Генсек НАТО Йенс Столтенберг: Горбачеву не давали обещаний не расширять альянс

Накануне встречи министров обороны НАТО в Брюсселе генеральный секретарь альянса Йенс Столтенберг дал пресс-конференцию, после которой поговорил с корреспондентом Би-би-си о самом опасном российском оружии, деле Скрипалей и возможности членства России в НАТО.

Би-би-си: Вы человек гражданский. Каково это - возглавлять мощный военный блок?

Йенс Столтенберг: НАТО - политический и военный альянс. Гражданские возглавляют его далеко не в первый раз. Я работаю с экспертами в области вооруженных сил, с военными и гражданскими специалистами. И я представляю 29 демократических государств. Не вижу проблемы в том, что у меня у самого нет военного прошлого. Я политик, работающий на политический альянс.

Би-би-си: Президент России Владимир Путин говорил, что Горбачеву в свое время пообещали не расширять НАТО - может, эти обещания не были зафиксированы на бумаге, но были даны хотя бы в устной форме. Как вы это прокомментируете?

Й.С.: Во-первых, это не так. Таких обещаний не было. Не могло быть так, чтобы большие страны пообещали что-то от лица маленьких.

НАТО расширяется путем демократических решений государств, которые хотят присоединиться к альянсу. Каждая страна вправе выбирать свой путь. Сама мысль о том, что крупные игроки могут принимать решения за независимые европейские государства, нарушает фундаментальный принцип суверенитета и право на самоопределение.

Би-би-си: Россия нервно реагирует на политику НАТО по принятию новых членов альянса. Есть пример Черногории, есть другие примеры. Как НАТО может вести себя в ответ на такую реакцию?

Й.С.: Мы придерживаемся фундаментального принципа, согласно которому каждая страна в праве выбирать свой путь сама. Считаю это базовым принципом поведения стран. Я предполагаю, что могут быть разные мнения о том, мудро это или нет, правильно или неправильно становиться членом НАТО. У НАТО дружественные отношения со Швецией и Финляндией, которые решили не вступать в альянс. Мы полностью уважаем их выбор. Если Швеция не вступит в альянс, это нормально.

Но, если страна хочет вступить альянс, то согласно фундаментальному принципу, каждая страна имеет право выбирать свой путь, и к этому нужно относиться с уважением. Мы не хотим жить в мире, где большие страны решают за небольшие, что им можно, а что нельзя. А для меня, кто родился в Норвегии, небольшой стране по соседству с Россией, это совершенно неприемлемо - сама мысль о том, что крупное государство расценивает как провокацию какое-либо стремление своего соседа, небольшой страны, которое ему не нравится.

Это не провокация! Это суверенное право каждой страны выбирать свой путь.

В 1949 году Сталин был против вступления Норвегии в НАТО, ему это не нравилось. И мы рады, что США и Великобритания сказали, что Норвегия сама должна решить для себя. Я абсолютно уверен, что Россия должна перестать воспринимать расширение НАТО как агрессию в отношении себя. Потому что это не так.

Даже в самый сложный период холодной войны Норвегия и Россия сотрудничали по экономическим вопросам, вопросам окружающей среды, торговле, делимитации границы, вылову рыбы и так далее. Поэтому, если бы Россия меньше беспокоилась, наши отношения могли бы гораздо лучше. Так что это не против России. Это для того, чтобы особенно небольшие страны чувствовали себя спокойнее, потому что они входят в число демократических стран, которые договорились защищать друг друга от любых угроз.

Если страна высказывает пожелание вступить в наш блок, единственное, что мы делаем, это анализируем, соответствует ли она всем необходимым требованиям. Начиная с 1999 года это произошло в отношении 13 стран - и это то, что мы продолжим делать и впредь в случае, если европейские страны путем демократического волеизъявления решат присоединиться к нам.

Би-би-си: Российские государственные СМИ и ряд западных СМИ назвали признанный несостоявшимся в Македонии референдум победой России. А какова ваша позиция?

Й.С.: Граждане Македонии и парламент страны - вот те, кто должен решать, согласны ли они и готовы ли выполнить соглашение с Грецией, касающееся изменения названия своей страны. Только они могут и должны это решить. Единственное, что я могу сделать, это сказать им, что если они примут решение о переименовании, тогда мы ждем их в НАТО. Если они решат отказаться от переименования, тогда они не смогут стать членом альянса. Но это только их решение.

Поэтому я не расцениваю это как победу или поражение. Это продолжающийся процесс, и сейчас наступило время парламента в Скопье принимать свое решение.

Би-би-си: Бывший глава британской разведки МИ-6 заявил, что жалеет о решении западных спецслужб помочь российским коллегам привести к власти Владимира Путина. Стоит ли на самом деле об этом жалеть?

Й.С.: НАТО никогда не вмешивалась в демократические или политические процессы в России. Россия - наш сосед, мы хотим улучшить наши отношения. Мы уважаем Россию, но сожалеем, что она позволяет себе такие агрессивные действия в отношении соседей, как на Украине.

Би-би-си: Путин однажды упомянул вариант присоединения России к НАТО. Если бы это случилось, как бы все сложилось сейчас?

Й.С.: После окончания холодной войны мы были свидетелями все большего и большего улучшения отношений НАТО с Россией. И мне кажется, такой вариант до сих пор возможен - даже несмотря на то, что сейчас наши отношения непростые.

Россия никуда не исчезнет, а НАТО не хочет новой холодной войны и новой гонки вооружений. Так что мы выступаем за политический диалог.

Би-би-си: Какая из всех российских оружейных систем представляет наибольшую угрозу для НАТО?

Й.С.: У России много современного вооружения. В последнее время в эту область вкладываются внушительные средства. Президент Путин недавно продемонстрировал многие из этих ядерных вооружений во время одной своей речи.

Для нас это то, что определяет нашу стратегию в отношениях с Россией - сдерживание и диалог. Нам необходимо иметь надежные средства сдерживания - для того, чтобы предотвратить конфликт, не для того, чтобы его спровоцировать. Если на одного из членов альянса нападут, за него вступятся все остальные.

Би-би-си: Весной в Солсбери был отравлен бывший полковник российской военной разведки ГРУ Сергей Скрипаль и его дочь. Власти Великобритании обвинили в этом Россию. Звучали слова о том, что совершен акт военной агрессии. Москва все обвинения отвергает. Как НАТО смотрит на случившееся в Солсбери с точки зрения пятого параграфа о коллективной безопасности? Какого масштаба должна быть диверсия, чтобы НАТО применила пятый параграф?

Й.С.: Мы полностью солидарны с Соединенным Королевством после применения нервно-паралитического вещества в Солсбери. И мы полностью доверяем выводам Великобритании и данным британской разведки.

Союзники (члены НАТО), в том числе NATO Health Organisation, отреагировали твердо и жестко. НАТО и члены альянса выслали значительное число российских чиновников и дипломатов в качестве ответа на атаку в Солсбери.

Советник по национальной безопасности Великобритании Марк Седвилл также проинформировал Североатлантический совет, страны-члены НАТО о том, как развивается ситуация в этом деле. И мы продолжим находиться в плотном контакте с нашим союзником Великобританией по этому вопросу, поскольку любое применение химического оружия и нервно-паралитических веществ вызывает очень серьезную обеспокоенность у всех членов НАТО.

Возможность применения пятого параграфа не обсуждалась. Речь шла о выражении серьезной политической поддержки Великобритании, а также о высылке российских чиновников.

Обсудить