Распятые мальчики Барселоны. Как из Мадрида делают "киевскую хунту"

В целом все задачи воскресного перформанса, запланированные барселонской командой, были нею успешно выполнены. Прежде всего Мадрид спровоцировали на применение силы

Итак, референдум состоялся, но не как волеизъявление, а как перформанс. Правда, власти Каталонии утверждают, что 90% его участников голосовали за отделение от Испании и что это дает Каталонии право на сецессию. Но это демагогия, рассчитанная на тех, кого не интересуют подробности, то есть на абсолютное большинство читателей новостей по всему миру. В ходе голосования не было списков избирателей. Неизвестна явка. Можно было голосовать на любом участке. У бюллетеней не было никаких видов защиты. Кто угодно хоть на ксероксе мог печатать их в любом количестве и голосовать любое число раз или просто набивать ими урны, необязательно даже на избирательных участках. Часть бюллетеней была изъята гражданской гвардией, выполнявшей, в отличие от местной полиции, приказы Мадрида. Каталонские власти тут же заявили, что это не скажется на результатах подсчета голосов. Это, вероятно, было их единственным правдивым заявлением за последние несколько недель.

Все наблюдающие за развитием событий в Каталонии сходятся на том, что идея отделения от Испании хотя и популярна там, но не поддерживается большинством населения. Уровень поддержки — порядка 30–35% плюс примерно 10% сочувствующих, но нетвердо. Это немало, но при честном подсчете голосов недостаточно для обретения морального "права на выход". Следовательно, задача политиков, выступающих за отделение, — имитировать волеизъявление, не допуская реального учета всех мнений за и против, а это достижимо через радикализацию сторонников отделения, возникающую как ответ на действия Мадрида. На волне протестов, порожденных уже не столько запретом референдума, сколько прямым насилием со стороны властей, можно также сильнее привязать к себе колеблющихся, склонить на свою сторону часть не определившихся и предстать перед всем миром в роли жертв. К слову, внимательное, с лупой, изучение снимков окровавленных каталонцев, появившихся в Сети, обнаруживает немало фальшивок, что как бы символизирует...

В целом все задачи воскресного перформанса, запланированные барселонской командой, были нею успешно выполнены. Прежде всего Мадрид спровоцировали на применение силы. Это было чисто эмоциональное и совсем ненужное решение, поскольку вооруженный сценарий по типу крымского в Каталонии был исключен. Если бы кто-то вдруг попытался его реализовать, то мировое общественное мнение было бы однозначно на стороне испанских властей, и они смели бы "зеленых человечков", как пыль (все-таки отсутствие общей границы с Россией — это огромное благо). Не опасаясь же силового сценария, центральные власти могли игнорировать референдум ввиду его незаконности и одновременно, действуя точечно, не торопясь, без лишнего шума, арестовывать лидеров сепаратистов, а также тех, кто призывал бы к насилию со стороны каталонцев.

Мадрид мог бы просто пожимать плечами: что, референдум? Нет, не слышали. В Барселоне? Действительно, там идут какие-то народные гуляния в эти выходные. Ну а что тут такого? Людям нравится играть в голосование, это их право, у нас свободная страна. Пусть себе играют, если не нарушают общественный порядок. А если они его нарушат, то полиция примет к ним меры. Нет, ну что вы, дался вам этот "референдум". Нет там никакого референдума, не было и не будет. Тех, кто вздумает хулиганить, арестуют за хулиганство, и никакой выдуманный кем-то референдум тут вообще ни при чем. Нет, нет, это же игра, никаких правовых последствий это "голосование" иметь не может. Кстати, а вы не в курсе, за что они там "голосуют"? Хм... забавно. Ладно, пускай себе тешатся. Ох уж эти каталонцы, ох затейники...

Удержись Мадрид на такой позиции, и эффективность референдума, организованного Барселоной, была бы близка к нулю. Но каталонцы оказались искуснее: нащупав слабые места премьера Мариано Рахоя, они шаг за шагом переиграли его и раскачали ситуацию, доведя ее до очень нужной им вспышки уличных страстей. Рахой же откровенно повелся, как бык на корриде, когда перед его носом помахали красным флагом с профилем Ленина.

Зачем это надо Барселоне?

Тут все довольно просто: местные элиты не хотят платить налоги в Мадрид и ощущать над собой его контроль. В первую очередь антикоррупционный. Они хотят сами пользоваться всеми преимуществами членства в ЕС и минимизировать над собой власть Мадрида, подчиняясь по большинству вопросов непосредственно Брюсселю, до которого дальше и вообще там будет не до них. А поскольку идея каталонской независимости очень давняя и, к слову, очень разная в разные эпохи, то она стала прекрасным универсальным лозунгом для развода местного лохтората.

