К парламентариям Республики – по поводу намечаемых преобразований в Академии наук

Чтобы понять и тем более использовать достижения фундаментальной науки нужно иметь достаточно высокий уровень образования и опыт исследований в этой науке, должна быть культура, образ мышления, «атмосфера», в которой развивается творческий потенциал, абсолютно необходимый для инноваций. И этого всего нет без культивирования фундаментальных исследований «на месте».

Многоуважаемые члены Парламента,

Как один из ученых Молдовы с наибольшим опытом работы в науке в Молдове и США, я хочу предложить вам мои соображения по поводу намечаемых серьёзных преобразований в области науки и исследовательских институтов Республики.

Я понимаю, что в Парламент избраны лучшие представители народа, и они принимают решения, направленные на улучшение экономики Республики и уровня жизни людей. В этом плане, предложенные преобразования в руководстве наукой сопровождается соответствующей веской аргументацией. Но, к сожалению, в них не учтены некоторые важные детали.

 Обычный подход руководства к решению проблем ориентируется на схему бизнеса: развитие областей экономики, которые дают наибольший доход. Такой подход в основном оправдан, но он неприменим ко многим проблемам страны и к развитию страны в целом (об этом свидетельствуют также неудачные попытки использования схему бизнеса в руководстве страной, даже в высокоразвитых странах). Ярким примером «нон-бизнес» проблемы является фундаментальная наука.

Сегодня никто не отрицает роли науки в развитие общества. Ныне наука имеет широкий диапазон, и её прикладные аспекты, через новые технологии и инновации, влияют непосредственно на уровень жизни людей. Но от затрат на фундаментальные науки доходы не просматриваются. Как выразился один Нобелевский лауреат, «какой доход от исследований по квантовой механике многоатомных систем?». Ни один бизнесмен не вложит деньги на такие исследования. С другой стороны, фундаментальная наука создаёт основу для прикладных наук, и расстояние от фундаментального открытия до его применений резко сокращается каждый год.

Какое отношение это имеет к решениям Парламента Молдовы? Непосредственное. Руководить фундаментальными исследованиями, решить вопрос о том какие проблемы и как нужно решить и оценить результаты могут только ученные высокого класса. В мире оценка результатов фундаментальных исследований идёт через публикации, рецензируемые учёными-экспертами в соответствующей области (pier reviewed publications), в которых возможность непосредственного использования результатов не является определяющим. Предполагаемое решение Парламента по-существу (эффективно) отделяет учёных от непосредственного руководства фундаментальной наукой. Передача Министерству руководство «недоходной», уязвимой со всех сторон фундаментальной науки приблизит её к несвойственной ей бизнес-схеме, в которой она окажется совершенно беззащитной, и довольно быстро полностью исчезнет…

Ссылки на подобную структуру науки в высокоразвитых странах совершенно неприемлемы. В каждой стране наука зиждется на свои исторически-сложившиеся условия и вытекающие из них возможности. Копировать структуру руководства наукой в Молдове, например, с действующей в США (где Академия наук непосредственно не руководит исследовательскими учреждениями) бессмысленно и вредно. Только один (из многих) органов финансирования науки в США, National Science Foundation, с бюджетом в сотни миллиардов долларов имеет в своём распоряжении целую армию самых передовых учёных мира для оценки и утверждения проектов фундаментальных исследований. Никакое министерство Молдовы (как и любой другой небольшой страны) не имеет даже какой-то минимальной части таких возможностей. Я твёрдо убеждён, что для фундаментальной части науки в Молдове сложившаяся система руководства Академией наук является наиболее приемлемой.

Естественно возникает вопрос: а нужна ли Молдове в её нынешних условиях фундаментальная наука? Ведь её результаты публикуются открыто для всех. Нельзя ли развивать прикладные науки, новые технологии и инновации, непосредственно поднимающие уровень жизни людей, используя результаты фундаментальных исследований из публикаций? Увы, такая схема в науке не работает. Чтобы понять и тем более использовать достижения фундаментальной науки нужно иметь достаточно высокий уровень образования и опыт исследований в этой науке, должна быть культура, образ мышления, «атмосфера», в которой развивается творческий потенциал, абсолютно необходимый для инноваций. И этого всего нет без культивирования фундаментальных исследований «на месте». Для освоения результатов фундаментальной науки, не будучи в ней вовлечённым, могут потребоваться годы, а то и десятилетия.

Опыт слаборазвитых и развивающихся стран, в которых нет фундаментальной науки, многократно подтверждает этот тезис (много ли инноваций проистекает из этих стран?). Чтобы создать научные школы требуются многолетние усилия. В пост-советском пространстве Молдове удалось сохранить часть фундаментальной науки бывшего СССР, в отличие от большинства остальных республик, где почти полностью исчезла вся наука, в том числе в результате “business-like” преобразований. Молдова имеет шанс сохранить науку, если к ней относится достаточно бережно.

Что я предлагаю? Предлагаю поправку к Парламентскому проекту преобразований в науке: оставить руководство частью исследований, относящейся к фундаментальной науке, за Академией наук в структуре из трёх отделений, (1) Физико-математические науки, (2) Биологические и химические науки, (3) Историко-философские и филологические науки, а также научную библиотеку АНМ, выделив с этой целью отдельную часть бюджета.

Сохранив самостоятельность и (частично) независимость фундаментальной части науки в Молдове, мы сохраним один из факторов, которые не позволяют Республике скатится к положению слаборазвитой страны. В международном плане фундаментальная наука Республики это в какой-то мере её лицо. Это также гордость нашего молодого поколения. Передать эту часть науки Министерствам - это прямой рецепт к её исчезновению.

Обсудить