Скончался Евгений Евтушенко

Поэт Евгений Евтушенко скончался в США на 85-м году жизни. Об этом ТАСС сообщил его друг Михаил Моргулис.

По его словам, Евтушенко просил похоронить его в поселке Переделкино, рядом с Борисом Пастернаком.

Евтушенко родился в 1932 году в Иркутской области. Он стал автором больше 150 книг, многие из которых перевели на разные языки. В 1963 году Евтушенко номинировали на Нобелевскую премию по литературе, с 1991 года он жил в США.

Люди

   Людей неинтересных в мире нет.

   Их судьбы -- как истории планет.

   У каждой все особое, свое,

   и нет планет похожих на нее.

   И если кто-то незаметно жил

   и с этой незаметностью дружил,

   он интересен был среди людей

   самой неинтерестностью своей.

   У каждого свой тайный личный мир.

   Есть в этом мире самый лучший миг.

   Есть в мире этом самый страшный час.

   Но это все неведомо для нас.

   И если умирает человек,

   с ним умирает первый его снег,

   и первый поцелуй, и первый бой...

   Все это забирает он с собой.

   Да, остаются книги и мосты,

   машины и художников холсты;

   да, многому остаться суждено,

   но что-то ведь уходит все рано.

   Таков закон безжалостной игры,

   Не люди умирают, а миры.

   Людей мы помним, грешных и земных...

   А что мы знали, в сущности о них?

   Что знаем мы про братьев, про друзей?

   Что знаем о единственной своей?

   И про отца родного своего

   мы, зная все, не знаем ничего.

   Уходят люди, их не возвратить.

   Их тайные миры не возродить.

   И каждый раз мне хочется опять

   от этой невозвратности кричать.

Идут белые снеги

  Идут белые снеги,

   как по нитке скользя...

   Жить и жить бы на свете,

   но, наверно, нельзя.

   Чьи-то души бесследно,

   растворяясь вдали,

   словно белые снеги,

   идут в небо с земли.

   Идут белые снеги...

   И я тоже уйду.

   Не печалюсь о смерти

   и бессмертья не жду.

   Я не верую в чудо,

   я не снег, не звезда,

   и я больше не буду

   никогда, никогда

   И я думаю грешный,

   ну, а кем же я был,

   что я в жизни поспешной,

   больше жизни любил?

   А любил я Россию

   всею кровью, хребтом --

   ее реки в разливе

   и когда подо льдом,

   дух ее пятистенок,

   дух ее сосняков,

   ее Пушкина, Стеньку

   и ее стариков.

   Если было несладко

   я не шибко тужил.

   Пусть я прожил нескладно,

   для России я жил.

   И надеждою маюсь,

   (полный тайных тревог)

   что хоть малую малость

   я России помог.

   Пусть она позабудет,

   про меня без труда,

   только пусть она будет,

   навсегда, навсегда.

   Идут белые снеги,

   как во все времена,

   как при Пушкине, Стеньке

   и как после меня,

   Идут снеги большие,

   аж до боле светлы,

   и мои, и чужие

   заметая следы.

   Быть бессмертным не в силе,

   но надежда моя:

   если будет Россия,

   значит, буду и я.

Карьера

Твердили пастыри, что вреден

   и неразумен Галилей

   но, как показывает время:

   кто неразумен, тот умней.

   Ученный, сверстник Галилея,

   был Галилея не глупее.

   Он знал, что вертится земля,

   но у него была семья.

   И он, садясь с женой в карету,

   свершив предательство свое,

   считал, что делает карьеру,

   а между тем губил ее.

   За осознание планеты

   шел Галилей один на риск.

   И стал великим он... Вот это

   я понимаю карьерист

   Итак да здравствует карьера,

   когда карьера такова,

   как у Шекспира и Пастера,

   Гомера и Толстого...Льва!

   Зачем их грязью покрывали?

   Талант -- талант, как ни клейми.

   Забыты те, кто проклинали,

   но помнят тех, кого кляли.

   Все те, кто рвались в стратосферу,

   врачи, что гибли от холер, --

   вот эти делали карьеру!

   Я с их карьер беру пример,

   Я верю в их святую веру.

   Их вера -- мужество мое.

   Я делаю себе карьеру

   тем, что не делаю ее!

 

Со мною вот что происходит

Со мною вот что происходит:
ко мне мой старый друг не ходит,
а ходят в мелкой суете
разнообразные не те.
И он
не с теми ходит где-то
и тоже понимает это,
и наш раздор необъясним,
и оба мучимся мы с ним.
Со мною вот что происходит:
совсем не та ко мне приходит,
мне руки на плечи кладёт
и у другой меня крадёт.
А той -
скажите, бога ради,
кому на плечи руки класть?
Та,
у которой я украден,
в отместку тоже станет красть.
Не сразу этим же ответит,
а будет жить с собой в борьбе
и неосознанно наметит
кого-то дальнего себе.
О, сколько
нервных
и недужных,
ненужных связей,
дружб ненужных!
Куда от этого я денусь?!
О, кто-нибудь,
приди,
нарушь
чужих людей соединённость
и разобщённость
близких душ!

 

Обсудить