«Северный поток 2»: Трубы горят

Американцы предупреждают о расплате за сотрудничество с Россией

Как бы ни хотелось немецкому руководству, ситуация вокруг строительства скандального газопровода «Северный поток 2» никак не успокоится. Забыть про то, что трубы потихоньку укладывают, не дают то экологи, то активисты, то украинцы, то знающие цену российским обещаниям другие европейские страны, то американцы.

В последние дни споры разгорелись с новой силой. На этот раз героем дня стал посол США в ФРГ Ричард Гренелл. Мало того, что он выступил в целом ряде немецких СМИ с критикой газопровода, так еще и в минувшие выходные электронные письма крупным компаниям разослал, в которых ненавязчиво напомнил о том, что участие в проекте вполне может повлечь за собой санкции. Американские, конечно.

НАСТУПАТЕЛЬНАЯ ДИПЛОМАТИЯ

В публичных выступлениях в СМИ Гренелл говорил, что полученные от поставок газа миллиарды Кремль будет использовать, чтобы продолжать свою дестабилизирующую и агрессивную внешнюю политику, а Европа попадет в зависимость от Москвы. Представитель Госдепа назвал проект «бесцеремонной попыткой правительства РФ усилить удушение европейских союзников и партнеров в вопросе энергоснабжения». В письмах – о том же: «Этот трубопровод подразумевает серьезные геополитические риски для наших европейских партнеров. Мы подчеркиваем, что компании, которые сотрудничают с Россией по этой теме, всерьез рискуют навлечь на себя санкции».

В МИД ФРГ факт рассылки писем «приняли к сведению». Вопреки ожиданиям, самого посла на ковер не вызвали. По крайней мере, пока. И в целом пытаются дипломатично уходить от оценок действий коллеги по цеху.

Тем временем немало немецких политиков уже выступили с критикой «недипломатического поведения» главы американского диппредставительства. Причем, отнюдь не только те, кто является симпатиком идеи газопровода, но и его критики. Явно сработал принцип национальной гордости или «за державу обидно». Американского посла за его трампоподобный стиль общения (в частности, острые твитты) в Германии недолюбливают, надо сказать.

«Это неприемлемое обострение тона в трансатлантических отношениях в одностороннем порядке», – заявил, в частности, эксперт по внешнеполитическим вопросам фракции консервативного блока (ХДС/ХСС) в Бундестаге Юрген Хардт, который отнюдь не был замечен в излишних симпатиях к России. Дебаты о газопроводе вести надо, признал он, но без давления извне.

В более резких тонах высказались депутаты от других фракций. Например, экс-кандидат в канцлеры от социал-демократов Мартин Шульц называл Гренелла «правоэкстремистским колониальным офицером».

А новый лидер Христианско-демократического союза (которую по-старинке называют партией Меркель) Аннегрет Крамп-Карренбауэр сказала, что «такая форма дипломатического обращения непривычна». При этом напомнила, что за послом Гренеллом подобное уже наблюдалось.

Дело в том, что чрезвычайный и полномочный, спустя считанные часы после назначения на должность в мае 2018 года, обратился опять же к немецкому бизнесу с призывом «немедленно» прекратить сотрудничество с Ираном. И тогда это вызвало легкий шок среди местного истеблишмента. В этот раз «шалости» были восприняты уже не так остро. Привыкли.

ПРЕДВКУШЕНИЕ САНКЦИЙ

Гренелл выражает как свои симпатии, так и, безусловно, официальную позицию своей страны. А США и лично президент Дональд Трамп к «Северному потоку 2» изначально встали в оппозицию. В августе 2017 года Конгресс подавляющим большинством голосов принял закон о санкциях CAATSA, которые с тех пор дамокловым мечом зависли над амбициозным проектом, поскольку могут вступить в силу в любой момент. А могут и не вступить. Что сильно раздражает немцев.

Надо сказать, что такая угроза «экстерриториальных санкций» изначально вызвала недовольство и противодействие Берлина (который тут же усмотрел в этом желание Вашингтона продвинуть в Европе ни что иное, как свои экономические интересы в виде сжиженного газа). Причем, создается впечатление, что недовольство это возникло в равной мере как из-за перспективы действительных, серьезных экономических потерь для бизнеса, так и по чисто психологическим соображениям – почему это Вашингтон должен диктовать другим, как себя вести? Так, буквально на днях госсекретарь МИД ФРГ Андреас Михаэлис заявил, что европейские «основные интересы» находятся под угрозой, и о том, что «он не хочет, чтобы европейская энергетическая политика определялась в Вашингтоне».

