С кем МВФ будет пить на брудершафт?

Что, если тебя хвалит Международный валютный фонд? Хвалит за реформы?! Но ведь реформы, пусть и банковские, даже если они правильные, всё равно продвигаются горбом народа, а их результаты можно будет потрогать только через годы.

Материал

Комментарии 18

Войти
  • # Мария
    Тут уже нужен психиатр. Или экзорцист.
    • # Votruba Мария
      Я бы Вам минус поставил за этот комментарий, но такой опции нет.
      Другое дело что Реницэ пора научиться писать ПРИЯТНО для молдавской публики, дело -то не в минусах, а в неприятии реальности
      • # Мария Votruba
        «В неприятии реальности...» — и это говорит человек, который отрицает, что Трамп звонил Путину.)
        Мы в разных реальностях живем.
        • # Votruba Мария
          когда
          какого числа
          кто кому звонил7
          • # Мария Votruba
            Вчера.Трамп.Звонил Путину.
            • # Votruba Мария
              ссылку можно7
            • # Votruba Мария
              https://www.gazeta.ru/politics/2017/05/03_a_10654745.shtml
              "…

              Во время телефонного разговора президентов России и США Владимира Путина и Дональда Трампа, который состоялся вечером 2 мая, не произошло никакого прорыва, сообщает американская деловая газета The Wall Street Journal со ссылкой на анонимного американского чиновника. Разговор длился около 30 минут, однако никаких конкретных договоренностей по поводу личной встречи на полях саммита G20 в Гамбурге достигнуто не было.

              Разговор президентов России и США Владимира Путина и Дональда Трампа 2 мая продлился около 30 минут, а его инициатором стал российский лидер, пишет американская газета The Wall Street Journal со ссылкой на свой источник из числа американских чиновников..."
              • # Мария Votruba
                пан Вотруба… я даже не знаю, как вам еще помочь.
                Ну вот, Украинским новостям вы же доверяете? — replyua.net/politika-v-mire/63179-stali-izvestny-detali-peregovorov-putina-i-trampa-2-maya.html
                • # Votruba Мария
                  нет
                  не доверяю
                  люди еще не переболели войной
                  • М
                    # Мирянин Votruba
                    Как они могут переболеть если она не останавливалась ни на день?
        • # Votruba Мария
          2 мая кто кому звонил7
          • # Мария Votruba
            www.bbc.com/russian/news-39775635
            • # Votruba Мария
              "… Белый дом анонсировал разговор Трампа с Путиным о Сирии..."
              Это доказательство что инициатором разговора был американский президент?
              неубедительно
              • # Мария Votruba
                В общем… психиатр нужен. Или экзорцист.
                • # Votruba Мария
                  маша
                  это твое дело
                  вызывай кого хочешь
                • # Votruba Мария
                  https://republic.ru/posts/82582#
                  Дипломатия невозможного. О чем Россия может договориться с Западом этим летом
                  Мечты о «большой сделке» давно похоронены. Но есть шанс на небольшие
                  «В первой половине мая Кремль устроил дипломатический марафон. Второго мая в Сочи к Владимиру Путину приехала Ангела Меркель (первый визит в РФ за два года). Официально – чтобы подготовить саммит G20 в Гамбурге в начале июля, но на самом деле – чтобы обсудить ключевые проблемы в отношениях России и Запада.

                  Уже на следующий день, 3 мая, в Сочи прилетел турецкий президент Реджеп Эрдоган – утрясти серьезные разногласия с Москвой по Сирии (поддержка Россией сирийских курдов) и снять остающиеся с 2015 года болезненные для Турции торговые ограничения, используемые Москвой как рычаг давления на Анкару в сирийских делах. На это наложилось возобновление переговоров в Астане по сирийскому урегулированию с участием вооруженной сирийской оппозиции. После химической атаки в Идлибе их перспективы были под вопросом, но Москве ценой титанических усилий удалось пока сохранить этот выгодный РФ формат урегулирования.

                  10–11 мая Москву посетят премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху и лидер Палестинской автономии Махмуд Аббас. Москва пытается войти в новый раунд арабо-израильского урегулирования, который затеял Трамп. Аббас уже встретился с президентом США в Вашингтоне, заручившись заявлением руководства радикалов из ХАМАС о признании границ 1967 года. США дали понять Израилю, что неплохо было бы согласиться с «арабской инициативой» 2002 года о создании Палестинского государства в границах 1967 года в обмен на нормализацию отношений с Израилем. Как тут может поучаствовать Москва, непонятно, но сам факт вовлечения в ближневосточное урегулирование на столь высоком уровне повышает российский статус «сверхдержавности», ведь до Владимира Путина эта возможность была доступна только Брежневу и Горбачеву. Ближневосточных лидеров сменит филиппинский президент Дутерте, уже получивший приглашение и от Трампа. А 17 мая в Сочи к Путину приедет премьер Италии Паоло Джентилони.

