Николае Милеску Спэтару – первый молдавский учёный и писатель, достигший мировой известности

Сайт AVA.MD в сотрудничестве с доктором философии Эдуардом Волковым публикует цикл очерков (состоящий из 24 глав) по истории общественно-политической мысли Молдовы.

 

Первый очерк - <<Из истории общественно-политической мысли Молдовы Нового времени. (Цикл очерков)>> -  был опубликован 10 августа - Из истории общественно-политической мысли Молдовы Нового времени. (Цикл очерков).

Второй очерк - <<Григоре Уреке – первый боярский хронограф Молдовы, сторонник ограниченной монархии>> - https://ava.md/2019/08/15/grigore-ureke-pervyy-boyarskiy-hronograf/  был опубликован 15 августа.

Третий очерк - <<Мирон Костин – молдавский просветитель до начала эпохи Просвещения, первый этнолог молдавского народа>> -  https://ava.md/2019/08/22/miron-kostin-moldavskiy-prosvetitel-do/ , был опубликован 22 августа.

Сегодня предлагаем Вашему вниманию четвёртый очерк, посвященный жизни, деятельности и творчеству Николае Милеску Спэтару.

Содержание:

1.ИНТРОДУКЦИЯ.

2.ИСТОРИЧЕСКИЙ КОНТЕКСТ.

3.ОСНОВНЫЕ ВЕХИ БИОГРАФИИ.

  3.1. Семья.

  3.2. Учёба и начало карьеры: Молдова. Валахия. Османская порта. Европа.

3.3. Россия.

  3.3.1. Переводчик Посольского приказа.

     3.3.2. Русское посольство в Китае. Последние годы.

         3.3.3. Личная жизнь и потомки.

4. ДИПЛОМАТИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ.

  4.1. Молдова. Валахия. Османская порта. Европа.

  4.2. Россия: Переводчик Посольского приказа.

  4.3. Русское посольство в Китае

5.НАУЧНО-ПРОСВЕТИТЕЛЬСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ.

  5.1. Молдова. Константинополь. Берлин. Штеттин. Стокгольм.

  5.2. Россия.

6.ФИЛОСОФСКИЕ ВОЗЗРЕНИЯ.

7.ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ВОЗЗРЕНИЯ.

8.ЗАКЛЮЧЕНИЕ

1.ИНТРОДУКЦИЯ.

Жизнь Николая Милеску Спэтару полна драматических событий, превратностей судьбы, приключений, что послужило основанием некоторым западным исследователям назвать его “авантюристом”, “коварным царедворцем”, придворным “осторожным интриганом”.

При этом они признают, что Н. Г. Милеску Спафарий «является одной из наиболее интересных личностей», «которая завоевала широкую известность благодаря своим многочисленным способностям».

Были высказаны и мнения, что Николае Милеску являлся «мистически настроенным мыслителем, проявившим особую заботу о религиозных писаниях»; его произведения суть «выражение космополитического мироощущения»; ему «не удалось наложить печать своей личности на собственные многогранные познания».

Подобного рода мнения весьма и весьма спорны. Известный биограф Николая Милеску Спэтару Дмитрий Урсул решительно её отвергает. (   https://libcat.ru/knigi/nauka-i-obrazovanie/filosofiya/132998-2-dmitrij-ursul-nikolaj-gavrilovich-milesku-spafarij.html#text )

 

2.ИСТОРИЧЕСКИЙ КОНТЕКСТ.

В начале XVI в. Молдова, несмотря на ожесточенное сопротивление, вследствие сложившихся неблагоприятных внутренних и внешних факторов (слабость центральной власти, феодальные междоусобицы, отсутствие поддержки со стороны сопредельных государств) подпала под иго Османской (Оттоманской) империи, длившееся свыше трехсот лет.

Этот период является одним из самых тяжелых и мрачных в истории молдавского и других придунайских народов, порабощенных феодально-деспотическим государством. Захваты и сопряженные с ними грабежи, обложение данью завоеванных народов были важнейшим источником накопления средств в руках правящей феодальной верхушки Турции.

Молдавия вынуждена была ежегодно платить турецкому султану большую денежную дань (харач), а также поставлять огромное количество сельскохозяйственных продуктов, превратившись по сути дела в зерновую кладовую империи. Для сбора натуральных поставок султанское правительство направляло в княжество своих представителей, которые чинили насилие и беспощадно грабили население. Кроме того, Молдавия обязана была посылать свои войска для участия в походах турецкой армии, ремонтировать крепости, дороги, строить мосты и т. д.

Несмотря на формальное сохранение самоуправления Молдовы в Османской империи (1), фактически как внутренняя жизнь страны, так и ее внешние сношения всецело зависели от султанского правительства, которое осуществляло политику ограбления и угнетения молдавского народа при помощи своих верных слуг — бояр и господарей.

[(1) Отношения между Молдовой и Османской империей носили характер сюзеренитета, который претерпел ряд этапов.  Сюзеренитет – верховное право одного государства(сюзерена) по отношению к другому государству(вассальному), закреплённое договором.  Молдова при режиме османского сюзеренитета сохранила свою государственность (в той или иной степени), религию, обычаи, законы, органы власти].

Молдавский престол был в Константинополе предметом купли и продажи, а все расходы, связанные с его получением, господари возлагали на народ.

Турецкие вельможи были заинтересованы в том, чтобы было как можно больше конкурирующих между собой претендентов на молдавский престол. В конце концов фирман (указ) султана на княжение получал тот, кто обязывался платить большую дань и давал больше подарков (пешкешей) султану и взяток (бакшишей) его вельможам.

При этом турецкое правительство непрерывно увеличивало плату за получение княжеского престола. Различные группировки молдавских бояр вели между собой борьбу за то, чтобы посадить на престол своего ставленника, и часто смена господарей сопровождалась кровопролитными феодальными междоусобицами, разорявшими и ослаблявшими страну. Этим пользовалось султанское правительство, чтобы наложить еще более высокую дань на Молдавию. Турецкое правительство часто сменяло молдавских господарей. Как мы уже отмечали в предыдущем очерке, за сто лет (с 1654 по 1753 г.) они сменялись 32 раза. Вновь назначенные господари нередко вступали в страну вместе с турецкими и татарскими ордами, которые подвергали ее разграблению и многих уводили в рабство.

Большинство молдавских господарей, являвшихся ставленниками турецкого правительства, не были заинтересованы в развитии экономики и культуры страны. Они были временщиками и смотрели на Молдавию как на источник личного обогащения. Для уплаты всевозрастающей дани султанской Турции и в целях личного обогащения такие господари нещадно грабили население, увеличивали число и размеры различного рода налогов, поборов и повинностей.

Жестокая феодальная эксплуатация и систематическое ограбление населения султанским правительством, крымскими и буджакскими татарами, господарями-временщиками разоряли народ, хозяйство страны, тормозили развитие ее экономики. В результате сельское хозяйство развивалось медленно, земля нередко оставалась невозделанной, и в Молдавии частым гостем был голод, от которого гибло много людей.

Тем не менее, до второй половины XVII в., хотя и весьма мучительно, с частыми перебоями, происходил рост сельскохозяйственного и ремесленного производства, развивались города и товарно-денежные отношения, расширялась внутренняя и внешняя торговля. Однако в последние десятилетия XVII — начале XVIII в. наступает экономический упадок Молдавии.

К этому времени молдавский народ оказался под угрозой полного экономического, политического и морального порабощения, а также физического истребления со стороны крайне отсталой военно-феодальной Османской империи. В молдавских летописях мы находим потрясающие картины хозяйственного разорения страны и страшных бедствий, испытываемых населением.

В XVII — начале XVIII в. центральная власть в Молдавском княжестве была слабой. Захват Молдавии Османской империей способствовал еще большему ослаблению власти господаря и усилению крупных феодалов. Это сказалось в повышении роли дивана (боярской думы), который вмешивался в управление страной и порой издавал различные указы и распоряжения самостоятельно, без утверждения их господарем. Большой административно-судебной и военной властью бояре пользовались и на местах. Широко была распространена система кормлений и передача боярам сбора налогов на откуп. Молдавией фактически управляла боярская олигархия, состоявшая из 75 семей крупнейших феодалов.

Борьба за власть, за землю, за рабочие руки развертывалась как между отдельными группировками крупных бояр, так и между крупными феодалами, с одной стороны, и мелкими боярами, служилыми людьми и городской верхушкой, с другой. Мелкие феодалы, служилые люди, купцы и ремесленная верхушка городов являлись сторонниками укрепления центральной власти и выступали против боярского произвола. Поэтому те господари, которые стремились укрепить центральную власть, в своей борьбе с крупными боярами опирались на мелких и средних феодалов, служилых людей и горожан.

Кроме того, продолжалась борьба молдавского боярства против засилья в Молдавии фанариотов — греческих купцов и ростовщиков, которые, будучи доверенными лицами турецкого правительства, постепенно захватывали ключевые позиции и в экономической, и в политической жизни страны.

Но османским завоевателям не удалось подчинить себе свободолюбивый молдавский народ. Усиление иноземного гнета и феодальной эксплуатации обостряло социальные противоречия, укрепляло ненависть народных масс к чужеземным поработителям и их верным слугам — молдавским господарям-временщикам и боярам. Крестьяне, другие социальные низы Молдовы вели напряженную классовую борьбу против внутренних эксплуататоров-феодалов. Эта борьба принимала различные формы: побеги крестьян от своих феодалов, массовый уход целыми селами на Украину и в Трансильванию, крестьянские восстания, восстания городской бедноты.

Классовая и освободительная борьба трудящихся Молдавии в XVII в. принимала также форму движения народных мстителей — гайдуков. Гайдуцкое движение поддерживалось народными массами и в конце XVII в. приняло исключительно широкий размах. Расправляясь с феодалами и иноземными поработителями, гайдуки отбирали у эксплуататоров захваченные у народа богатства и раздавали их беднякам.

Феодальное государство жестоко подавляло крестьянские восстания и гайдуцкое движение, принимало суровые меры против тех, кто отказывался нести феодальные повинности, а также против сбежавших крепостных крестьян, помогало боярам и монастырям в их розыске, издавало законы, навечно закреплявшие крестьян за их владельцами и препятствовавшие их побегам.

Восстания крестьян и социальных низов городов объективно были направлены и против иноземных поработителей. Они подрывали турецкое феодальное господство и способствовали укреплению в сознании народа идеи свободы.

Многие молдавские бояре и господари, являвшиеся верными слугами османских поработителей, выступали против освободительной борьбы народа и считали, что Молдавия и впредь должна оставаться в составе Османской империи.

В то же время некоторые из них стремились к укреплению в Молдавии центральной власти, способной организовать и возглавить освободительную борьбу против чужеземных поработителей. Подобные попытки и стремления, несомненно, стимулировались пониманием ими факта начавшегося упадка Оттоманской империи, особенно после тяжелого поражения турецких войск под Веной в 1683 г.

Молдавский народ, однако, не имел достаточно сил, чтобы самостоятельно сбросить с себя кровавое иноземное иго и отстоять свою независимость. В борьбе против своего векового врага — Османской империи — он нуждался в помощи. Но западноевропейские страны не хотели оказывать помощь молдавскому и другим порабощенным турецкими феодалами придунайским народам. Такие могущественные в то время европейские государства, как Англия и Франция, не собирались воевать против Османской империи, так как были заинтересованы в торговле с ней и даже поставляли оружие и снаряжение для турецкой армии.

По предыдущему очерку мы помним, что одни бояре (как Мирон Костин) надеялись, что освободиться от османского ига Молдове поможет Польша. Другие же полагали, что эту помощь может оказать Россия — чья экономическая и военная мощь непрерывно росла и чьи интересы уже на рубеже XVII–XVIII вв. пришли в столкновение с интересами Османской империи.

Поэтому передовые люди Молдавии, борясь против османских поработителей, обращали свои взоры к России и искали у нее помощи и поддержки, ходатайствовали перед русским правительством о включении Молдавии в состав России

Тяжелое османское иго и жестокая феодальная эксплуатация народных масс обусловили низкий уровень развития культуры в Молдавии. До середины XVII в. в Молдавии по существу школ не было. Отдельные молдавские феодалы обучали своих детей грамоте в монастырях, где «образование» сводилось к усвоению письма и заучиванию наизусть нескольких церковных книг. Подавляющее большинство молдавских бояр, народные массы, низшее духовенство и даже отдельные господари были неграмотны.

Конечно, и в этих тяжелых условиях культура в Молдавии хотя и крайне медленно, но все же развивалась. Народ творил свою самобытную культуру, хранил и развивал свой язык. Передовая часть молдавских феодалов и некоторые господари стремились распространять просвещение с целью подготовки определенного числа грамотных людей для нужд феодального государства.

На развитии молдавской культуры благотворное влияние оказали культуры русского и украинского народов, которое проявилось в первую очередь в деле развития просвещения и книгопечатания в Молдавии.

В 1639 г. (1640 г.?) в столице Молдавского княжества — Яссах была организована первая в стране школа, так называемая Славяно-греко-латинская академия (Академия Василианэ). В организации и открытии этой школы Василию Лупу огромную помощь оказал киевский митрополит Петр Мовилэ(Могила), молдаванин по происхождению. Им были направлены в Яссы бывший ректор Киевской академии Софроний Почацкий и другие известные в то время книжники, которые организовали Ясскую школу наподобие Киево-Могилянской академии.

В 1641 г., также в Яссах, по просьбе Василия Лупу Львовское Ставропигийское братство, знаменитый культурный центр, и митрополит Киевский Петру Мовилэ помогли основать первую молдавскую типографию, оборудование для которой было получено из Киева, Львова и Москвы.

Во второй половине XVII в. Россия продолжала оказывать Молдавии систематическую помощь в развитии книгопечатания, в частности в 80-х годах из Москвы в Яссы вновь было отправлено оборудование для типографии. Из Киева и Москвы Молдавия получала большое количество книг на русском языке. Молдавские бояре и зажиточные купцы нередко посылали своих детей для получения образования во Львов, Бар и другие города Украины.

Начиная с середины XVII в. на молдавский язык переводятся книги с русского и греческого языков. Первая печатная книга на молдавском языке — «Казания» («Казания Варлаама») (2), переведенная со славянского языка молдавским митрополитом Валаамом ((1590–1657), вышла в Яссах в 1643 г.

[(2) <<Казания Варлаама>>, приписывается патриарху Калисту Константинопольскому, другое его название – «Учительное евангелие», кроме прочего содержит несколько светских стихотворений, например, «Стихи о гербе государства Молдовы» – важный документально-исторический и литературный источник:

             <<Печать молдавской власти 
             Главу это зверя считай
             Голова зубра крепкая
             Показывает власть самого старшего.
             Эта голова зубра многих победила без чи
сла>>.
                    (Перевод подстрочный.)]

 

В типографии в Яссах всего было напечатано 8 книг, среди которых и первый молдавский сборник законов — «Уложение В. Лупу» (1646 г.). Политические неурядицы привели к закрытию типографии в 1653 году.

В начале XVIII в. на молдавский язык было переведено много русских оригинальных произведений, в том числе «Синопсис». (3)

[(3) <<Сино́псис Ки́евский>> («Синопсис, или Краткое описание о начале русского народа») — компилятивный обзор истории Юго-Западной Руси, составленный во второй половине XVII столетия и изданный впервые в 1674 в типографии Киево-Печерской лавры, в последний раз в Киеве в 1861 году. Автором предположительно являлся архимандрит лавры Иннокентий Гизель. В XVIII веке «Синопсис» был самым распространённым историческим сочинением в России. Традиционно считается одной из важных вех в формировании концепции общерусского единства Нового времени].

В конце XVII — начале XVIII в. появляется также большое количество молдавских оригинальных произведений, главным образом летописей и стихов. Следует подчеркнуть, что молдавские летописи XVII–XVIII вв. — это не официальная княжеская историография, не сухой перечень фактов, а действительно литературные произведения. Они написаны в занимательной форме, живым, образным языком, насыщены фольклорными элементами и носят ярко выраженный социальный характер.

Важное место в истории молдавской общественно-политической мысли занимает выдающийся ученый и общественно-политический деятель Николае Милеску-Спэтару/ Николай Гаврилович Милеску Спафарий. Он являлся первым крупным молдавским мыслителем, сделавшим попытку обобщить некоторые накопленные научные знания о природе и обществе, и первым молдавским учёным и писателем, достигшим мировой известности.

.

(См. детальнее: Урсул Д. Милеску Спафарий.    -   С   https://www.litmir.me/br/?b=222572&p=2 по

https://www.litmir.me/br/?b=222572&p=5 )

 

 

3.ОСНОВНЫЕ ВЕХИ БИОГРАФИИ.

 

3.1. Семья

Николае Милеску-Спэтару (рус. – Николай Гаврилович Спафарий, молд. – Nicolae Milescu Spătaru; около 1636(4), Милешть, уезда Васлуй, Молдова – 1708, Москва, Россия) – молдавский, российский учёный, дипломат, переводчик, богослов, путешественник и географ.

[(4) Относительно времени рождения Милеску Спафария мнения исследователей расходятся. Некоторые полагают, что он родился в 1625 г.; И. Н. Михайловский принимает другую дату — приблизительно 1635 г., основываясь на статейном списке посольства Н. Милеску Спафария в Китай. Там сказано, что во время аудиенции у богдыхана иезуиты «к посланнику пришли и спрашивали, сколько ему, посланнику, лет… И посланник говорил, что возрастом есть лет с 40…». А это было в 1676 г. В связи с этим Д.Урсул также полагает, что Н. Милеску Спафарий родился приблизительно в 1635 г.].

Известен своими учёными трудами – по всеобщей истории, истории Молдавии, России и Китая, а также рядом других произведений и воспоминаниями о посольстве в Китае, куда по поручению царя Алексея Михайловича был отправлен вместе с делегацией от Посольского приказа, а затем в течение трех лет – в 1675-1678 годах – возглавлял русское посольство в Пекине.

Полиглот, владел, помимо молдавского, девятью языками: латынью, греческим и древнегреческим, турецким, русским, итальянским, китайским, французскими шведским.

Родился в боярской семье. Отец его, согласно одной из гипотез, по этническому происхождению был греком, родом из южной Мореи (Лакония, Греция), возможно из древнего валашско-греческого рода Асан-Палеологов. (Sergiu Bacalov, Despre satele Mileşti: neamurile boiereşti Milescul și Milici. Studiu istorico-genealogic, Chişinău, 2012. 130 p / Сержиу Бакалов, Боярские роды Милеску и Милич, и их вотчины, села Милешть. Историко-генеалогический очерк.).

Прозвище «Спафарий»– от молд. «Спэтару» (5). [(5)“Спэтар” – название должности при дворе, которая изначально предполагала несение меча «spadă» и булавы правителя при церемониях, позднее– руководитель армии и начальник полиции]. Имя Милеску – от своего поместья Милешть.

3.2. Учёба и начало карьеры: Молдова. Валахия. Османская порта. Европа.

 Первоначальное образование Николае получил в Ясской славяно-греко-латинской академии (напомним, что большинство ее преподавателей были из Киева, оттуда же были получены дидактические пособия. Образование и воспитание в академии протекали под благотворным влиянием русской и украинской культур и были проникнуты духом укрепления дружественных связей Молдавии с Украиной и Россией).

Затем учился в Константинополе в Высшей школе, основанной константинопольским патриархом и находившейся под его покровительством (где изучал древние языки и языки новогреческий, русский, турецкий и арабский, штудировал богословие, философию, историю и литературу).

В рассматриваемый период в этой школе широко распространялись идеи возрождения и гуманизма, что, несомненно, положительно сказалось на формировании взглядов Н. Милеску Спафария. Одним из его учителей здесь был Гавриил Власий, сторонник тесного сближения Молдавии с Россией. Г. Власий часто бывал в Молдавии, где занимался педагогической деятельностью, приезжал он и в Москву с целью учреждения греческой школы, а также с политическими поручениями к московскому правительству от молдавского господаря Василия Лупу и гетмана Украины Богдана Хмельницкого.

 После Высшей школы Николае учился в Падуе (Италия), где освоил латинский и итальянский языки, естественные и математические науки. 