Но введенные санкции и те, которыми пока лишь угрожают, – разные вещи. И немецкая сторона, не покладая рук, работает над тем, чтобы переубедить американских коллег. Вернее, убедить их санкции не вводить.

«Федеральному правительству давно уже известно о критическом отношении правительства США к проекту «Северный поток 2», равно как и американскому известна наша позиция. Это является темой многих переговоров, на многих уровнях, включая немецкого канцлера с американским президентом», – заявил в понедельник официальный представитель федерального правительства Штеффен Зайберт.

Немецкие переговорщики, среди которых и Михаэлис, апеллируют, в числе прочего, к интересам собственно американского бизнеса. Например, аргументируя тем, что в случае наложения штрафных мер на компании-укладчики пострадать могут и американские нефтегазовые проекты в Мексиканском заливе.

Что касается укладчиков, к слову. В разговорах о трубопроводе мелькают в основном названия 5 европейских энергетических гигантов-партнеров «Газпрома» – Engie, Uniper, OMV, Shell и Wintershall. Между тем, трубы будут тянуть не они, непосредственную работу выполнять должны сотни, почти 630 специализированных фирм-подрядчиков, которые как раз и могут стать целью американских санкций. Среди них – базирующаяся в Швейцарии Allseas Group.

По информации немецкого делового издания Handelsblatt, основные работы по прокладке труб – до 90% – должна выполнять именно Allseas. Незадолго до Рождества она направила в Балтийское море самое большое и самое мощное судно в мире по прокладке труб «Pioneering Spirit», которое используется по всему миру с 2014 года. Трубопровод должен протянуться более чем на 1220 километров и состоять из двух нитей, то есть проложить необходимо около 2440 километров труб. Пока уложено лишь около 500 километров.

Отказ Allseas участвовать в проекте стал бы серьезным ударом по нему, потому что заменить эту высокоспециализированную фирму вряд ли кем-то возможно, говорят инсайдеры. С другой стороны, если заказы для Allseas будут отменены из-за санкций, это может привести к значительному экономическому ущербу для нее и для тех же американцев, которые тоже пользуются услугами этой компании.

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА ИЛИ ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭКОНОМИЯ

Еще год назад в Берлине однозначно заявляли, что «Северный поток 2» – проект сугубо экономический. Потом тон совсем чуть-чуть изменился. С весны 2018 года это звучит как «экономический с политической составляющей». Причем, уточнение сделала лично канцлер ФРГ Ангела Меркель. Сказать, чтобы это как-то сильно изменило общий подход к проекту, то нет. Но после такой «коррективы» начали настойчиво повторять про то, что Украина должна сохранить за собой статус транзитного государства. И сильно надеяться на то, что Украина и Россия как-то договорятся при посредничестве Евросоюза. Инициировали такие трехсторонние переговоры летом прошлого года именно немцы, и проходили они в Минэкономики и энергетики ФРГ, руководит которым Петер Альтмайер.

Этот политик (ХДС) после назначения на должность, что примечательно, первый свой зарубежный визит совершил в США, а следующий – в Киев и Москву. Несмотря на отсутствие видимого прогресса трехсторонних переговоров, Альтмайер не перестает повторять, что стороны должны договориться и Москва должна гарантировать сохранение транзита. И даже упрекает Киев в некоторой непоследовательности: мол, Украина и сама заинтересована в том, чтобы Европа покупала российский газ при условии, что он будет идти через ее территорию.

Альтмайер относится к тем лоббистам проекта, которые любят подчеркивать, что Европе надо будет так много газа в ближайшем будущем, что заполнены будут все трубы, какие только можно. По прогнозам немецкого Минэкономэнергетики, через год ЕС сможет покрывать лишь 18% потребностей за счет собственного производства. «Я лично всегда отстаивал концепцию, что чем больше будет трубопроводов, тем лучше для обеспечения газом», – говорит Альтмайер. Он убежден, что загруженность всех «Потоков», равно как и украинской ГТС, будет обеспечена.

