Скончался Евгений Евтушенко

Поэт Евгений Евтушенко скончался в США на 85-м году жизни. Об этом ТАСС сообщил его друг Михаил Моргулис.

Материал

Комментарии 10

Войти
  • Сегодня эти строчки трудно понять. А тогда — это было как революционное выступление.

    Когда румяный комсомольский вождь
    На нас, поэтов, кулаком грохочет,
    И хочет наши души мять, как воск,
    И вылепить свое подобье хочет,
    Его слова, Есенин, не страшны,
    Но трудно быть от этого веселым,
    И мне не хочется, поверь, задрав штаны
    Бежать во след за этим комсомолом.
  • # Ghita Spinu
    Да примет его Господь в царство свое, небесное.
  • # Горожанин
    Написано ровно 45 лет назад.

    Буду тысячелик
    до последнего самого дня,
    чтоб гудела земля от меня,
    чтоб рехнулись компьютеры
    на всемирной переписи меня.
    Я хотел бы на всех баррикадах твоих,
    человечество,
    драться,
    к Пиренеям прижаться,
    Сахарой насквозь пропылиться
    и принять в себя веру
    людского великого братства,
    а лицом своим сделать —
    всего человечества лица.
    Но когда я умру —
    нашумевшим сибирским Вийоном,—
    положите меня
    не в английскую,
    не в итальянскую землю —
    в нашу русскую землю
    на тихом холме,
    на зеленом,
    где впервые
    себя
    я почувствовал всеми.
    1972
  • # hombre
    Городницкий вспомнился…
    «В Переделкино входит весна…
  • # Svetlana
    Проклятье века — это спешка,
    и человек, стирая пот,
    по жизни мечется, как пешка,
    попав затравленно в цейтнот.
    Поспешно пьют, поспешно любят,
    и опускается душа.
    Поспешно бьют, поспешно губят,
    а после каются, спеша.
    Но ты хотя б однажды в мире,
    когда он спит или кипит, остановись,
    как лошадь в мыле,
    почуяв пропасть у копыт.
    Остановись на полдороге,
    доверься небу, как судье,
    подумай — если не о Боге
    — хотя бы просто о себе.
    Под шелест листьев обветшалых,
    под паровозный хриплый крик
    пойми: забегавшийся — жалок,
    остановившийся — велик.
    Пыль суеты сует сметая,
    ты вспомни вечность наконец,
    и нерешительность святая
    вольется в ноги, как свинец.
    Есть в нерешительности сила,
    когда по ложному пути
    вперед на ложные светила
    ты не решаешься идти.
    Топча, как листья, чьи-то лица,
    остановись! Ты слеп, как Вий.
    И самый шанс остановиться
    безумством спешки не убий.
    Когда шагаешь к цели бойко,
    как по ступеням, по телам,
    остановись, забывший Бога,
    — ты по себе шагаешь сам!
    Когда тебя толкает злоба
    к забвенью собственной души,
    к бесчестью выстрела и слова,
    не поспеши, не соверши!
    Остановись, идя вслепую,
    о население Земли!
    Замри, летя из кольта, пуля,
    и бомба в воздухе, замри!
    О человек, чье имя свято,
    подняв глаза с молитвой ввысь,
    среди распада и разврата
    остановись, остановись!
  • # Svetlana
    www.liveinternet.ru/users/5128683/post324778005/
  • # этномутант
    в 1968 г. публично выступил против вторжения в Чехословакию. «Танки идут по Праге».
    Немалая часть советской творческой интеллигенции восприняла ту акцию как удар по своим идеалам. Показательно, когда 5 сентября вышел номер Литгазеты с коллективным письмом в поддержку «правильной» советской политики, грамотный читатель мог сразу заметить отсутствие подписей А. Твардовского, К. Симонова, Л. Леонова. И сделать выводы. Отсутствие подписей под письмом иногда говорило больше, чем их присутствие. И времена были менее вегетарианские, чем в марте 2014 г., когда крупные деятели русской культуры, потеряв всякий стыд, поддержали крымскую акцию Путина. Причем в 1968 г Евтушенко пошел дальше Твардовского и Симонова.
    Был в сильном стрессе несколько лет. Позже рассказывал, что к нему посылали девок-гэбисток помочь расслабиться, а заодно и доложить куда надо о его настроениях и замыслах. В конце августа 68 г. был искренен, когда написал «Танки идут по Праге». Но и в марте 69 г. был искренен, когда в связи с событиями на Даманском указал в другом произведении на маостский Китай как угрозу для мира — тот поступок уже вписывался в линию Кремлю. При этом сам поэт был в каждом случае искренен
  • # этномутант
    Отдыхал несколько раз на румынском черноморье, в Мангалии, его имя там выбито на какой-то доске среди других отдыхавших знаменитостей. Надо бы еще покопаться, восстановить его румынско-молдавские связи. И почему бы российскому культурному центру вместо предоставления трибуны всяким ублюдкам для антирумынских акций не провести вечер памяти крупного русского поэта, пригласив прийти на нее и нескольких румыноязычных писателей старшей генерации, чтобы они сказали о влиянии на свое становление русских шестидесятников (а влияние было несомненно), почитали бы его стихи в румынских переводах, а на румынский он переводился. Это была бы очень продуктивная акция в деле поддержания диалога двух культур
  • # этномутант
    а поскольку можно вполне предвидеть, что российский культурный центр, представляющий собой институцию, для которой деятельность по установлению мостов культуры между нашими народами не является приоритетной, и они откажутся провести к 85-летию со дня рождения Евтушенко вечер памяти поэта либо предпочтут провести его в привычном для них формате политизированных румынофобских выходок, можно провести такой вечер в одной из библиотек или в госуниверситете, пригласить из Москвы старого кишиневца и румынофила, хорошего русскоязычного поэта генерации Евтушенко — Кирилла Ковальджи (он ведь жив еще? 87 лет), а из Бухареста пригласить ровесника Евтушенко, пребывающего в хорошей форме — замечательного румынского филолога-русиста Думитру Балана, лично знавшего Евтушенко и пропагандировавшего его творчество в Румынии. При позднем Чаушеску за подъездом Балана на Calea Victoriei неослабно следила Секуритатя, он сам мне показывал место, где постоянно дежурил секурист. Ведь Балан часто ездил в Москву и потом доносил до румынской интеллигенции фрондерские настроения русских писателей либерального толка
  • Танки идут по Праге
    в закатной крови рассвета.
    Танки идут по правде,
    которая не газета.

