Зеленский как искажение молдавско-украинской действительности

Не все признают за инцидентом Зеленского, за украинским электоральным киндер-сюрпризом подлинную оригинальность, премьеру политического эксперимента. А она есть. Да и губернатор Алтайского края Михаил Евдокимов, и губернатор Калифорнии Арнольд Шварценеггер, и президент США Рональд Рейган – актёры. Но никто из них не сыграл самого себя в роли должностного лица до того, как стать им, как это полно и талантливо сделал новый украинский президент.

Рейтинговый телесериал «Слуга народа» шёл три сезона подряд перед выборами и был буквально проглочен украинскими избирателями, словно наркотик, или как наживка, как теперь можно предположить. Фильм оказался для актёра главной роли Владимира Зеленского отличным пособием по президентству, хотел он того или нет. Это верно по крайней мере до инаугурации, потому что не известно, насколько сможет президент Зеленский следовать светлым идеям и оригинальным решениям президента Голобородько из «учебного фильма». Как не известно пока, в какой именно момент фильм стал частью технологического плана по переплавке фиктивного президента в настоящего. Ведь именно подозрение о преднамеренном агитационном характере «Слуги народа» легло в основу обращения Комитета избирателей Украины в суд.

Конечно же, сюжет художественного сценария, как бы подробно он ни был изложен, не может служить реальным путеводителем политической карьеры, тем более когда на нём стоит разборчивая печать комедийного жанра. Одна из операций по борьбе с коррупцией, например, близка к реальности по исполнению, но маловероятна по сути: четыре хлопца, назначенные Голобородько министры, соглашаются на публичное обвинение во взяточничестве, получив заранее документированную спецорганами крупную мзду от олигархов, во имя пополнения госказны, где, как неоднократно отмечают персонажи фильма, мышь повесилась.

Судя по первым реакциям в прессе на победу Зеленского новоявленных молдавских политиков, в первую очередь акумовцев, видно уже, как удобно смешивать правду и вымысел в политике! Как легко пользоваться учебным пособием Голобородько, если соображаешь, когда именно замалчивать подлинность! Кстати, о дружной европейской семье, где вроде все равны. Соответствует ли правде (пример из того же ряда!) эгоистический жест «большой семёрки», закрывшей якобы для дерзких хохлов рынок космической индустрии после сымитированного в фильме запуска первого украинского космического корабля? С другой стороны, если запуск ракеты случился бы на самом деле, он потянул, вероятно, по значению на образование Украинской автокефальной церкви, воплощенное в жизнь побежденным Порошенко.

Для тех соотечественников, кто не успел посмотреть фильм и намерен быстро освоить материал, поясню, что главный герой очень похож, даже по манере говорить, на Ткачука (без обиды, Марк Евгеньевич, я использую вас исключительно в качестве изобразительного материала!). Представьте на минуту коротко подстриженного, чисто выбритого Марка (это не трудно, ведь в «эпоху кардинала» он бороду не носил) и, главное – без своего единственного, упёртого, полуфеодального начальника Воронина. У Голобородько тот же, что и у Ткачука, полёт научной мысли, когда речь идёт о будущем страны, та же эмоциональная тяга к Европе, как к следующей для «совков» ступени цивилизации, тот же холодный расчёт и горькая ирония по отношению к «москалям».

У них даже одинаковая профессия – историка, и в своих размышлениях о судьбе страны и человечества, украинский президент частенько прибегает, как и Ткачук, к антропологическим параллелям и философским доводам. Правда, президенту Голобородько, в отличие от Ткачука, возвращают после тюрьмы должностные полномочия, и он становится народным героем. Чего желаем и Марку, если даже у него нет мечты стать главой государства: дай бог свободы и взаимной любви между ним и, как в песне из телефильма, женой, детьми, собакой и Родиной!

Так вот, в первых появлениях президента на ТВ после победы на выборах, чувствуется сильное притяжение образа Зеленского к образу Голобородько, как дрожащая частица к ядру. Та же обворожительная улыбка, примерно те же выпуклые, часто патриотичные выражения, близкие к телецитатнику. Фиктивность настолько проникла в образ президента, что выдавить её из настоящих его мозгов будет непросто. Непросто, потому что художественная правда комедии максимально приближена к политическим и географическим украинским реалиям.

Хотя, если быть объективным, последняя серия третьего сезона самая неудачная с киноведческой точки зрения, до края наполнена энтузиазмом, мечтательностью, и победным пафосом, напоминая своей непринуждённостью в решениях как эстетических, так и политико-экономических задач смесь сюр- и соцреализма. К примеру, вопрос раздробления Украины на десятки новых искусственных государств (есть там к нашей гордости вблизи Затоки и Бессарабская Народная Республика!) Голобородько решил за месяцы. Вряд ли Зеленский сможет также эффективно решить вопрос ДНР и ЛНР, которых в фильме образно нарекли «СССР», как иногда обзывают Приднестровье.

Понятно, что Зеленский успел стать для молодых молдавских политиков кумиром и точкой отсчёта, как для их собственной карьеры, так и для будущего Молдовы. «You can!/Ведь можно!» - заявляют уже, дыша полной грудью, космополитические лидеры «Акум» и их нанятые политологи. А можно ли? И что можно? Можно сыграть в предвыборной кампании очень близкую к реальности роль внесистемного и антиолигархического кандидата, допуская даже, что в душе ты играешь самого себя. Можно, даже если невмоготу, обещать дать бой олигархату и абстрагироваться от надуманной, а может быть, скрываемой пока помощи Коломойского. Как, кстати, тщетно пытается Андрей Нэстасе откреститься от Цопы.

Но приходят до боли и до отвращения подлинные будни. И приходит де-факто понимание того, что ты не Бэтмэн, а чей-то (России или США) сукин сын. И Зеленскому вряд ли хватит друзей детства и студенчества, чтобы пополнить, как в фильме, команду честными преданными и не запятнавшими себя пацанами. Придётся, подобно Майе Санду, нанимать людей по рекомендации одиозных экс-премьеров. Фильм ещё не закончился, приятная музыка ещё играет, а тонкую художественную канву картины режет уже ржавый серп молдавско-украинской действительности.

Обсудить