                  Сверхдержава в себе

                  Вся эта дипломатическая гиперактивность предназначена в первую очередь для внутреннего потребления, ведь внешняя политика восстановления сверхдержавности – это теперь главный источник легитимности Владимира Путина. Здесь важно само ощущение, что Россия вновь великая держава, без которой не решается ни одна мировая проблема, и тактика «все флаги снова в гости к нам» работает. Реальные результаты этой дипломатической суеты – пока скромные – избирателю неизвестны.

                  Для себя ⁠Кремль не может не фиксировать, что стратегические цели ⁠не достигнуты. Москве так и не удалось навязать Западу свою интерпретацию ⁠конфликтов на ⁠Украине и в Сирии, последствий ⁠расширения НАТО и ЕС и развертывания ЕвроПРО, без ⁠чего невозможно говорить о выходе на устраивающие российское руководство договоренности. Запад продолжает игнорировать российский нарратив о необходимости нового мирового порядка, новой системы безопасности в Европе и «новой Ялты».

                  Это хорошо видно по итогам визита канцлера Меркель. В прямом эфире российского телевидения она отвергла российскую интерпретацию причин украинского кризиса (не «госпереворот», а «украинское правительство демократическим путем пришло к власти») и заметно ужесточила позицию по поводу реализации Минских соглашений (очевидно, согласованную с США, – Меркель обсуждала с Трампом Украину по телефону 17 апреля): сначала возвращение Киеву контроля над украинской границей с Россией, а только потом выполнение политических договоренностей Минска-2, включая проведение местных выборов. До этого все было наоборот, что Москву полностью устраивало, а ответственность за выполнение соглашений возлагалась на Киев. Наконец, Меркель поставила два болезненных гуманитарных вопроса – запрет на деятельность «Свидетелей Иеговы» в России и преследование гомосексуалов в Чечне. Жесткость ее тона и плохо скрываемое раздражение Путина были так заметны, что Кремлю пришлось вдогонку выступать с бодрыми комментариями о том, как Путин все хорошо объяснил немецкому канцлеру, и «ей было мало что противопоставить в плане аргументации».

                  Разворот, которого не будет

                  Но главным источником фрустрации для Кремля остается Вашингтон. В ходе визита в Москву госсекретарь Тиллерсон, как теперь выяснилось, изумил Кремль условиями администрации Трампа по нормализации российско-американских отношений. Главными из них были кардинальные изменения в российской политике в Сирии, на востоке Украины и в Афганистане (отказ от поддержки талибов), устранение российских нарушений Договора о ракетах малой и средней дальности (РСМД), а также прекращение российского вмешательства в избирательные кампании в США и Европе.

                  К большому раздражению Москвы, помощник Трампа по национальной безопасности Герберт Макмастер назвал эти условия публично в прошлое воскресенье в интервью телеканалу FOX News. Макмастер с военной прямотой заявил, что США готовы сотрудничать с Россией, но для этого должны произойти изменения в российской риторике и в действиях Москвы. «Нам нужно увидеть изменения в поведении России», – заявил помощник президента. Он подчеркнул неприятие Трампом российской риторики, упомянув об «аннексии Крыма, вооруженном вторжении в Украину». Болезненным было заявление Макмастера о том, что президент Путин, поддерживая режим Асада в Сирии и «Талибан» в Афганистане, действует «против интересов российского народа». Так с Москвой не разговаривали со времен Джорджа Буша-младшего и Кондолизы Райс, пытавшихся учить Путина «правильно понимать российские интересы». Надо отдать должное выдержке Кремля – заявление оставили без ответа (если не считать твиттер Алексея Пушкова), сохраняя каналы коммуникаций открытыми. Но «американские кондиции» остались.

                  С ними у Кремля три проблемы. Во-первых, он не может себе позволить изменения во внешней политике, которые могут быть восприняты как результат американского давления. Здесь сразу же возникают параллели с внешней политикой конца 80-х и первой половины 90-х, когда уступки Западу (во многом неизбежные и вынужденные) были негативно восприняты внутри страны и способствовали обрушению поддержки власти. В год президентских выборов это выглядело бы самоубийством.

                  Во-вторых, администрация Трампа пока не детализировала, в чем именно будет выражаться «улучшение отношений», помимо смягчения, но не полной отмены санкций. Признания Крыма, новой архитектуры безопасности в Европе, отказа от расширения НАТО и развертывания ПРО в Европе и «новой Ялты» никто не предлагает. У Вашингтона нет такого мешка с подарками, чтобы интересующие его изменения в российской политике были бы достаточно значимыми для Кремля, чтобы оправдать возможную потерю лица. Пока предлагается плохая, односторонняя сделка. Нет причин на нее соглашаться.

                  В-третьих, серьезный разворот в политике сложно осуществить быстро, не телеграфируя всему миру о слабости своих позиций. Для грамотной коррекции курса требуется время и подготовка, в том числе общественного мнения. По одним проблемам это сделать легче, а по другим, с учетом существующей политической реальности, практически невозможно.

