Томос украинской церкви - Win-win стратегия для всего региона

В Стамбуле проходит Вселенский Синод во время которого будет заслушан и вопрос объединения украинской церкви. Экзархи, направленные в Украину Вселенским Патриархом Варфоломеем — архиепископ Памфильский и Западной епархии Украинской православной церкви в США Даниил и епископ Едмонтона и Западной епархии Украинской православной церкви в Канаде Илларион — уже находятся в Турции и делятся позитивными прогнозами в решении украинского вопроса.

Сам Синод проходит за закрытыми дверями и продлится в течении трех дней. Предоставление Томоса на автокефалию украинской церкви будет рассмотрен после отчета экзархов. Вероятно также, что Вселенский патриархат снимет и анафему с Филарета — лидера Украинской православной церкви Киевского Патриархата, объявленного “вне церкви” РПЦ еще в 1997 году.

Накануне Синода, РПЦ, в свою очередь, обратилась ко всем поместным церквям с предложением обсудить ситуацию вокруг церковной жизни в Украине. Такой вариант не сработал, хотя и нашлись сторонники идеи продолжать “диалог” в лице белорусской и сербской поместных церквей.

Приобретение официального статуса УПЦ вероятно станет для Украины важнейшим символическим разворотом. Потому, как доказывают события последних четырех лет, — духовные “пристанища” остаются стабильными и в условиях оккупации, и в условиях боевых действий. Однако Томос поменяет не только реалии украинского и российского православного измерения. Это может иметь последствия и для всего региона. Подробнее — в материале УНН.

Один из столпов пропаганды

На сегодняшний день в условиях, на которых в Украине протекает церковная жизнь, фактически существует три церковных организации: неканонический Киевский патриархат, Московский патриархат и Украинская автокефальная церковь. Вопрос предоставления Томоса для единой украинской поместной церкви на базе Киевского патриархата на финишной прямой. Вселенский патриарх Варфоломей уже направил в Украину двух экзархов из США и Канады для завершения процесса создания Собора, которые в эти дни зачитают свой доклад на Вселенском Синоде в Стамбуле.

Если не произойдет ничего экстраординарного, то есть такого, что отменяет основания автокефалии (государственная независимость Украины, развитая церковная инфраструктура и этническое отличие украинцев), то решение будет окончательным. О процедуре — это вопрос выносится на обсуждение председателем — то есть патриархом. После обсуждения он ставится на голосование, решающим при этом является голос патриарха, который, как известно, поддерживает идею предоставления Томоса об автокефалии православной церкви в Украине”, — заявил в интервью УНН религиовед, директор Центра религиозной безопасности Дмитрий Горевой.

Поддержка Украины со стороны Вселенского Патриархата разразила небывалый скандал в церковном мире. Представители РПЦ неоднократно оббивали пороги резиденции Варфоломея в Константинополе, но безуспешно. В конце концов, Москва пригрозила Украине очередным кровопролитием, Варфоломею закидывают узурпацию духовной власти, а поместная церковь РФ отказалась от сослужения с Вселенским Патриархатом.

В Украине филиал Московского Патриархата — это УПЦ (МП) под руководством патриарха Онуфрия. На протяжении многих лет там подыгрывали Москве, распространяя в Украине нарративы РФ и вмешиваясь в политическую жизнь, что подтверждает информация из электронной почты Кирилла Фролова, советника главы РПЦ, обнародована в результате ее взлома украинскими хакерами. Главным аргументом российских попов, почему они “ближе всех” к Богу было то, что только УПЦ МП в Украине обладала церковной “легитимностью”, — что сейчас обернется с точностью наоборот. Тем не менее, вопрос “неканоничности” Киевского патриархата все эти годы смущал многих прихожан в Украине. РПЦ подогревала их сомнения, вешая на своих конкурентов в борьбе за души и сердца, ярлыки “отступников”, внушая ужас греха верующим, отказываясь проводить ритуалы для крещеных в УПЦ КП, — что в переводе на светский язык, — препятствовала и оказывала психологическое давление при реализации права на свободу вероисповедания.

