Молдова до и после выборов…

Пишу для тех, кто хотел бы разобраться в тех процессах, которые происходят в Молдове. Для тех, кто больше хочет узнать о настоящем, а также и возможно о будущем Молдовы. Пишу для тех, кто привык думать и анализировать.

Вступительное слово
 
Знаю, что такие большие тексты трудно читать. Те, кто не привык много читать, а тем более думать, закройте эту страницу. Пишу не для вас.
 
Пишу для тех, кто хотел бы разобраться в тех процессах, которые происходят в Молдове. Для тех, кто больше хочет узнать о настоящем, а также и возможно о будущем Молдовы. Пишу для тех, кто привык думать и анализировать.
 
У меня есть право высказать свою точку зрения. У вас есть право принять ее или не принять.
 
Читайте. Думайте. Анализируйте. И будем все вместе думать, как нам обустроить Молдову.
 
О необратимых и обратимых процессах
 
Начну неожиданно. Многие со мной, может быть, не согласятся, но у меня есть уверенность, что ориентация Молдовы не европейские ценности и стандарты приобрела необратимый характер. Более того, я убежден, что и Россия уже с этим согласилась. И президент Игорь Додон, и Партия социалистов, и значительная часть их симпатизантов, уже поняли, что денонсировать Соглашение об ассоциации Молдова – ЕС невозможно.
 
Более того, в обществе зреет мнение, что евроинтеграция это не забег в сторону Брюсселя, а кропотливая, повседневная работа в Молдове. Пора нам уже всем понять, что никуда не нужно бежать. Нужно сделать так, чтобы живя в Молдове, мы чувствовали себя в Европе. Европа здесь!
 
Но сложней обстоит дело с экономическим развитием, с реформированием системы власти, с реализацией социальных программ. Здесь, особенно при смене власти, возможны сбои. И даже регресс.
 
Поэтому, говоря о Молдове в разные периоды после 2009 года, мы больше будем говорить о внутренней политике, экономике и социальной сфере. О нынешнем состоянии дел в Молдове и перспективах.
 
О власти
 
Значительная часть населения Молдовы критически относится к власти. Так было практически все годы независимости. Только иногда критического запала было меньше, а иногда больше.
 
Причины для этого есть, были и будут.
 
Во-первых, вина лежала на самой власти, допускающей ошибки, просчеты, а часто и явные злоупотребления.
 
Во-вторых, это недовольство значительной части общества социально-экономической ситуацией в стране.
 
В-третьих, не все разделяют геополитический выбор власти.
 
В-четвертых, это активная работа оппозиции и её партнёров за рубежами Молдовы по дискредитации власти.
 
В чем-то критика власти была правильная, в чем-то, на мой взгляд, ошибочная, и даже несправедливая.
 
Сказанное относится и ко мне: в свое время, будучи в персональной оппозиции к ПКРМ и Воронину, я больше замечал в действиях власти в период правления ПКРМ плохого, чем хорошего. Много писал о недостатках, мало о достижениях. Хотя, справедливости ради отмечу, что критикуя ПКРМ и персонально Воронина, я все же иногда отмечал и позитив в их действиях. Сегодняшняя оппозиция этого не делает. Она рисует картину деятельности власти только черными красками.
 
В данном материале мы не будем анализировать все годы независимости. Давайте вместе попытаемся разобраться, а кто в Молдове был властью с 2009 года? Не спишите отвечать, что Альянс за европейскую интеграцию. Все не так просто.
 
Немного истории
 
В период премьерства Влада Филата властью в Молдове была ЛДПМ, а точнее сам Филат. Все другие члены правящей коалиции признали его лидером. Может быть, они сделали это со скрипом, но другого выхода у них не было. У Филата было большинство в правящей коалиции, поддержка проевропейской части граждан Молдовы.
 
Лидером Молдовы Филата также признали, как на Западе (ЕС, США), так и на Востоке (Россия). По его приглашению Молдову посетил вице президент США Байден, к нему приезжала канцлер Германии Меркель, он встречался с президентом России Путиным.
 
Это были относительно хорошие времена для страны. Молдова сумела подготовиться к подписанию Соглашения об ассоциации и к отмене визового режима со странами ЕС.
 
