Коалиция ACUM-ПСРМ или досрочные выборы. Чей это выбор?

Это последние месседжи президента Молдовы Игоря Додона и руководства партии социалистов. Но их ли это выбор?

Игорь Додон хочет коалицию с ACUM. Жаждут коалиции с ACUM руководители Партии социалистов. Депутаты от ПСРМ в полном составе выезжают в Москву.
 
Но почему-то не идут к своим избирателям, чтобы посоветоваться с ними, чтобы узнать, хотят ли сторонники Партии социалистов этой коалиции?
 
Социологический опрос показал, что большинство из тех, кто голосовал за социалистов, предпочтение отдают коалиции не с партиями блока ACUM, а с ДПМ. Мой личный опрос некоторых экспертов, которые поддерживали на выборах ПСРМ, дал такой же результат. Большинство категорически против какого-либо объединения с партиями, входившими в блок ACUM.
 
Почему?
 
Почему Игорь Додон и руководство ПСРМ, зная мнение своих избирателей, хорошо понимая возникающие для партии риски и угрозы, терпя постоянные унижения от лидеров ACUM, упорно продвигают идею создания этой коалиции?
 
Может они видят, что-то такое в этой коалиции, что не дано понять простым смертным?
 
Может они верят, что Майя Санду, возглавив правительство, будет лучшим и более эффектным премьером, чем был Павел Филип и возможно будет Влад Плахотнюк?
 
Если это так, то они прямо и откровенно об этом должны всем рассказать и обосновать эту точку зрения.
 
Но они на эту тему молчит. А то, что Игорь Додон раньше говорил о способностях Майи Санду, никак не вписывается в ожидания, что у Молдовы появится выдающийся руководитель исполнительной власти. Наоборот. Прошлые его высказывания свидетельствуют, что Майя Санду - слабый и непрофессиональный руководитель, которого нельзя допускать к власти.
 
Так что произошло?
 
Оттуда такая настойчивость в продвижении идеи коалиции между социалистами и акумовцами? Почему им отдают пост премьер-министра и щедро раздают все министерства, которые отвечают за экономику, финансы, юстицию, образование, здравоохранение, социальное обеспечение? Что толкает социалистов на раздачу важнейших постов в правительстве, перечёркивающую все их предвыборные обещания?
 
Ведь любому здравомыслящему человека понятно, что Санду провалит всё то, что демократы успели сделать в экономике и социальной сфере, а социалисты обещали приумножить. Этот состав правительства также не даст Партии социалистов реализовывать их предвыборные обещания: сохранить русский язык как язык межнационального общения, расширить права Гагаузии, вступить в Евразийский экономический союз.
 
Мне трудно найти ответ на этот вопрос. И многие убеждены, что искать его нужно в другой стране. Есть версия, в которую я начинаю верить, что это не сценарий Игоря Додона и руководства ПСРМ. Это «план Кремля».
 
Если это так, то давайте поразмышляем, а чего хочет Кремль, проводя эту спецоперацию в Молдове?
 
Хотелки Кремля
 
Мои знакомые эксперты из числа молдовенистов, активные сторонники Игоря Додона и Партии социалистов, в недоумении.
 
Они не могут понять:
 
Почему предложение о коалиции сделано партиям, во фракциях которых в парламенте не менее половины открытых унионистов. Это что, признание ошибочности былых лозунгов о борьбе с унионизмом?
 
Почему коалицию предлагают создать с теми, кто активно выступает против какого-либо расширения прав автономии Гагаузии?
 
Почему делают предложения тем, кто выступает против статуса русского языка как языка межнационального общения?
 
Почему в коалицию зовут тех, кто закрывал школы и выступает против преподавания в школах истории Молдовы вместо истории румын?
 
Почему социалисты объединяются с теми, кто никогда не допустит реинтеграции Молдовы по озвученным «планам Додона»?
 
Они вопрошают:
 
Разве Кремль не понимает, что для социалистов это смерти политической подобно!?
 
Неужели в Москве не знают, что при такой коалиции можно не только ничего не приобрести (статус русского языка, расширение прав автономии Гагаузии, решение проблемы Приднестровья, преподавание в школах истории Молдовы и т.д.), но и потерять то, что уже сделано (нейтральный статус Молдовы, отказ от вступления в НАТО).
 
Отвечу им в этой публикации.
 
Все это в Кремле хорошо понимают. Там много умных и грамотных людей, хорошо знающих ситуацию в Молдове.
 
Так почему они так поступают?
 
Ответ простой.
 
Их не только эти проблемы не волнуют, но они не хотят их решения.
 
Кремлю выгодно противостояние унионистов и антиунионистов, так как это сохраняет постоянное напряжение в обществе.
 
Кремлю выгоден отказ Кишинева расширить права гагаузской автономии, так как это сохранит очаг напряжённости этом регионе, который традиционно считается пророссийским.
 
