Черноморский флот РФ в Крыму. Публикация документов

Названные обязательства российская сторона грубо растоптала в марте 2014 г., начав действовать не в соответствии с украинским законодательством, а по «законам зеленых человечков».

Автор полагает, что ознакомление читателей с подборкой текстов Соглашений, подписанных в 1995 – 2010 гг. между Украиной и Россией по вопросу базирования в Крыму ЧФ РФ, позволит более наглядно представить генезис событий начала 2014 г., завершившихся аннексией полуострова Россией, частичным захватом кораблей  и полным захватом объектов инфраструктуры ВМС Украины на полуострове. Украинский флот полностью лишился возможностей базироваться в Крыму и использовать на его территории какие – либо военные объекты – несмотря на то, что в ниже представленных соглашениях российская сторона гарантирует для Украины такие возможности.

        После распада СССР для украинского государства в Крыму и Севастополе (две самостоятельные друг от друга административно – территориальные единицы) сложилась предельно сложная и обостренная ситуация. Власти Республики Крым (в феврале 1991 г. преобразована в Крымскую АССР в составе Украины) и Севастополя заняли откровенно сепаратистскую позицию и открыто выступали за выход этих административно – территориальных единиц из состава Украины с последующим присоединением к РФ. Присутствие Черноморского Флота (как и во многих других случаях - пример тому 14 армия на территории Молдовы, - ЧФ был быстро «прихватизирован» Москвой, объявившей его «российским») выступало в качестве своего рода «гарантии безнаказанности» и одновременно стимулирующего фактора для сепаратистских кругов. К счастью, до «огнестрельной» стадии и полной утраты законными центральными властями Киева контроля над полуостровом – в отличие от Приднестровья, Абхазии и Южной Осетии, - дело в Крыму и Севастополе не дошло, однако типологическое сходство между крымским конфликтным узлом и тем же Приднестровьем стопроцентное : и там и там присутствие российских войск выступало в качестве важнейшего «ударного ресурса» сепаратистов. Выражу свое частное, но основанное на глубоком убеждении мнение : в сложившейся осенью 1991 г. ситуации существование т.н. «ПМР» сохранило лишь присутствие в регионе 14 армии – без нее «гордая республика» вряд ли дожила бы до Нового 1992 г. Весной 1995 г. Киеву удалось устранить крымско – севастопольские сепаратистские «власти», восстановить порядок на полуострове и включить его в контролируемое центральным руководством страны пространство. Однако проблема присутствия ЧФ осталась.

        И в данном случае Молдова и Украины столкнулись с полностью аналогичной проблемой : на территории государства  сохраняется присутствие иностранных войск, которым по законам данной страны находиться там совершенно не следует. При этом ни Молдова, ни Украина не располагали (и не располагают в настоящее время) какими – либо реальными механизмами, позволяющими эффективно и в приемлемые сроки о этого присутствия избавиться. Единственная разница в том, что присутствие ОГРВ в Приднестровском регионе Республики Молдова вообще не закреплено и не легализовано никакими межгосударственными договоренностями (до настоящего времени единственный нормативно – правовой документ, касающийся статуса и положения нынешней ОГРВ, является Соглашение «А.Сангели – В.Черномырдин» от октября 1994 г., предусматривающее условия, последовательность, сроки и т.д. именно ВЫВОДА российского контингента с территории РМ, а никак не его сохранения), в то же время в случае с присутствием ЧФ на территории Украины Киеву и Москве удалось пойти путем интенсивных переговоров и заключения соответствующих соглашений. Естественно, пока Россия была «на коне» и могла играть мускулами после успехов в Приднестровье, Абхазии и Южной Осетии, такой проблемой как необходимость «делиться» с украинской стороной Черноморским Флотом и заниматься проблемой международно – правовой легализации его присутствия в Крыму и в Севастополе, Москва не очень торопилась заниматься - при том, что проблема его государственной принадлежности и условий его базирования на полуострове стала яблоком раздора между двумя странами сразу же после заключения Беловежских Соглашений декабря 1991 г. К более сговорчивой позиции в данном вопросе в начале 1995 г. Москву подтолкнули два обстоятельства - отмеченное выше восстановление конституционного порядка Украины в Крыму и Севастополе, что придало присутствию ЧФ в определенной мере «зависшее» положение, наложилось на состояние общего политического и в первую очередь военно – политического ослабления Москвы вследствие тяжелых поражений, которые терпели российские войска в Чеченской Республике Ичкерия. Следствием активизировавшегося украинско – российского диалога и поиска компромисса по вопросу о ЧФ было подписание 9 июня 1995 г. в Сочи двустороннего соглашения, текст которого приводится ниже.