Важно отметить, что Влад Филат, будучи премьер министром чувствовал свою ответственность не перед партией, не перед партнерами по коалиции, а перед Молдовой. И чтобы ни произошло потом, для многих людей, в том числе и для меня, Влад Филат останется тем человеком, который сыграл большую роль в падении коммунистического режима Воронина, исчерпавшего к 2009 году свой потенциал, а самое главное - прорубил дверь в Европу.
 
После отставки Филата с поста премьер министра многое в системе власти изменилось. Изменилось в худшую сторону.
 
Образно говоря, правительство и особенно премьер-министры, стали «временными». Если раньше в правительстве знали, что последнее слово за премьер-министром Филатом, то теперь последнее слово стало за лидерами партий. Без них ни один министр и даже премьер-министр, ни в целом правительство, не принимали никакого решения. При этом нужно отметить, что премьер-министры – Юрие Лянкэ, Кирилл Габурич, Валерий Стрелец, искренне хотели блага Молдове. Но в том раздрае, который творился во власти, это практически невозможно было сделать.
 
Каждая партия тянула одеяло на себя, ставя на первое место свои корыстные интересы. И вина за это, прежде всего, ложилась на ЛДПМ, ДП, ЛП.
 
Результатом всей этой вакханалии стало то, что к концу 2015 года всем стало ясно, что правящая коалиция в таком виде, где нет явного лидера, себя исчерпала.
 
Что мы наблюдаем в эти времена:
 
1. Паралич власти
2. Политическая дестабилизация.
3. Падение экономики.
4. Прекращение роста пенсий и зарплат
5. Рост коррупции
6. Кража денег из банков
7. Масштабная отмывка российских денег через Молдову. Коррумпирование судейского корпуса.
8. Масштабное обналичивание денег в Молдове.
9. Теневая экономика
10. Проблемы с ЕС
11. Закрытие школ и медицинских пунктов в селах
 
В этой ситуации просматривались два варианта решения проблем.
 
Первый.
 
Отказ правящей коалиции от власти. Это привело бы к приходу во власть тандема Додон-Усатый, в то время они еще были партнерами. И к ним (особенно к Усатому) был близок Андрей Нэстасе, который также претендовал на свой кусочек власти.
 
Но этот вариант таил большие угрозы. Главная угроза – сворачивание процесса евроинтеграции, что вызвало бы массовое недовольство пассионарной, проевропейской части общества.
 
Второй.
 
Переформатирование коалиции. Одна партия берет ответственность за состояние дел в стране. Из двух зол это зло было меньшим. В результате сложной комбинации, задействовав различные методы, власть в стране берет ДПМ. И вместе с властью всю ответственность за состояние дел в Молдове.
 
С 20 января 2016 года вся полнота власти перешла к команде Влада Плахотнюка. Сам Влад Плахотнюк, будучи лидером ДПМ, берет на себя стратегические функции, а его соратники, являющиеся непосредственно властью, премьер-министр Павел Филип и председатель парламента Адриану Канду на практике реализуют стратегические задачи, поставленные партией.
 
20 января 2016 года.
 
В этот день было сформировано новое правительство во главе с Павлом Филипом. Во многом этот день стал переломным в истории Молдовы.
 
Встретив жесткое сопротивление своим действия со стороны левой оппозиции (Партия социалистов РМ), вместе с которой в кампанию против новой власти включилась Россия, и правой оппозиции (Партия Платформа ДА), которой удалось убедить значительную часть чиновников и евродепутатов не поддерживать правительство Павла Филипа, новая власть не дрогнула, не испугалась ответственности.
 
Правая оппозиция, руководствуясь принципом: чем хуже для Молдовы, тем хуже для власти, а значит лучше для оппозиции, всячески пыталась изолировать новую власть от ЕС, США, не допустить финансирования Молдовы международными финансовыми организациями (МБ, МВФ), ЕС и Румынии.
 
А посредством митингов и демонстраций на грани фола, стремились дестабилизировать политическую ситуацию в Молдове. Все это, по их мнению, должно было привести к падению правительства Филипа. После этого они надеялись, что власть сама упадёт в их руки.
 
Мало кто в Молдове верил, что власть в этой сложной ситуации устоит, а тем более, сможет что-то изменить в экономике, выполнить социальные обязательства по пенсиям и зарплатам, по развитию образования и здравоохранения.
 
Оппозиция и скептики просчитались. Власть не только устояла, но и начала менять ситуацию в стране к лучшему.
 
