Эстония без бедных

Эстония – не самая богатая страна. По данным МВФ, в 2017-м году доля ВВП на душу населения составляла в стране 19 тыс.349 долларов – 41-е место в рейтинге. Для сравнения: в Норвегии – 72тыс.046 (3-е место), в США – 58тыс.952 (7-е место), в России – 8тыс.664 (72-место). То есть, если бы страна была человеком, ее достаток можно было бы назвать очень средним.

 

Тем не менее, этот средний достаток при рачительном использовании позволяет Эстонии заботиться обо всех категориях своих граждан (а также не-граждан) – о детях, в том числе сиротах и тяжело больных, об их родителях, о бедных, безработных, о молодых и пожилых, об эстонцах и русских. Система начисления социальных пособий – арифметически достаточно сложная, вдобавок – постоянно меняется и совершенствуется, и о ней мы поговорим ниже. Для начала интересней другое – что заставляет государство при сравнительно скромных доходах распределять эти доходы так, чтобы никто не оставался обиженным?

Существует такой американский некоммерческий фонд TED. В разных странах фонд организует дискуссионные площадки, на которых люди разных профессий и интересов могут транслировать свои «уникальные идеи», если таковые имеют интеллектуальную и общественную значимость. Странам постсоветского пространства повезло меньше – TED  работает только в Казахстане и в Белоруссии. С недавних пор – в Эстонии. И вот случилось яркое событие – в рамках TED в Нарве – самом русскоязычном городе Эстонии – президент страны Керсти Кальюлайд прочитала лекцию на русском языке о своей философии социальных и экономических задач страны.

Полную запись лекции можно найти в интернете. Это было пылкое (с известной поправкой на национальный темперамент) и грамотное выступление молодой обворожительной женщины – без бумажки, с частыми улыбками и лирическими отступлениями. Керсти начала с того, что у страны есть главный девиз и принцип – «сила свободного выбора равных людей». Этот принцип, по ее словам, возник от противного, от разрушительного советского наследия – монополизации возможностей. Она помнит жизнь при коммунистах – когда успех и допуск к разнообразным благам был монополизирован правящей элитой и зависел исключительно от знакомств и связей, начиная c устройства ребенка в престижную школу. Сама Керсти Кальюлайд росла с мамой и бабушкой в бедности – бабушка, юрист по образованию, после отсидки в лагерях смогла устроиться только вахтером, мама работала врачом. У будущего президента, по ее словам, не было в детстве даже велосипеда. Она оказалась сильным человеком и всего в жизни добивалась сама – начиная с повышенной стипендии в университете. Она знает, что такое борьба за успех при неравных стартовых условиях. И теперь считает (резюмируя ее выступление), что обязанность государства – обеспечить всем гражданам хотя бы минимальные возможности, при которых они смогут не выживать, а делать на каждом возрастном этапе свободный выбор, не теряя уважения к себе.

То есть, главное - философия социальных пособий в Эстонии. Деньги от государства – не подачка, а фундамент равноправного общества.

Бедность унижает и морально калечит. С рождением ребенка семья неизбежно встает перед необходимостью новых расходов. Ежемесячное пособие в первые 18 месяцев жизни на первого и второго ребенка сейчас в Эстонии составляет 55 евро, на третьего – 100 евро. Вдобавок, выплачивается и родительское пособие – 470 евро в месяц. Если ребенку требуются дорогие лекарства – расходы на них в объеме 100-300 евро компенсируются на 50%, более высокие расходы – на 90%. Та же схема, кстати, работает и в отношении взрослых. Если ребенок родился с тяжелым недугом, нуждается в постоянном уходе, а родители не могут не работать – государство при поддержке Европейского социального фонда предоставляет такой семье бесплатно (!!) услугу в виде так называемого «опорного лица» по круглосуточному уходу за ребенком-инвалидом, а также постоянную поддержку в виде услуги транспорта.

Еще одна форма материальной поддержки родителей с «особыми» детьми следует из реальных ситуаций. Родители брали образовательный кредит, учились, родили ребенка – а он оказался не здоров. В этих случаях государство само гасит кредит, избавляя родителей еще и от этого бремени. Плюс – моральная и просветительская поддержка. При этом не делается разницы между эстонскими и русскими семьями. На русском языке выпущен справочник «Путь рядом с особым ребенком».

Ребенку-инвалиду исполняется 17 лет – и та же забота – и по-прежнему бесплатная! - именуется теперь «поддержкой повседневной жизни» – практически тот же уход 21 день в месяц, что снимает нагрузку с близких и позволяет тяжело больному человеку продолжать жить в собственном доме.

Отдельная статья расходов государства – дети-сироты. В детских домах на каждого воспитанника полагается 230 евро в месяц – и это, что поразительно, без учета питания, проживания и ухода! В эту сумму входят развлечения, кружки, поездки и – внимание! – деньги на карманные расходы. Да-да, в Эстонии считают, что воспитанник детдома сможет вырасти полноценным членом общества, если с детства будет уметь распоряжаться небольшой собственной суммой. 

Дети подрастают – и государство заботится о том, чтобы они с 16-ти лет имели возможность попробовать себя на рынке труда. Понятно, что для работодателей подросток на зарплате – лишняя головная боль: рабочий день у него короче, качестве работы – хуже, хлопот с ним больше. Для этого работодателя стимулируют: он может в так называемой «Кассе по безработице» получать пособие на «предоставление опыта работы несовершеннолетним» - пособие составляет 30% от зарплаты этого несовершеннолетнего.

