Лукашенко против «русского мира»

В Белоруссии объявлено о завершении следствия по делу троих пророссийских публицистов: какой сигнал Минск посылает Москве?

6 декабря 2016 года белорусские спецслужбы арестовали в Бресте доцента кафедры гуманитарных дисциплин Белорусского университета информатики и радиоэлектроники (БГУИР) Юрия Павловца и школьного сторожа Дмитрия Алимкина. Еще через три дня в Минске был задержан журналист, главный редактор журнала «Новая экономика» Сергей Шиптенко. При всей разности занятий все трое были постоянными авторами российских интернет-ресурсов, включая довольно известные — Regnum, Lenta.ru, Еаdaily. Но прошел вот уже почти год, а суд по «делу троих» так и не начался.

Москва вспомнила…

25 октября 2017 года главный следователь Белоруссии Иван Носкевич, наконец, сообщил, что «расследование в отношении авторов «Регнума» завершено, материалы переданы в Минский городской суд. Всем троим, сказал Носкевич, собираются предъявить обвинение по ст. 130 УК («Разжигание расовой, национальной, религиозной либо иной социальной вражды или розни, совершенное группой лиц»). По белорусскому законодательству за такое предусмотрено от 5 до 12 лет лишения свободы.

Уже на следующий день, 26 октября, про троих арестованных белорусских граждан неожиданно вспомнила Москва: официальный представитель российского МИДа Мария Захарова заявила, что на Смоленской площади изучили информацию о передаче в суд дела в отношении белорусов, которые сотрудничали с российскими информационными ресурсами, и надеются, что в Минске подойдут к его рассмотрению «максимально ответственно» и «в строгом соответствии с взятыми на себя Беларусью обязательствами, прежде всего, в плане соблюдения свободы выражения мнений».

Пресс-секретарь белорусского МИДа Дмитрий Мирончик заявление Захаровой комментировать отказался, но заметил, что «высказывания на эту тему сейчас могут быть восприняты как давление на суд».

Арест под псевдонимами

Вернемся снова в декабрь 2016-го. Арест Павловца, Алимкина и Шпитенко произошел в момент, когда политические отношения между Минском и Москвой оказались, наверное, в своей самой низкой точке за последние два десятка лет. Обострились сразу три конфликта — «нефтегазовый», «продуктовый», «таможенный». Многие аналитики писали о том, что ни Путину, ни Лукашенко уже не удается скрывать взаимных неприязненных отношений.

Как вскоре выяснилось, формальной причиной для возбуждения уголовных дел в отношении троих публицистов послужило обращение белорусского Министерства информации, в рамках которого действует так называемая Республиканская экспертная комиссия по оценке информационной продукции на предмет наличия (отсутствия) в ней признаков проявления экстремизма. Эта комиссия, которая, оказывается, помимо прочего, мониторит и российскую прессу, проанализировала ряд статей, опубликованных на информационных ресурсах Regnum, «Лента.ру», ЕАdaily. Их авторами были некие Николай Радов, Павел Юринцев, Алла Бронь и Артур Григорьев.

Позднее КГБ Белоруссии выяснил, что под псевдонимом «Алла Бронь» писал житель Бреста Димитрий Алимкин, под псевдонимами «Павел Юринцев» и «Николай Радов» — Юрий Павловец, а вот «Артуром Григорьевым» оказался Шиптенко. Гонорары за свои публикации все трое получали в Москве.

Содержание статей всех трех авторов было примерно одинаковым: они писали в духе так называемого «западнорусизма», то есть отвергали существование Республики Беларусь (по их мнению, это не более чем западные провинции России), белорусской истории, культуры и самостоятельного белорусского языка.

Но вряд ли это само по себе послужило бы причиной ареста — в белорусском руководстве и силовых структурах предостаточно людей, которые придерживаются ровно такой же позиции. Дело тут скорее в другом: и Алимкин, и Павловец, и Шиптенко постоянно заявляли, что сам Александр Лукашенко и окружающие его чиновники враждебно относятся к России, идут на поводу у Запада, насаждают в республике католицизм, белорусский национализм и так далее.

Надо сказать, статьи этих авторов действительно были выдержаны в довольно агрессивном и оскорбительном тоне для Лукашенко и его окружения. А особенно те материалы, что публиковались на ресурсе «ИА Regnum», который возглавляет бывший кремлевский чиновник Модест Колеров. Тем не менее арест Алимкина, Павловца и Шиптенко для белорусского журналистского сообщества стал полнейшей неожиданностью.

Да, в Белоруссии аресты журналистов, как и суды над ними, стали уже почти рутиной. Но до сих пор «под огнем» оказывались исключительно те коллеги по цеху, кто симпатизирует национально-ориентированной оппозиции. Так, в Белоруссии на протяжении последнего года почти непрерывно идут суды над журналистами-фрилансерами, сотрудничающими с западными СМИ. Формально их судят за работу без аккредитации. При этом получить аккредитацию в МИДе для них очень сложно — то есть государство само выдавливает оппозиционных журналистов за пределы правового поля.