Кремлю не выгодно такое решение проблемы Приднестровья, которое не зафиксирует на века нахождение российской армии на этой территории и право выхода Приднестровья из состава Молдовы. И они понимают, что даже «пророссийский Додон» на это не пойдет. Поэтому, лучше сохранить очаг напряжённости.
 
Кремлю не выгодно введение преподавания истории Молдовы в школе. Так как исчезнет еще одна тема, которая вызывает определённую напряженность в обществе, особенно среди молдовенистов.
 
Кремлю не выгодно какое-либо решение проблемы русского языка, так как тогда уйдёт из повестки тема, которую можно постоянно будировать и в чем-то обвинять молдавские власти.
 
Небольшое отступление по теме языка и культуры.
 
Обратите внимание, какую большую помощь Молдове оказывает Румыния, финансируя различные проекты, способствуя развитию румынского языка и культуры, проводя ремонт Органного зала, оказывая помощь детским садикам и школам.
 
А что Россия?
 
Посмотрите, в каком состоянии находится Русский театр им. Чехова. Сходите в дом музей Пушкина, который находится в аварийном состоянии.
 
Посмотрели? Ответ напрашивается один – России все это безразлично.
 
Может нам нужно обратиться к правительству Румынии с просьбой помочь Русскому театру и дому-музея Пушкина?
 
Список того, что невыгодно Кремлю можно продолжать еще долго. Будем откровенны. Кремлю не нужна независимая Молдова, которая сама решает, что и как ей делать.
 
В этом кроется главная причина, почему Кремль не хочет, чтобы у власти в Молдове находилась ДПМ во главе с Владом Плахотнюко
 
Президенты Молдовы – Мирча Снегур и Петр Лучинский не были пророссийским, но у них не хватило решимости открыто уйти из-под влияния России. Петру Лучинскому удалось добиться от Бориса Ельцина обязательств о выводе российской армии с территории Молдовы, но воплотить на практике это обещание не получилось.
 
Первым президентом, который бросил вызов России, был Владимир Воронин. Он в последний момент отказался подписать меморандум Козака. Но мужества ему хватило на очень малый промежуток времени. Через некоторое время он уже писал покаянные письма Путину. Но его все равно не простили. И не доверяли. Отсюда жесткие экономические санкции в 2006 году.
 
Взяв власть в 2016 году, ДПМ (Влад Плахотнюк) заявила, что они будет строить независимую Молдову и не потерпят диктата со стороны России.
 
А за словами последовали дела:
 
Признание персоной нон грата вице-премьера России Дмитрия Рогозина, который не скрывал своего издевательского отношения к Молдове.
 
Выдворение дипломатов, обвинённых во вмешательстве во внутренние дела Молдовы и вербовке агентов влияния.
 
Запрет на въезд в страну журналистов и экспертов, которые поддерживали сепаратизм в Приднестровье и искажали ситуацию в Молдове в своих выступлениях и публикациях.
 
Принятие закона, направленного против российской пропаганды и как следствие запрет на трансляцию российских новостных программ и политических ток шоу на молдавских телеканалах.
 
И вишенка на торте. Интернационализация проблемы нахождения российской армии на территории Молдовы и внесение в ОНН резолюции, с требованием ее вывода.
 
Все это по отдельности и вместе стало сильно раздражать Кремль. Такого рода унижения они еще могут стерпеть от США, Великобритании… Но от маленькой Молдовы, которую они по-прежнему продолжают считать одной из провинций России!..
 
Поэтому была поставлена задача – любой ценной убрать ДПМ (Влада Плахотнюка) из власти. Даже если этой ценной будет хаос и развал Молдовы.
 
Экономическими методами Россия уже не могла повлиять на ситуацию в Молдове. Благодаря усилиям правительства ДПМ экспорт Молдовы переориентировался на ЕС и другие страны. Потерей российского рынка уже не запугать. С получением безвизового режима передвижения с ЕС менее острой стала проблема молдавских гастарбайтеров в России.
 
Остались политические методы. Отсюда жёсткое давление на Партию социалистов и работа с потенциальными друзьями России в партиях, входящих в блок ACUM.
 
И не смотря на то, что склеить эти две антагонистические части политического спектра Молдовы сложно, практически невозможно, давление продолжается.
 
Что будет дальше?
 
Дальше все зависит от Игоря Додона и Партии социалистов.
 
Если их окончательно сломали, то будет коалиция между ПСРМ и ACUM. Или, в крайнем случае, досрочные выборы, чтобы в дальнейшем снова повторить эту попытку. И плевать, что это неопределённость бьет по экономике. Уже начинает падать лей. Уже инвесторы начинают отворачиваться от Молдовы. Бизнес всегда неуютно чувствует себя в зоне турбулентности.
 
Если же в Партии социалистов сохранилось понимание, что они - молдавская партия, а не марионетки Кремля, то возможны другие варианты. Варианты, которые дают шанс на политическую стабильность и развитие Молдовы.
 
Сегодня выбор за Игорем Додоном и Партией социалистов.
 
Завтра выбор будет за народом Молдовы.
Обсудить