Из Италии Милеску Спафарий возвратился в Молдавию. Здесь он занял видное общественное положение и принял деятельное участие в государственной и культурной жизни страны.

Как высокообразованный человек в 1653-1671 гг. находился на государственной службе у молдавских и валашских господарей, выполнял дипломатические поручения в Константинополе, Стокгольме, Париже.

При дворе молдавских правителей он занимал должности грэмэтика (секретаря) у господаря Георгия Стефана, советника, логофета (руководителя государственной канцелярии) и спэтара (1659 г.) при правлении Георгия I Гика в Молдове.

Н.Милеску, в отличие от многих приближенных господаря, был сторонником политического сближения Молдовы с Россией.

В 1658 г. новый молдавский господарь, Георгий I Гика, по требованию султанского правительства послал Милеску Спафария во главе отряда войск в Трансильванию для участия в подавлении антитурецкого выступления князя Ракоци. Но он уклонился от оказания помощи османским поработителям и вскоре вернулся с войском в Молдавию.

Занимал должность спэтара впоследствии и в Валахии.

Как свидетельствуют современники, в частности молдавский летописец И. Некулче и французский дипломат де ля Невилль (политический представитель Франции в Москве в 1689 г.), Н. Милеску Спафарий был по тому времени крупным, разносторонним ученым, обладавшим огромной эрудицией и выдающимся умом. Многосторонняя научная работа, проводившаяся Милеску Спафарием, неразрывно сочеталась с его общественной и политической деятельностью как в Молдавии, так и впоследствии в России. (6).

 [(6) Вокруг личности Николае Милеску создаются легенды. Так в 2008 г. в журнале “Наука и жизнь” появилась публикация некоего С. Аксентьева, в которой утверждается, что когда Н. Милеску вернулся из Италии в Молдавию, то его приняли в свиту господаря Стефана X. Изучая дворцовые книги, Николае наткнулся на документ, указывающий на незаконное восшествие Стефана X на молдавский престол. Возмущенный Милеску через недругов господаря предал этот факт огласке, и владычество Стефана X рухнуло. (См.: Аксентьев С. Две судьбы, разделённые двумя веками//Наука и жизнь.2008. №1. - https://www.nkj.ru/archive/articles/12677/ ).

Однако в Списке правителей Молдовы господаря Стефана X нет. Н.Милеску после возвращения из Италии служил первоначально, как мы уже отмечали, у господаря Георгия Стефана (молд. Георге Штефан; умер 1668, Штетин(Щецин)) — господарь с 3(13) апреля по 28 апреля (8 мая) 1653 и с 16 июля 1653 г. по 3(13) мая 1658 г.), после которого правил Георгий I Гика (с 13 марта 1658 г. по 12 ноября 1659 г.), после него -  Константин Щербан Басараб (с октября 1659 по 21 ноября 1659 и с 17 января 1661 по 17 февраля 1661 г.), а уж после последнего -  Стефаница Лупу (молд. Штефэницэ Лупу;1641-1661) — господарь с 21 ноября (1 декабря) 1659 по 17 января 1661 и с 17 февраля по 19(29) сентября 1661 г.). Может быть под именем Стефана X у С. Аксентьева фигурирует Стефан Георгий? Но насколько нам известно, история, о которой нам поведал С. Аксентьев – не имела место].

По словам всё того же С. Аксентьева, новый господарь Стефаница Лупу боготворил ученого драгомана (так называли официального переводчика при дипломатической миссии) и, как сообщает летописец, «обедал с ним, совет держал с ним, играл с ним...»

<<Однако обожаемый придворный мудрец, прознав, что благодетель состоит в тайных сношениях с турецким султаном, написал гневное письмо, разоблачающее протурецкую политику господаря и призывающее свергнуть Стефаницу с престола. Письмо вложил в пустотелую трость и тайно переслал воеводе Константину.

Но воевода, открестившись от бунтаря, предал его, а трость с письмом переправил повелителю. Разгневанный Стефаница повелел палачу отрезать лукавцу Спафарию нос, чтобы «с этой приметой моего недруга знал весь мир».>> (См.: Там же) (7) (По другой версии: ему сделали надрез на носу, что было распространённым наказанием в те времена. - http://moldovenii.md/ru/people/130 ).

[(7) По данному поводу существует, и вторая версия участия Н.Милеску Спэтару в заговоре против господаря -  но не против Стефаница Лупу, а против Ильяша Александра, - и не в 1660 г., а в 1668 г.: <<Возвратившись (из Парижа. – Э.В.) в Молдавию, участвовал в заговоре против господаря Ильяша Александра (1666—1668). После провала заговора ему в наказание сделали отметку огнём на носу, по другим сведениям, «урезали нос», в связи с чем он получил прозвище «Cârnul» (курносый)>> - http://wp.wiki-wiki.ru/wp/index.php/%D0%A1%D0%BF%D0%B0%D1%84%D0%B0%D1%80%D0%B8%D0%B9,_%D0%9D%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%BB%D0%B0%D0%B9_%D0%93%D0%B0%D0%B2%D1%80%D0%B8%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87   и https://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/1061765 .

Этой же версии мы придерживались в книгах <<Общественно-политическая мысль Молдовы Нового времени>> (2016 г.) и <<Молдавская общественно-политическая мысль (XVI-XIXвв.)>> (2017 г.) В настоящее время – 2019 г. – мы разделяем точку зрения Дмитрия Урсула, которую мы изложили первой].

После позорной экзекуции Николае Милеску бежал к валашскому господарю Георгию I Гика(20 ноября 1659 — 1 сентября 1660). Тот назначил Николае Милеску Спэтару на должность капукехайя (1660-1664 гг. Сын Георгия I Гика господарь Валахии Григорий I Гика(1 сентября 1660 — ноябрь1664) подтвердил это назначение ), то есть своим дипломатическим представителем в Константинополе   при правительстве Османской империи.

Здесь же в Константинополе в 1661 г. начал переводить на молдавский/румынский язык весь текст Ветхого завета, который завершил в 1668 г.

Здесь он сблизился с общественно-политическими деятелями (иерусалимским патриархом Досифеем, великим драгоманом Оттоманской Порты Н. Панагиотом и др.), которые боролись за освобождение христианских государств от ига османских захватчиков, выступали против католического влияния на Востоке и являлись сторонниками укрепления дружественных связей Молдавии и других придунайских стран с Россией.

После 1664 года (когда началась война между Турцией и Польшей, и господарь Валахии перешел на сторону Польши) Н.Милеску Спэтару был вынужден покинуть Константинополь и совершил поездку к курфюрсту Бранденбурга(Берлин) Фридриху Вильгельму, где немецкий врач частично исправил ему нос.

Затем отправился в Штетин(Померания), где находился в изгнании бывший молдавский господарь Георгий Стефан, попавший в немилость к Порте.

В качестве его дипломатического агента в 1666 году был направлен в Стокгольм, где встречался с послом Франции, а в 1667 году — в Париж ко двору Людовика XIV. Во Франции опубликовал на латинском языке работу о православии «Енкиридион». В Стокгольме обсуждал также научные проблемы с французским послом.

После продолжительных скитаний по странам Западной Европы Милеску Спафарий в 1668 г. возвращается в Молдавию, откуда вскоре отправляется в Валахию, а затем в Константинополь и Адрианополь.

3.3. Россия.

3.3.1. Переводчик Посольского приказа.

Рекомендованный иерусалимским патриархом Досифеем Нотара как “человек усердный, учёный и мудрый» (по другой версии– константинопольским Патриархом), Н.Милеску отправился в Москву для налаживания связей с Россией. Учтивый, знающий и общительный новичок привлёк внимание управляющего Посольским приказом Артамона Сергеевича Матвеева (1625—1682), — человека широко образованного, друга детства и доверенного советника царя Алексея Михайловича (1629—1676).

Именно хлопотами Матвеева Николай Гаврилович Спафарьев (так стали именовать его при русском дворе) был записан по Московскому списку — не пустая формальность, а большие преимущества в денежном жалованье и возможность получить поместье в Калужской губернии.

Служил переводчиком Посольского приказа (с июня 1671 г.) с греческого, латыни, новогреческого и молдавского.

Лестные отзывы Матвеева об учёности, недюжинном таланте и большом прилежании в православной вере нового переводчика заинтересовали Алексея Михайловича. Царь обласкал инородца, сделал своим советником в восточных делах, а младшего сына, царевича Петра, определил к нему в ученики.

Н.Милеску Спафарий являлся автором ряда работ исторического и богословского характера, а также текста “Царского титулярника” (полное название - «Большая государева книга, или Корень российских государей», который был написан совместно с подьячим Посольского приказа Петром Долгово).

Автор первой российской арифметики «Арифмологион», которую написал в качестве учебного пособия для детей придворных и детей Артамона Матвеева. Рукопись была окончена в 1672 году в Чудовом монастыре (8).

[(8) Принадлежала писателю Николаю Кедрову. В1963 году профессор Ю. А. Митропольский отправил из Киева в институт математики АН Румынии копии рукописей Н.Милеску, в том числе «Арифмологион»].

В 1672-1673 году Николай Спафарий написал сочинение «Книга о сивиллах», в которой описывал всех известных античных пророчиц сивилл и их предсказания, толкуя многие из них как указания на рождение Иисуса Христа.

3.3.2. Русское посольство в Китае. Последние годы.

В 1675 – 1678 году возглавлял русское посольство в Пекине. В ходе посольства проделал огромный путь по Сибири, Забайкалью и Китаю. В отличие от предыдущих посланников, Спафарий всерьёз занялся изучением Китая и китайского языка, что позволило ему собрать много ценных сведений о Поднебесной.

В Китае его миссия встретилась с миссией немецкого астронома Фердинанда Вербста (Ferdinand Verbiest), преподававшего императору Айсиньгиоро Сюанье астрономию и математику. Впоследствии они обсуждали с Вербстом научные проблемы.

И хотя из-за мнительности и надменности (а главным образом -  агрессивности) китайских (во главе тогда находилась маньчжурская династия) богдыханов дипломатических успехов оно не принесло, Николай Гаврилович добросовестно выполнил все поручения своего государя (детальнее в следующей главе).

В путевом дневнике наблюдательный посол дал подробные описания нравов, быта, культуры народов Китая, Сибири, Дальнего Востока и соседней Монголии. По возвращении он систематизировал и обобщил обширные географические, этнографические и хозяйственно-экономические материалы, собранные во время экспедиции.

Для Алексея Михайловича Спафарий привез изумительный подарок — огромный (79,7 грамма) кристалл темно-красной шпинели.

Однако на русском престоле восседал уже Фёдор Алексеевич. Друг и покровитель, Артамон Сергеевич Матвеев, по доносу своих давних врагов, Милославских, был отстранён от управления Посольским приказом, обвинён в чернокнижии, лишён боярства и имений и отправлен в ссылку в Пустозерск.

 Схожая участь постигла и вернувшегося из Китая Спафария. Только с восшествием на царство Петра I оба изгнанника в мае 1682 года были возвращены во дворец. Судьба Матвеева оказалась трагической: во время Стрелецкого бунта его на глазах царской семьи изрубили восставшие стрельцы...

(Подробнее см.: https://www.nkj.ru/archive/articles/12677/ (См.: Наука и жизнь.2008.№ 1. С. Аксентьев. Две судьбы, разделённые двумя веками)

О своём путешествии в Китай представил в Посольский приказ три описания на русском языке — «Путешествие через Сибирь до границ Китая», «Путевые заметки», «Описание Китая».

Копии и переводы китаеведческих трудов Н.Милеску Спэтару числятся среди самых ценных единиц хранения европейских библиотек. Вклад Н.Милеску в развитие мировой науки – китаеведения - бесспорен.

По возвращении в Москву Н.Милеску Спэтару участвовал в переговорах России с Молдавией и Валахией, выступал посредником в переговорах Молдавии с русским правительством об освобождении княжества от турецкой зависимости.

Участвовал также в подготовке посольства Головина (1688—1689) в Китай.

В летописи Некулче есть указание о том, что Милеску Спафарий был одним из учителей царевича Петра, а впоследствии и советником царя Петра I по восточным вопросам.

Его рекомендовали также деканом Славяно-греко-латинской академии в Москве.

 В 1695 году участвовал в Азовском походе Петра I, во время которого продемонстрировал необычайное мужество, чем завоевал искреннее восхищение российского императора.

В России Н.Милеску пробыл до конца своей жизни. Россию любил искренне и самозабвенно и считал своей второй родиной.

Здесь он по мере своих сил содействовал молдавским господарям, которые обращались к русскому царю с просьбой о покровительстве или принятия Молдавии в подданство России.

Вернувшись из Азовского похода, удалился от государственных дел в своё поместье в Калужской губернии. Умер Николае Милеску Спэтару/ Николай Гаврилович Спафарьев в 1708 году в Москве в возрасте 73 лет.

3.3.3. Личная жизнь и потомки.

О личной жизни и последних годах этого удивительного человека известно мало. Историки сообщают, что был он женат на «московитянке», у него было три сына: Максим, Василий и Никита. Все его потомки под фамилией Спафарьевых жили в России, до революции числились в дворянах Калужской губернии и состояли на русской службе.

 Отойдя от государственных дел, Николай Гаварилович занимался литературными трудами. Воспитывал сыновей и племянников, которые продолжили его род (9).

[(9) О других членах семьи Николая известно, что у него был брат — Андрей Апостол, также принадлежавший к боярскому сословию и умерший в Яссах в 1678 году, когда Спафарий жил уже в России. Племянники его, сыновья Андрея, Иван и Степан Спафарьевы, следуя примеру дяди, выехали служить в Россию в 1686 году.

Внуком Спафария являлся спэтар Юрий Милеску, эмигрировавший в Россию вместе с Дмитрием Кантемиром в 1711 году после неудачного похода Петра I в Дунайские княжества. Уже его сын сменил фамилию на Мечников (фамилия «Мечников» — калька с молдавского «спэтару»). Его потомки — выдающийся биолог, Нобелевский лауреат Илья Мечников и его брат - талантливый учёный-географ и социолог Лев Мечников).

Правнук Спафария, генерал-лейтенант Л.В. Спафарьев (1765—1845) был директором маяков Финского залива и командиром Ревельского порта. Дворянский род Спафарьевых внесён в VI часть родословной книги Калужской губернии].

P.S. В досоветский период жизнь и деятельность Н. Г. Милеску Спафария исследовалась русскими историками и филологами Ю. В. Арсеньевым, Д. Н. Бантыш-Каменским, Н. Кедровым, И. Н. Михайловским, П. А. Сырку, А. И. Яцимирским и др.

О Н. Милеску Спэтару/Спафарии есть также работы на молдавском, румынском, французском, английском, греческом и других языках.

Так, например, жизнь и деятельность Н. Г. Милеску Спафария нашли свое отражение в хронике молдавского летописца И. Некулче, написанной в 30—40-х годах XVIII в. (Некулче Ион. О самэ де кувинте. Летописецул Цэрий Молдовей. Ед. а доуа. Кишинэу, 1974). Молдавский ученый и писатель Б. П. Хаждеу в 1870 г. опубликовал работу о Н. Г. Милеску Спафарии, в которой использовал многие русские источники и литературу (Hasdeu B. P. Viata si opera lui Nicolae Spatarul Milescu, in: a) «Sativulu», 1866, N 12–14; b) ziarul «Traianu», II, 1870). В 1883 г. вышел труд французского ученого Э. Пико «Биографические и библиографические заметки о Николае Спафарии Милеску» (Picot E. Notice biographique et bibliographique sur Nicolas Spatar Milescu, ambassdeur du tzar Allexis Michajlovic, en Chine. — Melanges Orientaux. Paris, 1883), восходящий к работам Б. П. Хаждеу, а в 1919 г, — книга английского историка Дж. Ф. Бэддли «Россия, Монголия, Китай» (Baddely J. F. Russia, Mongolia, Cina, vol. 1—11. London, 1919), в которой уделяется много места путешествию Н. Г. Милеску Спафария в Китай.

В 1925 г. в Париже опубликована на французском языке книга румынского историка П. Панаитеску «Николай Спафарий Милеску» (Panaitescu P. Nicolai Spatarul Milescu. Paris, 1925.). В Бухаресте в 1948 г. было издано сочинение Р. Боуряну «Жизнь Н. Спафария Милеску» (Boureanu, Radu. Viata Spatarului, Milescu. Bucuresti, 1948.), которое носит беллетристический характер. В 1950 г. румынский историк А. Греку опубликовал статью «О связях Николая Милеску Спафария с Россией» (Grecu Al. Despre legaturile lui Nicolae Milescu Spatarul cu Rusia. Studii. Revista de istorie si filosofie, IV. Bucuresti, 1950.).

Отдельные стороны многогранной деятельности Н. Г. Милеску Спафария были предметом исследования советских ученых — Д. М. Лебедева, Е. М. Руссева, Н. А. Агасьевой, В. П. Соловьева, А. С. Киделя, О. А. Белобровой, А. А. Матковской, Д. Урсула и др.

Деятельность Н. Г. Милеску Спафария нашла определенное отражение и в советской научно-популярной и художественной литературе. К. В. Базилевич в 1927 г. опубликовал научно-популярную книгу «В гостях у богдыхана», в которой описываются путешествие Н. Г. Милеску Спафария в Китай и дипломатические переговоры возглавленного им русского посольства в Пекин (Базилевич К. В. В гостях у богдыхана. -  М.—Л., 1927.). Этой же теме посвящена историческая повесть Г. Кунгурова «Путешествие в Китай», вышедшая в Иркутске в 1940 г. (Кунгуров Г. Путешествие в Китай. -  Иркутск, 1940.) и переизданная в 1959 г. под названием «Албазинская крепость».

См. также: Матей Валериу. Николай Милеску Спафарий // Памятные книжные даты. – Москва: Наука,1986; История философии в СССР.В 5 томах /Руковод. автор. колл. В.Е. Евграфов
М.: Наука, 1968.Т.1 С.449 – 452;Dicționarul literaturii române de la origini până la 1900. -  București: Editura Academiei. 1979. PP. 570-573; Panaitescu P.P. Nicolae Milescu Spătarul (1636-1708)/ Ediție îngrijită, studiu introductiv și note de Ștefan S. Gorovei. -  Iași: Editura Junimea, 1987(ediție inițială: Paris, 1925); Radu Ștefan Vergatti. Nicolae Spătarul Milescu (viața, călătoriile, opera). -  București: Editura Paideia, 1998; Neagu Djuvara.O scurtă istorie a românilor povestită celor tineri. -  București: Editura Humanitas, 2002

Более детальную библиографию см. - https://www.litmir.me/br/?b=222572&p=32

Лекция на ютубе - <<Николае Милеску-Спэтару (Николай Спафарий) Ч.1>>

https://www.youtube.com/watch?v=VYNRMXhjgUU

 

4. ДИПЛОМАТИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ.

 

4.1. Молдова. Валахия. Османская порта. Европа.

Как мы уже отмечали, Н. Милеску Спэтару пользовался определённым влиянием при дворе молдавских и валашских господарей и играл значительную роль в политике Молдавии, а также Валахии. Как политический деятель он неуклонно пропагандировал и проводил в жизнь идею освобождения молдавского и других придунайских народов, порабощенных Османской империей, выступал за сближение молдавского и русского народов и принятие Молдавии в русское подданство.

Н.Милеску Спафарий вел также неустанную борьбу против попыток папы римского усилить свое влияние в Молдавии и других восточноевропейских странах.

   Н.Милеску Спэтару принимал активное участие в сношениях молдавских господарей с московским правительством. В 1656 г. в Москву прибыло посольство от молдавского господаря Георгия Стефана с ходатайством о защите молдавского народа от османского угнетения и о принятии Молдавии «под государскую руку». К грамоте молдавского господаря был приложен проект соответствующего соглашения (См.:< <Жалованная грамота царя Алексея Михайловича молдавскому господарю Георгию Стефану о согласии принять условия перехода Молдавии в русское подданство…>>// Молдавия и Россия. Исторические связи и сотрудничество (1480-1818): Документы и материалы/Сост.: В. Стати/ - Кишинёв: Б.и. (F.E.-P. “Tipografia Centrală”), 2017.С.367-369). Проект был принят царём без изменения. По нему между Молдовой и Русью устанавливались, по сути, конфедеративные отношения.