Однако журналистов с другого края политического спектра — то есть пророссийских — прежде никто и никогда не трогал.

АРЕСТ АЛИМКИНА, ПАВЛОВЦА И ШИПТЕНКО ДЛЯ БЕЛОРУССКОГО ЖУРНАЛИСТСКОГО СООБЩЕСТВА СТАЛ ПОЛНЕЙШЕЙ НЕОЖИДАННОСТЬЮ

 

Примирение не помогло

 

После ареста Алимкина, Павловца и Шиптенко дело заглохло: время шло, арестованных публицистов не судили и не отпускали — скорее держали в заложниках. А в марте 2017-го в Москве по запросу белорусских следователей полицейские задержали шеф-редактора Regnum, белорусского гражданина Юрия Баранчика, проходившего по тому же делу. Ранее он работал на Regnum в Минске и считался самым ярким «западнорусистом» в республике, но пару лет назад неожиданно переехал в Москву.

Однако добиться экстрадиции Баранчика белорусская сторона не смогла: суд в Москве освободил его из-под ареста. После этого Баранчик подал прошение о политическом убежище в России.

3 апреля 2017 года на встрече в Санкт-Петербурге Путину и Лукашенко удалось договориться о цене на газ. Причем Путин поспешил отметить, что «на сегодняшний день спорных вопросов между Москвой и Минском не осталось». Наблюдатели ожидали, что Алимкин, Павловец и Шиптенко после «питерского примирения» лидеров двух стран выйдут на свободу. Однако этого не произошло. Более того, в июне 2017-го на Павловца и Шиптенко завели новое уголовное дело — добавили статью о незаконной предпринимательской деятельности. Впрочем, многие в Белоруссии тогда предположили, что дело попросту хотят переквалифицировать, чтобы обвиняемые в итоге отделались условными сроками. Однако вскоре стало понятно, что обвинение в экстремизме никто снимать не собирается.

НАБЛЮДАТЕЛИ ОЖИДАЛИ, ЧТО АЛИМКИН, ПАВЛОВЕЦ И ШИПТЕНКО ПОСЛЕ «ПИТЕРСКОГО ПРИМИРЕНИЯ» ЛИДЕРОВ ДВУХ СТРАН ВЫЙДУТ НА СВОБОДУ

 

Кульминация

29 августа в Минске, наконец, предъявили обвинения Алимкину, Павловцу и Шиптенко. В отношении четвертого фигуранта дела — Юрия Баранчика, как сообщила официальный представитель Следственного комитета Белоруссии Юлия Гончарова, заочно применена мера пресечения в виде заключения под стражу, он объявлен в международный розыск. «Мы знаем, что он находится на территории России, — сказала Гончарова. — Документы розыскные направлялись в том числе и туда. Заочно ему предъявлено обвинение по ч. 3 ст. 130 УК. И соответственно, мера пресечения — заключение под стражу в случае задержания».

И вот здесь как нельзя выразительней проявилась театральность, присущая белорусской власти: обвинения Алимкину, Павловцу и Шиптенко были предъявлены ровно в тот день, когда в Минске проходила большая пресс-конференция, посвященная назначенным на сентябрь российско-белорусским учениям «Запад-2017» (они прошли с 14 по 20 сентября 2017 года. — NT). Эти «самые масштабные» за последние годы совместные российско-белорусские учения призваны были стать ярким символом не просто дружбы между Минском и Москвой, но еще их совместной дружбы «против Запада». Однако в Минске решили оттенить их пафос отрезвляющим напоминанием: сторонники «русского мира» в Белоруссии находятся под плотным контролем спецслужб, и руки у них вовсе не развязаны.

«ИХ НИКТО НЕ ХОЧЕТ ЗАЩИЩАТЬ, В ТОМ ЧИСЛЕ И В ЖУРНАЛИСТСКОМ СООБЩЕСТВЕ, КОТОРОЕ САМО ПОСТОЯННО СТРАДАЕТ ОТ РЕПРЕССИЙ СО СТОРОНЫ РЕЖИМА ЛУКАШЕНКО»

Стоит заметить, что и сам Александр Лукашенко, начиная с 2014 года, негативно отзывается о попытках продвигать идеологию «русского мира» на территории Белоруссии. «Много в последнее время говорится об идее некоего «русского мира». Я так понимаю, это не про нас. Надо понимать: мы независимое, суверенное государство», — заявил он в послании народу и парламенту в апреле 2015 года.

Примечательно, что арестованных КГБ пророссийских публицистов белорусские правозащитники так и не признали политзаключенными. «Обратите внимание: их никто не хочет защищать, в том числе и в журналистском сообществе, которое само постоянно страдает от репрессий со стороны режима Лукашенко», — заметил в разговоре с NT белорусский политолог Виктор Демидов.

Среди белорусской национально-ориентированной интеллигенции, разъяснил Демидов, «ресурсы типа Regnum или RT считаются воплощением вселенского зла». Да и сами Алимкин, Павловец и Шиптенко, по его словам, «ну никак не журналисты»: «Пропагандисты — да, публицисты, может быть, но никак не журналисты».

Обсудить