Здесь важно понимать, что публичные лидеры коалиции "Вместе за Да" во главе с Карлосом Пучдемоном — это расходные фигуры, легко заменяемые по мере надобности, когда Мадрид привлекает очередную группу каталонских политиков к суду за сепаратизм. За этими марионетками стоят реальные спонсоры и дирижеры протестов: финансово-промышленная элита региона, основным инструментом которой является Каталонская европейская демократическая партия, бывшая "Демократическая конвергенция". Эта партия составляет респектабельное крыло борцов за независимость Каталонии. А каталонских левых, вошедших вместе с ней в коалицию "Вместе за Да", используют как мясо в уличных потасовках — как это было 1 октября, и еще как фактор особого раздражения для нынешнего правительства в Мадриде, сформированного франкистской Народной партией и негативно воспринимающего красные флаги на чисто рефлекторном уровне.

При этом депутаты каталонского парламента "Вместе за Да" могут быть искренними сторонниками отделения от Испании. А каталонские левые, выступающие в роли уличных бойцов, — это настолько специфическая публика, что они могут быть сторонниками чего угодно вообще. Я не знаю, и, желая сохранить душевное здоровье, не хочу знать, что происходит в мозгах у каталонца, живущего в современной Испании, у которого на телефоне в качестве сигнала стоит гимн СССР и который ходит по улицам с красным флагом и портретом Ленина. С меня довольно уже того, что он не ходит со мной по одной улице. Но те, кто действительно ведет игру с Мадридом, никакого отделения от Испании не хотят, и события 1 октября подтвердили это еще раз. Сторонники отделения не стали бы доводить дела до столкновений с гражданскими гвардейцами и дразнить Рахоя красным флагом. Существовала масса способов провести вполне убедительный и сугубо мирный референдум. Но он не дал бы большинства, а кроме того, каталонцам и не нужно большинство. Им нужна до предела запутанная ситуация, возможность кричать о поддержке в 100,88% (это результат подсчета бюллетеней, если что) и площадка для торга о расширении своих полномочий.

Нынешняя вспышка насилия в Каталонии нисколько не приблизила ее к независимости. Под суд пойдет очередная генерация одноразовых лидеров, на этот раз во главе с Пучдемоном, но таких лидеров в Каталонии меняют с той же легкостью, с какой сматывают с рулона одноразовое полотенце. Зато Мадрид получил удар по чувствительному месту. Во-первых, ему со всей наглядностью показали, что местная полиция, которая ест из руки местных властей, будет выступать на их стороне, а приказы из Мадрида будет саботировать. Во-вторых, ЕС, формально объявив о поддержке единства страны, уже осуждает испанцев, хотя и очень сдержанно, за излишнее насилие. В-третьих, всевозможные политические фрики, из тех, кто за все хорошее и против всего плохого, уже поливают Рахоя на чем свет стоит за то, что по его приказу гражданская гвардия лупит бедных каталонцев. В основном, если верить телехронике, милых и хрупких подростков и старушек. В Испании, которая совершенно не преодолела раскола, возникшего в ходе гражданской войны, такой вброс тут же пробудил нешуточные страсти. Уже никого не интересуют реальные подробности, тем более что информационно каталонцы переиграли Мадрид вчистую. Рахоя и его кабинет, а также всю Народную партию подвели к краю пропасти, на дне которой маячат очередные досрочные выборы. С самыми безрадостными для Народной партии, на фоне каталонских событий, перспективами.

И вот теперь самое время предложить перемирие — естественно, на условиях Барселоны. Которое позволит Рахою отойти от пропасти и немного перевести дух. Условия перемирия будут чисто экономическими: меньше платежей в Мадрид, меньше контроля с его стороны, больше прямых контактов с Брюсселем. Такая автономия, максимально приближенная к независимости, но избавленная от лишних хлопот, каталонских лидеров вполне устроит. О каких-либо языковых и культурных довесках к уже существующим в автономии речи явно не будет. Мадрид и безо всякого сопротивления предоставил Каталонии в этих вопросах все, что она захотела. Но на этот этнофестиваль реальным каталонским лидерам глубоко плевать. Мишуру они держат для лохов, а сами, как и положено серьезным деловым пацанам, думают только о деньгах.

Что касается разводки лохтората, то с этим все просто: противостояние Барселоны и Мадрида имеет многовековую историю, из которой можно надергать все что угодно, на любой вкус и цвет. С приходом к власти в Мадриде — правда, очень шатким — франкистов из Народной партии в Каталонии вошла в моду тема гражданской войны, всякие там No pasaran и революционно-республиканская символика — отсюда и раздолье для левых с красными флагами. Если власть в Мадриде полевеет, в толпе сторонников независимости станет меньше красных флагов и больше полосатых желто-красных — цветов королевства Арагон. Их, впрочем, и сейчас немало, и этот монархизм каталонских левых не смущает. Да и куда им деваться-то? Рука-то, дающая на всех, в принципе одна и та же.

Чего хотят в Брюсселе?