Весьма вероятно, что этот проект был составлен при участии Милеску Спафария, который находился в близких отношениях с Георгием Стефаном, был его советником и логофетом. Переговоры о принятии Молдавии в русское подданство были успешно завершены, но турецкое правительство, узнав о них, в марте 1658 г. низложило Георгия Стефана, и последний был вынужден покинуть Молдавию.

Да и сама упомянутая Жалованная грамота, хотя её текст и был зачитан в московских церквях, а участники молдавского посольства 7 и 21 июля 1656 г. присягнули московскому царю, так и не была реализована. Этому помешала начавшаяся русско-шведская война и ряд других внешнеполитических обстоятельств. (О них см.: Шорников П.М. Молдавская самобытность. – Тирасполь: Изд-во Приднестр. ун-та,2007. С. 121-122).

Когда в 1664 г. началась война между Турцией и Польшей, валашский господарь перешел на сторону Польши, выступив против турецкого правительства. В связи с этими событиями Милеску Спафарий в 1664 г. был вынужден покинуть Константинополь и, чтобы избежать преследования со стороны своих политических противников, переселился в маркграфство Бранденбург. Однако пребывание его там было недолгим. Польский король, знавший, что Милеску Спафарий является сторонником идеи союза Молдавии и Русского государства, потребовал от курфюрста Бранденбурга его удаления за пределы маркграфства, что и было выполнено. Курфюрст объявил Милеску Спэтару «персоной нон грата», и тот был вынужден отправиться в Померанию, где тогда в Штетине жил бывший молдавский господарь Георгий Стефан.

Последний назначил Милеску Спафария своим доверенным лицом к шведскому королю в Стокгольме. В этот же период (июль 1667 г.) Милеску Спафарий по поручению Георгия Стефана, шведского короля Карла XI и французского посла в Швеции Арно де Помпонна побывал с дипломатической миссией в Париже, где вел переговоры о создании Лиги христианских государств против Османской империи.

Здесь следует пояснить, что народы Балканского полуострова отдавали себе отчёт, что без военного разгрома Османской империи им не сбросить цепей иноземного рабства. Они, естественно, обращали свои взоры к России, чьи объективно непримиримые противоречия с султанской Турцией могли быть разрешены только оружием.

Сказанное в полной мере относится и к молдавскому народу, сокровенным чаянием которого было освобождение от турецкого ига. Одним из выразителей этих чаяний молдавского и других угнетенных придунайских народов как раз и явился Милеску Спафарий.

Московский царь Алексей Михайлович, который поддерживал тесные связи с иерусалимским патриархом Досифеем, попросил последнего направить к нему человека, хорошо владеющего иностранными языками, в качестве переводчика Посольского приказа, а также для перевода книг с греческого и латинского языков. Досифей считал, что наиболее подходящим для такой миссии является Милеску Спафарий, и предложил ему поехать в Россию. Милеску Спафарий с радостью принял это предложение и с рекомендательными письмами к царю Алексею Михайловичу от патриарха Досифея и драгомана Н. Панагиота отправился в Москву.

В своем письме патриарх Досифей писал, что он рекомендует Милеску Спафария как «человека премудраго в латинском и словенском, а наипаче в еллинском языцех и русский может скоро выучить и готов есть переводить; дивен есть добрым писанием… есть яко гронограф, в котором содержатся всякие дела вселенныя…» (Цит. по: Урсул Д. Милеску Спафарий.   - https://www.litmir.me/br/?b=222572&p=6  ), а поэтому может быть весьма полезным в России. В начале марта 1671 г. Милеску Спафарий выехал из Адрианополя в Россию через Венгрию и Польшу. В Варшаве он пробыл три недели и был принят польским королем. 3 июня 1671 г. Милеску Спафарий прибыл в Москву.

 4.2. Россия: Переводчик Посольского приказа.

В конце 1671 г. Н.Милеску Спэтару был назначен переводчиком Посольского приказа с эллинского (греческого), латинского и волошского (молдавского) языков и записан по Московскому списку, что было важной служебной привилегией, дававшей Милеску Спафарию старшинство между прочими переводчиками, которые обыкновенно записывались по иноземному списку.

Вскоре он занимает почетное место среди переводчиков и приглашается в качестве «старейшего» к царю. В то же время Милеску Спафарию было положено довольно значительное по тому времени жалованье, а впоследствии пожаловано и небольшое поместье.

Между Милеску Спафарием и начальником Посольского приказа А. С. Матвеевым, а впоследствии В. В. Голицыным и Ф. А. Головиным устанавливаются дружеские отношения. Будучи высокообразованным человеком, знакомым с политической обстановкой в Османской империи и на Западе, Милеску Спафарий часто обсуждает с этими видными политическими деятелями дипломатические вопросы, а также вопросы государственного управления и распространения просвещения в России.

Одновременно Милеску Спафарий не забывает о своей родине и активно содействует развитию русско-молдавской дружбы. С этой целью он поддерживает постоянную связь с прогрессивными общественно-политическими и культурными деятелями Молдавии, стремившимися к русско-молдавскому сближению.

Так, в частности, когда в феврале 1674 г. в Москву приехали игумен Фёдор от молдавского и бывшего валашского господарей (Стефана/Штефана Петричейку и Константина Шербана) с просьбой об избавлении княжеств от османских угнетателей и о принятии их в подданство России, то для более верного успеха переговоров господари и бояре обратились также с особыми письмами к Милеску Спэтару.

В этих письмах они просили его всемерно способствовать тому, чтобы княжества были приняты под покровительство России, а также чтобы он был их политическим представителем в Москве. (10)

[(10) У Д.Урсула в его книге о Н.Милеску Спафарии в этом пункте - тройная ошибка: Во-первых, ошибочно указан Георгий I Гика действующим господарем Валахии, хотя на самом деле с февраля 1672 по ноябрь 1673 г. таковым являлся его сын Григорий I Гика. Во-вторых, когда посол (а не послы, как у Д.Урсула) прибыли в Москву в феврале 1674 г., Григорий I Гика был уже низложен - в ноябре 1673 г. Наконец, посла от Валахии посылал не действующий, а бывший господарь Константин Шербан].

Существуют две версии реакции в 1674 г. русского царя на просьбу господарей Молдовы и Валахии.

Так по версии биографа Н.Милеску Спэтару Д.Урсула, <<в ответ на просьбу господарей царь Алексей Михайлович дал согласие принять Молдавию и Валахию в русское подданство и защитить их своими войсками от османских поработителей, а также предоставить им денежную помощь>>. (Цит. по: Урсул Д. Милеску Спафарий.   - https://www.litmir.me/br/?b=222572&p=6  ).  

По второй версии, изложенной у историка Н.А. Мохова (Мохов Н. А. Молдавия эпохи феодализма. — Кишинёв: Картя Молдовеняскэ, 1964.С. 339—344): <<Молдавское обращение нашло в России хороший приём, так как княжество могло стать ценным союзником, однако Москва не желала открытыми действиями осложнять положение и дала уклончивый ответ на вопрос о подданстве. Всё же Россия предприняла конкретные военные меры — поход против Дорошенко (11), который по поручению султана теснил Молдавское княжество>>. (https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D1%82%D0%B5%D1%84%D0%B0%D0%BD_%D0%9F%D0%B5%D1%82%D1%80%D0%B8%D1%87%D0%B5%D0%B9%D0%BA%D1%83 ). Турецкое правительство, узнав об этих тайных переговорах, сместило Штефана Петричейку.

     [(11) Петр Дорошенко - гетман Войска Запорожского на Правобережной Украине в 1665-1676 годах с правом наследственной передачи власти под покровительством турецкого султана Мехмеда IV]

   Исторически достоверной является вторая версия с дополнением. Отъезд игумена Федора из России был временно отложен после того, русское правительство получило сообщение о том, Штефан Петричейку свергнут. Игумен Федор просил 6 марта 1674 г. при повторном расспросе в Посольском приказе отпустить его в Молдову с царской грамотой. И такая грамота ему была дана: <<Грамота царя Алексея Михайловича молдавскому господарю Штефану Петричейку и бывшему валашскому господарю Константину Шербану о согласии оказать помощь Молдавии и Валахии в освобождении из-под власти султана (но не о немедленном принятии Молдову и Валахию в российское подданство. – Э.В.) и о посыле войск против крымского хана и гетмана Дорошенко>>. (См.: Молдавия и Россия. Исторические связи и сотрудничество (1480-1818): Документы и материалы. Указ. соч.С.480-484).

В 1679 г. Милеску Спафарий снова принимает активное участие в политических сношениях русского правительства с Молдавией в связи с приездом полномочного представителя молдавского господаря капитана Ивана Белевича по вопросу о посредничестве Молдавии в целях заключения мирного договора между Россией и Турцией. Молдавский господарь Г. Дука просил Милеску Спафария оказать содействие Белевичу в предстоящих переговорах. Россия в то время была заинтересована в заключении мира с Турцией, и московское правительство положительно отнеслось к посредничеству молдавского господаря. Милеску Спафарий по существу становится основным посредником в сношениях между Молдавией и Россией.

Помимо содействия, которое он оказывал обеим сторонам в целях укрепления русско-молдавской дружбы, Милеску Спафарий с помощью своих родственников и друзей из Молдавии добывает сведения политического и военного характера, представлявшие огромную ценность для русского государства. Так, родственники заблаговременно сообщили ему о приготовлениях Турции к войне с Россией. Они же доставляли ему ценные сведения о политическом положении Османской империи. Милеску Спафарий содействует также развитию культуры и просвещения в Молдавии. Он ведет оживленную переписку с деятелями молдавской культуры, выполняет их поручения в Москве. Так, он подготовил почву для благоприятного отклика на просьбу Досифея прислать из Москвы в Молдавию оборудование для типографии. (См.: Урсул Д. Милеску Спафарий. - https://www.litmir.me/br/?b=222572&p=7 ).

Большая и многосторонняя общественно-политическая деятельность Милеску Спафария обратила на него внимание московского правительства, и он был назначен главой русского посольства, направленного в Китай.

4.3. Русское посольство в Китае

Если на Западе и Ближнем Востоке позиции России в конце XVII века были достаточно крепкими, то события, происходившие за Уралом — на огромных просторах Сибири и на Дальнем Востоке, — вызывали в Кремле тревогу. Особенно беспокоили слухи о могуществе и недружелюбии восточного многомиллионного Китая, для России почти неведомого.

Алексей Михайлович поручил Николаю Спафарию поискать в древних рукописях каких-нибудь известий об этой загадочной стране. И Спафарий вскоре докладывал царю:
«В книжных мудростях сыскал я государь, что китайский царь похваляется перед послами иноземными, что царство его среди земли едино есть, а иные государства ни во что не почитает. А еще бывальцы сказывают, что-де царство Китайское без меры обильно, воинов полки великие и на бою храбрые. От всех царей и царств отгородились каменной стеной высоты преогромной и длины от моря и до моря...» (Цит. по: Аксентьев С. Две судьбы, разделённые двумя веками//Наука и жизнь.2008. №1. https://www.nkj.ru/archive/articles/12677/ ).

Выслушав доклад, царь и бояре решили: «Спешным ходом гнать в Китай Посольство». Решение о направлении в Пекин полномочного посольства было принято московским правительством в феврале 1673 г.

Подготовка посольства Милеску Спафария заняла два года. Будущий посол изучил дела всех предыдущих посольств и поездок в Китай, а также собрал всю имевшуюся в Москве информацию о путях в столицу Цинской империи. В Посольском приказе для Милеску Спафария была составлена выписка о Китайском государстве, материалом для которой послужили сочинения миссионеров-иезуитов и донесения русских землепроходцев. В наказ послу вменялось в обязанность, чтобы он обо всем том «проведал имянно и в статейный список написал».

При этом правительство не установило заранее точного ранга своего представителя. Оно позволило Милеску Спафарию исходить из обстоятельств при Цинском дворе. В случае если цинский император согласился бы принять его лично, Милеску Спафарий должен был именоваться послом; если же переговоры происходили бы с представителями Цинского двора, то он должен был выступать как посланник.

Перед убытием из Первопрестольной думный дьяк зачитал царский наказ:

«Чести русского царя не ронять, держаться степенно, чинно, гордо, но обходиться с иноземцами отменно ласково. Привезти из Китая в Москву природного китайца и подарки Китайской земли. Если есть дорогие каменья — менять на товары русские. Если отыщутся в Китае искусные мастера каменных мостов лучше, чем в иных землях, — взять. Если отыщет там посол добрые семена огородные или зверей небольших и птиц, от которых плод на Руси можно иметь, — тоже взять. Отыскать пути в Китай ближние и податные, особливо морем, реками, минуя пустыни и разбойные монгольские степи. Новые владения русского царя в Сибири помечать в книгу доподлинно. Если русские пленники в Китае объявятся — о них договор писать, чтоб их без цены отпустили или сказали бы, что за них дать надобно. О рубежах восточных речей не заводить; о разбоях, чинимых русскими беглыми людишками, отговариваться незнанием. Однако ж места удобные близ рубежа китайского, где можно крепость поставить, осмотреть со старанием и о том договор с китайцами подписать. Помнить, что все наши пометы приняты должны быть дружественно. Великий государь Руси с величеством богдыхановым желает, мол, быть в дружбе и мире постоянно». (Цит. по: Там же).

Здесь необходимо объяснить читателю, что дипломатические отношения между Россией и Китаем в этот период только устанавливались. При этом русским дипломатам приходилось иметь дело не с самими китайцами, а с маньчжурами, завоевавшими Китай. В 1644 г. в Китае водворилась маньчжурская династия Цинов. (12).

[(12) Маньчжурская династия Цин правила Китаем с 1644 по 1912 год с краткой реставрацией в 1917 г.  (последняя продлилась всего 11 дней)].

С установлением маньчжурского господства в Китае связям между двумя странами был нанесен ущерб. Цинская монархия вопреки коренным интересам китайского народа проводила по отношению к России враждебную политику.

 Надо также учитывать, что русские землепроходцы еще в 30-х годах XVII столетия вышли на Амур. В середине XVII в. на обоих берегах Амура и его притоках был построен ряд русских укрепленных городков, вокруг которых быстро вырастали русские поселения. На Амуре русские люди встретились с независимыми кочевыми и полукочевыми племенами эвенков, дауров, дючеров и нивхов, но не нашли здесь поселений китайцев или маньчжуров и их администрации. Эти области никогда не входили в состав Китайского государства. Именно в этот период Цинская монархия начала развивать внешнюю экспансию, одной из сфер которой стало Приамурье. Захватывая земли проживающих в этих местах приамурских племен, маньчжуро-китайские войска столкнулись с русскими. Цинские войска нападали на русские поселения и разрушали их. Именно поэтому Русское правительство стремилось установить дружественные отношения с Цинской империей. С этой целью оно направило в Пекин несколько посольств, но их усилия были безуспешными.

Маньчжурские завоеватели к описываемому периоду истории еще не утвердились окончательно в захваченной ими стране и опасались, что чужеземцы могут содействовать росту недовольства китайского народа маньчжурским владычеством. Поэтому они проводили политику строгой изоляции в области дипломатических отношений и ограничений во внешней торговле. По этой же причине Цинское правительство очень редко посылало послов за границу, считая правителей всех прочих стран своими вассалами.

Следуя традиционной древнекитайской концепции о господстве императора — Сына Неба — над народами Поднебесной и рассматривая Китай центром всего мира, а другие народы варварами, цинские сановники сообщали населению о приезде иностранных послов не иначе как о прибытии данников. При приеме иностранных послов они стремились всячески подчеркнуть подчиненное по отношению к богдыхану положение их правителей, требовали от представителей иностранных государств исполнения различного рода унизительных церемоний.

Так, согласно обряду «коутоу», иностранный посол при пересечении границы Цинской империи, а также во время аудиенции у богдыхана должен был трижды встать на колени и, коснувшись лбом земли, простереться ниц. Унизительные церемонии нередко служили причиной серьезных трений между цинскими чиновниками и иностранными послами, препятствуя установлению нормальных отношений между Китаем и иностранными государствами.

Главной целью посольства Милеску Спафария было установление регулярных дипломатических и торговых отношений с Цинской империей, а также поиски наиболее удобных путей в Китай для посольств и торговых караванов. Кроме того, русскому правительству необходимо было урегулировать пограничные конфликты на русско-китайской приамурской границе, уточнить пограничную линию, иметь подробное описание Сибири и Китая, а также обстоятельные и точные сведения о кратчайшем пути в Китай.

В царской грамоте от 28 февраля 1675 г., переданной Милеску Спафарию для вручения цинскому императору, говорилось, что русский царь желает с ним, как с «наилюбезнейшим соседом, быти в приятной дружбе и любви» и непрерывной переписке. Милеску Спафарию был дан наказ всячески убеждать китайских купцов приезжать в Россию со своими товарами, обнадеживая их льготами от русского правительства. (См.: Урсул Д. Милеску Спафарий. - https://www.litmir.me/br/?b=222572&p=7  ).

Кроме дипломатических и торговых поручений посольство Милеску Спафария имело также и специальные научные задачи. Это подтверждается тем, что в его состав должны были войти специалисты, знакомые с ботаникой, медициной, минералогией, географией и картографией. В действительности не все эти специалисты вошли в состав посольства. Посольство взяло с собой различные астрономические инструменты, компасы и книги, в которых «описано государство Китайское и лексикон китайской».

Посольство, в состав которого вместе с вооруженной охраной входило 150 человек, выехало из Москвы 3 марта 1675 г. и через Тобольск, Енисейский, Селенгинский и Даурский остроги направилось в Китай.

В Тобольске Милеску Спафарий встретился с Ю. Крижаничем (13), который в то время находился там в ссылке. На протяжении всего времени пребывания посольства в Тобольске с конца марта до начала мая 1675 г. они ежедневно встречались друг с другом. По словам Крижанича, он сообщил Милеску Спафарию свои сведения о Сибири и сибирских путях в Китай.

[(13) Юрий Крижанич (1617–1683) по происхождению хорват, видный деятель западнославянской и русской общественной мысли, сторонник объединения всех славянских народов на базе унии между православной и католической церковью, идеолог дворянства. В 1659 г., будучи католическим священником-миссионером, отправился в Россию, где вскоре (1661) был сослан в Тобольск. После освобождения (1676) жил в Польше.]

Вопрос о дальнейшем маршруте посольства из Тобольска в Китай был тщательно изучен послом вместе с тобольским воеводой, который расспросил об этом людей, ранее ездивших в Китай по торговым делам.

Какое огромное внимание уделяло русское правительство посольству Милеску Спафария в Китай, видно из того, что сибирским воеводам было дано указание оснастить посольство всем необходимым для длительной поездки и обеспечить его безопасность в связи с возможными нападениями кочевых племен. Ряд писем и грамот сибирских воевод и казаков в Посольский приказ и непосредственно царю Федору Алексеевичу свидетельствует о том, что ими были приняты необходимые меры для обеспечения безопасности посольства.

Прибыв в Нерчинск, посол отдает распоряжение местным властям воздержаться от каких-либо действий, могущих помешать его переговорам в Пекине.

Из Нерчинска Милеску Спафарий в сопровождении служилых людей и купцов отправляется в Китай через Маньчжурию и 15 мая 1676 г. прибывает в Пекин.

Во время предварительных переговоров разгорелись длительные споры о посольском церемониале. Маньчжурские власти пытались навязать русскому послу унизительный церемониал и потребовали передачи царской грамоты не самому богдыхану, а цинским чиновникам. При этом асханьи амбань (член правительственного совета), ведший предварительные переговоры с Милеску Спафарием, заявил, что если в царской грамоте содержатся «какие грозы или непристойные речи приказаны», то ему велено русского посла «прогнать назад тотчас», а самому «собирати войско, сколько мочно, великое, и итить под Нерчинской и под Албазинской остроги и их до основания разорить, потому что ведаем, по скольку человек живет в них».

В ответ на эту угрозу Милеску Спафарий спокойно ответил: «А мы войною не хвалимся, а бою и их не боимся ж. Наш великий государь не желает войны и ссоры, но желает с бугдыхановым величеством великий государь дружбу и любовь, и для того послал меня». Что же касается Нерчинска и Албазина, то в них людей «потому мало, что больши не надобно того, а, как будет надобно, есть у великого государя великое множество рати, что в год мочно наполнитца всему Амуру». (Урсул Д. Милеску Спафарий - https://www.litmir.me/br/?b=222572&p=8 ).