Новый курс
 
ДПМ не идеологическая партия. Несмотря на практически неограниченный медийный ресурс, ДПМ не умеет и не желает оказывать пропагандистскую поддержку своим действиям. А если бы умела и хотела, то 20 января в парламенте было бы объявлено, что новая власть предлагает амбициозный «Новый курс», как для вывода Молдовы из кризиса, так и для ее развития. Парадокс в том, что хотя власть об этом не объявила и не назвала свою программу «Новым курсом», но «Новый курс» стал реализовываться на практике.
 
Спустя почти три года стали видны контуры этого необъявленного «Нового курса».
 
Власть поставила перед собой и стала реализовывать следующие задачи:
 
1. Создание эффективной и дееспособной системы управления. Наведение порядка во властных структурах. Увеличение поступлений в бюджет.
 
2. Создание новой экономики и новой современной инфраструктуры. Предоставление больше свобод бизнесу.
 
3. Рост пенсий, зарплат, социальных пособий.
 
4. Уменьшение тарифов на газ и электроэнергию.
 
5. Создание системы борьбы с коррупцией и преступностью.
 
Часть из этих планов реализована, часть только начали реализовывать. А какая-то часть так и осталась в планах. Хочется надеяться, что и она реализуется в ближайшее время.
 
Но в целом позитивные изменения начались. Вопреки ожиданиям оппозиции, вопреки множеству прогнозов, новая власть не только устояла, не только остановила падение страны в пропасть, но и начала добиваться положительных результатов, как в экономике, так и социальной сфере.
 
И это в условиях массовых протестов, которые дестабилизировали ситуацию и отпугивали инвесторов, без финансовой поддержки международных финансовых институтов.
 
И начала власть с наведения порядка в своих рядах.
 
Расчистка авгиевых конюшен.
 
Известно, что рыба гниет с головы. Поэтому власть начала с чистки своих рядов. В первую очередь были освобождены от работы отдельные министры и зам. министров, на которых, как говорят, клейма негде было ставить. Оставался еще некоторое время «гнилой зуб» в лице Гимпу и его команды. Понадобилось немного времени, и добрались до этого «зуба».
 
Кстати, феномен находящихся у власти длительное время ЛП и Михая Гимпу, требует еще своего внимательного изучения и осмысления. Напомню, что будучи в составе правящего большинства, занимая посты во властных структурах, Михай Гимпу одно время был председателем парламента, а также и.о. президента, лидер и его партия научились брать от власти всё, но при этом ни за что не отвечать.
 
Вернемся к первым шагам власти после 20 января 2016 года.
 
Генеральная уборка были проведаны на таможне, в налоговой инспекции, полиции и других ведомствах, где процветала коррупция.
 
Результатом стал рост поступлений в бюджет. Доход Государственной налоговой службы повысился на 18,4% в 2017 г., что в абсолютных цифрах означает - стал на 5,1 млрд. леев больше, чем в 2016 г. Аналогичные достижения были отмечены и Таможенной службой. В национальном государственном бюджете в 2017 году было накоплено 53,4 млрд. леев, что на 16,2% больше по сравнению с 2016 г.
 
Что это означает? То, что раньше примерно 10 млрд. леев уходили не в бюджет, а чьи-то карманы.
 
В 2018 год рост поступлений в бюджет продолжается и есть шанс перекрыть рекорд 2017 года. И близка конечная цель – удвоение бюджета.
 
Была проведена реформа госуправления. Сокращено число министерств и численность чиновников. Создана система «единого окна» по оказанию госуслуг.
 
Но сам по себе порядок и повышение качества госуслуг еще не решают всех проблем. Перекрыв ручьи воровства, власть понимала, что это временный источник роста бюджета. Чтобы бюджет стабильно рос, должна расти и экономика.
 
Новая экономика
 
Правительство Филипа осознало, а мне кажется, что такое понимание было и у Кирилла Габурича в бытность его премьер-министром, что Молдове нужна новая экономика.
 
Новая экономика – это экономика, основанная на новых подходах, на инновациях или скажем проще, на новых технологиях в промышленности и аграрном секторе. На местных и иностранных инвестициях и свободе бизнеса. На развитой дорожной и транспортной инфраструктуре.
 
Считаю правильным, что выбрав этот курс, Павел Филип вспомнил о Кирилле Габуриче и предложил ему должность министра экономики.
 