    Танки идут по соблазнам
    жить не во власти штампов.
    Танки идут по солдатам,
    сидящим внутри этих танков.

    Боже мой, как это гнусно!
    Боже — какое паденье!
    Танки по Яну Гусу.
    Пушкину и Петефи.

    Страх — это хамства основа.
    Охотнорядские хари,
    вы — это помесь Ноздрева
    и человека в футляре.

    Совесть и честь вы попрали.
    Чудищем едет брюхастым
    в танках–футлярах по Праге
    страх, бронированный хамством.

    Что разбираться в мотивах
    моторизованной плетки?
    Чуешь, наивный Манилов,
    хватку Ноздрева на глотке?

    Танки идут по склепам,
    по тем, что еще не родились.
    Четки чиновничьих скрепок
    в гусеницы превратились.

    Разве я враг России?
    Разве я не счастливым
    в танки другие, родные,
    тыкался носом сопливым?

    Чем же мне жить, как прежде,
    если, как будто рубанки,
    танки идут по надежде,
    что это — родные танки?

    Прежде чем я подохну,
    как — мне не важно — прозван,
    я обращаюсь к потомку
    только с единственной просьбой.

    Пусть надо мной — без рыданий
    просто напишут, по правде:
    «Русский писатель. Раздавлен
    русскими танками в Праге».

    23 августа 1968
    Евгений Евтушенко