 

 

Соглашение между Российской Федерацией и Украиной по Черноморскому флоту


Российская Федерация и Украина, далее именуемые "Стороны", преисполненные решимости укрепляют дружбу и сотрудничество между Российской Федерацией и Украиной,

отмечая совпадение интересов двух государств в бассейне Черного моря,

опираясь на ранее подписанные российско-украинские документы в этой области,
договорились о нижеследующем:

Статья 1

На основе Черноморского флота создается Черноморский флот Российской Федерации и Военно-Морские Силы Украины.

Статья 2

Основная база Черноморского флота Российской Федерации с размещением в ней штаба Черноморского флота Российской Федерации находится в г.Севастополь.

Черноморский флот Российской Федерации использует объекты Черноморского флота в г.Севастополь и другие пункты базирования и места дислокации корабельного состава, авиации, береговых войск, объектов оперативного, боевого, технического и тылового обеспечения в Крыму.

Статья 3

Правительства Сторон урегулируют вопросы, относящиеся к имуществу Черноморского флота, и подпишут на этот счет отдельное соглашение, имея в виду ранее достигнутую договоренность о разделе указанного имущества в соотношении 50 на 50 процентов.

Статья 4

Российской Федерации передается 81,7%, Украине - 18,3% кораблей и судов Черноморского флота.

Статья 5

При разделе вооружения, военной техники и средств обеспечения сил береговой обороны, морской пехоты и морской авиации наземного базирования Черноморского флота Стороны исходят из состояния, существовавшего на 3 августа 1992 года.

Статья 6

В случае, если одна из Сторон будет заинтересована в использовании объектов, которые по условиям настоящего Соглашения предусматриваются для использования другой Стороной, вопросы будут решаться путем заключения специальных соглашений для каждого конкретного случая.

Статья 7

Каждый офицер, мичман и прапорщик Черноморского флота имеет право на свободное определение своей дальнейшей службы.

Статья 8

Российская Федерация участвует в развитии социально-экономической сферы г.Севастополь и других населенных пунктов, где будет дислоцироваться Черноморский флот Российской Федерации.

Статья 9

Стороны, в целях сохранения стабильности в регионе Черного моря и обеспечения безопасности с морских направлений, объединят усилия по взаимодействию и сотрудничеству в военно-морской области. Организация и порядок сотрудничества в этой области будут определены Соглашением о сотрудничестве между Военно-Морским Флотом Российской Федерации и Военно-Морскими Силами Украины.

Статья 10

Стороны продолжат переговоры, относящиеся к Черноморскому флоту, и, в частности, разработку правового статуса и условий пребывания Черноморского флота Российской Федерации на территории Украины; порядка осуществления взаиморасчетов, связанных с урегулированием проблемы Черноморского флота, и по другим вопросам.

Статья 11

Для наблюдения за выполнением договоренностей по Черноморскому флоту создается Смешанная российско-украинская комиссия в составе государственных делегаций Российской Федерации и Украины по переговорам по Черноморскому флоту.

Комиссии поручается разработать конкретные параметры раздела объектов Черноморского флота.

---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

        Очевидно, данный текст не нуждается в специальных комментариях, отметим лишь два обстоятельства : а). Однозначно определяется, что Черноморский флот, его корабли, все военные объекты, имущество, личный состав и др. - находятся на территории Украины, при этом полностью отсутствуют какие – либо формулировки, позволяющие иное толкование. Забегая вперед, скажем – российская сторона до событий 2014 г. только в рамках урегулирования вопроса о статусе и порядке пребывания ЧФ в Крыму и Севастополе успела подписать целый ряд документов, в которых однозначно признает принадлежность этих территорий Украине. При этом невозможно найти ни одного двух- либо многостороннего международного соглашения, в котором такая принадлежность ставилась бы под сомнение. Т.о. Россия, захватив Крым и Севастополь, не только нарушила все возможные нормы международного права, но и внушительную обойму договоренностей, под которыми стоят подписи московских представителей. В этом контексте ссылки Кремля на какие-то «решения референдумов» имеют нулевую либо откровенно ничтожную значимость; б). Естественно, Россия предпочла бы никогда не делить с Украиной боевой и инфраструктурный потенциал ЧФ, однако отмеченная критическая для Кремля ситуация первой половины 1995 г. вынудила его пойти на уступки в этом вопросе. В то же время требования Киева пойти на такой раздел были полностью обоснованы : Украина, будучи еще Украинской ССР, несла значительные расходы на содержание ЧФ, со значительными материальными (и не только – достаточно упомянуть ущерб для экологии региона) затратами и потерями было связано для Украины нахождение ЧФ на ее территории и после 1991 г., значительная часть личного кадрового состава флота имела к этому времени украинское гражданство, причем патриоты Украины, стремившиеся служить на «собственном» флоте, составляли среди кадровых военнослужащих ЧФ хотя и заведомо меньшую, но весьма ощутимую долю. В этом плане весьма характерны положения Статьи 7 данного Соглашения, обозначившие вполне конкретную проблему, которая благодаря рассматриваемым договоренностям была достаточно квалифицированно решена.