Переговоры с цинским правительством, ход которых изложен Милеску Спафарием в его «Статейном описке», длились с мая по сентябрь 1676 г. Хотя русский посол и пошел на некоторые уступки в области церемониала и был принят императором (в честь русского посла богдыхан даже устроил прием), но в целом посольство успеха не имело. На все предложения русских об установлении нормальных политических и торговых связей цинское правительство ответило отказом.

Более того, цинские сановники весьма недружелюбно отнеслись и к личному составу русского посольства. Почти во все время пребывания русского посольства в Пекине оно по сути находилось под арестом, и цинские вельможи всячески над ним издевались, не давая возможности служилым людям не только общаться с населением, но даже покупать продовольствие. Во время предварительных переговоров Милеску Спафарий заявил асханьи амбань по данному факту свой протест.

Таким образом, если московское правительство стремилось наладить нормальные политические и торговые взаимоотношения, то Цинская империя не желала установления таких связей на равноправной основе. В силу самонадеянных великодержавных взглядов маньчжуров на окружающие государства и народы как на «варварские», обязанные подчиняться «повелениям» правителей империи Цин, цинское правительство отказывалось от установления добрососедских отношений с Русским государством. Русского царя оно приравняло к одному из вассальных князей, платящему дань китайскому богдыхану, а от Милеску Спафария требовало выполнения ряда унизительных церемоний.

Милеску Спафарий показал себя истинным патриотом своей второй родины, умным и неустрашимым дипломатом. Хотя Милеску Спафарий и пошел на некоторые уступки в области придворного церемониала, он не допустил, чтобы ему навязали процедуру, которая принизила бы государя великой державы и уронила бы достоинство посла России. Отказом выполнить во время приема посольства у богдыхана эти унизительные церемонии Милеску Спафарий подчеркивал величие Русского государства, указывая, что он может выполнить лишь то, что свойственно общепринятым международным нормам, что русский царь не менее велик, чем китайский, а поэтому русского посла должны принимать в Китае со всеми почестями, как представителя великого Русского государства.

<<Под тем предлогом, что русский царь не соглашался выдать китайскому богдыхану перешедшего в русское подданство эвенкийского князя Гантимура, а Милеску Спафарий не принял придворный церемониал, цинские чиновники отказали ему в ответной грамоте китайского богдыхана русскому царю. Они заявили, что цинское правительство не только не желает устанавливать дипломатическую переписку, но не будет больше принимать ни послов, ни гонцов, ни торговых людей из России, пока русским царем не будут исполнены три следующих условия: «1-е, чтоб Гантимура послал сюды с послом своим; 2-е, чтоб тот посол был самой разумной и чтоб он делал все, что прикажем по нашему обычаю, и в ни чем не противился; 3-е, чтоб все порубежные места, где живут вашего великого государя порубежные люди, жили всегда смирно»>>. (Урсул Д. Милеску Спафарий. - https://www.litmir.me/br/?b=222572&p=8 ).

После того как цинские власти отказались от дальнейших переговоров, Милеску Спафарий с составом посольства 1 сентября 1676 г. покидает Пекин и 5 января 1678 г. возвращается в Москву.

В действительности невыдача перешедшего в русское подданство эвенкийского князя Гантимура и не выполнение Милеску Спафарием некоторых церемоний были формальным поводом срыва переговоров.

Настоящей причиной неудачи этих переговоров была агрессивность Цинской империи по отношению к России и стремление ее правительства очистить Приамурье от русских.

Отказ цинского правительства от установления нормальных политических и торговых связей с Россией, его стремление к политике изоляции в этот период обусловливались также слабостью, стоявшей у власти маньчжурской верхушки. Маньчжурские завоеватели боялись и китайского народа, и соседей Китая. Это подтверждается теми сведениями о внутреннем положении Китая, которые собрал Милеску Спафарий, в частности от миссионеров-иезуитов, пользовавшиеся большим влиянием при пекинском дворе. Что касается реакции на прибытие русского посольства, то она была двойственной.

Хотя посольство Милеску Спафария и не добилось дипломатических успехов в связи с агрессивностью Цинской империи, однако оно внесло существенный вклад в дело ознакомления русских людей с китайским народом, с его культурой и обычаями. Милеску Спафарий ратовал за установление экономических и культурных связей между Россией и Китаем, указывая на взаимную выгоду таких связей для обеих сторон, и призывал русских глубже изучать историю и жизнь китайского народа.

Посольство доставило богатейшие географические и другие сведения о Сибири и Китае. Это особенно важно подчеркнуть потому, что уровень европейских знаний о Сибири в XVII в. был крайне низким. Что касается Китая, то сведения о нем в Москве и в Западной Европе порой носили фантастический характер.

Возвратившись в Москву, Милеску Спафарий представил русскому правительству дорожный дневник следования по Сибири, статейный список (отчет посла) и особую книгу, посвященную описанию Китая, а также чертеж (карту).

На обратном пути из Пекина в Москву Милеску Спафарию уже в дороге пришлось испытать изменение обстановки в правящих кругах России. В 1676 г. умер царь Алексей Михайлович и воцарился его сын Федор Алексеевич. Покровитель Милеску Спафария начальник Посольского приказа боярин А. С. Матвеев был сослан в Пустозерск. В связи с этими событиями изменилось отношение и к посольству. В Енисейске участников посольства подвергли грубому обыску и задержали.

Непосредственно после возвращения посольства из Китая было начато следствие, поводом для которого послужил донос переводчика С. Безобразова, поданный им летом 1677 г. в Енисейскую приказную избу. (14).

 [(14) Приказная изба — учреждение воеводского управления, стоявшее во главе уезда].

Участник посольства С. Безобразов обвинил Милеску Спафария в различных злоупотреблениях и упущениях. Произведенное расследование установило необоснованность выдвинутых против него обвинений. В посольской части нарекания были вызваны тщательным выполнением послом всех пунктов наказной памяти, данной из Посольского приказа Н. Милеску Спафарию и остававшейся секретной для остальных членов посольства (например, отказ отдать царскую грамоту маньчжурским чиновникам).

В Сибирском приказе Милеску Спафарию учинили строгие и длительные «расспросы». В частности, Милеску Спафария и его покровителя боярина А. С. Матвеева обвиняли в «чернокнижии». По возвращении из Китая Милеску Спафарий был отстранен от должности переводчика Посольского приказа. Только к 1683 г. ему удалось полностью оправдаться, но уже в сентябре 1679 г. он был зачислен на прежнюю должность переводчика Посольского приказа.

О последних годах жизни и деятельности Милеску Спафария сохранилось сравнительно мало сведений. Известно, что при Петре I он продолжал работать в области просвещения, поддерживал связи с общественно-политическими деятелями Молдавии, а также со многими общественно-политическими деятелями и учеными Запада и Востока, принимал активное участие в сношениях русского правительства с иностранными государствами.

Эти сведения подтверждаются рядом документов. Так известно, что в 1679 г. Милеску Спафарию было поручено подготовить дипломатические документы для русского посольства, направляемого к императору Австрии Леопольду. В 1684 г. Милеску Спафарий участвует в переговорах русского правительства со шведским посольством в Москве. В этом же году он переводит на русский язык секретные документы дипломатического посольства Леопольда I, направленного императором в Россию.

В 1694 г. Милеску Спафарий был назначен постоянным русским послом («резидентом») в Польшу, но в связи с изменением политической обстановки в Варшаву не выехал. В 1695 г. он участвует в качестве переводчика и советника Петра I в походе на Азов.

Об огромном доверии Петра I к Милеску Спафарию говорит и то, что он принимал участие в составлении секретных писем царя польскому королю Собескому (1695), императору Священной Римской империи   Леопольду I (1696) и дожу Венеции (1699). Следует отметить, что эти документы имели большое политическое значение, так как были связаны с переговорами в связи борьбой Лиги христианских государств/Священной лиги (1684) против Османской империи (15).

[(15) Священная лига (1684) — союз христианских государств, основанный папой Иннокентием XI в 1684 году, состояла из Священной Римской империи, Венецианской республики и Речи Посполитой. Позднее в 1686 году к лиге присоединилось Русское царство. Альянс противостоял Османской империи в Великой Турецкой войне и прекратил своё существование после заключения Карловицкого мира (16) в 1699 году].

[(16) Карловицкий мир - мирный договор, подписанный между Австрией, Речью Посполитой и Венецианской республикой, с одной стороны и Османской империей, с другой стороны 26 января 1699 года на Карловицком конгрессе.  По условиям договора к Австрии от османов отходили вся Венгрия, а также Трансильвания и Тимишоара. Венецианская республика, недовольная заключением мира и поэтому присоединившаяся к договору под угрозой ведения войны с Турцией в одиночестве, подписала договор 7 февраля. Она закрепила за собой занятый ею в 1686 году полуостров Морея и Далмацию. Польша возвратила себе потерянные по условиям Бучачского мира земли, в том числе Подолье и другие части Правобережной Украины. Одной из ключевых битв, приведших к поражению Османской империи и подписанию мирного договора, была битва при Зенте, состоявшаяся 11 сентября 1697 года. Карловицкий мир превратил Австрию в одну из европейских великих держав.].

В 1691 г. иерусалимский патриарх Досифей написал письмо Петру I, в котором давал анализ политической обстановки на Балканах и обращался с просьбой к русскому царю об оказании помощи угнетенным османскими захватчиками народам в их освободительной борьбе. Досифей просил Петра I хранить это письмо в строгом секрете и ознакомить с его содержанием лишь Н.Милеску Спафария.

О большой и многосторонней деятельности Милеску Спафария свидетельствует также его связь с общественно-политическими деятелями Армении, находившейся тогда под игом феодальной Персии. Документы подтверждают, что в 1701–1708 гг. он принимал участие в сношениях русского правительства с армянскими политическими и общественными деятелями с целью оказания Россией помощи в освобождении армянского народа от иноземного ига.

Приведенные факты являются ярким доказательством того, что Милеску Спафарий был в курсе всей восточной политики Русского государства и являлся одним из советников Петра I по восточным вопросам.

Он был сторонником реформ Петра I, направленных на развитие экономики и культуры и укрепление государства. Петр I высоко ценил деятельность Милеску Спафария, о чем говорит и награждение его в 1683 г.

РЕЗЮМЕ: дипломатическая деятельность Милеску Спафария была направлена на укрепление и развитие дружбы между Молдавией и Россией, на укрепление Русского централизованного государства и освобождение молдавского народа от ига Османской империи. Как русский посол в Китае, он добился некоторых успехов по сравнению с предыдущими русскими и западноевропейскими посольствами. Милеску Спафарий был принят цинским императором без выполнения унизительного церемониала «коутоу», его длительные переговоры в Пекине способствовали взаимному ознакомлению сторон; он внес существенный вклад в составление русской общественностью понятия о современном ему китайском государстве и в установление русско-китайских дипломатических и торговых отношений.

P.S. Ознакомившись с результатами посольства Милеску Спафария в Цинскую империю в 1675–1678 гг., московское правительство решило продолжать строительство острогов и «обьясачивание» (то есть обложение натуральным налогом. – Э.В.) местных племен в Приамурье, не позволяя в то же время служилым и промышленным людям совершать походы в районы правобережья, уже занятые маньчжурами. Вопрос о разрешении противоречий между Русским государством и маньчжурской Цинской империей явился основным для русской и маньчжурской дипломатии последующего периода, закончившегося подписанием в 1689 г. Нерчинском договора. (17).

[(17) Нерчинский договор (редко Нерчинский трактат) — мирный договор между Русским царством и Империей Цин, впервые определивший отношения и границу между двумя государствами. Заключён 27 августа (6 сентября) 1689 года у Нерчинска.

Явился итогом «Албазинской войны» — осады маньчжурским войском русской крепости Албазин 1685 и 1686 годов.

Подписан русским посольством во главе с Федором Головиным и представителями цинского государства во главе с Сонготу. Граница проведена по реке Аргуни и далее по Становому хребту к берегу Охотского моря (восточный участок границы не получил чёткого географического обозначения).

Россия по договору лишалась крепости Албазин, теряла освоенное ею Приамурье. Составлен на латинском, маньчжурском и русском языках (подлинник на русском считается утраченным). Прекратил действие с заключения Айгунского (1858) и Пекинского (1860) договоров. - https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9D%D0%B5%D1%80%D1%87%D0%B8%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9_%D0%B4%D0%BE%D0%B3%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%80  ]

(См. детальнее: Урсул Д. Милеску Спафарий.  С https://www.litmir.me/br/?b=222572&p=5  по  https://www.litmir.me/br/?b=222572&p=10 )

5.НАУЧНО-ПРОСВЕТИТЕЛЬСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ.

Наряду с дипломатической деятельностью Н. Милеску Спэтару занимался также научной работой, переводами, педагогической практикой, активно участвовал в общественно-политической жизни Молдавии и России.

5.1. Молдова. Константинополь. Берлин. Штеттин. Стокгольм.

Сведения о его научной работе в Молдове мизерны. Доподлинно известно только то, что в 1655 г. Н.Милеску Спэтару исследовал архивы библиотеки старейшего молдавского монастыря — Нямецкого (в настоящее время – Румыния. – Э.В.), где обнаружил ценные документы по истории Молдавии, в частности переписку византийского императора Иоанна Палеолога с молдавским господарем Александром Добрым (первая треть XV в.). На основании этих документов он написал сказание о богородичной иконе Нямецкого монастыря. (18).

[(18) В рукописи «История о древности молдавских монастырей Нямца и Секула из Румынии» Августина Браги 1873 г. (л. 5–5 об.) упоминается о приезде «Николая письмоводителя» в Нямецкий монастырь и о том, что он «переводил в 1655 г. историю» о чудотворной иконе на основании дарственных грамот (библиотека Академии наук РФ в Санкт-Петербурге, 13.1.8, Собр. Яцимирского, № 21) (см. также: Николай Спафарий. Эстетические трактаты. Указ. соч. С. 4).].

Во время пребывания в Константинополе с 1660 по 1664 г. Н.Милеску Спафарий занимался не только политической, но и научной деятельностью, а также переводами.

Здесь он впервые осуществил перевод с греческого на молдавский/валашский язык весь текст Ветхого завета. ( Bianu J. Bibliografia Romanesca veche. 1508–1830, т. I, 1508–1716. Bucuresci, 1903, p. 281–291.) (19).

[(19) Этот перевод без упоминания имени Н. Милеску Спафария напечатан в Бухаресте в 1688 г. и известен в научной литературе под названием Библия Шербана, по имени господаря Валахии Шербана Кантакузина. (См. также: Николай Спафарий. Эстетические трактаты. Указ. соч. С. 4)].

В Берлине, Штеттине и Стокгольме (1664–1668) Н. Милеску Спафарий занимается историей, литературой, латинским языком и богословием.

В 1667 г. по предложению французского посла в Швеции Арно де Помпонна он пишет на латинском языке богословский трактат, изданный в Париже в 1669 г. (Milesku N. Enchiridion, sive Stella orientalis. Arnauld et Nikole. La Perpetuite de la foi de eglise catholique, IV. Paris, 1669.). Этот трактат написан в защиту таинства пресуществления (20) святых даров и его истолкования Кириллом Лукарисом (21) в споре с кальвинистами. В нем Милеску Спафарий характеризует обычаи и веру молдаван, валахов, русских, греков и доказывает, что между православием и протестантизмом нет ничего общего.

[(20) (Пресуществле́ние (транссубстанциация, лат. transsubstantiatio) богословский термин, используемый для объяснения смысла превращения в Таинстве Евхаристии хлеба и вина в Тело и Кровь Христа].

[(21) Кирилл Лукарис (13 ноября 1572, Кандия, Крит — 28 июня 1638, Константинополь) — Патриарх Александрийский (1602—1621) и Константинопольский (1612, 1620—1623, 1623—1633, 1633—1634, 1634—1635, 1637—1638. Происки врагов привели к тому, что Кирилл четыре раза был лишён престола турецким правительством, но через короткое время вновь возвращал его и даже добился формального изгнания иезуитов из пределов Турции).

Вопреки распространённым слухам, Кирилл Лукарис не являлся автором трактата «Восточное исповедание веры православной», вышедшего в 1629 году в Женеве на латинском языке с именем Кирилла и осуждённого позже за «протестантизм/кальвинизм». В 1633 году этот трактат вышел и на греческом языке. Константинопольский собор 1638 года предал анафеме как трактат, так и Патриарха Кирилла, но Иерусалимский собор1672 года, специально занимавшийся делом Кирилла, полностью оправдал его, засвидетельствовав, что Константинопольский собор проклял Кирилла не потому, что считал его автором исповедания, а за то, что Кирилл не написал опровержения на это приписываемое ему сочинение. Враги Кирилла обвинили его перед турецким правительством в том, что казаки захватили Азов по внушению патриарха, который ждёт только прибытия своих единоверцев к Константинополю, чтобы поднять греков против турок. По повелению султана Мурада IV Кирилл был 28 июня 1638 года задушен, а тело его — брошено в море].

Протестант Клод опубликовал ответ на статью Н.Милеску Спэтара, в котором опровергает доводы Милеску Спафария и обвиняет его в отходе от православия и в приверженности католицизму.

5.2. Россия.

Наиболее плодотворно научная и общественно-политическая деятельность Милеску Спафария развернулась после его переезда в Россию.

Здесь он пишет ряд книг, готовит для Славяно-греко-латинской академии и училищ в Москве греческие и латинские учебники, обучает иностранным языкам сыновей боярина Матвеева и князя Черкасского, принимает участие в выборе преподавателей для Славяно-греко-латинской академии, переводит на русский язык полемические сочинения, направленные против папы римского, и т. п. Подготовил греко-латино-молдо/румыно-славянский лексикон.

Всего Н. Милеску Спэтару написал на русском языке свыше 30 разнообразных по своему характеру сочинений, а также перевел много книг с латинского и греческого языков.

Он приехал в Москву в то время, когда Посольский приказ по инициативе его главы А. С. Матвеева начал «строить» книги светского содержания. Кроме авторов-составителей в их «строении» участвовали писцы, золотописцы, художники, переплетчики, ювелиры. Эти книги предназначались для поднесения в царский дом. Несколько таких книг А. С. Матвеев заказал Н.Милеску Спафарию. В связи с тем, что Милеску Спафарий владел русским языком еще недостаточно свободно, заказанные книги он составлял вместе с подьячим Петром Долгово, который, очевидно, выполнял для писателя значительную часть подготовительной работы.

Сочинения Н.Милеску Спафария в свое время были весьма популярны. Сначала официально подготавливались два списка: один — в царский дом, другой — для Посольского приказа. Многие из них неоднократно переписывались, о чем свидетельствуют сохранившиеся до нашего времени рукописные списки-копии.

Большинство трактатов Н.Милеску Спэтару осталось в рукописях; некоторые из них полностью или частично публиковались в XIX и начале XX в. Значительное число его сочинений опубликовано в советское время на русском и молдавском языках.

Ряд трактатов Н.Милеску Спафария имеет компилятивный характер. Составляя их, автор обращался ко многим источникам, в основном греческим и латинским: произведениям исторического жанра, словарям, античным и средневековым философским трактатам, а также сочинениям отцов церкви. Среди них Фалес Милетский, Пифагор, Августин, Скалигер, Тертуллиан, Гермес Трисмегист и др. При этом он не только называет философа или историка, но часто указывает и его произведение: «Платон во „Кратиле“ глаголет», «Аристотель во „Метафисику“ пишет», «Гермес Тревеличайший в слове своем „Примандре“ пишет» и т. п.

Следует отметить, что некоторые компилятивные трактаты Н.Милеску Спэтару, по мнению его биографа Д.Урсула, страдают определённой внутренней противоречивостью, неотделанностью, недоработанностью, незавершенностью. Это в известной мере объясняется тем, что автор использовал большое число источников без строгого отбора. Поэтому не все положения в его компилятивных трактатах являются авторскими или непременно разделяемыми им. Однако наряду с противоречивым материалом, заимствованным писателем из источников, в его трудах имеются, как он сам выражается, «различные и пространные толкования». Эти «толкования», безусловно, авторские, самостоятельные. Кроме того, мы считаем, что такой высокообразованный и эрудированный автор, как Милеску Спафарий, заимствовал из различных источников прежде всего те положения, которые в той или иной мере им разделялись.