Самое главное - власть осознала, что основа экономики – индустрия, аграрно-промышленный комплекс, информационные технологии, современная дорожная и транспортная инфраструктура.
 
Поэтому, в первую очередь, усилия были направлены на индустриализацию Молдовы, на развитие АПК. Значительную роль в этом процессе сыграли СЭЗ, технопарки, строительство и ремонт дорог, развитие интернета.
 
Появились первые результаты. В 2016 году экономика выросла на 4%. А уже в 2017 году еще на 4.5%. Это один из самых высоких темпов роста в Европе. В 2017 году объем ВВП увеличился до 150,3 млрд. леев.
 
И новые успехи в 2018 году. Почти на восемь процентов вырос объем производства за первые четыре месяца текущего года по сравнению с тем же периодом 2017-ого.
 
В Молдове в последние годы впервые стали серьезно заниматься дорожным строительством. Кто ездит в Украину, видит насколько лучше дороги Молдовы. А амбициозная программа строительства и ремонта дорог в селах – это еще и уважение к людям, живущим в сельской местности и лишенных многих благ цивилизации. Плюс шанс для развития экономики в сельской местности.
 
Где дороги, там и транспортные перевозки. Один из весомых аргументов, показывающих рост экономики, это увеличение грузоперевозок. Молдова занимает первое место в Содружестве Независимых Государств по росту объема грузоперевозок по данным первых двух месяцев 2018 года. По данным Межгосударственного статистического комитета СНГ, Молдова перевезла около двух миллионов тонн продукции. Таким образом, рост составил более 40% по сравнению с тем же периодом 2017 года.
 
Справедливости ради отметим, что в росте экономики есть часть заслуг и оппозиции. Речь идет о президенте Игоре Додоне. Благодаря его усилиям удалось добиться снятие эмбарго со стороны России на некоторые виды экспортных товаров (вино, яблоки).
 
А ведь Игорь Додон мог бы поступить как Андрей Нэстасе, который ради своей политической выгоды через своих и других оппозиционеров и партийных партнёров в ЕС заблокировал на какой-то период поступление финансовой помощи со стороны ЕС в Молдову.
 
Президент Додон, не смотря на то, что жестко критикует власть, что, моему мнению, делает не всегда справедливо, не поехал к Путину, после известного решения Конституционного суда просить наказать Молдову. Ведь мог бы всем говорить, что решения КС оскорбили всех его избирателей. А у него их намного больше, чем у Андрея Нэстасе. И используя этот предлог, попросить Путина наказать молдавскую власть. Как? К примеру, закрыть российский рынок для молдавских товаров, прекратить подачу газа в Молдову и т.д.
 
Но Игорь Додон был в системе власти, когда Россия, чтобы наказать президента Воронина, ввела эмбарго на молдавские вина. И хорошо знает, что пострадал не Воронин, а тысячи крестьян, которые растили виноград, тысячи работников винной отрасли и обслуживающих эту отрасль, пострадал бюджет Молдовы.
 
Возможно, если бы бывший прокурорский работник и бывший адвокат Андрей Нэстасе понимал все это, он бы не добивался отмены финансирования Молдовы со стороны ЕС. Так как в конечном итоге от этого пострадают простые люди. В какие-то районы вместо 3-х новых машин скорой помощи дадут 2 машины. В каких-то селах вместо 2 км отремонтированных и асфальтированных дорог хватит денег только на 1 км. Пенсии индексируют не на 10-15%, а на 5%. Но его лично это не затронет. Поэтому можно наказывать народ, чтобы власти было хуже. Такая извращенная логика у Нэстасе.
 
Рост экономики привел к росту экспорта молдавских товаров. В 2017 год экспорт увеличился почти на 20%. Особенно важно отметить рост экспорта из Молдовы в страны Евросоюза. Важно, потому что некоторые экономические эксперты, в первую очередь из левой оппозиции, предрекали, что Молдове никогда не прорваться на европейский рынок. Не только вышли на этот рынок, но и начали наращивать экспорт в страны ЕС. За первые два месяца 2018 года он вырос на 40,2% по сравнению с этим же периодом прошлого года, достигнув максимума за последние семь лет.
 
Кроме того, увеличились и инвестиции в 2017 году, в том числе инвестиции из госбюджета - на 34%. Запланированные и осуществленные инвестиции к концу 2018 г. составят около 300 млн. долларов. В перспективе будет создано свыше 13-14 тыс. новых рабочих мест.
 
