Политический компромисс или широкий консенсус?

В преддверие завершения политического сезона самой острой темой сегодня остается возможное изменение избирательной системы. В последние дни все больше говорится о том, что законопроект о смешанной системе будет предложен для голосования до закрытия текущей парламентской сессии, то есть до конца месяца.

Часть оппозиционных политических сил, выступающих за сохранение пропорциональной системы, в прошлом месяце уповали на решение Венецианской комиссии, которое по их предположению должно было отбить охоту у инициаторов законопроекта продолжать активно продвигать в обществе эту инициативу. Однако,  заключение Венецианской комиссии, где говорится о необходимости широкого консенсуса в обществе, оказалось не столь однозначным и носит ряд дополнительных технических рекомендаций, которые были предложены для широких дискуссий обществу.

Я хочу предложить нашим читателям возможность подумать что же такое широкий консенсус в широком понимании этого слова, возможен ли он в условиях демократического устройства государства и что же нам все же ждать от возможных изменений в избирательной системе?

Для начала приведу определение слова «консенсус». Консе́нсус (лат. consensus — согласие, сочувствие, единодушие) - в широком смысле слова — общее единогласие по основным вопросам при отсутствии возражений по существенным вопросам, к которому приходят участники конференции, заседания, переговоров и т. п. (источник: Википедия). Таким образом в известном смысле консенсус выступает в роли альтернативы голосованию. Голосование направлено скорее на соперничество, чем на сотрудничество, принятие решения основано на противопоставлении «выигравшие/проигравшие». Сторонники консенсуса утверждают, что такая «тирания большинства» нарушает сплоченность сообщества, способствует расколу и снижает его эффективность.

Однако в демократических странах — основа политической воли народа это как раз голосование, где власть принадлежит большинству и есть часть населения и их представители, которые могут считаться в данный отрезок времени проигравшими. То есть, когда представители Венецианской комиссии, которая считается во многом эталоном современных правовых стандартов, обращают внимание властей на то, что по вопросу смены избирательной системы необходим широкий консенсус — они  в такой постановке вопроса противоречат самим нормам демократии, на мой взгляд. 

То есть данный аргумент, на который последнее время стали ссылаться некоторые оппозиционные политики, не может всерьез обсуждаться в ходе предложенной реформы. Давайте дождемся голосования в парламенте и на этом поставим точку.  В конце концов, демократия — это «власть большинства» нравится нам или нет, и если большинство народных представителей (депутатов) проголосуют за эти изменения — значит большинство на данный момент решило так.

То - что произошло 5 мая в парламенте, когда 74 депутата проголосовало за вынесение на обсуждение проекта по смешанной системе, предложенной Партией социалистов в ответ на законопроект демократов о введении одномандатной системы, как раз является политическим компромиссом, который является альтернативой консенсусу в демократическом политическом устройстве.

Теперь, что касается самого законопроекта и что он может нам принести в плане политической трансформации молдавского общества.

Во-первых, хочу отметить, что лично я рассматриваю сегодня вариант смешанной системы, как наиболее приемлемую избирательную систему на данном этапе для перехода на одномандатную.  Такой некий «переходный» период нам понадобиться для того, чтобы в законодательном органе сохранилась некая партийная преемственность, при этом появляется возможность для вливания «свежей крови» в политическую палитру нашего государства.

Сегодня политическая элита во многом себя скомпрометировала за 26 лет молдавской государственности. Мало того, сами политические партии скомпрометировали те политические  доктрины, на которые они опирались (или по крайней мере должны были) в своих программах и названиях. Скажите, могут ли по праву ПКРМ Воронина считаться коммунистами? Или Либеральная Партия Гимпу — либералами? А может Социалисты Додона — это прогрессивное левое движение, ратующее за всеобщее равноправие и интернационализм, как и должно быть в идеале? По моему, ответы на эти вопросы очевидны. В Молдове, к сожалению так и не сложилась культура политических партий, как общественных сил для борьбы за установление власти той или иной идеи. Наши партии во многом явно лидерского типа, превратились в группы по реализации интересов какого-то клана или лидера.

Я уверен, что при переходе к смешанной системе партии смогут повысить свою эффективность если всерьез перестроят свои подходы к работе.  Если говорить о мелких партиях — то для них тоже есть преимущество. Чтобы победить на выборах в одномандатном округе, мелким партиям придется объединять свои усилия. Это приведет к их объединению. Уменьшится количество партий, их в Молдове около 40, но возрастет их качество. Опыт развитых стран показывает, что  участие в выборах по одномандатным округам не только усиливает партии, но и становится социальным лифтом для многих молодых политиков. В итоге не только происходит обновление политической элиты, но и появляются новые региональные и национальные лидеры.

Во-вторых, некоторые оппозиционные лидеры и их сторонники, часто высказывают опасения относительно таких моментов как участие жителей приднестровского региона в выборах, голосование граждан Молдовы за рубежом (диаспора),  проблема женского представительства в парламенте и пр. Кстати, все эти моменты так или иначе встречаются и в заключении Венецианской комиссии в качестве рекомендаций. Давайте рассмотрим все эти пункты подробнее.