Н.Милеску Спафарий питал повышенный интерес к истории. Он написал ряд трактатов по всеобщей истории, истории России и Китая.

К его историческим сочинениям относятся: «Государственная книга», иначе «Титулярник» или «Корень великих государей царей и великих князей российских» (написана вместе с подьячим Посольского приказа П. Долгово), «Хрисмологион», «Василиологион», «Книга об избрании и венчании на царство царя Михаила Федоровича», «Татарская книжица» и др.

В сочинении «Хрисмологион» (оракул, предсказание, или, как выражался Н.Милеску Спафарий, «предречение»), написанном в 1672 г., излагается свойственная средневековой историографии провиденциалистская концепция о четырех монархиях. Это переработка толкования снов библейского персонажа пророка Даниила с соответствующей поэтикой и символикой образов.

В основном это перевод с греческого оригинала. Однако трактат переведен с весьма значительными дополнениями, сделанными Н.Милеску Спафарием по разным источникам. Даже в самом расположении материала он не всегда следует греческому оригиналу. Греческий текст был взят лишь в основу этого труда, и по этой основе Милеску Спафарий развивал свои соображения и толкования. «Толкования» Н.Милеску Спафария самого разнообразного характера и касаются философских, политических, исторических, богословских и даже бытовых вопросов.

Из задуманных автором трех книг «Хрисмологиона» была написана лишь одна. Остальные две книги, в одной из которых он намеревался изложить историю Османской империи, остались ненаписанными. В 1841 г. в журнале «Русский вестник» напечатано лишь предисловие к этому трактату под названием «Посвящение царю Алексею Михайловичу книги „Хрисмологион“».

Около 1674 г. Н.Милеску Спафарий написал сочинение «Книга Василиологион», в котором характеризуется деятельность различных ассирийских, персидских, греческих и римских правителей, излагается ряд сведений по истории России и Украины.

Н.Милеску Спафарий задумал создать большой труд по истории России. К сожалению, этот замысел ему не удалось осуществить полностью, ибо «Хрисмологион», как уже отмечалось, остался незаконченным, а остальные его работы освещают лишь отдельные периоды истории России.

Особое место в богатом литературном наследии Н.Милеску Спафария занимают сочинения научно-справочного, дидактического характера. Среди них «Книга, избранная вкратце о девятих мусах и о седмих свободных художествах» (1672 г.), «Книга о сивиллах», «Арифмология» (1972 г.), «Книга иероглифийская». Эти сочинения образуют своеобразный цикл эстетического содержания. Они впервые опубликованы в 1978 г. в Ленинграде под общим названием «Эстетические трактаты». Характерно, что в этих трудах, как и во многих других своих сочинениях, Милеску Спафарий широко использует античную мифологию.

Текст этой книги в начале XVIII в. был широко использован в школьном диалоге, или в «Действе о семи свободных науках».

«Арифмология» - своеобразная дидактическая энциклопедия. Наряду с материалами религиозного характера и классической мифологии «Арифмология» включает в себя нравственные наставления, правила житейского опыта, а также сведения из различных отраслей знания. В ней автор с гуманистических позиций подвергает резкой критике отдельные стороны феодальной морали.

Наряду с материалом из античной мифологии Н.Милеску Спафарий в «Арифмологии», как и в «Мусах», сообщает сведения о науках и ремеслах, о различных искусствах и учениях. Здесь же обосновываются требования к литературным произведениям: «Два во повести смотрити: благочествие и правду».

Признание того факта, что рассмотренные просветительские сочинения Н.Милеску Спафария являются в основном компилятивными, а, следовательно, недостаточно оригинальными, не умаляет их значения.

Наряду с дипломатической деятельностью в Китае Н.Милеску Спафарий изучал историю этой страны, ее государственное устройство, хозяйство, торговлю, природу и природные богатства, население, быт, культуру и искусство.

И если до него не было полного описания Сибири и Китая, то он впервые дал не только более или менее подробное, но и, что очень важно, комплексное описание русских владений в Сибири, а также Китайского государства.

В связи с посольством в Китай Милеску Спафарий написал «Путешествие чрез Сибирь от Тобольска до Нерчинска и границ Китая русского посланника Н. Спафария в 1675 г.» (Издано: Спафарий Н. Г. Путешествие чрез Сибирь от Тобольска до Нерчинска и границ Китая русского посланника Н. Спафария в 1675 г. Спб., 1882) (Кратко - «Дорожный дневник», или «Описание Сибири»); «Статейный список посольства Н. Спафария в Китай (1675–1678 гг.)» (Издано: Спафарий Н. Г. Статейный список посольства Н. Г. Спафария в Цинскую империю. //Русско-китайские отношения в XVII в. Материалы и документы, т. 1. М., 1969.), (Кратко - «Статейный список»); «Описание первыя части вселенныя именуемой Асии, в ней же состоит Китайское государство с прочими его городы и провинции» (Издано: Спафарий Н. Г. Описание первыя части вселенныя именуемой Асии, в ней же состоит Китайское государство с прочими его городы и провинции. Казань, 1910.), (Кратко - «Описание Китая») (22); «Сказание о великой реке Амуре, которая разгранила русское селение с китайцы» (Издано: Спафарий Н. Г. Сказание о великой реке Амуре, которая разгранила русское селение с китайцы// «Вестник Русского географического общества за 1853 г.». Спб., ч. 7, кн. II, 1853.), а также «Татарскую книжицу», в которой излагается история войн китайцев с маньчжурами (Рукопись: Спафарий Н. Г. Книга, а в ней повесть как в нынешнем веце богдайские татаровя одалели и завладели чють не все Китайское государство, такоже и обычай их татаров и бой описуется («Татарская книжица»). Описание Китайского царства. Государственная библиотека им. В. И. Ленина. Отдел рукописей, фонд ОИДР, 102).

[(22) Одно время, например, в книге «История СССР» (т. 1, 1948, с. 477–478), ошибочно утверждалось, что Н. Милеску Спафарий просто перевел описание Китайского государства, составленное иезуитами и этим ограничился. В действительности, его работа является оригинальной, написанной на основании личных наблюдений, русских источников и материалов, собранных Милеску Спафарием в Китае, в том числе и у иезуитов, служивших при китайском дворе]

«Дорожный дневник» Н.Милеску Спафария посвящен описанию пути посольства через Сибирь от Тобольска «до самого рубежа государства Китайского». В нем автор тщательно регистрирует все, что представляет всеобщий интерес. Особое внимание он уделяет описанию рек Иртыша, Оби, Кети и озера Байкал, сведений о котором у европейцев в то время не было. Дневник заканчивается сообщением о встрече русского посольства с цинскими властями на русско-китайской границе.

В своём дорожном дневнике Николай Спафарий дал подробное и, в общем-то, верное описание среднего течения Оби (истоком которой он определил Телецкое озеро, питающееся водами Бии и Катуни), её притоков — Иртыша и Кети, а также Ангары.

Следует отметить, что в географических работах XVII в., как правило, содержались не только сведения о природных условиях, но и те, которые по современной научной терминологии относятся к экономической географии и этнографии. Милеску Спафарий, как и другие русские путешественники, в своих работах основное место отводил описанию дорог, рек, лесов, населения и его хозяйства, а также пушным, рыбным и минеральным ресурсам. Это было обусловлено тем, что главной статьей экспорта являлась пушнина, поступавшая в казну в качестве ясака. (23). Экспортировались также лес, смола, поташ и некоторое другое сырье и полуфабрикаты.

[(23) Ясак — в России XV — начала XX вв. натуральный налог с народов Сибири и Севера, главным образом пушниной].

Процесс создания всероссийского рынка, развитие международных экономических и политических связей Русского государства в XVII в. требовали от правительства сбора и использования сведений географического порядка о различных местностях России, в том числе о Сибири. Присоединение Сибири к Русскому государству длилось много десятилетий, в ходе которого происходили экономическое освоение огромного края, колонизация его, общение русского населения с местными племенами, развитие здесь русскими земледелия, строительство городов, разведывание природных богатств.

Н.Милеску Спафарий в значительной степени предвосхитил мысль, которую почти столетие спустя М. В. Ломоносов сформулирует следующим образом: «…российское могущество прирастать будет Сибирью и Северным океаном» (Ломоносов М. В. Полное собрание сочинений, т. 6. М., 1952. С.498).

Н.Милеску Спафарий обращает внимание русского правительства на необходимость развития производительных сил Сибири и Дальнего Востока и предлагает пути экономического освоения этих громадных территорий. В своем «Дорожном дневнике» он пишет, что Сибирь и Приамурье исключительно богаты плодородными землями, строительным лесом, рудами, пушным зверем, имеют многочисленные и удобные водные пути сообщения, и в связи с этим рекомендует в целях разведывания и использования природных богатств строить города, заселять Сибирь и Приамурье русскими людьми, развивать земледелие и организовать там торговлю, как внутреннюю, так и внешнюю, главным образом с Китаем.

Большое внимание Н.Милеску Спафарий уделил описанию «славной» реки Иртыша, о которых у европейцев не было даже представления. Он говорит об особенностях самой реки и ее притоков, о селениях на ее берегах, занятиях и вере жителей этих селений.

Н.Милеску Спэтару также указывает, что вопрос о проведении границы между Европой и Азией решается неправильно европейскими учеными. И хотя с современной научной точки зрения предлагаемая им граница между Европой и Азией также ошибочна, но все же его предложение, по мнению исследователя географических трудов Милеску Спафария Д. М. Лебедева, обнаруживает определенную широту географической мысли и познаний Милеску Спафария.

Спафарию принадлежит первое в географической литературе подробное описание Байкала. Он перечислил все впадающие в него реки, в том числе Селенгу, Баргузин, Верхнюю Ангару, описал остров Ольхон. Он верно указал на очень большую глубину озера, отметив, что оно по порядку сравнимо с высотой гор.

Обобщив сведения землепроходцев, Н.Милеску Спэтару дал первую (хотя и очень приблизительную) орографическую схему Восточной Сибири (орографическая - не путать с географической - граница— линия, проведённая по естественным рубежам с учётом рельефа местности, в основном по горному водоразделу и руслу рек), указав на существование «великого хребта» в Лено-Амурском междуречье от Байкала до Охотского моря. Это неверное представление о едином 1500-километровом Становом хребте просуществовало вплоть до середины XX века.

В других своих трудах, основанных на докладах землепроходцев и расспросах, он дал первое описание Амура, правда, ошибочно считая его крупнейшей рекой не только Сибири, но и всего мира, верно указал, что Амур образуется слиянием Аргуни и Шилки, составляющие которой — Онон и Ингода. Отметил ряд притоков Амура, в том числе главный— Сунгури.

Спафарий впервые сообщил о винокурении в Сибири. Поставил проблему этногенеза остяков.

Н.Милеску Спэтару также сообщил расспросные сведения о Сахалине (ошибочно преувеличив его длину и ширину, так как «присоединил» к нему остров Хоккайдо).

Пересекая Сибирь, Н. Милеску Спафарий выполнял первые определения географической широты ряда пунктов с помощью астролябии. Его материалами впоследствии воспользовались иезуиты, проявлявшие интерес к Китаю.

Труд Н.Милеску Спафария «Дорожный дневник», внесший ценный вклад в науку, был использован московским правительством и долгое время служил одним из важнейших источников для изучения примыкающих к Китаю русских владений.

В «Статейном списке» Н.Милеску Спафарий описывает свои длительные споры с маньчжурскими сановниками о посольском церемониале, вскрывает причины враждебного отношения Цинской империи к России и отказа цинского правительства от установления дипломатических и торговых отношений с Русским государством на равноправной основе. Наряду с этим указанный труд содержит данные о маршруте от границы до Пекина и обратно, а также некоторые сведения о природе, населенных пунктах и жителях Китая.

В этом же сочинении Милеску Спафарий уделяет много места описанию нравов китайских мандаринов и купцов. Всех их, отмечает он, объединяет алчность, лицемерие и подозрительность; что же касается купцов, то они, кроме того, всячески стремятся обмануть иностранцев. Так, например, дорогие русские товары, привезенные его посольством для продажи с целью установления определенных тарифов (ввиду предполагаемого развития торговли между Россией и Китаем), китайские купцы — а в роли таковых выступали подосланные высокими сановниками агенты — пытались приобрести за бесценок. Желаемые тарифы так и не были установлены.

Весьма показательно, что аналогичная характеристика указанных групп населения Китая XVII в. содержится в популярном китайском сатирическом романе того времени «Шуйху-чжуань», ныне переведенном на русский и другие языки, но в КНР трактуемом как порочное произведение.

Книга «Описание Китая» содержит 58 глав. В первых 20 главах дается общая характеристика Китая, его географического положения, природы, истории, политического устройства, хозяйства, населения, культуры и т.д. 36 глав посвящены отдельным провинциям («странам») Китая. В 57-й главе дается краткое описание Кореи, а в 58-й — Японии.

В своем труде Н. Милеску Спэтару особое внимание уделяет общественно-экономическим вопросам и высказывает глубокие суждения относительно государственного устройства, ведения сельского хозяйства, ремесел, науки, просвещения, нравов, быта, войн и религии.

Он отмечает, что китайское государство и китайская культура — одни из древнейших в мире. Мыслитель высказывает свое уважение к китайскому народу и его культуре, подчеркивает приоритет китайцев во многих изобретениях, указывая, что «китайский народ превосходит иных народов в разных делах».

В Китае, говорит он, были изобретены компас, порох, фарфор, книгопечатание. Китайцы первыми в мире научились изготовлять шелк. Издревле здесь получили широкое развитие металлургия, металлообработка, судостроение, градостроительство и другие «художества». Высокого развития достигли многие науки («учения»), в особенности медицина и астрономия, а также «обычаи гражданские, наипаче уложение законов гражданских».

Но не только в прошлом культура Китая находилась на высоком уровне развития, но и в современном ему Китае, по мнению автора, культура даже кое в чем превосходила европейскую. Он высоко отзывается о китайской медицине, архитектуре, отмечает хорошее состояние многих путей сообщения, особо подчеркивая огромное значение каналов и шлюзов. Далее он указывает на наличие в стране большого числа оросительных систем, которые делают плодородными засушливые районы. Искусственное орошение и применение удобрений для сельскохозяйственного производства свидетельствовали о более высоком по сравнению с тогдашней Европой уровне техники земледелия в Китае, что обеспечивало обильные урожаи сельскохозяйственных культур.

Большое место в рассматриваемой работе Н.Милеску Спафария занимает характеристика морали, быта, обычаев, культуры, просвещения, религии китайцев и их отношение к войнам. Говоря о простых китайцах, Милеску Спафарий указывает, что они «больше любят земледелие, торги и иные промыслы, нежели военное дело». Далее он пишет о том, что в Китае бытует мнение, что войны делать — дело разбойничье, звериное, а не человеческое, а людям подобает жить между собой в мире, согласии и разрешать все свои дела «в совете», т. е. при помощи мирных и дружественных переговоров.

Что же касается правительства Цинской империи, то Н.Милеску Спафарий в своем «Статейном списке» неоднократно отмечает его враждебность и агрессивность по отношению к соседним странам и упорное нежелание китайского богдыхана установить мирные и дружественные отношения с Россией.

Создавая свою самобытную культуру, китайцы, по словам мыслителя, не чуждаются европейской культуры и перенимают все то ценное, что есть в Европе. Он, например, пишет, что в то время было переведено иезуитами на китайский язык большое количество книг «цифирных, землемерительных и иных прочих учительных и они изучились».

Относясь с уважением к китайскому народу, созданной им материальной и духовной культуре, Н. Милеску Спэтару отнюдь не преклоняется перед всем китайским и подвергает критике то, что, по его мнению, являлось в Китае далеко не совершенным. Критикуя отдельные стороны общественной жизни феодального Китая, он показывает тяжелую участь народа, испытывающего гнет «множества бояр и начальных людей», и отмечает, что крестьяне и ремесленники платят огромные натуральные и денежные налоги богдыхану и землевладельцам. Количественно эти налоги в то время, по его словам, выражались только деньгами «болши полутора ста миллионов червонных золотых» ежегодно, и, кроме того, они должны были поставлять огромное количество риса, пшеницы, хлопка, шелка, чая и прочего, а также множество других поборов в пользу богдыхана и землевладельцев.

 Указывая на произвол феодалов и бесправие народа, Н.Милеску Спафарий пишет, что «множество бояр и начальных людей» «великою властию владеют над людьми, и никто против их противитися не смеет».

Далее он отмечает, что многие китайцы вынуждены жить в лодках на реках и переезжать с места на место, что огромные толпы людей бродят по дорогам Китая в поисках работы и пропитания, собирают различные лоскутья и прочие отбросы. При описании одной из провинций Китая автор подчеркивает, что, несмотря на изобилие и богатства этой провинции, значительная часть ее населения вынуждена скитаться, с трудом добывая себе средства на пропитание.

Мимо наблюдательного глаза ученого не прошел тяжелый, изнурительный и не ограниченный во времени труд простого народа. Китайцы «работают непрестанно», «только еще назначается утренняя заря, и они, вставши, работают», «…на солнце в жары стоят, на пашнях, на полях и в огородах, и работают так, что невозможно болши того о них сказать». А оплачивается этот тяжелый и изнурительный труд весьма низко, несравненно ниже, чем европейских работников. «…В Китаи может наймовати десять человек к работе такою ценою, каковою наймут во Европе одного человека».

В своей книге Н.Милеску Спафарий обращает внимание на тяжелую долю женщин в современном ему Китае и пишет, что женщины закрепощены мужьями («жены же у них аки неволницы»), которые своих жен покупают и держат их в доме взаперти. Причем он резко осуждает этот обычай, так же как и продажу малолетних детей, в частности девочек, в рабство «боярам китайским, у которых наложницами имеются».

<<Автор отмечает также недостаточно высокий уровень некоторых наук и системы образования в Китае того времени. «И хотя они, — пишет он, — так учение почитают, наипаче европейских, однако же небольшое у них учение; ибо, во-первых, грамматики не имеют, ни риторики, ни философии (здесь автором допущена ошибка (или оговорка), ибо в других местах своего сочинения он пишет, что в Китае есть философия, и дает ей характеристику. – Д.У.), ниже иного учения, кроме звездословия, и то несовершенно, потому что они смотрят толко знати впредь будущее». (Речь идет о гадании астрологов по звездам. – Д.У.). Кроме того, говорит он, учиться китайскому языку чрезвычайно трудно, ибо даже для элементарной грамотности необходимо знать не менее 10 000 иероглифов, а всего китайских иероглифов свыше 80 000, и «для того они почитают ученых, и всякую им честь подают, понеже ведают они, что с великою трудностию учению их и грамоте научаются»>>. (Урсул Д. Милеску Спафарий - https://www.litmir.me/br/?b=222572&p=16 )

Н.Милеску Спэтару пишет об усиливающемся влиянии в Китае европейцев, в частности католического духовенства. Он отмечает проникновение католических миссионеров в Китай, то, что здесь находится большое количество иезуитов и что «католики имеют многия костелы и множество китайцев в веру католическую привели».

В конце сочинения о Китайском государстве Н.Милеску Спафарий дает краткое описание Кореи. Он считает Корею богатой страной, с высокой культурой, большим количеством населения. В ней есть много городов. «Сия страна во всем прехвальная есть», — пишет он. По его мнению, у корейцев и китайцев есть много общего в культуре, языке, обычаях, но одновременно имеются различия. Корейский народ, рассказывает автор, является свободолюбивым. Он вел многочисленные войны против различных иноземных завоевателей и в конце концов освободил от них свою страну. Корейцы «многия брани з богдоями (маньчжурские племена. — Э.В.) учинили, пока вовсе от богдойцев свободились» .

