О «деле историков» и президенте Красносельском

Милицейскому генералу, который назначен старшим по сепаратистскому режиму, надоели все эти идеологические и научные штучки. После ареста и суда над единственным оппозиционером Олегом Хоржаном, лидером компартии Приднестровья, он понял, что лучшее оружие против любой идеологии, любой мысли – милицейская дубинка.

О закрытии в Тирасполе научных учреждений, связанных с исследованиями в области политологии и истории я уже писал. См. статью В Тирасполе разгромлена «Кишинёвская школа историков" . Сегодня один из молдавских телеканалов попросил меня прокомментировать эту историю. Во время подготовки к интервью понял, что в публикации ничего не сказал о позиции Красносельского.

Почему он поддержал гонение на историков? Почему, люди преданные режиму, обслуживающие на протяжении много лет режим, сегодня оказались не нужны этому режиму?

Может они потеряли квалификацию?  Утратили профессиональные навыки?

Во-первых, не принимая и не разделяя их позицию (совки и ватники), не могу не признать, что в профессии они не последние. Во-вторых, сомневаюсь,  что генерал Красносельский обладает достаточными знаниями в области истории и политологии, чтобы судить об этих качествах.

Так в чем дело?

Ответ напрашивается один. Милицейскому генералу, который назначен старшим по сепаратистскому режиму, надоели все эти идеологические и научные штучки. После ареста и суда над единственным оппозиционером Олегом Хоржаном, лидером компартии Приднестровья, он понял, что лучшее оружие против любой идеологии, любой мысли – милицейская дубинка.

Зачем  тратить деньги на историков и политологов, на издание их книг и журналов, если  есть аппарат подавления.

Давно не был в Тирасполе. Но нельзя исключать, что на здании резиденции президента Приднестровья уже выбили надпись:  «Моя милиция, меня бережет».  

Суд над Хоржаном, гонения на историков и политологов дает всем ясно понять, что режим сепаратистов не собирается ни с кем дискутировать. Давили и будут давить.

И еще хочу обратить внимание. Олег Хоржан, а до этого Сергей Ильченко, историки и политологи, ставшие жертвами гонений -  выходцы из Кишинева.

Поняли? Нет? Ваше дело.

Но знайте, что в период агонии  режим способен на любые безумные поступки. И не говорите потом, что вас никто не предупреждал.

                                             

Обсудить