И вот дети выросли совсем, стали взрослыми людьми – и их отношения с рынком труда сложились не одинаково. Ежемесячное пособие по безработице в Эстонии составляет 140 евро. В сущности, человек ленивый и не амбициозный может, получая такую сумму, и вовсе не работать. Но государство хотело бы видеть своих граждан активными и предприимчивыми – тем более, что на некоторые позиции в сфере занятости предложение превышает спрос. Поэтому существует такая мера: если бывший безработный находит работу – первые 2 месяца, получая зарплату, он продолжает получать и пособие в полном объеме. Еще 4 месяца – в половинном объеме.  А если в семье имеются дети – эта сумма выплачивается ему с коэффициентом 1, 2.

Но и зарплаты, как известно, бывают разными, в зависимости в первую очередь от образования и квалификации. Та же «Касса по безработице» оплачивает работающим людям переобучение или дополнительное обучение – в тех случаях, если их рабочие навыки устарели, и это тормозит повышение оплаты труда. 

Сумма прожиточного минимума в Эстонии не велика – 140 евро в месяц. Но! Если зарплата по разным причинам ненамного превышает эту сумму – человек получает пособие «по бедности» в размере 200 евро ежемесячно. Пособие выглядит достаточно хитро – его можно потратить только на предметы бытовой необходимости – от очков до холодильника. Вы выбираете товар в магазине, его откладывают, выписывают вам чек – и по этому чеку социальная служба переводит в магазин деньги, после чего вы можете забрать свой товар. Кроме того, человек «бедный» имеет ряд серьезных медицинских льгот, включая 40% скидки на лечение зубов и зубные протезы.

И, наконец, пенсия по старости. Возраст выхода на пенсию в Эстонии и для мужчин, и для женщин – 63 года. Средняя пенсия составляет ежемесячно 442 евро.  Но есть вариации – поскольку сегодняшняя пенсия эстонца состоит из 3-х ступеней. 1-я ступень – государственная пенсия. Она составляет 153 евро и выплачивается всем пенсионерам вне зависимости от трудового стажа (его может не быть вообще). А за каждый год стажа начисляется 5,5 евро. Если стаж небольшой, и денег реально мало – вы получите так называемую «поддерживающую пенсию», которая рассчитывается индивидуально. Кроме того, одинокие пенсионеры раз в год получают выплату в размере 115 евро. А в некоторых городах ежемесячную прибавку к пенсии выплачивает муниципалитет. В Таллинне, например, - целых 100 евро.  Источник этой ступени пенсии – всеобщий социальный налог. 2-я ступень – накопительная. Она выплачивается из государственного пенсионного фонда, куда граждане ежемесячно отчисляют 2% своей зарплаты (они-то им и достанутся в виде пенсий), а еще 4% добавляет государство из социального налога. Для людей, родившихся до 1983 года, эти отчисления являются добровольными, для всех более молодых – обязательными. То есть, чем больше вы зарабатываете –тем больше вам прибавится в старости к государственной пенсии. И 3-я ступень – дополнительно-накопительная. Работающий гражданин может сам выбрать негосударственный пенсионный фонд или страховое общество, заключить договор и ежемесячно перечислять туда любую сумму. Может эту сумму менять, устраивать себе «платежный отдых» - а с 55-ти лет при желании уже получать выплаты со своих вложений. 

В целом, логика такая: если вы выходите на пенсию сегодня – на вас работает ваш былой стаж. Если пенсия у вас впереди – она полностью в ваших руках: чем больше вы зарабатываете – тем больше получите в старости (базовая пенсия 1-й ступени и стаж, естественно, тоже не отменяются). В общем, в стабильном и честном государстве, где граждане не боятся, что пенсионный фонд внезапно рухнет вместе с их деньгами, - система справедливая и понятная. При этом министр социальной защиты Эстонии Кайя Ива заявляет, что система будет реформироваться, и с единственной целью – обеспечить эстонцам все более достойную старость.

В качестве постскриптума: о достойном уходе из жизни государство тоже заботится. Пособие на организацию похорон составляет 250 евро. То есть, возвращаясь к началу: средний эстонец не шикует – но на всех этапах жизни, как бы она ни сложилась в силу личных обстоятельств, он не будет чувствовать себя брошенным и бедным – в прямом и переносном смысле слова.

Идея социальной защиты и заботы декларируется на всем постсоветском пространстве – но почему именно в Эстонии она так эффективно работает? Причин тут две. Во-первых – реальная деятельность органов самоуправления, которые активно, глядя в глаза своим знакомым и соседям, решают точечно, кому и в каком объеме должна направляться помощь. И выбивают эту помощь от государства – те же «поддерживающие пенсии», финансирование дополнительных мест в детских садах и т.п. А во-вторых и в-главных – реальные конкурентные выборы, в том числе президентские и парламентские. У граждан нет иждивенческого отношения к некоей абстрактной власти в надежде получить крохи с барского стола. Граждане Эстонии – это не население, а электорат. Они знают, что сами эту власть выбрали - за конкретные обещания и программы. Будет плохо работать – переизберут. И, что особенно важно, это знает и власть: она здесь ровно до тех пор, пока ею довольны граждане.

 

Обсудить