Вожди и коллективы

Приближение очередного карнавала под названием «президентские выборы» сопровождается усилением предкарнавальной суеты под названием «выдвижение кандидатов в президенты», которые, как нам сообщают, «проводят предвыборные кампании». Что позволяет еще раз привлечь внимание к фундаментальной проблеме современной политической жизни в России.

В чем состояла и состоит ключевая особенность политических споров и политической борьбы в стране в последнюю четверть века? В том, что во всех значимых конфликтах и кризисах последнего времени коллективы проигрывали вождям.

На национальном уровне
В 1993 году это была борьба парламента и президента, то есть коллективного органа представительной власти против индивидуалистского органа исполнительной власти. В этой борьбе на национальном уровне коллективный орган власти проиграл индивидуалистскому. В истории собственной страны и во многих других странах российская либерально-демократическая общественность осуждала монополизацию власти, индивидуализацию власти, единоличную власть, клеймила и клеймит ее: индивидуальная власть – это отвратительно. Когда же либерально-демократическая общественность сама столкнулась с такой же ситуацией в собственной стране, то ее значительная часть поддержала именно индивидуалистскую исполнительную власть против коллективной представительной власти.

Эта трагедия так и осталась неосознанной и не отрефлексированной общественностью. Из парадигмы развития и укрепления коллективных органов власти мы успешно перешли к парадигме поддержки индивидуалистской власти и к поиску различных вариантов лишь внутри нее.

На региональном уровне
После выборов 1990 года в Ленинграде был избран демократический состав Ленсовета. Его депутаты в течение нескольких месяцев пытались организовать коллективную работу, но не смогли этого сделать, зашли в процедурный и политический тупик и в конце концов сдались. Вместо организации собственной работы в рамках органа коллективной власти ключевые полномочия было решено передать мэру, находившемуся за пределами такого органа.

Когда через несколько лет борьба между коллективным органом власти и индивидуалистским органом власти на региональном уровне вышла на новый уровень, то либерально-демократическая общественность поддержала совместные силовые действия центра и мэра против «осколка советской власти». Индивидуалистский орган власти победил коллективный и на региональном уровне.

 

Эта победа не отрефлексировалась в сознании общественности в качестве трагического выбора неверного пути. Победившей стала идея: значит, мы выбрали неправильного мэра, давайте теперь выберем правильного. То есть из парадигмы логики коллективных действий мы передвинулись (нас передвинули, мы оказались легко передвинутыми) в логику индивидуальных действий. Увы, мы продолжаем – думать и действовать – именно в этой логике. Мы продолжаем настаивать на выборе вариантов в рамках индивидуальной власти – если этот мэр, полпред, президент оказались плохими, давайте найдем хорошего. Но мы даже не задумываемся о принципиально ином подходе – коллективных действиях, коллективных обсуждениях, коллективном руководстве. Наше мышление остается не в логике коллективных действий, а в логике индивидуалистских действий.

На уровне оппозиции
Осенью 2012 года представители общественности с немалым трудом создали орган коллективного представительства российской оппозиции – Координационный совет оппозиции. Через год с небольшим КС пал жертвою беспощадной войны со стороны части его членов. Что вызвало самое большое недовольство, самое жесткое отторжение, самое тотальное неприятие у членов Координационного совета, торпедироваших его работу? Коллективная работа! Они не могли принять для себя возможным участие в коллективной работе, требующей понимания, признания, учета позиций, мнений, интересов других участников коллективного органа. Они хотели только командовать, они желали лишь руководить, они стремились к навязыванию только своей воли. И Координационный совет пал жертвой этой борьбы – сторонников логики индивидуальных (часто – чисто вождистских) действий против сторонников логики коллективных действий. Координационный совет – как воплощение логики коллективных действий – пал жертвой логики индивидуальных действий на уровне оппозиции так же, как Белый дом на национальном уровне, как Ленсовет на региональном уровне.