Киевский Патриархат был создан после восстановления украинской независимости после 1991 года и для России они были “раскольниками” и “предателями”, а территория Украины — канонической территорией “русского мира”. Хотя изменения в церковной конъюнктуре не приведут к реальным правовым последствиям, церковь и религия оказывают огромное идеологическое влияние на реальных людей, которые избирают и избираются. Более того, каноническая территория для российской церкви и в принципе в политическом смысле, — зона влияния и распространения своей власти. И такое влияние нередко осуществляется под чутким руководством спецслужб.

Духовенство на спецслужбе

Слухи о том, что предстоятель Российской православной церкви Кирилл Гундяев совмещает свой духовный чин с генеральским званием в органах ФСБ ходят давно. А вот сколько еще церковных служителей в Московском патриархате имели агентурную страсть?

Как можно говорить о сотрудничестве КГБ с церковью в прошлом, когда и сейчас в церкви все руководящие посты занимают агенты КГБ? Куда ни глянешь, везде увидишь агента. И патриарх, и все его заместители — все агенты КГБ”, — сказал бывший подполковник КГБ, ныне проживающий в США Константин Преображенский.

В 2017 году хакеры из организации “Украинский КиберАльянс” взломали электронную почту политтехнолога РПЦ Кирилла Фролова. Официально он является заместителем директора Института стран СНГ, а также пресс-секретарем Союза православных граждан. В переписке Фролов курировал направление работы в Украине.

Защита территориальной целостности Украины мне непонятна, я в душе не признаю Украину. Более того, ее не признает Патриарх Кирилл (он в кулуарах четко говорит, что цель его Патриаршества — государственное слияние России и Украины, а не только духовное единство). Если этому будет мешать Галиция — к черту Галицию”, — писал Фролов.

Кроме того, накануне Синода также произошла попытка со стороны РПЦ организовать митинги прихожан у резиденций экзархов. Как сообщил украинский волонтер Роман Синицын, “вчера (27 сентября — ред.) руководители отделов безопасности УПЦ МП (ага, у них есть своя служба безопасности, не знали?) Приняли решение о начале пикетов и провокаций вблизи мест проживания экзархов Константинопольского патриархата, которые прилетели в Киев по делу Томосу”.

Агитация Московского патриархата сводится за единство “русского мира”, “братство народов”, “традиционные ценности”, организовывая на российские деньги православные сходки и митинги в Украине (которые в том числе курировал и Фролов). Так например, в белорусском представительстве МПЦ уже начались молитвы “об умиротворении украинских чад”.

Призвать духовенство и паству Белорусского Экзархата возносить сугубые молитвы ко Господу о скорейшем уврачевании и преодолении сложившейся ситуации, о вразумлении и покаянии тех, кто провоцирует церковные нестроения и расколы, а также о благостоянии Украинской Православной Церкви (МП — ред.) и утверждении мира на земле Украины”, — сказано на официальном сайте белорусской православной церкви.

О том, что разжигание межконфессиональной вражды является сегодня одним из направлений работы российских спецслужб заявляют и в СБУ.

Указанные факты являются лишь частью единого плана, который реализуется спецслужбами РФ на территории Украины. Цель — создать так называемый управляемый хаос. Двумя основными направлениями на сегодняшний день является разжигание межконфессиональной вражды, что обусловлено возможностью получения Украиной Томоса, а также организация активного воздействия с целью так называемого принудительного побуждения руководства Украины к уступкам государству-агрессору и инициирование мирных переговоров на выгодных ей условиях”, — сказал заместитель председателя СБУ Виктор Кононенко.

Турецкий гамбит

В 2016 году на греческом Крите впервые за тысячу лет состоялся Всеправославный Собор. Несмотря на впечатляющий исторический вес мероприятия представители Российской церкви на встрече отсутствовали. Как позже объяснили в Москве, причиной было несогласие с некоторыми проектами решений. Неофициально же, РПЦ опасалась, что Константинополь поддержит идею независимости украинской церкви. Тогда украинский вопрос не был запланирован, но все же активно обсуждался в кулуарах Собора.

