Признать вину хотя бы частично Кремль не может — потому что в истории с МН-17 не существует частичной вины

Ровно пять лет назад в небе над Донбассом был сбит пассажирский «Боинг» с 298 пассажирами на борту. Роман Попков — о том, почему российская власть никогда не признает своей вины в случившемся.

Трагическая история рейса МН-17 и всей позорной донбасской войны — это история о полном непонимании политическим и военным руководством России современного мира. И это мрачный показатель степени интеллектуальной состоятельности правящих элит.

Они хотели вести «секретную войну» на территории соседней страны, и гнали туда бесконечные колонны военной техники — по переполненным гражданским транспортом автотрассам, под прицелами сотен камер мобильников, мимо тысяч видеорегистраторов легковушек.

Они отправляли на Донбасс солдат регулярной российской армии — и солдаты ловили сигналы мобильных сетей, похохатывая выкладывали на свои странички «ВКонтакте» «военно-полевые» фотографии.

Они развернули на границе с Украиной подразделения 53-й зенитной ракетной бригады ПВО, выделяли из личного состава бригады «добровольцев», отсылали этих «добровольцев» с техникой через границу — и думали, что такое хоть для кого-то останется секретом.

Они не сумели наладить на территории Украины нормальную защищенную связь для переговоров между армейскими офицерами и полевыми командирами сепаратистов. И те, и другие в боевых условиях говорили по мобильным телефонам, и все их переговоры тут же оказывались в распоряжении СБУ.

Потом был сбит малазийский «Боинг». Нам начали рассказывать про украинский Су-25, якобы уничтоживший лайнер. Пропагандисты и чиновники Минобороны, вероятно, действительно не понимали, что любой военный эксперт, и даже любой человек, умеющий пользоваться Википедией, сопоставит две цифры — высоту полета «Боинга» в момент катастрофы (10 000 метров) и «практический потолок» штурмовика Су-25, предназначенного для борьбы с наземными целями (7000 метров). И вся версия полетит к черту. Но эту версию, не выдерживающую проверки даже элементарным военным справочником, обвешивали фальшивыми героями, прописывали фейковые сюжетные линии, рассказывали о «механике из Днепропетровска», о «капитане Волошине», об «испанском авиадиспетчере».

Затем в ход пошла версия с более серьезной техникой — истребителем МиГ-29. Звезда «Первого канала», вице-президент «Роснефти» Михаил Леонтьев показывал всей стране едва ли не вручную склеенный фотоколлаж, где на снимки гугл-карт 2012 года прикрепили вырезанные самолетики — «Боинг» и «украинский» истребитель. Правда, приклеен был Су-27, а не МиГ-29, но это уже мелочи на фоне всего остального.

 
Потом международное расследование установило, что «Боинг» сбила установка «Бук», причем пуск ракеты произвели из контролируемого сепаратистами поселка Первомайское близ города Снежное. И версий с украинской авиацией как не бывало. Стали громоздить новую конструкцию лжи: да, сбил «Бук», но украинский, и стрелял этот «Бук» не из окрестностей Снежного, а из села Зарощенского, якобы занятого украинскими войсками. На самом деле и украинских войск 17 июля в Зарощенском не было, и следов «Бука» (в самом буквальном смысле) там тоже не было.

В помощь привлекли создателей ЗРК «Бук» — госконцерн «Алмаз-Антей». Там сидят люди подневольные, государевы, прав и свобод у них не больше, чем у офицеров. Промышленники, скрепя сердце, начали имитировать свое «расследование», чтобы при помощи искажения фактов и несусветных допущений доказать, что пуск ракеты произведен все же из Зарощенского (где, повторим, отсутствовали украинские солдаты в день трагедии).

В это время журналистские и волонтерские расследовательские группы собирали и обобщали щедро разбросанные по сети фотографии и видеоролики, где был запечатлен злосчастный «Бук». Уже был известен весь его «боевой путь» из России в район боевых действий. Уже были обнародованы переговоры полевых командиров ДНР о транспортировке «Бука» по территории Донбасса.

Но Москва продолжала врать. И лишь Игорь Стрелков (в июле 2014 года — министр обороны самопровозглашенной ДНР), отрицая причастность «ополченцев» к гибели лайнера, упреждая новые вопросы чеканил: «Других комментариев на этот счет я давать не могу и не буду».

Понятно, что операторы российского «Бука» уничтожили малазийский лайнер не зная, что стреляют по пассажирскому самолету. Военная обстановка на Донбассе в июле 2014 года была тяжелой для сепаратистов. Украинская авиация господствовала в небе. Помимо ракетно-бомбовых ударов у командиров ДНР-ЛНР и их московских кураторов была еще одна головная боль — военно-транспортные самолеты ВВС Украины перебрасывали в тыл боевиков десанты, шла операция по отсечению сепаратистских территорий от российской границы. И тогда конец войне, без караванов российский техники ДНР-ЛНР были обречены. Для ликвидации воздушной угрозы на Донбасс «Бук» и был отправлен. Но одной из первых его целей стал не украинский транспортник, а рейс МН-17.

Но признать вину хотя бы частично Кремль не может. Просто потому, что в этой ситуации не существует частичной вины. Нельзя свалить все на Стрелкова и сказать: «Мы отправили «Бук» ополченцам, но эти идиоты не справились со сложной техникой». Нельзя сказать: «Мы стреляли, думая, что это законная цель» — просто потому что не существовало для Кремля, развязавшего войну на Донбассе, «законных целей», и любая пистолетная пуля, выпущенная там гражданами России уже является тяжким уголовным преступлением.

Поэтому кремлевская фабрика вранья будет продолжать работать, будет продолжать производить уже никому не нужные и никого не спасающие килограммы лжи — на автомате, осознавая, что весь мир знает правду.

Но рано или поздно нынешнему политическому режиму придет конец. И новом руководству России придется, имея все документы, имея в руках всех свидетелей и всех подозреваемых, начать, наконец, расследование. Расследование гибели «Боинга». Расследование организации всей донбасской бойни. Чтобы отмыть нашу родину от кровавого позора 2014 года.

Оригинал

 
Обсудить