Страна накануне перемен? Почему россияне разлюбили Штирлица

На Украине профессиональный шоумен Владимир Зеленский, кажется, вот-вот станет настоящим «слугой народа». Можно сколько угодно злословить по этому поводу, но разве не похожий номер провернул пару лет назад действующий президент США Дональд Трамп? И это еще что: мэром Рейкьявика (и, по сути, вторым в Исландии человеком после премьер-министра) вообще выбрали панка!

Знающие люди назовут происходящее  «кризисом представительной демократии», и будут совершенно правы — разочарование граждан в традиционных политиках все очевиднее толкает избирателя в сторону нестандартных решений.  А нам что с того? Три четверти россиян  считают, что России не нужен человек, подобный Владимиру Зеленскому, на посту лидера страны, заклинает ВЦИОМ. Однако заклинания  эти как-то не убеждают: во-первых, 8% тех, кто придерживается противоположного мнения — это не так уж и мало. А во – вторых, есть и другие данные.

Призрак новых протестов?

Социолог Сергей Белановский опубликовал на Facebook результаты мартовских фокус групп, которые широко не тиражировались, но  произвели сильное впечатление на узкий круг специалистов. «Это, напомню, те исследования, которые позволили социологической группе Центра стратегических разработок предсказать протесты 2011 года ещё до всяких протестов, а в докладах за май и октябрь 2018 года – все так называемые «непредсказуемые» результаты выборов-2018 и 2019.», – так прокомментировала исследование в своем  Facebook политолог Екатерина Шульман.

«Конек» Белановского — метод группового глубокого интервью, который в свое время позволил  выявить  скрытое недовольство, оставшееся незамеченным традиционной социологией. На основании этих данных в 2011 г.  ЦСР , где Белановский был тогда директором по исследованиям, предсказал появление в России массового протестного движения. И впоследствии этот прогноз полностью подтвердился.

На этот раз  социолог  фиксирует развитие негативистского тренда по отношению к власти и персонально к президенту Путину, отмечая  нарастающую скорость происходящих  изменений. «Наиболее очевидным признаком является преобладающее мнение, что твердая президентская власть за прошедшие почти 20 лет себя не оправдала. В стране кризис, пенсионная реформа, рост налогов и различных платежей, цены растут, проблемы медицины, на работу устроиться все труднее, зарплаты унизительно низкие. В стране реальная безработица, а официальное число безработных занижено во много раз. На работу устроиться почти невозможно».

Наибольшее раздражение у людей, по данным опросов, вызывает абсолютно неприемлемое социальное расслоение на «номенклатуру» и народ, которое становится уже  наследственным. Телевизионная пропаганда перестает действовать. «К примеру, спорт, который раньше был одной из наиболее популярных телепередач, ныне уже «надоел», – отмечает социолог. –  Особенно возмущает респондентов тот факт, что во время значимых спортивных передач принимаются наиболее «антинародные» законы (например, повышение налогов), т.е. спорт становится ширмой, прикрывающей такие решения.»

Штирлиц проиграл профессору Преображенскому

Ну и главное. Герой фильма «Семнадцать мгновений весны» Максим Исаев – Штирлиц, которого на протяжении последних двух десятилетий респонденты уверенно выбирали российским президентом среди прочих литературных и кино- персонажей, сдал позиции профессору Преображенскому из «Собачьего сердца». На втором месте внезапно оказалась  Екатерина Тихомирова из «Москва слезам не верит». Штирлиц опустился на уровень ниже середины списка, констатирует Белановский.  По мнению социолога, этот факт может служить  иллюстрацией общего снижения значимости милитаристской повестки в глазах россиян, хотя еще год назад она вызывала одобрение у значительной части населения.

Но, кажется, тут история не только о стремительно слабеющих скрепах внешнеполитической повестки, сколько о запросе на новый тип руководителя. Что бы далеко ходить, стоит вспомнить внезапный бурный успех кандидата от КПРФ Николая Грудинина в роли кандидата в президенты, а ведь годом ранее он практически потерялся в партийном списке, оказавшись всего лишь девятым номером в региональной группе № 27 ( Московская область).  Вряд ли стоит списывать со счетов тот факт, что в  массовом создании  Путин ассоциировался именно со  Штирлицем,  и его  прошлое  «чекиста»  на этот имидж эффективно  работало.  «Когда речь идет о руководителе страны, россияне в большинстве своем готовы иметь агрессивного, а не заботливого руководителя. Люди отдают предпочтение силе и жестокости, ожидая, что они помогут установить порядок в России», объяснял  «Коммерсант» 20-летней давности запрос избирателей.  И  теперь, похоже, маятник начал движение в другую сторону.

Какая нужна республика?

«В целом можно сказать, что российский народ ищет выход из положения, и эти поиски чем-то напоминают синусоиду: требование демократии при позднем СССР, затем требование «твердой руки» после разгула демократии в 90-е годы, и теперь, на пороге 20-х годов, вновь нарастает требование радикальной демократии», – рассуждает Белановский. Ее респонденты пока не дают однозначного ответа на вопрос, что было бы лучше – президентская или парламентская республика. Часть опрошенных считают, что следует попробовать парламентскую республику просто потому, что президентская себя не оправдала. При ТАКОМ парламенте республика парламентская  будет еще хуже, возражают  их оппоненты.  

Ближайшей   точкой активации накопившихся проблем  окажутся  предстоящие парламентские выборы, предупреждает социолог. По всей видимости, в Управлении внутренней политики  администрации президента это тоже понимают — отсюда упорные слухи о предстоящей «перезагрузке» парламентской оппозиции. То ли КПРФ со «Справедливой Россией» хотят  скрестить, то ли ЛДПР перезагрузить. Но нет никаких гарантий, что предложенный спектакль населению понравится и полученный результат можно будет использовать в ходе ожидаемого транзита власти.  Не смотря на любовь к сериалам, избиратели очень хорошо чувствуют, когда шоумен фальшивит.

Обсудить