Н.Милеску Спэтару подробно описывает все известные в то время торговые пути из России в Китай, причем при характеристике того или иного пути он обращает внимание на экономическую выгодность и безопасность его для русских людей. Описав все сухопутные дороги, Милеску Спафарий указывает также на возможность использования для России водного пути в Китай по Амуру, а затем морем, вокруг Кореи. Он отмечает, что в устье Амура есть корабельный лес, пригодный для строительства судов, и что на юг от устья Амура море не замерзает и им можно пользоваться в течение круглого года. Причем этим путем еще никто в Китай не ходил, но им можно плыть не только в Китай, но и в Японию.

Особый интерес Н.Милеску Спафарий проявил к Северному морскому пути от Архангельска «позади устья Оби и Енисея и иных сибирских рек». Он подчеркивает выгодность его использования для сообщения с русским Дальним Востоком, Китаем и Индией. «Тот путь, — пишет он, — гораздо был бы близок и подателен ходити с торгом в Китай и в Индию». Но одновременно автор подчеркивает и чрезвычайную трудность этого пути, ибо попытки голландцев и англичан использовать его не увенчались успехом.

В заключении книги, посвященной описанию Китая, Н.Милеску Спафарий высказывает мысль о том, что России необходимо иметь сильный флот на Дальнем Востоке, а реальная возможность строительства такого флота имеется в устье реки Амура, «где не только большие суда возможно делать, но и великие корабли». Построив такой флот, русские люди, по его словам, смогут наладить торговые связи с Китаем, Кореей, Японией, Индией и другими азиатскими странами. ««Сверх же всего, — говорит Милеску Спафарий, — можно сыскать иныя островы, которые еще на свете не знатны (не известны. — Э.В.) и никто еще не проведал» и тем умножить «славою всего Российскаго государства».

Ценнейшая работа географического характера под названием «Сказание о великой реке Амуре, которая разгранила русское селение с китайцы» является самостоятельной работой Н.Милеску Спафария, но в ряде рукописей составляет дополнительную главу описания Китайского государства. (См.: Спафарий Н. Г. Описание первыя части вселенныя именуемой Асии, в ней же состоит Китайское государство с прочими его городы и провинции. Казань, 1910).

В своих географических трудах о Сибири и Китае Н. Милеску Спафарий частично основывался на материалах предыдущих русских и иностранных посольств в Китае, а также на сведениях русских землепроходцев, мореходцев и торговых людей.

При описании Китайского государства, а также Сибири Н.Милеску Спафарий проявил как исключительно широкие для своего времени познания, так и критический подход к источникам, которыми он пользовался. В то время сведения европейцев о Китае были не только далеко не полными, но и во многом неправильными, а часто просто фантастическими. Это отмечает и Н.Милеску Спафарий. Критикуя «земноописателей» за неправильное описание Китая и Сибири, он указывает, что благодаря своим личным наблюдениям у него есть возможность исправить эти ошибки.

Советский исследователь географических трудов Н.Милеску Спафария Д. М. Лебедев отмечает, что результаты посольства Н.Милеску Спэтару в Китай были исключительно ценны для географической науки и что сам посол блестяще выполнил возлагавшиеся на него поручения научного характера, так как представленные им работы о Сибири и Китае были значительно полнее всех существовавших до того времени описаний этих территорий и имели большое значение для русского правительства.

«Татарская книжица» (Спафарий Н. Г. Книга, а в ней повесть как в нынешнем веце богдайские татаровя одалели и завладели чють не все Китайское государство, такоже и обычай их татаров и бой описуется. Описание Китайского царства. -  Государственная библиотека им. В. И. Ленина. Отдел рукописей, фонд ОИДР, 102.), так же, как и «Описание Амура», является дополнительной главой к описанию Китайского государства. В основе этого труда лежит сочинение миссионера Мартини «О татарской войне» (см.: Михайловский И. Н. Важнейшие труды Николая Спафария (1672–1677). Киев, 1897.С. 41–42).

Безусловно, можно согласиться с мнением биографа Николае Милеску Спэтару Д.Урсулом, что книга Н.Милеску Спафария о Китае являлась выдающимся произведением в мировой литературе того времени. Географические труды ученого-просветителя как по богатству содержания, так и по методу изложения представляют собой весьма ценный вклад в развитие русской географической мысли.

Таким образом, использовав и обобщив накопленные русской географической наукой знания о Китае, а также свои личные наблюдения, Н.Милеску Спэтару составил содержательное и подробное для своего времени сочинение, дающее более или менее правильное представление о современном ему Китайском государстве. Его книга о Китае пользовалась широкой известностью и неоднократно переписывалась в XVII и XVIII вв.

Во второй половине XVII в. в России в связи со сложившимися историческими условиями научное познание природы было еще на относительно низком уровне по сравнению с теми странами Западной Европы, которые уже вступили на путь капиталистического развития. И хотя Н.Милеску Спафарий специально не занимался научными исследованиями в области естественных наук, во многих его работах приводится большой фактический материал из различных областей естествознания, пропагандируются естественнонаучные знания и новейшие для того времени достижения естественных наук.

Такие труды Н.Милеску Спафария, как «Дорожный дневник путешествия по Сибири», «Статейный список», «Описание Китая», «Описание Амура», свидетельствуют о богатстве разнообразнейшего географического материала и широте географической мысли автора, его больших познаниях и способности к обобщению.

В этих сочинениях автор старается осветить целый комплекс вопросов: физико-географических, этнографических и экономических. Однако в них можно выделить и определенное направление. Так, хотя описание Китая является комплексным, главное внимание все же уделяется в нем социально-экономическим вопросам: краткой истории Китая, его административному устройству, характеристикам населения, хозяйству (земледелие, скотоводство, промыслы, торговля), а также путям сообщения и городам. В его географических трудах есть сведения и о природе: климате, растительности, водных артериях и полезных ископаемых.

Как отмечает Д.Урсул, в работах Милеску Спафария иногда встречаются неточности и баснословные утверждения. <<Но легенды, обычные для той эпохи, автор передает с чужих слов. Правда, некоторым из них он, по-видимому, и сам верит, что для его времени было обычным явлением. Как правило, эти легенды он передает очень осторожно, не высказывая о них своего личного мнения. Поскольку уровень европейских знаний о Сибири и Китае в XVII и даже XVIII в. был чрезвычайно низким, такая осторожность, вдумчивый и критический подход к источникам, к различным рассказам служит еще одним штрихом к положительной характеристике Милеску Спафария как ученого. Географические труды его, включающие большое число научных элементов, являются одними из лучших в Европе его эпохи>>. (Урсул Д. Милеску Спафарий. - https://www.litmir.me/br/?b=222572&p=18 ).

О разносторонней и глубокой эрудиции Н.Милеску Спэтару свидетельствуют отзывы о нем современников — крупных европейских ученых и политических деятелей. Так, по свидетельству русского дореволюционного исследователя Ю. В. Арсеньева, тогдашний французский резидент в Швеции Арно де Помпонн в одном из своих писем в Пор-Рояль (1667) очень высоко отозвался о многосторонней образованности Милеску Спафария. «Я удивлен был, — писал де Помпонн, — встретив в уроженце страны, столь близкой к границам Татарии, человека столь богатого общим образованием и знающего столько языков».

Очень высоко отзывались о Милеску Спафарии находившийся в России с 1684 по 1687 г. шведский ученый XVII в. Спарвенфельд, для которого тогда же была снята копия труда «Описание Китая», французский политический представитель в Москве (1689) де ля Невилль, а также известный немецкий естествоиспытатель и философ Г. Лейбниц, который интересовался его сочинением о Китае.

До конца своей жизни Милеску Спафарий занимался научной деятельностью, переводами и заботился о развитии просвещения в России, в частности он работал над подготовкой учебников для Славяно-греко-латинской академии в Москве.

Труды Милеску Спафария были использованы не только русским правительством, но и русскими, и иностранными учеными.

Ю. В. Арсеньев указывает, что иезуит Ф. Авриль, посетивший Москву в 1687 г… получил в московских приказах сведения о дорогах в Китай, несомненно взятые из сочинений Милеску Спафария. А в изданной Ф. Аврилем в 1692 г. в Париже книге были описаны пути в Китай, почти буквально взятые из его трудов, и приложена карта, также скопированная с оригинала Милеску Спафария. (См.:  Арсеньев Ю. В. Статейный список посольства Н. Спафария в Китай (1675–1678 гг.). Спб., 1906.С. 5).

Дипломатический агент Франции де ля Невилль, побывавший в Москве в 1689 г., написал книгу «Новое и любопытное известие о Московии», вышедшую в Париже в 1698 г. Она имела широкое распространение в Западной Европе и была издана на французском, английском и голландском языках. В этой книге он пишет о своих беседах с Милеску Спафарием, давших ему очень ценный материал, а в одной из глав подробно излагает рассказы Милеску Спафария о путешествии в Китай. (См.: Браудо А. И. Записки де ля Невилля о Московии 1689 г.// «Русская старина», т. 72 (Спб.), ноябрь 1891 г. С.274–281).

Н. Витсен, написавший книгу «Северная и Восточная Татария», опубликованную в Лейпциге в 1699 и в 1702 гг., также использовал труды Н. Милеску Спафария, в частности дословно воспроизвел его «Сказание о великой реке Амуре». (См.: Шренк Л. И. Об инородцах Амурского края, т. I. Спб., 1883.С. 99).

В советский период отдельные труды Н. Милеску Спэтару неоднократно издавались. В частности, в 1956 г. издательство «Шкоала советикэ» (Кишинев) опубликовало его книгу «Сибирь и Китай» — перевод на молдавский язык сочинений «Путешествие через Сибирь от Тобольска до Нерчинска и границ Китая русского посланника Николая Спафария в 1675 году» и «Описание первыя части вселенныя именуемой Азии, в ней же состоит Китайское государство с прочими его городы и провинции» (24).

[(24) Предисловие («Николай Милеску Спафарий») написано Е. М. Руссевым. Рецензия на эту книгу помещена Е. И. Спиваковским в журнале «Советское китаеведение» (1958. № 2. С. 176–180).]

В 1960 г. издательство «Картя Молдовеняскэ» (Кишинев) опубликовало на русском языке книгу Милеску Спафария «Сибирь и Китай», которая кроме двух вышеупомянутых работ содержит и «Статейный список посольства Н. Спафария в Китай» (25).

[(25) Предисловие («Николай Милеску Спафарий») написали А. Кидель и В. Соловьев.].

Биограф Н.Милеску Спэтару Д. Урсул совершенно верно резюмирует, что труды Н.Милеску Спафария — это интереснейший исторический и литературный памятник XVII в. Многие из них явились ценным вкладом в историческую и географическую науку и подготовили в определенной степени возникновение и развитие русского китаеведения. Такие же его работы, как «Статейный список посольства Н. Спафария в Цинскую империю в 1675 году» и описание Китайского государства, в известной мере и сейчас не утратили своего познавательного значения.

 (См. детальнее: Урсул Д. Милеску Спафарий. С https://www.litmir.me/br/?b=222572&p=10  по https://www.litmir.me/br/?b=222572&p=18  )

 

6.ФИЛОСОФСКИЕ ВОЗЗРЕНИЯ

 

Формирование философских и общественно-политических воззрений Н. Милеску Спафария — это длительный и противоречивый процесс.

Начали они, несомненно, складываться в условиях молдавской действительности, а затем во время его учебы в Константинополе в патриаршей Высшей школе. Их дальнейшее развитие происходит во время его активной политической деятельности в Молдавии и Валахии, а впоследствии в период пребывания в ряде стран Западной Европы и общения там с представителями культуры. Однако окончательно система философских и общественно-политических взглядов Милеску Спафария сложилась уже во время его деятельности в России.

Если в 60-х годах XVII в. он в основном писал богословские трактаты, то уже в условиях российской действительности 70—90-х годов XVII в. он создал значительные для своего времени научные произведения.

Во второй половине XVII в. в России продолжалась борьба между сторонниками и противниками светского просвещения. Приверженцы «греческого» направления (братья Лихуды, Епифаний Славинецкий и др.) признавали необходимость просвещения и развития наук, но в рамках религии, богословия, ориентируясь на греческую, прежде всего церковную, традицию.

Представители так называемого “латинского” направления (Симеон Полоцкий, Сильвестр Медведев и др.) были сторонниками светского просвещения: они выступали за «обмирщение» культуры, за отделение философии от богословия и освобождение разума от контроля церкви. Они считали, что необходимо использовать не только духовную, но и светскую культуру античного и западноевропейского мира, расширять культурные контакты со странами Европы и изучать латинский язык, являвшийся тогда языком науки и культуры европейского мира.

Борьба между этими направлениями имела различные формы, в том числе форму полемики о том, какой язык нужно прежде всего изучать — греческий или латинский. (См.: История философии в СССР, т. I. М., 1968.С.260).

В этой борьбе принял участие и Н.Милеску Спафарий. Правда, среди исследователей жизни и творчества Милеску Спэтару нет единого мнения по вопросу, к какому из упомянутых направлений принадлежал молдо-русский мыслитель.

Так, одни советские исследователи (А. Кидель и В. Соловьев в предисловии к книге “Милеску Спафарий Н. Г. Сибирь и Китай”, вышедшей в Кишинёве в 1960 г.) писали, что “Н. Спафарий, воспитанник Константинопольской патриаршей школы, выступил сторонником так называемой греческой ориентации “. (Милеску Спафарий Н. Г. Сибирь и Китай. -  Кишинев, 1960.С. 7–8).

 Другие же исследователи, в частности его биограф Д.Урсул, оспаривали это мнение. “Не ведя открытой борьбы со сторонниками «греческого» направления, Милеску Спафарий, -  отмечает Д.Урсул, -    фактически был приверженцем «латинского» направления. Он воспитывался не только в Константинопольской патриаршей школе, его мировоззрение формировалось и под влиянием Запада. Будучи хорошо знаком со светской культурой античного мира и достижениями современной ему западноевропейской культуры, он их широко пропагандировал”. (Урсул. Д. Милеску Спафарий. - https://www.litmir.me/br/?b=222572&p=20 ).

Н.Милеску Спафарий относился к тем мыслителям, которые стремились обосновать необходимость распространения светского просвещения и свободного развития научных знаний, освободить науку от церковной опеки, привлечь внимание к изучению естественных наук в целях использования природных ресурсов для развития экономики России.

При объяснении общественно-политических процессов и событий он в ряде случаев пытается преодолеть господствовавший провиденциалистский взгляд на общество, согласно которому ход истории предопределен провидением, стремится раскрыть земной характер государственной власти, показать роль просвещения в жизни общества.

Хотя по ряду вопросов Н.Милеску Спафарий и стоял на позиции провиденциализма, в рамках ее он высказал глубокие догадки о закономерности исторического процесса.

Пропаганда прогрессивных светских идей и научных знаний, а также то обстоятельство, что Н.Милеску Спэтару был горячим сторонником преобразований Петра I, навлекли на него гнев и неприязнь приверженцев «греческого» направления и даже его старого друга и покровителя патриарха Досифея, о чем пишут те же А. Кидель и В. Соловьев.

Во избежание недоразумения, следует отметить, что «латинское» направление нельзя отождествлять с католической ориентацией. Н.Милеску Спафарий на протяжении всей жизни боролся с католическим влиянием в Молдавии и России.

Н.Милеску Спафарий сделал попытку обобщить некоторые накопленные научные знания о природе и обществе и поставить ряд новых для своего времени философских и общественно-политических проблем, причем на первый план у него выступают не столько вопросы теории познания, сколько актуальные проблемы политики, социальной сферы и этики.

Философские взгляды Н.Милеску Спафария изложены в его исторических, педагогических, эстетических, естественнонаучных и географических сочинениях, что свидетельствует о связи теоретических положений мыслителя с практическими общественно-политическими задачами того периода.

Хотя философские взгляды Н.Милеску Спафария являются в своей основе идеалистическими, в них содержатся определенные материалистические тенденции, которые еще вплетены в его религиозное мировоззрение.

Основной вопрос философии — вопрос о первичности материи или сознания он решил идеалистически, ибо признавал сотворение мира богом. Но, переходя к объяснению развития материального мира, он исходил из первоначал, намеченных еще античной натурфилософией. Одновременно он высказывал догадку о единстве и борьбе противоположностей.

Основой материального мира Н.Милеску Спафарий считал четыре стихии, или элемента: землю, воду, воздух и огонь. Все явления и тела в мире, по его мнению, состоят из различного сочетания этих четырех элементов, которые по своей природе противоположны и борются друг против друга.

В признании четырех материальных элементов (земли, воды, воздуха и огня) в качестве основы всех природных явлений и тел сказалось, несомненно, влияние древнегреческой материалистической философии. В признании же направляющей и руководящей роли «неба» отразились еще довлевшие над ним религиозные взгляды. 

Составной частью мировоззрения Н.Милеску Спэтару является признание им существования пространства и времени, независимых от человека. Он замечает, что материальный мир существует в пространстве и времени, что вне пространства («места») и времени нет ничего и, следовательно, пустоты, по сути дела, не существует. При этом он указывает на связь, существующую между временем и движением. (См.: Николай Спафарий. Эстетические трактаты. Указ. соч. С. 125–126).

Идея неотделимости пространства от мира составляющих его вещей, признание времени и пространства важнейшими характеристиками движения содержатся в сочинениях Иннокентия Гизеля, Иоасафа Кроковского, Стефана Яворского, современников Милеску Спафария. Возможно, эту идею он почерпнул в Ясской академии от преподавателей, прибывших из Киева.

Взгляды Н.Милеску Спафария содержат элементы стихийной диалектики. Наряду с догадкой о единстве и борьбе противоположностей он говорит о движении и изменении в природе и обществе, о взаимной связи и причинной зависимости вещей и явлений. Вопреки господствовавшему в то время метафизическому взгляду о неизменности мира, «созданного творцом», он считал, что элементы (стихии), из которых состоят все природные тела и явления, находятся в состоянии непрерывного движения, а движение этих элементов обусловливает изменение мира в целом. Движение в природе мыслитель вслед за Аристотелем рассматривает как непосредственный, не подлежащий никакому сомнению универсальный факт и отнюдь не сводит его к пространственному перемещению. Он выделяет (правда, в весьма абстрактной форме) различные виды движения и высказывает догадку об относительности покоя.

Признание им непрерывности движения явилось результатом непосредственного созерцания общей картины мира. Сказалось в этом также влияние античных диалектиков, с работами которых он был знаком и часто на них ссылался.

Кроме того, оказало влияние его довольно основательное для того времени знакомство со всемирной историей, свидетельствующей об изменениях в жизни народов, а также с историей Молдавии. В Молдавии действительно были весьма ощутимы непрерывные изменения, связанные с тем, что она являлась объектом захватнических устремлений различных агрессоров и весьма часто была театром военных действий. Молдавия в то время находилась под османским игом, и измученный народ жаждал изменения своей участи, освобождения от иноземных поработителей.

По мнению Д.Урсула, в сочинении «Книга, глаголемая естествословная», а также в трудах, посвященных описанию Сибири и Китая, мыслитель подходит к пониманию связи растений и животных с окружающей их средой и значения среды для жизни организма. Он, например, говорит о значении климата, орошения, почв, удобрения, обработки для получения высоких урожаев сельскохозяйственных культур. Вопреки теологии, утверждавшей, что все создано по «воле божьей», Милеску Спафарий объясняет особенности анатомического строения организмов, а также образ жизни и поведение животных естественными, природными причинами. (См.: Урсул Д. Милеску Спафарий. - https://www.litmir.me/br/?b=222572&p=21 ).

Причинную зависимость мыслитель усматривает и в общественной жизни. Говоря об изменениях, происходящих в истории общества, он указывает, что вследствие различных причин одни народы и государства сходят с исторической арены, а вместо них возникают и развиваются другие. От исследователей истории общества Милеску Спафарий требовал обязательного выяснения причин тех или иных исторических событий. (См.: Спафарий Н. Г. Предисловие к исторической книге, составленной по повелению царя Федора Алексеевича. //Е. Замысловский. Царствование Федора Алексеевича, ч. I. Спб., 1871. Приложение. С. XXXIX).