Надо также отметить, что отмечены первые крупные инвестиции в банковскую систему, в частности вступление Banca Transilvania из Румынии в число акционеров одного их крупнейших молдавских банков. А на подходе еще один инвестор в банковский сектор – это консорциумом HEIM Partners, в который вошли Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР), литовская группа компаний Invalda INVL и украинский инвестфонд Horizon Capital. Это еще один сигнал доверия к молдавской экономике, и особенно к мерам, принятым властью, для укрепления банковского сектора после кризиса в 2015 году.
 
Кстати, об укреплении банковской сферы. Два миллиарда 863 миллиона долларов составили на начало 2018 года валютный резерв Молдовы. В Нацбанке подчеркивают, что это рекордный объем. Показатель годичной давности превышен на 600 миллионов долларов. И эти показатели продолжают расти.
 
Хочется также обратить внимание на то, что значительно ослабили удавку на шее бизнеса. Число разрешительных актов сократилось с 416 до 150 за последние два года, то есть более чем на 60%. Было уменьшено в 3 раза число контролирующих учреждений - с 58 до 18, включая 5 независимых регуляторов.
 
Новая социальная политика
 
После ухода из власти ПКРМ, которая действительно много внимание уделяла социальной политике, ДПМ стала первой партией, которая не только считает социальную политику одним из важнейших своих приоритетов, но и сумела систематизировать деятельность в этом направлении.
Выделим несколько важнейших направлений этой деятельности.
 
Пенсии, зарплаты, пособия.
 
Важно отметить, что власть не стала экономить на народе. С первых же дней был взят курс на реализацию социальных программ и проектов. В первую очередь, было решено уделять внимание росту пенсий, которая в Молдове одна из самых низких на постсоветском пространстве. И результаты, пусть и не очень значительные, появились.
По данным Нацкомиссии социального страхования, к 1 января 2018 года средний размер пенсий в Молдове составил 1527,87 леев, что на 275 леев или 20% больше, чем год назад.
 
Правительство также обратило внимание на пенсии для работающих пенсионеров. Они также будут расти. На первом этапе предполагается увеличить вдвое соцвыплаты гражданам, достигшим пенсионного возраста в 1999 год, трудовой стаж которых превышает 15 лет. Затем поэтапно пересчитают в соответствии с дополнительным страховым стажем и остальные пенсии.
 
Вырастут пенсии и для лиц с ограниченными возможностями. Пенсия по инвалидности увеличится на 76 леев. На 50 леев больше станут пенсии по утрате кормильца. Участники ликвидации последствий аварии в Чернобыле будут получать больше на 200 леев.
 
Еще одна важная задача – рост зарплат. Минимальная заработная плата с 1900 леев в 2016 году выросла до 2380 леев в 2018. Средняя заработная плата по экономике за этот период возросла на 30%, в системе здравоохранения – на 20% в 2016 году, в системе образования – дважды повышали зарплату в 2017 году (сначала на 100 леев, потом на 11%). Выросли зарплаты у полицейских, таможенников, налоговиков.
 
Весной правительство одобрило повышение на 4,1% зарплат сотрудникам государственных медицинских учреждений. Зарплаты вырастут у врачей, медсестер, хозяйственного персонала и руководства больниц и поликлиник.
 
Впервые в истории Молдовы у подопечных патронатных воспитателей появятся карманные деньги. Пособия из расчета десять леев в день станут выплачивать тем, кому уже исполнилось десять лет. Кроме того они будут получать по сто леев ко дню рождения, и по 70 - к Рождеству, Новому году и Пасхе.
 
Реализуется проект повышения на 20% пособий для людей с особыми потребностями. В их числе 27 тысяч взрослых и почти 12 тысяч детей.
 
Лица с ограниченными возможностями и дети, лишившиеся кормильца, получат 10-ти процентную прибавку. На 5% вырастут социальные выплаты по уходу за пожилыми людьми.
 
Скажите, что все это не решает проблем граждан, что пенсии и зарплаты по-прежнему низкие. Согласен. Но я же не пишу, что власть решила проблему пенсий и зарплат, а также пособий. Она начала её решать. И эта политика дает надежды, что процесс повышения пенсий, зарплат, пособий продолжиться и в дальнейшем.
 
