Правда про советскую милицию

О том, что из себя представляла советская милиция, как она работала и чем она отличалась от современной полиции в развитых странах. Это действительно очень интересная тема — так как показывает, как на самом деле обстояли дела в СССР.

Фанаты совка любят бравировать лживой советской статистикой, рассказывая о том, какой замечательной была жизнь в совке — но на самом деле вся эта статистика была целиком ложной, и советская милиция принимала в этих фальсификациях самое прямое участие.

Граждане отвечали милиции тем же — несмотря на развёрнутую государством широкую пропагандистскую компанию по "обелению имиджа милиции" с участием телефильмов и Кобзона — граждане относились к милиции с чувтсвом настороженности, называли их "ментами" и в целом предпочитали держаться от милиции подальше и не иметь с ними никаких дел.  Любили общаться с милицией исключтиельно всякие старшие по подъезду — как правило, полусумасшедшие старики-активисты из бывших военных, которые доставали весь подъезд своим активизмом и казарменными замашками.

Как советская милиция относилась к гражданам.

Начну сразу с главного — как, собственно, советская милиция относилась к гражданам. В 1917-м году в стране произошёл Октябрьский переворот, после которого установилась власть, называвшая себя "властью рабочих и крестьян". На самом деле под этой формулой, призванной обманывать собственных граждан и зарубежные страны, скрывалась самая настоящая диктатура, которая вооружённым путём захватила власть.

Фактически, с тех самых пор любые вооружённые структуры в Советской России (и позже в СССР) начали служить не гражданам, а власти. Милиция здесь не исключение — её главным призванием было не охрана граждан, а охрана власти от собственного народа. Вот прямое доказательство этого — на фото ниже вы можете увидеть так называемое "обязательство" советского милиционера 1920-х годов, что стало чем-то вроде милицейской присяги.

В этом документе милиционер обязаутеся от имени трудового народа расправляться с тем самым народом. Обратите внимание на п.6 — "Обязуюсь беспощадно подавлять все выступления против Рабоче-Крестьянского Советского правительства". То есть, милиционер фактически присягал не народу, а правительству — банде узурпаторов, захватившей власть в стране и готовящейся подавлять народные протесты.

В дальнейшие годы подобное отношение советских ментов к людям сохранялось неизменным. В стране не существовало частной собственности, понятия "частное пространство" и "частная территория" — люди не имели ничего своего и нигде не могли чувствовать себя под защитой. Советская милиция, если посчитала бы это нужным — могла вломиться в любую квартиру в любое время дня и ночи, и не понесла бы за это никакой ответственности, объявив такой рейд государственной необходимостью. Кстати, именно поэтому все двери в многоквартирых советских домах открывались вовнутрь — чтобы их легче было выбить.

Гадкое отношение ментов к гражданам можно было видеть и других сферах — скажем, пьяный человек, забираемый в вытрезвитель, считался как бы "не совсем гражданином", и его вполне могли избить и ограбить сами менты — просто вывернув ему карманы и сказав потом, что никаких денег там не было — мол, сам пропил или потерял по пьяне. Никто никогда не стал бы разбираться с тем, как там было на самом деле, и уж точно никто не стал бы наказывать ментов — власть не имела права на ошибку, в глазах подневольного народа должа оставаться сакральной и не ошибающейся никогда.

Менты бесцеремонно вмешивались в личную жизнь граждан и в целом вели себя как оккупационные войска в покорённом городе. Скажем — при Андропове (кумире и учителе Путина) менты устраивали облавы, так называемые "рейды" по ресторанам, магазинам и улицам — отлавливая "трудоспособных прогульщиков" и выявляя "тунеядцев" — у совершенно любого гражданина на улице могли проверить документы и начать приставать с вопросами, где и как он работает, как и с кем живёт и прочее подобное. Если человек по каким-либо причинам не работал свыше четрыёх месяцев — то его могли отправить на принудительные работы или в тюрьму.

