Андриан Канду: Главным символом Независимости являются люди, интервью IPN

Интервью IPN с председателем парламента Андрианом Канду, приуроченное к 26-летию независимости Республики Молдова.

– Исполняются 26 лет с момента провозглашения Республикой Молдова своей независимости. Какое определение Вы даёте этому периоду, что означал он для гражданина Андриана Канду, для его семьи, для всех граждан этой страны?

– 26 лет тому назад мы, все вместе, ощутили огромное чувство гордости и свободы. За годы государственного строительства эйфория и патриотизм стерлись. В настоящее время, в проводимой нами политике, мы следуем устремлениям двухдесятилетней давности, устремлениям достойно жить в стране, которой мы могли бы гордиться. Мы вспомнили, почему мы боролись за независимость, и мы однозначно разъясним это любому, кто попытается навязать нам собственные правила. Слишком долго мы допускали унижение со стороны собственных властей и других стран. Как гражданин, я ощущал это унижение, но я не хочу переживать его снова – ни я сам, ни мои родители или дети, ни мои сограждане. В моём статусе должностного лица, я делал и далее буду делать всё необходимое и соответствующее положениям закона для того, чтобы ни один человек в этой стране больше не переживал того чувства, будто он, его семья или его страна не важны.

– По Вашему мнению, Республика Молдова пришла туда, куда она в своё время направилась, и если нет, то почему?

– Куда направилась Республика Молдова? Если бы все мы осознали это 26 лет назад, если бы мы поставили этот вопрос и нашли на него ответ тогда, то думаю, что мы находились бы сейчас в иной ситуации. А так, на протяжении слишком многих лет мы позволяли волне обстоятельств нести нас. Лишь в 2014 году, когда было подписано Соглашение об ассоциации с Европейским союзом, мы ответили на вопрос о том, куда мы направились. Теперь нам предстоит проделать много работы, всей стране, плечом к плечу, чтобы попасть в Европейский союз.

– В чём заключается наибольший шанс Республики Молдова на самореализацию, как государства, как общества? Можно ли считать этим шансом интеграцию в Европейский союз, и если да, считаете ли Вы, что этот путь необратим, даже не смотря на сохранение большого количества евроскептиков?

– Мы добьёмся успеха, как государство и как общество, только если начнём верить в свои силы и в свою страну. Европейский союз является для нас моделью развития. Мы хотим жить столь же хорошо, безопасно, свободно и благополучно, как в Европе. Более того, мы хотим быть (и я уверен, что мы будем) частью ЕС. Для того, чтобы это произошло раньше, мы и в дальнейшем должны работать, по меньшей мере, столь же интенсивно, как и в последние два года. Кроме того, мы должны понять, что свобода выражения мнений предполагает и ответственность, что толерантность означает способность допускать иные точки зрения, даже если они тебе не нравятся, что твои права не могут быть важнее прав того, кто находится рядом, что если ты хочешь иметь хорошие образование и медицину, ты, хотя бы, должен платить налоги. Нужно понять и многие другие важные вещи, которые мы узнаём вместе на этом пути европейской интеграции. Таким образом, помимо крупных законодательных преобразований, правил, стандартов и т.д., помимо политики и политиков, у нас есть способ существования, который близок европейскому, но местами нуждается в коррективах. Эти коррективы иногда болезненны и увеличивают число евроскептиков. Тем не менее, история не знает таких прецедентов, чтобы народ выбрал менее развитую цивилизационную модель. Поэтому – да, я уверен в необратимости пути европейской интеграции Молдовы.

– Что должны сделать власти, чтобы не допустить сворачивания нынешнего курса? Нынешние власти способны это сделать?

– Нынешние власти не допустят сворачивания курса на Европейский союз. Кроме того, когда принятая нами на вооружение политика будет реализована в полном объёме, число желающих иного курса развития окажется ничтожным. Люди уже убедились в том, что мы соблюдаем свои обязательства и выполняем всё, что обещаем. Если Вы не верите политику, то поверьте отцу троих детей, которых я ращу здесь – Молдова меняется и продолжит меняться до тех пор, пока не станет такой, какой мы хотим её видеть, страной, в которой хотелось бы жить.

У нас, быть может – впервые, имеется чёткая концепция того, как должна выглядеть Республика Молдова. Все реформы и решения двух последних лет имеют единственную цель – превратить страну в дружелюбное для граждан государство, в том числе, предоставляющее равные возможности для самоутверждения всем его жителям. Мы начали с системы правосудия, ведь если закон применяется избирательно, то невозможно обеспечить развитие страны и гарантировать безопасность её гражданам. Новый качественный скачок мы сумели сделать в борьбе с коррупцией, стерев границу между малой и крупной коррупцией. Мы также сократили зарегулированность и излишние проверки, которые поощряли взяточничество и беззакония в отношениях между чиновниками и бизнесом. Мы обеспечили независимость прокурорам и судьям, что позволило начать новые громкие расследования и осудить бывшего премьер-министра, а также начать уголовное преследование министров и других высокопоставленных должностных лиц из нынешнего или бывших составов правительства. Мы обеспечили безопасность банковской системы с помощью пакета законов, который заблокировал один из основных источников незаконного финансирования для многих политиков и мнимых бизнесменов. Мы начали реформу системы государственного управления, потому что Молдова нуждается в эффективном и честном бюрократическом аппарате. Мы ввели практику тесного сотрудничества между исполнительной и законодательной ветвями власти, сделав публичными и предсказуемыми намерения и план работы властей на благо людей. Мы и далее будем фокусироваться на улучшении качества жизни. Мы создали базу, которая позволяет открывать новый бизнес и развивать уже существующий на льготных условиях, потому что нам нужны хорошо оплачиваемые рабочие места. Наш подход является системным, потому что осуществляемые нами изменения преследуют не только краткосрочную цель в виде улучшения ситуации, но и направлены на развитие страны в течение грядущих десятилетий.