Снижение тарифов на газ и электроэнергию
 
Многие в Молдове, особенно те, кто отапливает свои дома газом, с благодарностью восприняли снижение тарифов на газ. С благодарностью, потому что граждане Молдовы привыкли к тому, что тарифы только растут. А тут впервые они стали уменьшаться. С 1 января 2018 года для бытовых потребителей тариф на природный газ снизился на 20%. (!!!)
Снизились также на 10% тарифы не электроэнергию. С 1 июля 2018 года физические лица будут платить 1,79 леев за киловатт час, вместо 1,99 леев.
 
Забота о здоровье граждан
 
Важное место в социальной политике занимают проблемы цен на медикаменты. Увы, но они в Молдове выше, чем в других странах. Например, в Румынии.
 
Кардинально решить эту проблему пока не удается. Но первые шаги уже сделаны. Цены на 160 наименований лекарств снизились на 40%. Эта мера призвана доказать всему обществу, что власть знает самые серьезные проблемы граждан и пытается их решить.
 
Растет число компенсируемых лекарств. В прошлом году в него вошли 137 наименований лекарств. Это обошлось государству в 524 миллиона леев. В 2018 году власти выдели на эти цели на 73 миллиона леев больше, чем в 2017-ом. Одновременно расширен список компенсируемых лекарств. Компенсируемые медикаменты назначают несовершеннолетним, беременным и пациентам с тяжёлыми заболеваниями.
 
Строительство жилья
 
Коммерческие жилье в Молдове строят давно и активно. Но цены на это жилье «кусаются».
Власть наметила свои подходы к решению проблемы жилья, в первую очередь, для специалистов. Строится социальное жилье. К примеру, свыше 1000 сотрудников МВД получат служебные квартиры в ближайшие два года. А триста семей отметят новоселье уже этой осенью. Продолжится строительство жилья для специалистов, работающих в системе государственного и местного управления.
 
Впервые в истории Молдовы запустили программу «Первый дом». Целевой аудиторией данной программы является молодежь, как работающая в Молдове, так и временно находящаяся за ее пределами, но желающая вернуться на родину.
 
Борьба с преступностью и коррупцией
 
К достижениям власти нужно отнести снижение уровня преступности. В Молдове в минувшем году зарегистрировано снижение преступности на 15,6%. По итогам 2017 г. Молдова заняла 64 место по уровню преступности среди 125 стран (в 2016 г. - 71). Хуже обстоят дела в Украине и России, однако, лучше - в Румынии и Болгарии.
 
Особое направление – борьба с коррупцией. Свыше 880 преступлений выявили в прошлом году офицеры Центра по борьбе с коррупцией. Это на 3% больше, чем в 2016. Заведено почти 700 дел по обвинению в коррупции. Чаще всего закон в этом отношении нарушают полицейские, за ними следуют главы предприятий и таможенники. Замыкают список следователи, прокуроры, министры и их заместители.
Всего НЦБК расследовал 1939 дел, из которых 610 передали в суд, а 318 - уже рассмотрели. В 286 случаях вынесли вердикты, в 54 из них - обвиняемых приговорили к тюремному заключению.
 
Интересной представляется «политическая карта» коррупционеров. По партиям: "ЛДПМ - 23 человека, это составляет 26%, 20 человек из ДПМ - это 23%, ЛП - 17 человек и 20 %, ЕНПМ - 8 человек - это 9 %, ПКРМ - 6 человек - это 7%, Наша Партия - 5 человек, что составляет 6 %, и оставшиеся 4% приходятся на ПСРМ"
 
В последнее время выросло число разоблаченных коррупционеров из ДПМ. Судя по всему, их численность будет расти, так как не все еще в ДПМ поняли, что власть им дана не для личного обогащения. И то, что партия не защищает коррупционеров, внушает надежду, что никто не будет препятствовать борьбе с коррупцией, а партия будет очищать свои ряды.
 
О недостатках и проблемах.
 
Недостатков и проблем много. Низкой остается квалификация управленцев всех уровней. Многие из них работают не на результат, а на угождение вышестоящему начальнику.
 
Удавку на шее бизнеса частично ослабили, но многие проблемы еще не решены. Особенно это касается мелкого и среднего бизнеса, фермеров.
 
Не решена проблема кадров и кадров резерва. Это одно из самых слабых мест власти.
 