                  Плохие и хорошие новости

                  Скорее всего, «стратегический разворот» возможен в Сирии, где Москве в год выборов все-таки надо найти возможности для завершения отчаянной военной операции, человеческие потери в которой продолжают расти. Для этого надо как-то обуздать сирийскую партию войны, которую составляют Иран, режим Асада в Дамаске и часть российских военных. Пока у Кремля это получалось плохо, но тут важно не останавливаться.

                  Судя по всему, именно сирийское направление выбрано для налаживания мостов с Трампом. Последняя инициатива РФ о создании четырех зон деэскалации под международным контролем, то есть замораживание боевых действий между режимом Асада и оппозицией, идет в русле переданного Тиллерсоном плана стабилизации. Эта инициатива пока плохо проработана, а ее реализация сопряжена с большими трудностями (одна из которых – неприятие Израилем иранского военного присутствия в Сирии в рамках предлагаемого РФ раздела на российскую и иранскую сферы влияния). Но она привлекла внимание сирийской оппозиции, которая после этого все же приехала на новый раунд переговоров в Астане, и администрации США, которая впервые согласилась направить на переговоры в качестве наблюдателя и.о. замгоссекретаря по Ближнему Востоку и Южной Азии Стюарта Джонса. Американцы пока хотят протестировать способность РФ выполнять обещания и сдерживать партию войны. Собственно, это стало пока единственным практическим результатом телефонного разговора Путина с Трампом 2 мая, прошедшего, как потом выяснилось, по инициативе российской стороны, захотевшей, как пишет The Wall Street Journal,
                  https://www.wsj.com/articles/trump-putin-discuss-crises-in-syria-and-on-korean-peninsula-1493755754
                  поделиться новыми предложениями по Сирии. Это был правильный шаг – с чего-то надо начинать.

                  Гораздо хуже положение Москвы в вопросе Украины. Новое требование Трампа и Меркель «просто уйти из Донбасса» и передать контроль над границей Киеву принять невозможно. Это было бы впечатляющей демонстрацией слабости с односторонним отказом от переговорной позиции, дающей пока Москве надежду и возможность «политически переучредить Украину» и сохранить контроль над внешней политикой Киева. Даже снятие западных санкций может не компенсировать такую потерю лица. Маловероятно, что такой разворот вообще возможен при Путине. С другой стороны, требования Москвы урегулировать конфликт в Донбассе так, чтобы изменить государственность Украины, превратив ее в конфедерацию, тоже нереалистично. Получается, украинской темой Москве и Вашингтону пока нет смысла заниматься – договориться все равно не получится. Поэтому украинского вопроса не было в телефонном разговоре Трампа с Путиным, зато он доминировал на встрече с Меркель. Украина – это как бы проблема Европы.

                  Для Москвы от Трампа есть и хорошие новости – например, нежелание Вашингтона поднимать внутриполитические российские темы, включая права человека в Чечне (по этим вопросам вяло высказывается Госдепартамент, а Белый дом многозначительно молчит) или решение Тиллерсона не встречаться с российской оппозицией в Москве. Это рассматривается как подтверждение отказа Трампа от политики «смены режима» и успокаивает нервы в Кремле. Как и недавнее решение Сената США не рассматривать пока законопроект о законодательной кодификации действующих антироссийских санкций по Украине, что вызвало бы очень болезненную реакцию Москвы.

                  Получается, место «большой сделки» могут занять договоренности по отдельным темам, в которых Москва может без большого ущерба отказаться от пропагандистского нарратива и незаметно развернуть позицию в пользу сотрудничества с США. Пока договоренность о взаимодействии в сирийском урегулировании и борьбе с терроризмом вырисовывается как наиболее вероятный результат встречи Путина и Трампа в рамках саммита G20 в июле. Ознакомительная встреча в Европе в мае, о которой поспешила сообщить Москва, была бы невыгодной и для Трампа, и для Путина. Первому нужна быстрая победа с twittable deliverables (результаты, о которых можно быстро и красиво написать в твиттере), а для второго получалось бы, что НАТО и G7 как бы поручали Трампу представить Путину условия капитуляции. Но до встречи «двадцатки» еще есть время все обставить красиво.»
  • Голос истины противен слуху, к сожалению.
  • М
    # Мирянин
    " как бы поручали Трампу представить Путину условия капитуляции"
    Крым где? Абхазия, Осетия, ПодДнестровье?
    Не надо выдавать желаемое за реальное.
    Реальное — тотальная блокада, ЖЕЛЕЗНЫЙ ЗАНАВЕС… Могут? НЕТ.
    Почему? А Китай? Вот пока США с Китаем не договориться… о Воване не следует рассуждать в Плане, только по факту свершившихся событий.
    Не Вавана надо крушить, а — ИМПЕРИЮ.!!!