Этому вовремя предшествовало решение Верховной Рады обратиться к Вселенскому патриарху с просьбой о предоставлении автокефалии украинской православной церкви и визит Петра Порошенко в Турцию, где он встретился с президентом Турции Реджепом Эрдоганом и Варфоломеем. Вопрос единой украинской церкви якобы и был тогда решен.

Как сообщают украинские СМИ со ссылкой на источники в Банковой, Порошенко и Эрдоган разговаривали как союзники, но как “отблагодарит” Украина своих союзников за бесценное историческое решение — пока неясно. Но, “подарок” действительно султанского размаха. К примеру, станет ли Украина экстрадировать в Турцию предположительных пособников Фетхуллаха Гюллена, которых Турция фанатично разыскивает по всему миру? Тех самых, которым в Турции грозит тюремное заключение и, скорее всего, пожизненное? Как раз в июле из Украины в Турцию был экстрадирован Юсуф Инан. По сообщению турецкого агентства “Анадолу”, Инан “создал большое число интернет-сайтов, а также страниц в социальных сетях, посредством которых пытался манипулировать общественным мнением в Турции. По поручению главаря преступной организации Фетхуллаха Гюллена Инан распространял “дезинформацию о турецких политиках, пытаясь опорочить их в глазах общественности”. Появляется информация и о других фактах экстрадиции. Стоит вспомнить и как произошло в 2017 году освобождение заложников Кремля крымскотатарских лидеров Ахмета Чийгоза и Ильми Умерова.

"Мы знаем, что вопрос об освобождении крымских политзаключенных поднимался Петром Порошенко в ходе переговоров с президентом Турции Реджепом Эрдоганом. И Эрдоган, который за прошедший месяц провел переговоры как с Порошенко, так и с Путиным, видимо, сумел договориться с президентом России“,- рассказала “Новой газете” заместитель министра информационной политики Украины Эмине Джапарова.

Так что интерес Эрдогана в этом случае был не просто актом сочувствия и поддержки украинских политзаключенных, а в большей степени братской помощью. Поэтому, не стоит забывать о многовековой исторической связи крымских татар с Турцией, исходя из чего Крым является не только аннексированной территорией Украины, но и объектом национальных интересов Турции. И в таких обстоятельствах перспективы идеологических противостояний в реальных географических плоскостях уже могут оказаться не такими простыми.

Мирская геополитика

УПЦ МП обвинила Порошенко во вмешательстве в церковные дела и напомнило о том, что согласно Конституции Украины, церковь — отделена от государства. Впрочем, Порошенко и не отрицал. Президент даже подчеркнул, что это — вопрос геополитики.

Речь идет о нашей окончательной независимости от Москвы. Здесь не только религия. Здесь геополитика. Это — вопрос национальной безопасности и нашей обороны в гибридной войне, потому что Кремль рассматривает РПЦ как один из ключевых инструментов влияния на Украину”, — сказал Порошенко.

Подтверждая эту взаимосвязь, чем дольше длился марафон под названием Томос, тем ощутимей становилось влияние Москва. Украинская церковь с IX по XVII столетие подчинялась Константинопольскому патриархату, после чего перешла под управление Москвы и это было одним из главных факторов присутствия в Украине “русского мира” на протяжении около 400 лет. Однако своей канонической территорией РПЦ считает большинство стран СССР, в том числе — соседние Беларусь и Молдову. Практически зеркальная ситуация, но в масштабе и на Балканах — Сербская православная церковь, которая объявила “раскольническими” неканонические православные церкви в Черногории и в Македонии. Эти страны Сербия считает своей канонической территорией, как и Россия Украину, к примеру. Поэтому, оформление украинской православной церкви в единую поместную вероятно станет идеологическим прецедентом для региона. И, учитывая количество “замороженных” духовных вопросов, с Украины все только начнется. К слову Македония тоже обратилась в Константинополь по поводу предоставления ее церкви Томоса.

Таким образом, мы можем стать свидетелями не просто изменения границ “русского мира”, а всего православия, в результате чего и зоны влияния с их центрами изменятся. Несмотря на то, что теоретически церковные догматы не поддерживают идею создания поместных церквей по территориальному принципу, обстоятельства меняются, а вместе с ними и церковные уставы.

Обсудить