Навальный — это Саакашвили, Трамп — это друг, Сечин ничего не нарушил <> Главное из пресс-конференции Путина

Пересказ реплик президента России Владимира Путина на его большой пресс-конференции 14 декабря 2017 года. Прямые цитаты даны в кавычках.

Про выборы

Главные тезисы моей предвыборной программы, которая пока не готова: инфраструктура, здравоохранение, образование, производительность труда, повышение доходов населения. Почему оппозиция не может составить мне конкуренцию? Потому что молодежь не помнит 1990-е. А нам удалось с начала 2000-х увеличить ВВП на 75%, поднять производство, зарплаты, увеличить продолжительность жизни, сократить смертность. Тогда мы жили в состоянии гражданской войны, а «сейчас — посмотрите, какая у нас армия». «Важно не только шуметь на площадях», а что-то предлагать. Сам я пойду на выборы не от партии, а как самовыдвиженец.

Меня упрекают в ручном управлении — этот миф преувеличен. Самая сложная работа идет в правительстве. Кстати, оно работает удовлетворительно, но после выборов «идеи у меня есть». Общаясь с народом, я просто налаживаю связь с гражданами, это такое дополнение, а не основная работа. Коррупцию нам победить пока не удалось. Был случай, когда ФСБ зачистила целый отдел в одном ведомстве, полгода назад туда набрали новых сотрудников — «и все началось с начала». Скорее всего, надо вводить обязательную ротацию — как в армии.

Ксения Собчак идет с программой «против всех» — это что, позитивные действия? Алексей Навальный (его имя Путин опять не произнес — прим. «Медузы») — это «[Михаил] Саакашвили, только в российском издании», который будет бегать по площадям. «Абсолютное большинство россиян такого не хочет». Но оппозиция на выборах есть, и власть ее не боится. «Мы не хотим второго издания Украины для сегодняшней России и не допустим».

Про экономику

Майские указы 2012 года — это правильные ориентиры, даже если не все цели удалось исполнить (сейчас только 93%). Уверен, что мы все выполним в 2018 году! Но для решения проблем сейчас нельзя применять «шоковую терапию», как в 1990-х. Пенсионный возраст повышают везде, только мы этого пока не сделали. «А куда девать этих людей, которые высвободятся от работы?» Надо освободить физических лиц и индивидуальных предпринимателей от уплаты просроченной налоговой задолженности, а пенсионеров — от налога на дачу и огород.

Это неправда, что все выгодные контракты достаются моим знакомым, ведь решения принимаю не я, а правительство — после экспертизы. Налоговые льготы «Роснефти» по Самотлорскому месторождению (на 350 миллиардов рублей) предоставлены справедливо.

Про внешнюю политику

США через СМИ обвиняют нас в выходе из Договора о ликвидации ракет средней и малой дальности, но при этом косвенно его нарушают. «Мы сами выходить никуда ниоткуда не собираемся». Наши военные расходы нужны для обеспечения безопасности, потому что мы видим, к чему могут привести действия других стран. В США расходы почти в 20 раз больше, но втягиваться в гонку вооружений мы не будем.

Допинговый скандал раздувают из-за выборов президента России.«Я просто знаю, что это так и есть». Иностранцы сами употребляют допинг из-за болезней. Своих спортсменов мы будем защищать в суде. Информатор ВАДА Григорий Родченков «всю эту гадость таскал из Северной Америки» для наших спортсменов. Да, наши структуры ошиблись, когда взяли его на работу. «Я знаю, кто это сделал» (Путин ничего не сказал о наказании для тех, кто совершил ошибку — прим. «Медузы»). Но как теперь МОК может использовать его показания? «Какие они [американские спецслужбы] ему дают препараты, чтобы он говорил то, что нужно?»

Все связи между Россией и предвыборным штабом президента США Дональда Трампа — это выдумки американской оппозиции. «Что, нужно запретить любые контакты?» Встречи посла с представителями кандидата являются нормальной практикой. Почему RT обвиняют в пропаганде, если на американском рынке «их доля ничтожна»? США нас поставили в один ряд с Северной Кореей и Ираном. «Вы вообще нормальные люди?» Америка сама спровоцировала КНДР на развитие ракетной программы. Но мы с Трампом обращаемся друг к другу по именам и хотим наладить отношения.

Про Украину

Российских войск в Донбассе нет. Договориться по поводу обмена пленными и ввода миротворцев у нас не получается, виноват в этом прежде всего Киев, который не хочет идти на контакт с сепаратистами. Ситуация с Михаилом Саакашвили — «это плевок в грузинский народ и в украинский народ, как вы это терпите». Россию и Украину «сначала растащили, а затем стравили», но мы должны понять, что выгодно нашим народам. «Наши исторические, духовные и прочие корни дают мне право говорить, что в основе своей мы один народ».

Про громкие уголовные дела

Замглавреда «Эха Москвы» Татьяна Фельгенгауэр спросила, почему российская правовая система ведет себя так по-разному в деле об убийстве Бориса Немцова (не допросили ключевого свидетеля), деле бывшего главы Минэкономразвития Алексея Улюкаева (не явился ключевой свидетель — глава «Роснефти» Игорь Сечин) и деле «Седьмой студии» (фигурантов помещают под стражу).

У нас нет разных правовых систем для разных людей. «[Глава „Роснефти“ Игорь] Сечин мог бы и прийти в суд [по делу бывшего главы Минэкономразвития Алексея Улюкаева]», но закон он не нарушил. Если следствию что-то кажется обоснованным, значит, все нормально.

Обсудить