Как результат всего этого — за десятилетия советской власти милиция начала вопсприниматся как карательный орган — с которым лучше не иметь никаких дел.  Кстати, это видно даже в советских пропагандистских фильмах, где показывается красота и идиллия советской жизни — если вдруг где-то появляется милиционер, то все тут же затихают и со страхом смотрят на появившуюся власть, если инспектор ГАИ останавливает водителя — то тот сам выбегает к нему с документами, заглядывая в глаза с заискивающим страхом — вот как на самом деле относились граждане к советской милиции.


Как работала советская милиция. Фальсификации.

А теперь немного подробнее о том, как вообще работала советская милиция и откуда бралась та самая "безопасная страна, в которой не страшно было отпустить детей ночью гулять" — про которую с пеной у рта любят рассказывать любители СССР. Советская статистика, которой оперируют фанаты совка (о якобы "низком количестве преступлений в СССР") — была целиком лживой, и в этих фальсификациях принимали прямое участие советские милиционеры.

В плановой совковой экономике запланировано было абсолютно всё, в том числе и количество преступлений и их раскрываемость — жизнь в статистических отчётах должна была неустанно улучшаться — о чём с всё возрастающей год от года радостью советским гражданам рассказывали дикторы телевидения.

На практике это осуществлялось так — по преступлениям присылалась партийная "разнарядка" —  скажем, количество раскрытых тяжких преступлений должно было составлять 95% — и под эту статистику начинали всё подгонять. Огромное количество преступлений попросту скрывалось — их никак не регистрировали в милицейском делопроизводстве, а значит что в совковой статистике их не существовало вовсе. Это сейчас полиция обязана принимать любое заявление от граждан — в СССР же для принятия заявления о преступлении должна была стоять резолюция начальника отделения — без неё заявления (а значит, и преступления) не существовало вовсе. Нетрудно догадаться, что начальники старались выполнить партийную "разнарядку" и регистрировали далеко не всё. Прокуратура была в курсе этого положения вещей и закрывала глаза на всё это.

Скажем, вообще не регистрировались заявления о развратных действиях против малолетних, неохотно регистрировались дела об изнасилованиях и прочем подобном, партия говорила, что нападений на детей в СССР не существует — и такие преступления почти не регистрировались. Также в советской милиции существовал принцип пока не раскроем — этого нет. Нетрудно догадаться, что огромное количество нераскрытых преступлений попросту не попадало в статистику — которая рисовала образ исключительно белой и пушистой страны, где все живут честно зато бедно, прячут ключи под ковриком и едят лучшее в мире мороженое.

В подгонке раскрываеомсти под статистику был ещё один очень страшный момент — это выбивания признаний о совершенных преступлениях из зведомо невиновных. В СССР практически не заводили уголовных дел против милиции за "превышение полномочий", и менты чувствовали себя в праве творить всякий беспредел с гражданами. Я напомню только про пару случаев— до поимки маньков Чикатило и Михасевича за убийства, совершённые ими, было осуждено и расстреляно несколько человек. В 1980-м году за убийство, совершённое Михасевичем, был расстрелян Николай Тереня — у суда не было никаких улик, кроме признательных показаниё Николая. Нетрудно догадаться, как Николая "обрабатывали" в милиции...

«Моя милиция меня бережёт». Вместо эпилога.

Понимая, что у совковой милиции складывается далеко не лучший образ, советская власть всю историю своего существования пыталась как-то улучшить милицейский имидж — придумывала всевозможные концерты к Дню милиции, запускала мемы вроде "моя милиция меня бережёт", показывала в фильмах образы положительных и серьезных советских милиционеров, которые неустанно повышают уровень боевой и политчиеской подготовки и думают о благе народа — но по сути всё было напрасно. В отличие от развитых стран, где полицейский воспринимается как товарищ и защитник — в СССР "мент" воспринимался как карательное звено власти, от которого лучше держаться подальше.

Обсудить