Большое значение для характеристики философских воззрений Н.Милеску Спэтару имеет его трактовка вопроса о познаваемости мира. Мыслитель считал, что мир познаваем, а способность к познанию и совершенствованию является природным, естественным свойством человека, вечно стремящегося к получению нового знания. Эти утверждения шли вразрез с традиционными религиозными представлениями о слабости «греховного» человеческого разума и его неспособности познать мир. Кроме того, вопреки господствовавшему мнению о том, что знания являются только достоянием избранных, он утверждает, что знания, «совершенство» «всякому свойственны», следовательно, не только избранным, но и простому народу. (См.: Там же. С. XXXVI).

Особое место в теории познания Н.Милеску Спафарий отводит методу познания, диалектике, которую он отождествляет с логикой.

Совершенствование человека, формирование его мировоззрения происходят, по мнению мыслителя, путем познания «разных вещей». А в самом процессе познания наряду с чувствами и разумом большую роль он отводит практической деятельности людей. 

Н.Милеску Спэтару пишет, что «свободные художества» имеют большое значение в познании и совершенствовании человека: «Грамматика глаголет, диалектика истине учит, риторика украшает, мусика поет, арифметика числит, геометриа мерит, астрологиа звездоучит» (Спафарий Н. Г.  Эстетические трактаты. Л., 1978.С. 25).

Но усвоение только «свободных художеств» недостаточно для познания мира (число их «несовершенно»). С этой целью, считает мыслитель, нужно овладеть «естественной философией и делательной», т. е. естествознанием и прикладными науками, необходима также практическая деятельность людей.

Н.Милеску Спафарий придавал большое значение истинности наших знаний о мире и подходил к правильному пониманию истины как соответствию знаний объективной действительности. Высшей и главной целью любой науки и всех их, вместе взятых, полагал он, является постижение истины. Так, он, например, писал, что «история без истины, яко слепая, везде заблуждает», а «истина есть начало всякия мудрости». Мыслитель считал, что познание причин природных явлений и исторических событий приводит нас к познанию истины. (См.: Спафарий Н. Г. Предисловие к исторической книге, составленной по повелению царя Федора Алексеевича. Указ.соч. С. XXXIX).

Н.Милеску Спафарий являлся горячим поборником просвещения, убежденным сторонником всемогущества знания. Он стремился доказать необходимость образования и практическую пользу различных наук. По его мнению, наука и образование стоят выше всякого богатства и власти, и наука является бессмертным приобретением человека. «Сведение (знание, наука. — Э.В.) нетленно», — писал мыслитель. (Спафарий Н. Г.  Эстетические трактаты. Указ. соч. С. 26).

 

Он пытался дать определение каждой из известных ему наук, установить ее место в общественной жизни и пользу, которую она приносит людям.

Вместе с тем он стремился доказать невозможность укрепления государства без развития науки и просвещения. Милеску Спафарий старался понять насущные требования своей эпохи, вот почему мы находим у него не отвлеченные мудрствования о той или иной науке, а попытку заинтересовать читателя кратким изложением ее основ с обязательным указанием на ее практическое применение. Своеобразным призывом к науке и просвещению является его «Книга, избранная вкратце о девятих мусах и о седмих свободных художествах» (т.е.:Книга, избранная вкратце о девяти музах и семи свободных художествах”).

 Его горячая забота о просвещении, проповедь знаний, указание на их связь с практическими задачами выражали жизненную потребность Молдавии и России того периода.

Семь «свободных художеств» (наук): грамматика, риторика, диалектика, арифметика, музыка, геометрия и астрономия — по мнению мыслителя, являются «орудиями и частями философии» (Там же). А «едина философия, метафисика (Здесь термин «метафизика» употребляется не в смысле «антидиалектика», а обозначает всю философию в целом. – Э.В.), вся науки управляет».

Особое внимание он уделяет выяснению взаимоотношений между философией и диалектикой, а также характеристике диалектики. Диалектика, считает он, — это «орудие орудиев и рука философии». Она «царица человеческого разума», «пила мыслей», «правило помышлений, приятелище истины».

Милеску Спафарий определяет ее как «художество любопрения», которое учит как «ложь от истины разделяти». Практическое значение диалектики состоит в том, что она «употребляется вместо орудия, еже благоразделити слово и довод учинити и памяти зело помогати», ее необходимо изучать также «ради истинства, понеже правила предлагает, чрез них же исправляются помышления наши». (Там же. С.33, 34).

Диалектика «потребная есть философом, богословом и доктором или хотящим учитися, или победити, или толковати, или доводити во всех делех». (Там же. С. 34).

Таким образом, молдо-русский мыслитель исключительно высоко оценивает науки как исторические и философские, так и естественные, подчеркивает их громадную роль в практической деятельности и совершенствовании людей, в просвещении разума. Просветительские трактаты Милеску Спафария, а также его географические сочинения и «Книга, глаголемая естествословная» свидетельствуют как о стремлении автора популяризовать естественнонаучные знания, так и о его материалистических тенденциях.

Во взглядах Н.Милеску Спафария на мораль, воспитание и обучение также отражены прогрессивные для его времени тенденции. Вопреки идеалистической теории «врожденных идей» или «врожденных принципов практического поведения», отстаиваемых Р. Декартом и некоторыми другими философами XVII в., Милеску Спафарий выступает сторонником сенсуалистской теории «чистой доски» (fabula rasa).

Мыслитель уподобляет «умы отрок юных» «скрижали ненаписанной», на которой можно начертить все что угодно. Моральные принципы, нормы практического поведения людей, по его мнению, формируются средой, воспитанием, т. е. имеют своим источником опыт, практическую деятельность человека. Н.Милеску Спафарий пытался дать естественнонаучное обоснование необходимости воспитания и обучения в детские и юношеские годы. Он считал, что наиболее прочно и глубоко усваиваются, и прививаются человеку те знания, навыки, моральные нормы, с которыми он познакомился в детстве, когда заполнялась его «чистая доска». (См.: Урсул Д. Милеску Спафарий. –

https://www.litmir.me/br/?b=222572&p=23 )

 По мнению Н.Милеску Спафария, образование должно быть всесторонним, что обусловлено взаимосвязью и единством всех известных в то время наук. 

Наряду с этим Н.Милеску Спафарий считал необходимой и специализацию, т. е. профессиональное образование, которое должно проводиться уже на широкой базе усвоенных основ наук. Мыслитель пытался установить определенную систему образования и последовательность обучения, требовал соблюдения в преподавании принципа «от простого к сложному». Указывая, что образованным человеком можно стать лишь при систематическом овладении науками, что требует большого труда, Милеску Спафарий предлагал обучение разделить на три периода («седмилетия»).

В первом «седмилетии» должно даваться первоначальное общее образование. Второй период предполагает изучение какого-либо ремесла, науки и овладение профессией, необходимой для жизни. «Во-втором седмилетии, — пишет он, — да учат я коему-либо художеству, да возмогут тем нуждная, житию стяжати». (Там же). Перед воспитанием и обучением мыслитель ставил задачу подготовки всесторонне развитых и полезных для общества граждан. Поэтому наряду с требованием обязательного приобретения профессии, которая давала бы возможность плодотворно трудиться для общества, он считал необходимым в третьем, последнем периоде обучения учить «искусству, как честно гражданствовати в мире». (Там же).

В «Арифмологии» Милеску Спафарий также указывает, что образованию должны быть посвящены два первых десятилетия человеческой жизни: «10 лет — младенство, учение, буйство, 20 лет — юношество, борбище, учение» (Спафарий Н. Г.  Эстетические трактаты. Л., 1978.С.100).

Н. Милеску Спэтару считал, что главную роль в воспитании играют родители, учителя и та среда, в которой находится ребенок. Важнейшим условием, обеспечивающим успех в воспитании, по его мнению, является приобщение детей к посильному труду. Он критиковал пороки современного ему феодального общества: праздность, леность, тунеядство, пьянство и т. д, и считал, что путем просвещения и соответствующего воспитания их можно изжить. В связи с этим он требовал воспитания трудолюбия с детства. Одновременно он призывает оградить детей и юношей от влияния нездоровой среды.

В качестве приемов воспитания на первом месте у него фигурируют личный пример родителей и умеренная любовь к детям. 

Милеску Спафарий обращает внимание на исключительно большую роль учителя в воспитании и обучении. Как известно, основным недостатком школьного обучения того времени было невежество учителей. Чтобы облегчить усвоение науки, надо сделать ее интересной для ученика. Поэтому необходимо было, чтобы учителя не только сами обладали соответствующими знаниями, но и использовали новые методы преподавания. И для достижения основной цели, которую мыслитель ставит перед воспитателем, — привитие детям высоких моральных качеств, особенно любви к труду, — советует выбирать искусных, опытных, «изрядных» учителей.

Характерной чертой философских взглядов мыслителя является их просветительская направленность. Философ отстаивает идею общественного значения «свободных художеств», к которым традиционно относит наряду с искусством и ряд наук. Возникая в процессе познания, искусства сами становятся способом познания и воздействия на человеческую жизнь. В этом смысле его эстетические трактаты ценны своей познавательной, информативной стороной, и читавшие их учились понимать иносказательный смысл мифологических сюжетов и образов на приведенных примерах (Там же. С. 18).

Велика, с точки зрения Н.Милеску Спафария, роль искусств и в воспитании человека-гражданина, «как честно гражданствовати в мире». Особую роль в воспитании человека-гражданина он придает музыке, которая «великую пользу житию человеческому соделывает» и «к правам добрым устремляет».

Философские воззрения Н.Милеску Спафария, лежащие в основе его общественно-политических взглядов, оставаясь в целом идеалистическими и метафизическими, являются по своему содержанию прогрессивными, ибо включают в себя материалистические тенденции и элементы диалектики. Многие материалистические и диалектические идеи в России и Молдавии были высказаны им впервые. Пропаганда этих взглядов, горячая защита просвещения, прославление научных знаний были направлены на борьбу против обскурантизма и засилья теологии, способствовали прогрессу общества.

(См. детальнее: Урсул Д. Милеску Спафарий. С   https://www.litmir.me/br/?b=222572&p=18   по  https://www.litmir.me/br/?b=222572&p=24 )

 

7.ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ВОЗЗРЕНИЯ

Как мы уже знаем из предыдущей главы, в основе историко-философской концепции Н. Милеску Спафария лежит идея закономерного изменения общества. По его мнению, развитие общества представляет собой непрерывный процесс, в котором можно наблюдать отдельные периоды подъёма, упадка и нового подъёма. Причём между этими периодами существуют связи и преемственность. Это положение он высказал в своей работе “Хрисмологион”: “все царства мира и владения совершенство и конец имеют”.

Вместе с тем, отдавая дань времени, он придерживался господствовавшей в историографии его времени провиденциалистской теории периодизации всемирной истории по «четырем монархиям» (26).

[(26) Провиденциализм (от лат. providentia — провидение)— 

истолкование истории как проявления воли внешних по отношению к историческому процессу сил, провидения, Бога. П. характерен для всех

теистических религий – иудаизма, христианства, ислама, понимающих историю как осуществление предустановленного 

божественного плана спасения человека. Разработанный Августином провиденциалистский путь к «царству Божию» лег в основу всей средневековой христианской историографии. П. предполагает завершение истории, наличие конца истории].

Изначально, согласно этой теории, последовательная смена четырех монархий: ассиро-вавилонской, мидо-персидской, греко-македонской и римской — предречена провидением, причем последняя монархия должна была существовать до «конца света».

Но после крушения Римской империи православные теологи стали считать «вечным царством» Византию.

Когда же и Византия окончательно пала под ударами турецких завоевателей, то идеологи русского самодержавия присвоили роль последней монархии Русскому государству, создав теорию «Москва — третий Рим».

     При помощи этой теории идеологи российского самодержавия стремились поднять международный авторитет Русского государства. Своим острием эта теория была направлена против папы римского, претендовавшего на роль главы всех христиан и стремившегося подчинить своему влиянию Россию и другие государства.

Н.Милеску также разделял русскую историко-политическую теорию Москва – третий Рим, считая, что русское государство является преемником предшествующих империй – Римской и Византии. При этом он подчеркивал преимущества современного ему Русского государства по сравнению с Римским. Преемственную связь России с Византией, по его мнению, выражалась в том, что после взятия турками Константинополя оплотом православия стала Москва, одной из важнейших задач которой являлась защита и освобождение православных народов от ига «неверных» турок.

Страстный поборник идеи самостоятельности и независимости народов, Н. Милеску Спафарий резко выступает против стремления тех или иных правителей к мировому господству и связанных с этим захватнических войн. В своем сочинении «Хрисмологион» он развенчивает идею мирового владычества, указывая, что она не имеет под собой никакого реального основания, а попытка установления мирового господства обречена на провал. В доказательство этого своего положения он ссылается на примеры из истории древнего мира, когда цари ассирийские, персидские, македонские (Дарий, Кир, Александр и др.), а также римские завоеватели, пытаясь достичь мирового владычества, вели захватнические войны, но своих целей не добились и их «мировые» империи весьма скоро распались.

При этом кроме теологических доводов Милеску Спафарий приводит светские доказательства, рационалистические аргументы о невозможности установления мирового господства. Подчеркивая, что ни один царь не может владеть всем миром, он приводит в качестве главного довода то, что все народы, любя свободу, «не хотят покоритися главе той», т. е. претенденту на мировое господство. (См.: Спафарий Н. Г. Хрисмологион. -  Рукопись. Государственная библиотека им. В. И. Ленина. Отдел рукописей, фонд Румянцевский, шифр 465, 32–34 л.).

Н. Милеску Спэтару резко осуждал тех правителей государств, которые ведут захватнические войны и порабощают другие народы, называя их тиранами и мучителями народов, и, наоборот, восхваляет тех правителей, которые живут в мире с соседними государствами.

    В своих работах Н. Милеску Спафарий неоднократно обращается к борьбе свободолюбивых народов против иноземного порабощения. Он пишет, например, о борьбе молдаван против своих поработителей, об освободительных войнах китайского и корейского народов против татаро-монгольских, маньчжурских и японских завоевателей и показывает, что эта борьба в конце концов приводит к освобождению свободолюбивых народов от иноземного ига.

В связи с этим, Н.Милеску Спэтару неустанно пропагандировал идею возможности свержения османского ига, причем указывал, что независимость Молдавии может быть добыта только в вооруженной борьбе народа против завоевателей. В ряде своих произведений он отмечает преходящий характер владычества Османской империи над Молдавией и другими придунайскими странами. Однако мыслитель понимал, что молдавский, а также другие порабощенные Османской империей народы (валахи, болгары, сербы, венгры и др.) своими собственными силами освободиться не смогут и что борьба угнетенных народов увенчается успехом лишь при поддержке со стороны могучего централизованного Русского государства.

В переписке с общественно-политическими деятелями Молдавии и Валахии, дошедшей до нас лишь частично, а также в своих сочинениях Н.Милеску Спафарий неуклонно популяризировал освободительную роль Русского государства по отношению к народам, порабощенным Османской империей. Особенно ярко эта объективно освободительная роль России по отношению к молдавскому и другим угнетенным иноземными завоевателями народам выражена им в заключении книги «Хрисмологион», где он пишет, что только могучая рука русского государя «победит и весьма возоделеет» Османскую империю и освободит народы, стонущие под османским игом (См.: Спафарий Н. Г. Хрисмологион. -  Рукопись. Указ.соч. 327 л.).

Вместе с тем, к внешней политике московских царей он относился в высшей степени апологетически.

    Главное место в общественно-политических взглядах Н. Милеску Спафария занимает вопрос о государстве. И это вполне естественно, ибо укрепление государства (самодержавного в России, централизованного в Молдавии) в то время было главнейшей исторической задачей.

Следует отметить, что особенно важное значение вопрос о создании сильного централизованного государства приобрел в то время в Молдавии, где власть господаря не была прочной, в результате чего феодальные междоусобицы ослабили ее и явились одной из решающих причин того, что она не смогла отстоять своей независимости и подпала под иго Османской империи.

Наилучшей формой государственного правления Милеску Спафарий считал абсолютную («совершенную») монархию, когда «един царь, или краль, сам владеет без клеврета», т. е. не ограничен боярской думой. (См.: Там же. 28 л.).

Сравнивая монархию как власть одного с аристократией как властью «многих и благих», он отдает предпочтение монархии как сильной централизованной власти, которая «величеством своим вся прочая царства мира превосходит и побеждает». (Там же. 29 л.).

Источником этого взгляда на государственное правление, без сомнения, являлась политическая организация России, где к концу XVII в. боярская дума потеряла свое прежнее значение и установилась сильная централизованная власть, обеспечившая независимость и государственные интересы России.

Будучи сторонником абсолютной монархии, Н. Милеску Спафарий для ее обоснования приводит как рационалистические, так и теологические доводы.

По его мнению, государственное правление возникло из потребности в общественном порядке. Как в природе единый Бог управляет стихиями – элементами, так и в обществе должен наводить порядок один человек. (См.: Там же. 126 л.–126 об.).      

Одновременно он высказывает мысль о том, что государство возникло на основе противоречий между отдельными группами общества. Вследствие чего различные общественные группы по самой своей природе «противоборствуют» и эта борьба может привести общество к гибели, а, чтобы этого не случилось, необходимо государство, сильная централизованная власть, «единый верховник», который способен обеспечить порядок («чин») и не допустить «смущения множества».

Догадка Н. Милеску Спафария о том, что государство возникло из необходимости нейтрализовать противоречия между отдельными группами общества, является правильной, она перекликается с известной теорией общественного договора. Но эти противоречия понимаются им весьма абстрактно.

В задачу государства, по его мнению, входит обеспечение порядка, забота о подданных, поддержание всеобщего благополучия.

Теория защиты абсолютной монархии, основанная на рационалистических доводах, являлась значительным шагом вперед по сравнению с чисто теологическими теориями царской власти, господствовавшими в то время.

     Н.Милеску Спэтару выступал против боярской олигархии, отвергал ограничения власти монарха боярской думой, которая в то время тормозила укрепление централизованного государства, полагая, что бояре своей борьбой за привилегии ослабляют государство, поэтому надо, чтобы царь управлял самолично, без ограничения. Монарх должен мудро управлять страной, исполнять принятые законы и ни в коем случае не издавать таких законов, которые будут использованы для возвышения богатых и великих людей и “для понижения убогих”, ибо такие законы вызывают “смуту и мятежи в государстве”.

     Для такого управления необходимо, чтобы монарх имел помощниками мудрых людей и сам был просвещённым, ибо только то государство преуспевает, “в котором философ царствует, или царь яко философ делает”. Н.Милеску– сторонник просвещённого абсолютизма. (См.: Спафарий Н. Г. Описание первыя части вселенныя именуемой Асии, в ней же состоит Китайское государство с прочими его городы и провинции. -  Казань, 1910.С. 33; Урсул Д. Милеску Спафарий. - https://www.litmir.me/br/?b=222572&p=28 ).

Стремясь улучшить государственное управление в России, исправить нравы царей и начальников, «просветить» их, Н. Милеску Спафарий в своих сочинениях «Хрисмологион» и «Арифмология» излагает главные обязанности царя и других власть имущих и дает, таким образом, как бы характеристику идеального правителя феодального государства.

В предисловии к книге «Хрисмологион» он выдвигает требование о связи правителя государства с народом: «Царю подданным своим всегда вольное приближение дати, не токмо богатым и благородным, но и нищим и сиротам подобает» (Спафарий Н. Г. Посвящение царю Алексею Михайловичу книги Хрисмологион. // «Русский вестник», т. II. Спб., 1841.С. 387 - https://www.litmir.me/br/?b=222572&p=28 ).

Одновременно он осуждает тех монархов, которые изолируют себя от подданных и игнорируют жалобы народа на притеснения со стороны различных начальников. Правитель должен заботиться о благе народа, быть правдивым, мужественным, «с великим рассмотрением и разумом царство свое править» и быть  во всем образцом для народа.

«Царю, — замечает автор, — подобает быть плодоносному в благодеяниях… правде, мужестве, разуме, милосердии, воздержании, и яко образу быти всему народу своему, яко да вси нравы добрыми от него преукрасятся». (Там же. С. 387–388).

По мнению Н.Милеску Спафария, все члены общества, включая царей, обязаны неустанно трудиться для блага государства. В его сочинениях мы находим много примеров, предназначенных для поощрения трудолюбия у царя. Более того, в „Арифмологии“ Н.Милеску Спэтару прямо поучает царя: „Не подобает царю нерадиво ничего делати“.