Затягивается расследование кражы денег из банков. Понятно, что схемы там хитрые и запутанные. Но зачем нам тогда силовики, которые не научились распутывать такие схемы?
 
Говорим о хорошем росте экономики. Прекрасно. Но чтобы хотя бы догнать другие страны, нам нужен рост не 4-5%, а 10-15%. Пока не видно, что власть собирается сделать, чтобы выйти на эти показатели. Чтобы решать проблемы пенсий и зарплат, бюджет ежегодно должен расти не на 20%, а на 50%.
 
Повторяю, недостатков и проблем много. И мне много об этом приходится писать. А что делать, если оппозиция только митингует на площадях, а в свободное от этого время, выпрашивает у своих партийных коллег из Европарламента санкции против Молдовы.
 
В этой ситуации кто-то должен критиковать власть и требовать перемен, предлагая свое видение решения тех или иных проблем. Более подробно, с моей критикой власти,  с моими взглядами на проблемы и недостатки Молдовы и  пути их решения, можно ознакомиться, прочитав: Здесь  Здесь  Здесь  Здесь  Здесь  Здесь
 
Что имеем не храним…
 
У меня есть знакомые среди оппозиционеров. Они критически настроены против Влада Плахотнюка и нынешней власти. Но на мой прямой вопрос, считают ли они, что ситуация улучшится, если к власти придут Нэстасе и Санду, они как правило отвечают:
 
В случае прихода Нэстасе станет намного хуже. Если придет Санду, то хуже может и не станет, но и лучше не будет. Скорее всего, при ней будет бардак, так как она не тот человек, который может поддерживать порядок.
 
Что позитивное в деятельности Плахотнюка и его команды отмечают даже его недруги.
 
1. Если Воронин открыл форточку в Европу, а Филат прорубил дверь, то Плахотнюк, по сути, сделал европейский выбор Молдовы необратимым. И сам стал одним из гарантов этой необратимости.
 
2. Плахотнюк и его команда железной рукой навели порядок в системе власти. Власть стала более ответственной. Меньше стало воровства в высших эшелонах власти. Один из членов «ближнего круга» Плахотнюка уверял меня, что теперь никто из высших чиновников не ворует, не берет взятки. Отвечу по Станиславскому: «Не верю!». Люди так быстро не меняются. Но то, что коррупция в высших эшелонах власти, в различных органах (таможня, полиция, налоговая и т.д.) значительно уменьшилась, в это верю. И это подтверждается ростом поступлений в бюджет.
 
 
3. Команда Плахотнюка сумела переломить ситуацию в экономике. Начался рост в промышленном и аграрном секторах, в других отраслях экономики. Экономика на подъёме. В этом явная заслуга власти.
 
4. Власть на деле, а не на словах, превращает Молдову в социальное государство. Забота о людях становится приоритетом номер один. Об этом свидетельствует, пусть небольшой, но постоянный рост пенсий, зарплат, пособий, снижение тарифов на газ и электричество, рост расходов на образование и здравоохранение.
 
У меня есть уверенность, что до выборов никто не сможет помешать экономическому и социальному развитию Молдовы. Экономические показатели будут расти, пенсии и зарплаты, пусть медленно, но будут повышаться.
 
А вот перспективы после выборов, пока не ясны. Не буду сегодня прогнозировать, какие будут коалиции в парламенте, кто будет у власти, а кто в оппозиции. Выскажусь на эту тему ближе к выборам.
 
Но о рисках и угрозах скажу пару слов. Самая большая опасность, это вновь появление «колхоза» во власти, перетягивание каната между лидерами партий. И приход к власти радикальных, много кричащих, но мало что умеющих делать политиков.
 
Сегодня радикальная часть политиков пытается дестабилизировать ситуацию в Молдове. Они рвутся к власти. Власть стала для них самоцелью. И если это вдруг случится, если им удастся реализовать свое стремление, то с полной уверенностью могу сказать – в Молдове станет жить хуже. Намного хуже. И когда после выборов вы себя спросите: почему мы не сохранили то, что имели, что давало шанс на улучшение жизни в Молдове, я отвечу: Вас предупреждали. Но вы не хотели слушать.
 
Единственно меня утешает надежда, что этого не будет. Не будет потому, что никто не может лишить народ Молдовы здравого смысла и разума.
 
Обсудить