На чью мельницу льется днестровская вода?

Намерение Украины построить на Днестре серию гидроэлектростанций, которые будут являться частью единого Днестровского гидроузла, как известно, является камнем преткновения в отношениях Киева и Кишинева.

Фото:

Экологи бьют тревогу, предрекая экологическую катастрофу. И есть отчего. Лето 2016 года было засушливым и вызвало падение уровня воды в реке. Падение это почти достигло критической точки, что могло повлечь за собой остановку насосной станции столичного АО «Apă-Canal». Что будет дальше, никто не знает.

В феврале нынешнего года во время визита Павла Филипа в Киев он и его украинский коллега Владимир Гройсман подписали Дорожную карту развития украинско-молдавского сотрудничества на 2017 год, которая предполагает завершить переговоры по трем первоочередным вопросам, среди которых  урегулирование условий эксплуатации Днестровского гидроузла. Правда украинский премьер заявил, что Украина не откажется от строительства гидроэлектростанций на Днестре, но будет при этом консультироваться с Молдовой и действовать в соответствии с международными экологическими стандартами. Было объявлено, что для проведения экспертизы проектов будет создана молдавско-украинская рабочая комиссия.

Даже при том, что Украина не отказывается от строительства гидроэлектростанций, само намерение сотрудничать с Кишиневом, проводить экологические экспертизы, привлекать европейских специалистов выглядит весьма привлекательным. Если бы не одно "но". Увы, уровень коррупции, что в Украине, что в Молдове заставляет сомневаться в том, что положительный результат будет достигнут.

Для сомнений есть основания. Дело в том, что  все 10 станций Днепровского и Днестровского каскада, в том числе Новоднестровская ГАЭС входят в публичное акционерное общество (ПАО) «Укргидроэнерго". Возглавляет это предприятие Игорь Сирота, принадлежащий к команде Юрия Бойко, который был министром энергетики Украины во времена Януковича.

Игорь Сирота неоднократно оказывался в фокусе журналистского внимания. Например, одной из претензий к нему было наличие, скажем так диплома о высшем образовании сомнительного происхождения. А первое образование у господина Сироты медицинское и согласно диплому он не специалист в сфере энергетики, а зубной техник. Исходя из его официальной биографии он с 1978 по 1995 работал "по специальности". То есть 17 лет своей биографии он отдал лечению зубов. А после этого в нем открылись необычайные административные таланты, которые злые языки приписывают родственным связям.

Самое интересное, что несмотря на уже вторую смену правительства после событий 2014 года Игорь Сирота продолжает занимать столь ответственный пост. А ведь в том же 2014 году его могли не только снять с должности, но и привлечь к уголовной ответственности. Внеплановая проверка показала, что руководство “Укргидроэнерго” переплатило консорциуму НПО “Укргидроэнергострой”, задействованному в строительстве Днестровской ГАЭС, порядка 400 млн. грн.

Под стать начальнику его подчиненная, отвечающая за закупки - Зоряна Стешенко. Она как и ее босс, и по своему первоначальному образованию и по опыту работы имеет мало общего с энергетикой. Юрист по образованию, до появления на эту должность, подвизавшаяся преимущественно на вторых ролях в судебной системе - была помощницей судьи, причем довольно одиозной. Настолько, что с подачи журналистов ее окрестили "секс-бомбой" заложенной под украинскую гидроэнергетику.

Конкретный пример. ПАО "Укргидроэнерго" в июле 2016 года заключило два соглашения на строительство системы раннего выявления чрезвычайных ситуаций и оповещения на ГЭС. Согласно результатам тендера, победителем на создание такой системы для Днестровской ГЭС стало ООО "Телеком-комплекс", которые получат за это более 7,5 млн гривен. За эти деньги они должны будут выполнить строительные работы, приобрести материалы и смонтировать оборудование, провести кабель и провести пуско-наладочные работы. Но проблема в том, что тендер по Днестровской ГЭС провели только с четвертой попытки. Дважды торги вообще отменяли, отклонив все предложения, включая и с более дешевыми. И только в третий раз на торги вышел «Телеком-Комплекс». Вода может не только приводить в действие турбины, но и намалывать немало денег умелым людям.

Наверное, не стоило бы считать деньги в чужом кармане. Если бы не несколько вопросов. Во-первых, после всей карусели с торгами и выборе самого выгодного с точки зрения организаторов торгов варианта, возникает вопрос - а насколько этот вариант безопасен? Не приведет ли его реализация не столько к устранению угроз паводков, сколько к их возникновению? Опыт показывает, что проекты, в которых присутствует пресловутая коррупционная составляющая, обычно и претворяются соответствующим образом. И потом асфальт смывает дождем, рушатся крыши, ломаются мосты. А ведь в данном случае речь идет о более серьезном случае.

Во-вторых, если вопросы строительства буде решать украинско-молдавская комиссия, то хотелось бы все же видеть в этой комиссии специалистов по энергетике, экологов, экономистов, но точно не бывших зубных техников и бывших помощников судей. Понятно, что решать будут правительства и министерства, но и мнение общественности тут не лишнее. Можно предположить, что и украинская общественность придерживается того же мнения.

В-третьих, вопрос более стратегического характера. В Украине принята программа развития гидроэнергетики до 2026 года. И все планы по развитию Новоднестровской ГАЭС предусмотрены как раз этой программой. Но как отмечают украинские специалисты, в программе не говорится о развитии малой гидроэнергетики. Сегодня мега-проекты - это скорее дань прошлому, а заодно и прекрасный источник для различных откатов на масштабных строительных работах. Возможно, что и этот вопрос стоило бы обсудить в рамках работы молдавско-украинской комиссии. К общей пользе.

Обсудить