В Восточном комитете немецкой экономики на минувшей неделе отстаивали ту же идею. Председатель правления структуры Михаэль Хармс в беседе с Укринформом заверил, что «то количество газа, которое будет необходимо, вполне оправдывает дальнейший транзит через Украину». Проблема в том, что украинская ГТС нуждается в серьезной модернизации, найти немалые средства на которую западные компании не спешат. А что касается «гарантий» России о том, что она не закрутит кран после 2019 года, то в Берлине с поразительной наивностью полагаются на честное слово господина Путина. «Гарантии могут быть только политические», – разводит руками Хармс, добавляя, что фирмы должны в первую очередь зарабатывать деньги, а политические аспекты для них – вопрос вторичный.

ЛОГИКА НАИЗНАНКУ

Если бизнесменам заморачиваться гарантиями недосуг, то политики, раз уже делают это своим «козырем», должны бы. Министр иностранных дел ФРГ Хайко Маас, даром что в начале своей министерской каденции довольно резко отзывался о современной российской политике (чем навлек на себя гнев однопартийцев и СДПГ, после чего несколько сбавил тон), обещаниям Путина верит. И ставит таковые в заслугу мудрой немецкой политике. «То, что в прошлом году президент Путин пообещал продолжить транзит природного газа через Украину, в том числе с учетом строительства «Северного потока 2», является обязательством, о котором мы, кстати, должны позаботиться. Но это обязательство, которого не было бы, если бы мы не заботились об этом проекте», – заявил он, выступая на прошлой неделе все в том же Восточном комитете немецкой экономики.

Более того, господин Маас точно знает, как защитить украинские интересы в данном вопросе. Свою новаторскую и несколько неожиданную идею он озвучил несколько раньше, но повторил ее в развернутом виде, выступая перед предпринимателями.

Итак, суть в следующем: если кто-то думает, что с выходом ФРГ из проекта таковой не будет реализован, то он ошибается, – с европейскими деньгами или нет, с разрешениями той же Дании или без оных, трубу все равно протянут. Зато если у немцев не будет возможности работать с российской стороной на строительстве, если они «больше не будут участвовать, и если из-за введенных санкций европейские компании, а не только немецкие, будут изгнаны из проекта, некому будет бороться за альтернативный транзит газа через Украину». Глава МИД ФРГ убежден, что именно с таким подходом немецкие друзья смогут представлять интересы Украины и что «любой другой путь будет означать еще большие проблемы для украинской стороны». Вон оно как.

Вообще, это было примечательное выступление, немалая часть которого была посвящена именно «Северному потоку 2». В выступлении Маас обижался на президента США, который с трибуны ООН критиковал Германию в контексте газопровода, сетовал на то, что эта тема его «преследует» едва ли не на всех международных встречах и форумах, включая формат НАТО, а также во внутриполитических дебатах. Похоже, что министра эта «гротескная», по его словам, ситуация достала.

Возможно, достали его и выступления посла Гренелла, но Маас об этом вслух не сказал.

ЭФФЕКТ БУМЕРАНГА

Парадокс в том, что давление со стороны Вашингтона может привести к эффекту, обратному желаемому, а именно, – к ослаблению критики проекта внутри Германии. А критика такая усилилась после керченского кризиса, когда некоторые серьезные политики начали говорить о том, что целесообразно было бы хотя бы приостановить строительство. Проблема тут в том, как уже говорилось, что даже самые ярые противники газопровода недовольны откровенным вмешательством Вашингтона во внутренние дела Федеративной Республики.

Кстати, интересно, что ФРГ, которая всегда подчеркивает необходимость европейского консенсуса и того, что ЕС должен говорить одним голосом, в вопросе «Северного потока 2» упорно не желает прислушиваться к голосу коллективного ЕС. И фактически блокирует инициативы Еврокомиссии, которая еще осенью 2017 года предложила применять к газопроводам из третьих стран правила внутреннего рынка (так называемый третий энергопакет), и призывы Европарламента, в частности, последний – от 12 декабря 2018 года об остановке строительства «Северного потока 2». В резолюции ЕП говорится, что проект этот усиливает зависимость ЕС от поставок российского газа, угрожает внутреннему рынку содружества и идет вразрез с энергетической политикой ЕС.

В истории с новым газопроводом, как в пословице: А Васька слушает, да ест. Немецкое правительство слушает многочисленную и с разных сторон критику проекта, граничащую с угрозами, но не предпринимает при этом никаких попыток помешать «Газпрому» делать его дело – тянуть трубы, пусть и медленно, но верно. Может, надеется, что как-то само собой решится, рассосется. В Берлине упорно не хотят понимать, что само не рассосется. И такая страусиная, по сути, политика, политика самоустранения – ни к чему хорошему, скорее всего, не приведет.

Обсудить