Н. Милеску Спэтару ратует за гуманное отношение к подвластным, за заботу о их благополучии и считает, что правитель должен охранять жизнь и имущество подданных. И в результате такого правления, заключает автор, подданные „безбедно и мирно жительствуют“ и „народ и внутрь будет цветущ и безопасен будет во внешних“. (Цит. по: Гросул Д.Т. Милеску Спафарий. - https://www.litmir.me/br/?b=222572&p=29 ).

Вообще целью правления монарха, по мнению мыслителя, является обеспечение блага всех его подданных. Поэтому он проводит идею о том, что правитель государства в своей деятельности должен руководствоваться не личными, а общественными, народными интересами.

Н. Милеску Спафарий пишет, что правитель „яко да будет ко подданным своим благоволен, благодетельный, кроткий и тихий, не своея, но общия и всенародныя ползы ищущий, по знамению некоего царя преблагого: иным служа сокрушаются“. (Спафарий Н. Г. Хрисмологион. Рукопись. Государственная библиотека им. В. И. Ленина. Отдел рукописей, фонд Румянцевский, шифр 465, л.150 об.).

Обращаясь уже непосредственно к русскому царю, он призывает его „правити толикого безчисленного народа правдою, рассуждением и милосердием… и к всенародной пользе“. (Спафарий Н. Г. Предисловие к исторической книге, составленной по повелению царя Федора Алексеевича// Е. Замысловский. Царствование Федора Алексеевича, ч. I. Спб., 1871. Приложение. С. XLI - https://www.litmir.me/br/?b=222572&p=29 ).

В своей «Арифмологии», которую Милеску Спафарий составлял как кодекс моральных норм для современного ему общества, он излагает так называемые «Доводи преблагих начальников».

Вот требования, которые он предъявляет к «начальникам»:

«1. О речи посполитой (здесь “речь посполитая” - общее дело. – Э.В.) сицепопещися (так заботься. — Э.В.), яко и о себе.

2. От сокровища народного отстояти, яко от святого дела.

3. Благополучия не сребром, но делом преславным и честию счислити.

4. Не между себе притися смелостию и неправдою, но умирати лучшее терпети, нежели зло от людей своих слышати.

5. Болшее стыдится о прегрешении народном, нежели о особных своих.

6. Не тако страннии (т. е. иностранные. — Э.В.) обычаи смотрити, яко закон древний и обычай своея страны.

7. Союз творити не ползы ради лица его, но ради речи посполитой.

8. Подданных своих честно имати и свободне славы ради стран своих ниже мучительно.

9. Благодеяние градов к себе привлещи, ниже силою градов разорити.

10. Не токмо статии и союз содержати, но и обещание словесное, равно яко присягу держати.

11. Целомудрием и наипаче хвалитися, нежели силою.

12. Сице имети подданных, яко и он от начальников своих иметися хощет» (Спафарий Н. Г. Арифмология// Николай Спафарий. Эстетические трактаты. Л., 1978.C 107).

Очевидно, что эти, так же, как и другие, приводимые высказывания Н. Милеску Спэтару следует воспринимать критически, ибо при любом, даже самом „благом“ и „гуманном“ правлении в условиях феодального общества трудящиеся, в первую очередь крепостные крестьяне, испытывали тяжелый феодальный гнет. „Благое“ и „гуманное“ правление „просвещенного“ царя, о котором говорит мыслитель, могло в лучшем случае лишь в некоторой степени оградить эксплуатируемые массы от произвола и беззаконий крепостников и местных воевод и начальников. Однако даже стремление ограничить крайности феодальной эксплуатации было в то время прогрессивным явлением.

Н. Милеску Спафарий неоднократно говорит о ненависти народа к царям и „начальникам“, которая, по его мнению, вызывается насилием и вообще „злыми делами“ правителей, направленными против народа… Поэтому он призывает правителей «благодеяти всем, и волностию подданных имети, и взаимною любовию с подданными пребывати». (Спафарий Н. Г. Хрисмологион. Рукопись. Указ.соч.131 л.).

Конечно, надо признать, что проповедуемая им любовь власть имущих к народу и заботы о народе в условиях классового антагонистического общества являлась утопической.

Весьма показательным является и то, что Н. Милеску Спафарий критикует и развенчивает царей, особу которых религиозное мировоззрение считало священной и неприкосновенной. Осуждая различные пороки отдельных царей, он резко выступает против тех правителей государств и других власть имущих, которые ради своей личной корысти растрачивают народное добро, проповедуют и разжигают вражду между народами, ведут захватнические войны и творят насилие над своими подданными. Мыслитель называет их тиранами и мучителями народа.

Как справедливо отмечает Д.Урсул, Н.Милеску Спафарий как идеолог господствующего класса опасается, что чрезмерная эксплуатация и бесчеловечное угнетение могут вызвать новую волну крестьянских восстаний, привести и часто приводят к роковым для угнетателей последствиям и расшатывают устои феодального общества. В то же время любовь, к которой призывает Николае Милеску, свидетельствует о гуманистических устремлениях мыслителя.

Характерно, что он сам весьма недоверчиво относится к им же проповедуемой любви «правителей и начальников» к народу, не уверен в том, что цари могут «взаимною любовью с подданными пребывати». «Но любовь царей мирских, — пишет автор, — скоро исчезает и мимо идет, яко и они пременишася сице, и любовь их пременяется». (Спафарий Н. Г. Хрисмологион. Рукопись. Указ.соч. 131 об. - https://www.litmir.me/br/?b=222572&p=29 ).

Наряду с требованиями к правителям Милеску Спафарий излагает также обязанности «подданных», т. е. народа. В той же «Арифмологии» он излагает так называемые «Доводы благого гражданина», которыми, по его мнению, являются следующие:

1. «Желати того постоянние, еже вси желают.

2. От них же зло слышати, от их иже и народ зле слышит.

3. Вкупе со градом его во понуждении пребывати.

4. Приятелей и неприятелев тожде имети с речи посполитой.

5. Различныя беды терпети ради речи посполитой». (Николай Спафарий. Эстетические трактаты. Указ.соч. С. 107–108).

Он требует от «подданных» повиноваться своим «начальникам» и «дани и оброки начальникам платити». Все подданные должны «не отрицатися от трудов», выполнять свой гражданский долг, заботиться о процветании страны. Восхваление труда, требование его всеобщности находят место во многих произведениях Н. Милеску Спафария.

Мыслитель защищает идею классового мира внутри феодального общества. Ответственность за сохранение этого классового мира он возлагает как на господствующий класс, так и на народные массы.

Поэтому он обращается и к правителям, и к народу со следующим призывом: «…подобает царем и князем кротким и мирным во всем быти. Подданным же покоритися». (Спафарий Н. Г. Хрисмологион. Рукопись. Указ.соч. Л.153).

Н.Милеску Спафарий справедливо считал, что мир внутри государства, политическая стабильность является решающим фактором его силы и прочности, что «благоволение бо народа есть непоколебимое хранилище царя», а самое прочное и сильное государство будет тогда, когда правитель «безопасно… от подданных своих может почити». (Там же. Л. 149).

Разумеется, Милеску Спэтару не выступал, да и не мог выступить против основ феодального строя, а высказывался лишь за устранение некоторых его пороков, пытался с позиций передовой части своего класса «улучшить» этот строй и укрепить феодальное государство.

Теория «всеобщего блага», проповедовавшаяся мыслителем, являлась идеологической формой классовых требований передовой части служилого дворянства и нарождавшегося купечества, стремившихся путем внедрения законности, создания упорядоченного и сильного управления укрепить централизованное государство и не допустить верховенства церковной власти.

В тесной связи с философскими и общественно-политическими взглядами Н. Милеску Спафария находятся и его воззрения на историю, которые, несмотря на рамки провиденциализма, содержат прогрессивные тенденции. Он указывает на воспитательное, патриотическое значение изучения истории, пытается понять всемирную историю как непрерывный процесс развития. Его очень интересовало прошлое Молдавии и Русского государства.

Он обращает внимание на то, что к тому времени еще не была написана история России, что русский народ недостаточно знает свою героическую историю и многие славные дела предков, к сожалению, забыты. По его мнению, историю России должны писать сами русские, «потому что всякий народ про себя, и про дела свои, и про страну свою лучше умеют списати, нежели чужой». (Спафарий Н. Г. Предисловие к исторической книге, составленной по повелению царя Федора Алексеевича. Указ.соч. С.XLII - https://www.litmir.me/br/?b=222572&p=26 ).

Эта мысль Милеску Спафария, несомненно, была навеяна тем, что некоторые иностранные историки, писавшие о России (например, Адам Олеарий, сочинение которого «Описание путешествия в Московию» вышло в 1658 г. и, возможно, было знакомо Милеску Спафарию), фальсифицировали историю русского народа, пренебрежительно относились к его традициям, по существу, клеветали на русский народ. В своей работе «Предисловие к исторической книге…» Милеску Спафарий горячо призывает к написанию истории России, считая составление такого труда исключительно почетным и благородным делом, и выдвигает ряд требований к историкам.

     Первое требование — это критическое отношение к источникам, использование лишь проверенных и достоверных сведений. При написании истории необходимо, указывает автор, «чтобы он (историограф. — Э.В.) историю свою собрал из добрых и достоверных прежних историках, наипаче из тех, которые меж собою согласуются и которые, наипаче от народа того, яко верны восприяты суть… тем историкам, которые только слухом или своим мнением пишут, не верити вовсе», а можно верить только тем историкам, работы которых «согласуются и всенародными повестьми, и где, по обычаю того народа, из-стари верою подтвердились, о которых они пишут». (Там же. С.XXXIX–XL).

Критически относясь к авторитетам и самому методу современной ему историографии, к наследию древних, а также к современным ему историкам, летописцам, Н. Милеску Спэтару считал, что некоторые из них во многом ошибались, что не все их утверждения соответствуют действительности, а поэтому должны быть пересмотрены и уточнены. Он обращает внимание на правдивость изложения исторических событий, требует, чтобы историк «правдою б все писал, а не ласкательством или иным каким страстием повинен». (Там же).

Н. Милеску Спафарий выдвигал передовую для своего времени мысль об освещении в исторических работах всех сторон общественной и государственной жизни и отмечал, что при написании истории необходимо показывать, как военные подвиги, так и развитие «дел гражданских — дипломатии, политики, церкви, науки, искусства». (Там же. С.XLI–XLII).

История, по его мнению, имеет не только просветительное, но и воспитательное значение. Он писал, что «история гражданскому или домашнему делу пользует» и что «ничего так не украшает человека и душевно и телесно, и всякое человеческое житие, и гражданское пребывание исправляет, и приведет его к ведомости всяких искусных дел и вещей и к совершенного человека, что история». (Там же. С. XXXVI).

По мнению Н. Милеску Спафария, история прошлого должна была побуждать людей к активности, действию.

Подчеркивая большое значение изучения истории России в воспитании патриотических чувств народа, Н. Милеску Спафарий указывал, что эту историю необходимо писать и изучать для того, чтобы «московскаго народа и российскаго преукрасити всякими добродетелями, и учениями, и искусствами и прославити не токмо нынешние российские народы, но и прежде бывших славных предков своих… потому что дела их славныя бывшия которые были покрыты темностью забвения» (Цит. по: Гросул. Д. Милеску Спафарий - https://www.litmir.me/br/?b=222572&p=26 ).

Автор указывает на международное значение написания истории России для правильного понимания другими народами роли русского народа во всемирной истории и подчеркивает растущий за границей интерес к России. «И та есть всенародная польза, — пишет Спафарий, — что не токмо самому себе российскому народу будет ведомость истинная о своих предках, и о приключившихся дел при них и после них, но и иным народам будет познание и ведомость, и познание и оттуда слава московскому и российскому народу, потому что многие ученые люди разных народов издавна желают таковые книги изданию». (Там же).

Историк, говорит автор, не должен умолчать ни о добродетелях, ни о злодеяниях «для того, чтобы от после нас будущих была надежна от добрых дел, а страх от злодейств». (Там же). Он также считал, что историк должен выразить и свое отношение к описываемым событиям, давать им свою оценку.

Как отмечает Д.Урсул, у Н. Милеску Спафария наблюдаются элементы натуралистического понимания истории. В противоположность богословской, фаталистической трактовке истории, объяснявшей все явления общественной жизни действием сверхъестественных сил, божественным провидением, он подчеркивал роль самих людей в историческом развитии общества. Хотя этот взгляд не выходил за рамки идеалистического понимания истории, так как сводил историю общественного развития к деятельности царей и правителей и считал идеальные побудительные силы последними причинами событий, но для конца XVII — начала XVIII в. такая историческая концепция являлась характерной и прогрессивной, ибо была направлена против господствовавшего в то время религиозного фатализма.

В отличие от многих мыслителей своего времени Н. Милеску Спафарий уделяет внимание народу — творцу материальных благ. Так, в своей работе, посвященной описанию Китайского государства, он подчеркивает любовь китайского народа к труду и его высокое мастерство как в области земледелия, так и ремесел. Источник богатств современного ему Китая мыслитель усматривает в чрезвычайно благоприятных природных условиях, с одной стороны, и в большом трудолюбии китайского народа, в его искусном ведении хозяйства — с другой.

Мыслитель предугадывает получившую распространение в XVIII в. мысль о роли природных условий и народонаселения в жизни общества.

Признание Н. Милеску Спафарием в XVII в. трудолюбия и мастерства народа определяющей причиной развития экономики, создания богатств страны является исключительно прогрессивным. Этим он объективно наносил удар по теологии, утверждавшей, что все зависит от воли божьей и что человек полностью находится во власти провидения.

Н. Милеску Спафарий приближался к пониманию того, что каждый народ вносит свой вклад в создание мировой культуры. Весьма значительный вклад во всемирный прогресс в прошлом, указывает он, сделан древними греками, а также китайским народом. Особая роль в мировой истории, как уже отмечалось, по мнению мыслителя, принадлежит России.

Общественно-политические воззрения Н. Милеску Спэтару неразрывно связаны также и с его моральными взглядами, которые он также трактует не абстрактно, а связывает с практическими задачами укрепления централизованного государства. Критикуя отдельные стороны феодальной морали с общегуманистических позиций, Милеску Спафарий резко выступает против тунеядства, лени, пьянства, взяточничества, лести, невежества, игнорирования гражданского долга и других пороков современного ему общества. Эти пороки, пишет он в предисловии к «Хрисмологиону», наносят огромный ущерб государству.

Призывая правителей, разного рода начальников и всех подданных блюсти интересы отечества и неуклонно выполнять свой общественный долг, он одновременно ополчается против «злых граждан», нарушающих законы страны, не заботящихся о ее процветании и не выполняющих общественного долга. Все эти моральные принципы, изложенные мыслителем, имели своей конечной целью укрепление могущества централизованного государства.

РЕЗЮМЕ. Общественно-политические взгляды Н. Милеску Спафария, в частности его взгляды на государство, сложились на почве молдавской и русской действительности конца XVII в. под непосредственным влиянием идеологии передовой части русского дворянства и купечества.

При рассмотрении политических воззрений Н. Милеску Спэтару необходимо учитывать, что он непосредственно связывал укрепление могущества России с ее прогрессивной освободительной ролью по отношению ко всем подвластным султану христианским народам, в том числе к молдавскому народу. Он стремился к укреплению Русского централизованного государства как главной силы в освобождении молдавского и других народов, порабощенных Османской империей.

Взгляды мыслителя на государство как на организацию, призванную защищать порядок и заботиться о подданных, требования, выдвигаемые им о недопущении произвола и насилия, об охране и соблюдении законов, являлись в тех исторических условиях прогрессивными, ибо были направлены на укрепление централизованной власти, создававшей определенные условия для прогресса в области экономики и культуры, и обеспечение независимости страны.

И если его учение о том, что  просвещенный абсолютизм является лучшей формой правления,  было прогрессивным только в рамках того времени, то значение таких патриотических идей мыслителя, как необходимость развития экономики, распространения просвещения, улучшения положения народа, всеобщности труда, обязательности выполнения общественного долга, и особенно идеи борьбы угнетенных народов против иноземного порабощения и требования мира между народами, выходит далеко за рамки современной ему эпохи.

До конца своей жизни Н. Милеску Спафарий оставался пламенным патриотом Молдавии и России, ревностным сторонником укрепления русско-молдавской дружбы, неутомимым борцом за освобождение молдавского и других придунайских народов от османского ига. Живя в России, не забывал он и свою первую родину — Молдавию.

(См. детальнее: Урсул Д. Милеску Спафарий. С

https://www.litmir.me/br/?b=222572&p=24  по

https://www.litmir.me/br/?b=222572&p=31 )

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Изучение и исследование трудов Н. Милеску Спафария показывает, что в них нашла свое адекватное отражение современная ему эпоха во всей ее сложности и противоречивости. Его произведения относительно точно и глубоко отразили конкретную историческую реальность двух стран — Молдавии и России.

Синкретизм (27) его философских воззрений отразил переходный характер эпохи, сочетание в его взглядах схоластики и идей Возрождения и Просвещения.

[(27) Синкретизм (философия) — сочетание разнородных философских начал в одну систему без их объединения. Синкретизм (искусство) — сочетание или слияние «несопоставимых» образов мышления и взглядов.].

Философские воззрения Н. Милеску Спафария, взятые в целом, идеалистичны по существу, в то же время им присущи элементы деизма.

В произведениях Н. Милеску Спафария можно проследить динамику связи его научных и философских интересов с конкретными задачами, стоявшими в то время перед Молдавией и Россией.

Находясь в Молдавии, где вследствие усиления османского гнета и войн между ее могущественными соседями, разорявшими хозяйство страны, производительные силы и наука развивались крайне медленно, он занимался исключительно политическими и религиозными вопросами.

Переехав в Россию, переживавшую подъем в развитии экономики, науки и культуры, Милеску Спафарий проявляет больше интереса к естественным наукам и математике. <<Он обнаруживает любовь к природе, восхищается естественными богатствами великой страны, ищет земные причины явлений природы и общества, значительное внимание уделяет вопросам теории познания, проводит идею всесилия человеческого разума и требует практической приложимости знания>>. (Цит. по: Урсул Д. Милеску Спафарий. -  https://www.litmir.me/br/?b=222572&p=31 )

Но поскольку в период крупных общественно-исторических сдвигов и их подготовки центральными и определяющими в системе философского знания являются не проблемы изучения природы и гносеологии, а вопросы о политической власти, то Н. Милеску Спафария, естественно, интересует главным образом общественно-политическая тематика.

Такой интерес питали два основных источника — социально-политическая обстановка в Молдавии и России. Первая, находясь под ярмом иноземных угнетателей, нуждалась в сильной центральной власти, в определенном смягчении эксплуатации крестьян и в могущественных союзниках, способных помочь ей сбросить иноземное иго.

Вторая — великая покровительница Молдавии — находилась накануне петровских преобразований. Развитие ее производительных сил и внешней торговли требовало приобретения выходов к Балтийскому и Черному морям. В начавшихся войнах с Османской империей, преграждавшей России выход к Черному морю, она нуждалась в союзниках. Таковыми и стали порабощенные турецкими феодалами придунайские страны, среди них и Молдавия. Само собой, понятно, что для достижения поставленных целей Россия нуждалась в дальнейшей политической централизации, уменьшении роли церкви, возвышении дворян, купечества и просвещенного монарха.

Насущные задачи, стоявшие перед Молдавией и Россией, нашли идейное оформление в общественно-политических воззрениях Н. Милеску Спафария, в пропагандируемой им концепции укрепления дружбы Молдавии с Россией, их военно-политического союза.

В его мировоззрении можно найти элементы, присущие философским и общественно-политическим воззрениям некоторых предшествующих ему молдавских, о которых мы уже писали. Так, у замечательного молдавского летописца и мыслителя Гр. Уреке мы находим идею борьбы за освобождение Молдавии от османского ига, а также поиски земных причин исторических событий; у другого выдающегося молдавского летописца — М. Костина — мысль о пользе просвещения и неправомерности захватнических войн. (Детальнее см.: Гросул. Д. Милеску Спафарий. Указ.соч. - https://www.litmir.me/br/?b=222572&p=31 ).

 

Обсудить