– И после 26 лет независимости молдавское общество остаётся разделённым по этническим, политическим, территориальным, лингвистическим и другим критериям. Как и когда может быть преодолена эта ситуация, если это вообще возможно сделать?

– Общество разделено, и хорошо, что мы это осознали и признаём. Именно потому мы создали целый ряд межинституциональных площадок в рамках парламента: и для сотрудничества с Народным собранием Гагаузии, а также для координации решений по воссоединению страны, для сотрудничества с гражданским обществом и ряд других площадок. В процессе общения мы лучше узнаём друг друга и сглаживаем те отличия, которые нас разделяют.

– Как Вы думаете, чем будут отличаться 27-я, 28-я и 29-я годовщины Независимости от нынешней? Чем могут способствовать этим различиям народные избранники?

– Я считаю, что и спустя 10 лет Молдова будет отмечать День независимости, вспоминая о тех ценностях и личностях, которые помогли нам выстоять в период до обретения суверенитета. Я считаю, что с каждым годом мы будем всё более процветающими, будем всё больше гордиться своей страной. Мы научимся больше себя уважать и приучим других поступать также.

Народные избранники, если они не в состоянии обеспечить людям процветание и безопасность, сменяются. Так происходило каждый раз с момента обретения независимости до сих пор и, безусловно, так будет и далее.

– Каковы, по Вашему мнению, несколько наиболее значимых символов Независимости, за весь её период?

– Главным символом независимости для меня являются люди, которые 26 лет назад вышли на Площадь Великого национального собрания с единственным стремлением – стремлением к свободе. Люди являются самым большим богатством страны и с некоторых пор они стали ценностью для государства. К сожалению, ранее имели место попытки построить демократическую страну без особого уважения к людям. По этой причине было много неудач. Действующие власти меняют парадигму управления государством. Благодаря тем реформам, которые мы внедряем, государство и его учреждения начинают служить гражданам, а не наоборот. Для меня определением Независимости являются люди, независимо от их этнической принадлежности, языка общения, религии или статуса. Все люди, которые живут с достоинством и, несмотря на все трудности, верят в свою страну, представляют собой Республику Молдова.

– Последний период был отмечен целым рядом событий на политической сцене. Как Вы думаете, каким предстанет законодательный орган после парламентских выборов 2018 года?

– Думаю, что после выборов никто уже не сможет спекулировать на теме представительности и легитимности парламента. Парламент является политической ареной, а изменения, внесённые нами в избирательную систему, позволят войти в политику новым лицам. Хотя это и смешанная система, монополия партийных лидеров теперь разрушена. Думаю, мы предоставили ещё один шанс для реализации фундаментального права – права быть избранным. Кроме того, у людей будет больше вариантов для выбора человека и партии, которые представляли бы их интересы. Я и Демократическая партия верим в людей и их способность делать правильный выбор.

– Прошу Вас взвесить, с учётом целей Независимости, внутренние и внешние последствия принятия закона об изменении избирательной системы.

– Могу предложить Вам взвесить, с учётом целей Независимости, внутренние и внешние последствия принятия закона о Прокуроре, или пакета законов о неподкупности, или реформ в пенсионной системе. Это то же самое, и воздействием любого из указанных законов никак нельзя пренебречь. Когда некоторые политики допускают преувеличения и доводят некоторые вещи до абсурда, я могу понять их личную мотивацию, но не стану играть им на руку. Если бы я это сделал, то пал бы жертвой спекуляций наших политических оппонентов по поводу якобы случившегося изменения политической системы в результате внесения поправок в Кодекс о выборах. Когда на самом деле Декларация независимости, закон, на основании которого наша страна была названа Республикой Молдова, государственная символика и основы многопартийной и демократической системы были заложены парламентом, избранным по одномандатным избирательным округам. Напомню, что пропорциональная избирательная система была временной мерой, принятой в чрезвычайной ситуации, которая в результате ряда политических игр превратилась в меру постоянную. Выборы были и будут свободными и справедливыми, граждане имели и будут иметь возможность избирать и быть избранными, люди могли и смогут свободно выражать свою позицию. Вне зависимости от политической близорукости некоторых, Республика Молдова была и остаётся демократическим государством, а мы, граждане этой страны, являемся и останемся свободными людьми, которые распоряжаются своей страной и судьбой в соответствии с собственным выбором и устремлениями.

Обсудить