Итак. Ситуация с жителями Приднестровья. Последнее время мне часто приходилось слышать опасения, что жителям региона смешанная система не позволит выбирать своих депутатов в парламент. В ответ я обычно спрашиваю — а много ли сегодня вы можете называть депутатов, избранных по партийным спискам из данного региона? После 1993 года, когда Кишинев перешел на пропорциональную систему выборов в парламент, которая существует и сегодня, из списков стали исчезать представители левобережья. Я давно уже не припомню мало-мальски известного депутата, который был бы из этого региона в нашем парламенте. Сегодня регион де-факто живет сам по себе. И задача сегодняшних центральных властей как раз вернуть его в молдавское правовое поле. Благо сложившаяся внешнеполитическая ситуация теперь может пособствовать этому процессу.

Введя (пусть и частично через смешанную) мажоритарную систему и грамотно нарезав избирательные округа мы дадим возможность гражданам Молдовы, живущим в Приднестровье, получить своё представительство в парламенте. Более действенный, во всех смыслах, шаг по реинтеграции ПМР в нашу политическую жизнь. Будучи неоднократно на публичных слушаниях по теме смены избирательной системы в парламенте приходилось слышать и другие точки зрения. Например, что до возвращения под контроль данной территории нет смысла обсуждать всерьез представительство жителей региона в центральном законодательном органе. Вообщем, считаю, что спекуляции по данному вопросу необходимо игнорировать, а смешанная система с округами, которые будут включать и левобережные населенные пункты, может создать серьезный прецедент для восстановления политического контроля над регионом. То есть с этой точки зрения изменения крайне актуальны.

Следующий вопрос — участие так называемой диаспоры. Лично мне непонятна эта истерия с нашими гражданами, проживающими за рубежом, которая захватила последнее время некоторые сми и активно подпитываемая некоторыми оппозиционными политиками, в том числе и в социальных сетях. При чем, когда говорят о какой-то мифической диаспоре, зачастую имеют ввиду только граждан Молдовы, находящихся в западных странах, при этом огромное количество молдован в России принято называть гастарбайтерами. Мое мнение — что если гражданин Молдовы сохранил за собой гражданство нашей страны, при этом неважно как долго он находится за рубежом, есть ли у него еще одно гражданство, работает ли он там легально или нет, то он автоматически обладает теми же правами и обязанностями, как и любой другой гражданин республики, постоянно проживающий тут.

Зачем устраивать эти манипуляции общественным мнением с требованием предоставить какие-то отдельные правила для наших соотечественников за рубежом? Я понимаю, что отдельным политикам это, видимо, очень выгодно. Там и есть определенная доля их сторонников, и лишний повод для критики действующей власти и их инициатив. Однако, если кому-то так уж хочется отдельных мест для выходцев из республики, проживающих за рубежом в национальном законодательном органе, то смешанная система и тут готова решить эти задачи. На слушаниях в парламенте я лично слышал такие инициативы. Все они будут учтены при подготовке финальной версии законопроекта. Отдельно хотелось бы отметить, что самые рьяные защитники диаспоры в лице таких политиков, как Мая Санду или Андрей Настасе, так и не приняли участие в публичных дебатах на эту тему.  Видимо их аргументы годятся только для некоторых СМИ и узко-партийных уличных мероприятий, раз уж они не набрались смелости прийти и выступить с ними перед авторами законопроекта.

Что касается женщин в политике. По этому вопросу тоже я не вижу никакой угрозы при смене избирательной системы. Мало того, существующее сегодня требование о соблюдении 40%-ной квоты для обоих полов в партийных списках, появилось только в прошлом году. Однако, без серьезного механизма внедрения этих квот (очередность мест, их пропорциональность, санкции за нарушения) говорить о том как этот закон будет работать в нынешней избирательной системе рано. Другое дело, что смешанная система при наличии определенных механизмов (например, на последних слушаниях я предложил введения 40% квоты для женщин, выдвигаемых от партий в каждом избирательном округе), позволит даже увеличить количество женщин депутатов. А возможность женщин самостоятельно выдвигаться в тех округах, где у них есть определенный авторитет и кредит доверия вообще дает беспрецедентный шанс для участия в парламентских выборах в качестве независимого кандидата, что немыслимо при существующей системе, где только лидер партии решает кто и на каких местах окажется в списке кандидатов.

Как видим, при более взвешенном разборе аргументов «за» и «против», становится очевидным, что изменение избирательной системы приведет к серьезному обновлению политической структуры страны, а также создаст предпосылки для укрепления политической культуры и учету интересов широких слоев населения.

Может ли кто-нибудь сегодня сказать, что в последние 20 лет хоть кто-либо из депутатов, избранных по партийным спискам, пришел с вами побеседовать, выяснить ваши проблемы и помог их решить?  А сейчас у граждан Молдовы появляется возможность повлиять на того, кто будет избран и требовать от него решения волнующих их проблем.

Я уверен, что у граждан появится возможность спросить у депутата, избранного по одномандатному округу,  почему он проголосовал за тот или иной закон? И учтены ли в этом законе интересы  избирателей округа?

На мой взгляд, сегодня задача властей вернуть гражданам реальное влияние на исход выборов. А это возможно сделать только изменив существующую систему. Систему, которая за четверть века так и не смогла нас стать ответственными гражданами своей страны.

Обсудить

Реформа избирательной системы

Гражданское общество и Демократическая партия инициирует реформу избирательной системы