С открытыми пожеланиями и тайными мечтами ЕС тоже все понятно. Разумеется, Евросоюз считает разборки в Каталонии внутренним испанским вопросом и в них открыто не вмешивается. И не будет ,если только обе стороны не попросят о его посредничестве. Но такая позиция Брюсселя в целом совершенно не мешает отдельным политикам, депутатам Европарламента, а также политикам и депутатам из стран ЕС высказывать особое мнение по этому вопросу. И поскольку информационную войну Мадрид вчистую продул и каждый, кто выступил бы сегодня в его поддержку, оказался бы сторонником полицейского насилия и распятия мальчиков в трусиках, то есть, простите, я хотел сказать, избиения старушек, которые так мило улыбаются с проломленным якобы черепом, будто им дали халявную шоколадку, то в информационном эфире слышны только голоса в поддержку каталонцев. И их немало.

Разумеется, всем выступающим на саму Каталонию и на распятых старушек наплевать. Каждый из них отрабатывает собственный номер. Например, премьер Бельгии Шарль Мишель написал в "Твиттере": "Насилие никогда не может быть ответом! Мы осуждаем все формы насилия и подтверждаем наш призыв к политическому диалогу". Нетривиальное высказывание, что и говорить. Да, Бельгия имеет свое сепаратистское движение во фламандском регионе, возглавляемом крупнейшей партией страны — Новым фламандским альянсом, который участвует в правительстве Мишеля. А сам Мишель — валлон и лидер Реформаторского движения, которое в Бельгии, раздираемой извечной валлоно-фламандской рознью, пытается усидеть сразу на обоих стульях. А выборы в Бельгии в 2018-м. Вопросы есть?

Точно так же можно отследить и мотивы других высказываний о событиях в Барселоне. При этом руководство ЕС как воды в рот набрало. Причина проста: Брюссель в принципе не прочь, чтобы регионы обрезали полномочия центральным властям стран— членов ЕС и контактировали с руководством Евросоюза напрямую по более широкому, чем сегодня, кругу вопросов. Это сразу же сплотит ЕС, поскольку региональные недостраны, состоящие в союзе не как самостоятельная единица, а как части входящих в него стран, будут более сговорчивы, менее привередливы и уж наверняка не станут поднимать вопрос о выходе. То есть интересы Брюсселя и Барселоны объективно совпадают.

Конечно, Брюссель не станет раскачивать европейскую лодку, поддерживая каталонцев напрямую, тем более что публичные лозунги, бросаемые там, откровенно сепаратистские. Поддерживать такое респектабельным европейцам никак нельзя. Зато помочь урегулировать вопрос — это пожалуйста.

А каталонцы, в свою очередь, тоже просят Брюссель помочь им разрешить конфликт с Мадридом! Еще за два дня до референдума они обратились в Еврокомиссию с просьбой о посредничестве в переговорах с властями Испании, сообщив, что будут готовы говорить и о других вариантах, кроме независимости. При этом министр каталонского правительства по внешним связям Рауль Ромава, выступивший с этим заявлением, подергал нервы Рахою, сказав, что если каталонцы "выиграют референдум", то они объявят о независимости в течение 48 часов. Но будут при этом готовы обсудить с испанским правительством и другие варианты. То есть, по сути, Ромава поставил Рахою ультиматум: Барселона референдум в любом случае проводит, после чего дает Мадриду 48 часов на то, чтобы сесть за стол переговоров. Естественно, что испанское правительство сказало, что переговоры — это пожалуйста, но референдум должен быть отменен. Но это было до 1 октября, до полной победы Барселоны в информационной войне. А сейчас Рахою некуда деться, и за стол переговоров он сядет, причем с теми посредниками, которых хотели получить каталонцы.

Российский след

Не обошлось и без сравнений ситуации в ДНР-ЛНР, Крыму и Каталонии. В самой Каталонии к референдуму подтянулись разного рода политические маргиналы и просто откровенные экстремисты, позировавшие на камеры с флагами ДНР и заявлявшие, что независимая Каталония немедленно признает Крым российским. Это вызвало ожидаемо негативную реакцию в Украине, зато обеспечило каталонцам поддержку российских и пророссийских информационных ресурсов. Такой дополнительный пиар в их положении был, безусловно, выигрышным ходом.

Совсем не обязательно, что, выйдя на прямые контакты в Брюсселем, то есть добившись поставленной цели, каталонцы сразу кинутся признавать аннексию Крыма. Но это и не исключено. Дробление ЕС на множество региональных полугосударств с ограниченной внешнеполитической самостоятельностью, без репутации на международном уровне, без членства в ООН, но с полноценным влиянием внутри ЕС чревато расшатыванием экономических санкций против Москвы. Подкупить элиты таких полугосударств или добиться их поддержки, инвестируя в них, России будет проще. И в Кремле уже поняли, что европейский сепаратизм, порожденный соперничеством в треугольнике Брюссель — национальные правительства — региональные власти открывает перспективы по срыву санкций, притом не только нынешних, а санкций вообще как таковых, как инструмента, применимого против России в принципе. И вполне продуманно делают ставку на европейских регионалов, нащупывая и развивая связи с ними.

Обсудить