        Принятая в июне 1996 г. новая (первая пост-советская) Конституция Украины акцентировала весьма болезненный с политико – правовой точки зрения момент, с которым сталкивается на протяжении уже почти 30 лет и Молдова. Впервые нейтральный и внеблоковый статус Украины (что подразумевает отсутствие на территории конкретной страны иностранных войск) был обозначен в тексте Декларации о государственном суверенитете Украины, принятой 16 июля 1990 г. В свою очередь в Конституции 1996 г. недопустимость наличия на территории страны иностранных военных баз была закреплена в положениях ст.17. Т.о. в Украине возникла та же коллизия, как и в Молдове в связи с содержанием ст. 11 Конституции РМ - названные статьи являются по сути «мертвыми» по вине российской стороны, продолжающей сохранять свое военное присутствие в РМ и Украине (в Крыму в 2014 г. такое присутствие просто «органично» перешло в прямую оккупацию). При этом именно Москва, делающая эти статьи «мертвыми», больше и сильнее всех международных партнеров Кишинева и Киева всегда требовала от них не просто неукоснительного соблюдения положений о постоянном нейтралитете и вне-блоковости, но и различного рода «подтверждений», «гарантий» и проч. В Молдове такая ситуация сохраняется и поныне и давно стала откровенно тупиковой. В Украине нашли более «гибкий» выход из такого положения, введя в «Переходные положения» Конституции 1996 г. пункт 14, гласящий : «Использование существующих военных баз на территории Украины для временного пребывания иностранных военных формирований, возможно на условиях аренды в порядке, определенном международными договорами Украины, ратифицированными Верховной Радой Украины». Очевидно, именно такая «гибкость» сыграла с Украиной злую шутку в марте 2014 г. – в 1996 г. действовавшее руководство страны во главе с Президентом Л.Кучмой по всей видимости менее всего задумывалось, что любая сделка с дьяволом рано или поздно заканчивается катастрофой для вступившего в сделку.

        В любом случае в новой, после принятия Конституции 1996 г., политико – правовой ситуации, представленное выше Соглашение по ЧФ 1995 г., более напоминающее «декларацию о намерениях», чем конкретный документ, предусматривающий  жесткие правила игры и разграничения, перестало удовлетворять требованиям украинско – российского взаимодействия по вопросу раздела и статуса Черноморского Флота. Результатом продолжавшихся переговоров стало подписание 28 мая 1997 г. пакета договоренностей, включающего «Соглашение о статусе и условиях пребывания Черноморского Флота Российской Федерации на территории Украины», «Соглашение между Российской Федерацией и Украиной о параметрах раздела Черноморского флота» и «Соглашение между правительством Российской Федерации и правительством Украины о взаиморасчетах, связанных с разделом Черноморского флота и пребыванием Черноморского флота Российской Федерации на территории Украины». Данные Соглашения сохраняли силу до своего денонсирования в 2014 г., оставаясь на протяжении 17 лет базовым комплексом документов, регулирующим отношения Киева и Москвы в рассматриваемом вопросе.

Автор не будет приводить полный текст Соглашения о взаиморасчетах, носящего практически исключительно технический характер и регулирующего весь комплекс финансовых отношений, возникающих между Россией и Украиной в связи с разделом ЧФ и его пребыванием в Крыму и Севастополе - размер и порядок начисления платежей и компенсаций за различные формы деятельности сил ЧФ, формы взаиморасчетов, характер взаимодействия финансовых органов сторон и т.д. Упомянем лишь, что общая компенсация России Украине, включающая стоимость кораблей, судов и иных плавсредств, передаваемых Украиной российской стороне, была исчислена в 525, 509 млн. долларов, эта сумма должна была зачитываться (в виде годовых траншей) в счет долга Украины перед РФ, составлявшего на тот момент 3 млрд. 074,0 млн. долларов. Собственно политический характер в этом документе имеет только положение Статьи 2 «Российская сторона использует арендуемые земельные участки, размещенные на них объекты береговой инфраструктуры и акватории бухт в соответствии с действующим законодательством Украины». Лучшего свидетельства, что в мае 1997 г. Россия признавала полный суверенитет Украины на всей ее территории в Крыму и в Севастополе, в том числе на тех ее участках, которые были арендованы Черноморским флотом, невозможно представить. Названные обязательства российская сторона грубо растоптала в марте 2014 г., начав действовать не в соответствии с украинским законодательством, а по «законам зеленых человечков».

 

                                  Окончание следует

 

Обсудить