть и извлечено из архива. По ситуации.  Причём, ни одного реального приговора по таким делам вынесено ещё не было. И, что ещё важнее, организации, в составе которых и от имени которых по факту действуют эти лица не признаются незаконными. То есть, к примеру, если работники "кгб пмр" сфабриковали против вас уголовное дело (а вам повезло и вы выскочили в Молдову живым, хоть и в чем мать родила) то вы можете пойти в молдавскую прокуратуру и добиться возбуждения дела против конкретных работников "кгб пмр" - если, конечно узнаете их фамилии, которые они тщательно скрывают. И если эти фамилии будут настоящими, поскольку служебные удостоверения "кгб пмр" выписываются, как правило, на вымышленные данные.  Впрочем, даже в этом случае никакого реального эффекта эти дела не возымеют. Но, во всяком случае, хотя бы формально их возбудят. А вот добиться признания всей "кгб пмр" бандитской и преступной организацией  - и на этом основании добиваться возбуждения уголовного дела уже против любого её работника, просто потому, что он член этой организации, бандитской и преступной - вот этого вы в Молдове не сможете. 

Объявление в розыск фигурантов таких дел тоже остаётся лишь формальностью. Всё помнят арест Максима Кузьмичева в Греции? И что? Во-первых, непонятно как он, будучи в международном розыске, оказался в Греции. Оба возможных варианта, через кишиневский аэропорт и через Украину вызывают массу вопросов. Во-вторых, он показал российский паспорт, и, в результате, Молдове выдан не был. И есть такое очень сильное подозрение, что не очень-то и старались молдавские власти его заполучить. Потому, что непонятно было что с ним дальше делать.  Судить и сажать? Но это осложнило бы позитивную часть отношений с "пмр" - выдачу справок, совместный бизнес, сотрудничество ведомств. В общем, греки Молдове его не выдали. После чего он вернулся в "пмр". Только не спрашивайте меня, как он вернулся: через Молдову или через Украину.  Вернулся - и всё.

Иными словами, за 26 лет сложилась практика, когда криминальный анклав "пмр" прямо крышевался молдавским государством. И успешно использовался приближенным к власти молдавским бизнесом для совместных взаимовыгодных операций. Рядовые же граждане полностью отдавались во власть сепаратистов,  и на судьбу этих граждан Молдове было глубоко наплевать. 

И Украине на своих граждан живущих в "пмр" до 2014 года тоже было, в общем-то наплевать - ровно так же, как и России и Молдове. И миссия ОБСЕ, работающая в Тирасполе, по факту крышевала (и сейчас, кстати, крышует) тираспольские власти. Во всяком случае, судьбой политзаключенных в "пмр" она принципиально не интересуется - просто отрицает их существование, что автору этих строк пришлось испытать на собственном опыте.  Украина и Россия, кстати, тоже долгое время вовсю использовали "полупризнание" "пмр" для выстраивания собственных бизнес-схем. Потому, что это действительно удобная штука - партнер, которого вроде бы и нет, а вроде бы он и есть, по мере надобности. Партнер, на территорию которого не зайдет никакой международный контроль. Которого не потащишь в международный суд и которому совершенно нечего терять в плане репутации. То есть, все некрасивые моменты можно повесить на него, развести руками, пустить слезу,  и сказать, что да, он грубый и нехороший. А вы - вы, как только можете, стараетесь на него хорошо повлиять через совместные проекты. И стоять рядом с этим отморозком, с ног до головы в белом.  А навар с проектов потом поделить. И, собственно говоря, все конфликты между Кишиневом и Тирасполем - включая и упомянутые уголовные дела против отдельных чиновников "пмр", которые использовались просто как инструмент давления, а также вообще все конфликты вокруг "пмр", все, без единого исключения, до последнего времени и были конфликтами на одну-единственную тему:  как делить навар. Всё прочее - языковые проблемы, кириллица-латиница, молдавский-румынский, "евразийский выбор", воля "народа пмр" высказанная на референдуме, тяжелая память о войне 1992 года, рассуждения о праве "жить на нашей земле" - и, в пику им, о территориальной целостности Молдовы, "единство с Россией"  и прочая лабуда в том же духе - всё это было лишь маскировкой главного:  правильные пацаны терли за деньги и старались каждый немного перетянуть общее одеяло на себя - но само это одеяло безусловно хотели сохранить, ибо оно грело всех. А вся идеология и геополитика предназначалась исключительно для лохов.

Эта ситуация, повторюсь, сложилась не в один день. Её по кирпичику собирали и отлаживали 26 лет.  Выросло лобби - во всех государствах, включая страны ЕС, куда идет львиная доля приднестровского экспорта. Выросли  отлаженные многолетние бизнес-схемы. Выросла привычная миротворческая демагогия, включая мертвый, заведомо неработоспособный формат 5+2. Одним словом, в течение 26 лет очень влиятельные люди работали на то, чтобы этот источник дохода стал вечным.  И никакая власть, будь она хоть трижды, хоть четырежды решительная,  просто не могла бы демонтировать эту замешанную на всеобщей коррупции конструкцию одномоментно,  и не погибнуть под её завалами. Впрочем, не только не могла, но  до последнего времени, и не хотела. И только в последние несколько лет, сначала в  Украине, а затем и в Молдове начала мало-помалу появляться политическая воля для того, чтобы взять ситуацию под контроль, и мало-помалу изменить её.  

Иными словами, возвращаясь к вопросу о том, контролируют ли молдавские власти территорию "пмр" мы приходим к весьма неприятному ответу. Ответ такой: сегодня молдавские власти не контролируют ситуацию вокруг "пмр". В том числе и на территории Молдовы. Не территорию "пмр" саму по себе, а именно ситуацию вокруг "пмр" в целом.  До последнего времени это всех устраивало, а сейчас перестало.  Но, повторяю, опухоль эта очень запущенная. С обширными метастазами.  И так просто, кавалерийским наскоком и лихим взмахом сабли её не отсечь. Надо с чего-то начать.  И для начала - взять под контроль периметр непризнанной республики. Она же часть Молдовы, так? Вот Молдова и должна контролировать свою границу на всём её протяжении.  А взяв под контроль границу, можно контролировать и все трансграничные схемы, в которых задействована "пмр". И, мало-помалу брать таким образом под контроль уже и ситуацию вокруг "пмр", в том числе и в Молдове и Украине. 

 

Обсудить