Научиться логике коллективных действий
Похоже, это одна из наиболее фундаментальных национальных проблем – неспособность, неумение, нежелание осуществления коллективных действий на добровольной основе. У нас как общества, похоже, нет устойчивых навыков коллективной работы на добровольной основе (на принудительной – есть и немало). Корни этой проблемы можно искать в нашем менталитете, в нашей культуре, в истории.

Но это факт – мы этого не умеем.
Нам этому надо научиться.

Вместо этого к чему нас опять подталкивают? Например, сейчас, когда в очередной раз разыгрывают водевиль относительно т.н. предстоящих выборов, какой вопрос мы слышим постоянно? Вы поддерживаете этого лидера? Или вот того? Почему нам не дают зарегистрировать такого гражданина? Или же: что вы имеете против этой гражданки?

То есть опять в очередной раз общественное внимание небезуспешно отвлекают от фундаментальной национальной проблемы – неспособности, неумения осуществления коллективной работы на самостоятельной и добровольной основе; от проблемы овладения совместными способами решения существующих проблем; от проблемы нахождения консенсуса; от механизмов поиска решений, приемлемых для всех или большинства участников общественно-политического процесса; от формирования совместных представительств, коллективных органов; от вопросов создания, развития, укрепления устойчивых институтов. Нас в очередной раз подталкивают к поиску вождей, к поддержке того или иного, по определению, несовершенного человека. Сегодня он может казаться симпатичным, а назавтра выяснится, что он коррупционер, диктатор и вор.

Фундаментальная проблема политической жизни страны заключается в том, что мы застряли в парадигме логики индивидуальных действий и никак не можем перейти к логике коллективных действий.

Кремли и соборы против ратушей и парламентов
Чем в этом смысле Западная и Центральная Европа отличается от нас? Существующей в течение столетий наработанной культурой коллективных действий, согласования интересов, нахождения консенсуса, выработки компромиссов. Как это им удалось?

В самом центре многих западно— и центрально-европейских городов далеко не всегда находится кремль, замок, крепость, бург, не всегда имеется собор, костел, кирха, церковь, но почти всегда стоит ратуша. Ратуша – это место заседаний городского совета, органа городского самоуправления, в который много сотен лет подряд избирались представители городского населения: купцы, ремесленники, другие бюргеры, совместно занимавшиеся вопросами обороны, безопасности, благоустройства врученных их попечению городов. Благодаря этому возникла и в течение столетий была наработана традиция, вошедшая в культуру, в кровь, в гены миллионов людей, – традиция совместной работы, взаимного согласования разных интересов, коллективного принятия решений. Самим нахождением зданий ратуш в центре городов европейцы говорили, что верховная власть в такого рода городах принадлежала не королю или герцогу, не епископу или церкви, а самим горожанам. И ведущей логикой в них является не логика физического насилия или идеологического принуждения, а логика совместного принятия взаимовыгодных решений, логика коллективных действий, базирующаяся на понимании и взаимном учете разных интересов.

 

Столетия совместных усилий, толерантности и взаимного уважения не прошли даром. Коллективная работа в ратушах проложила путь к коллективной работе в национальных парламентах, а городское право (Магдебургское, Любекское, Кульмское) – к верховенству права на уровне национальных государств.

Что делать?
Если в России мы хотим вырваться из кажущегося заколдованным круга постоянного воспроизводства авторитаризма – что во власти, что в так называемой оппозиции, – то тогда нам надо не искать нового вождя, которому опять отдадим всю власть. Надо научиться совместной работе – и на национальном уровне, и на региональном уровне, и даже (и прежде всего) среди самой оппозиции. Надо научиться коллективной работе, уважению других точек зрения, других позиций, понимая, что они имеют право на существование. Надо научиться доверию, признанию того, что у другого человека есть право на свое мнение. Надо его уважать, надо с ним мириться, надо находить компромиссные решения.

Если совместно не сможет научиться работать либерально-демократическая общественность, то кто же тогда сможет?

Оригинал

Обсудить