"Формула Штайнмайера": что может помешать Зеленскому достичь мира на Донбассе

В Нью-Йорке на этой неделе должна состояться встреча Владимира Зеленского с Дональдом Трампом. Главным вопросом, по крайней мере, для украинской стороны, будет мирное урегулирование на Донбассе.

Материал

Комментарии 1

Войти
  • # Votruba
    Я доверяю Фролову:
    https://republic.ru/posts/94763
    Провал «нормандской четверки». Как Зеленский встретился с реальностью

    Суть нынешней переговорной игры по Донбассу в том, чтобы определить, кто проиграет – Россия или Украина
    "… Москва

    Кремль жестко настаивает на «полной реализации Минских соглашений», прекрасно понимая, что они обеспечивают достижение всех стратегических целей РФ на Украине политическими, а не военными средствами. По крайней мере, пока они не будут в Кремле скорректированы. Цели остаются прежними – сохранение контроля за геополитической ориентацией Украины через «переучреждение украинского государства» на конфедеративных началах в рамках особого статуса Донбасса. Москве не нужен сводящийся только к русскому языку «символический особый статус» ОРДЛО, – не для этого в Донбассе раздают российские паспорта, – ей нужен статус «железный, броня», не дающий Киеву полного контроля над этой территорией (без присутствия там ВСУ и СБУ) и сохраняющий для Москвы возможности вмешательства в ситуацию для «защиты своих граждан», в том числе от вступления в НАТО и ЕС. Минские соглашения лишь широкими мазками намечают содержание «особого статуса» в виде прав ОРДЛО на собственную языковую политику, собственные силовые структуры и судебную вертикаль и де-факто собственную внешнюю политику, как минимум в отношении торговых связей с РФ. Но конкретное содержание особого статуса, согласно Минску-2 – предмет переговоров Киева с Донецком, Луганском и стоящей за ними Москвой.

    Кремль видит в Зеленском и его команде неопытных партнеров, слабо понимающих последствия для Украины от полной реализации Минских соглашений. Стремление Зеленского быстро ответить на общественный запрос о прекращении войны на Донбассе понимается Кремлем как возможность «продавить» Зеленского на российские условия сделки. Активность Макрона тут весьма кстати: возникло ощущение, что Париж так сильно хочет разблокировать отношения ЕС и России, что, в отличие от Меркель, готов «прессовать» Зеленского для выполнения «Минска» по российскому сценарию. И в этой стройной картине мира тоже есть только один недостаток – Зеленский, может, и стремится закончить войну, но он не хочет ее проиграть. Рано или поздно он должен был понять, что «полная реализация Минских соглашений» по сценарию Москвы превратит его из президента Украины в президента Боснии (с сопредседателями в Донецке и Луганске).

    То, чего Москва хотела бы в идеале добиться на Донбассе, – переформатировать независимое украинское государство по принципу «одна страна, две системы» с сохранением у РФ реального права вето на геополитическую и социокультурную ориентацию Украины, – не может быть достигнуто переговорным путем, несмотря на «матрицу Минска». Лишь частично эти цели достигаются путем длительной заморозки конфликта и сохранения статус-кво «ни мира, ни войны». Полная реализация таких задач невозможна без масштабной военной операции против Киева – что в планы Кремля, разумеется, не входит.

    Поэтому либо будут скорректированы стратегические цели РФ в отношении Украины, для чего требуется переоценка ситуации лично Владимиром Путиным (то есть кто-то должен взять на себя смелость убедить его в такой необходимости), и тогда возможна «похабная сделка» – выполнение Минских соглашений по сценарию Киева и полный уход России с Донбасса с отменой санкций ЕС. Либо цели «забронзовеют», и тогда наименьшим злом станет заморозка конфликта и, в лучшем случае, «малая сделка» (отвод войск по всей линии, прекращение огня, полный обмен удерживаемыми лицами, восстановление экономических связей ОРДЛО с Украиной без продвижения по политическому блоку) с надеждой на хотя бы частичную отмену западных санкций. Иные варианты находятся в иной реальности."