Цена мира для Украины. Плюсы и минусы опыта Молдовы

Говорят, что Путин обыграл Зеленского. Чушь. Если Путин кого-то обыграл, то не Зеленского, а США, Францию, Германию, склонив их к подобному решению проблемы.

Как решить проблему Донбасса и Крыма?

Точки зрения на эту тему разнятся. Есть сторонники политики давления на Россию. Они считают, что Россию можно додавить, и она добровольно все отдаст. При этом они уверены, что давить будет коллективный Запад, а Украина будет пожинать плоды этого давления. Существует и другая точка зрения: опираясь на поддержку Запада,  нужно попытаться договориться с Россией. Ближе к этой точке зрения нынешнее руководство Украины. Однако, эта точка зрения не всеми воспринимается в Украине и за ее пределами,  как правильная. Среди оппозиционеров в Украине и у некоторых российских либералов превалирует мысль, что Путин уже обыграл Зеленского, заставив его поддержать так называемую  формулу Штайнмайера, что все делается по сценарию Путина. Более того, они убеждают общественность, что победа «партии мира» (Зеленский) над «партией  войны» (Порошенко) - это  стратегическое поражение Украины.

Нам в Молдове понятна позиция и тех и других. У нас свой «Донбасс» на левом берегу Днестра, свои партии войны и мира.

И мы не смогли успешно решить проблему статуса Приднестровья. У нас  тормозится процесс реинтеграции Молдовы, сохраняется контингент российской армии в Тирасполе. Но есть и плюсы: у нас давно не стреляют, не гибнут люди, население обоих берегов Днестра спокойно общается. И это главное.

Чего боится оппозиция в Украине, почему не хочет принимать  формулу Штайнмайера?

Несколько слов об этой «формуле»

«Формула Штайнмайера» предполагает предоставление особого статуса отдельным районам Донецкой и Луганской областей. При этом, как считают многие эксперты,  она является смягчённой версией Минских соглашений.

Лоббистом и энтузиастом Минских соглашений был президент Пётр Порошенко. Подписанные им Минские соглашения значительно жёстче, чем «формула Штайнмайера».

В этой формуле не сказано, как проводить выборы, какие должны быть условия. И нельзя исключать, что этот процесс могут по-разному понимать в Киеве, Париже, Берлине, Москве-Донецке-Луганске.

Вот как  видят этот процесс в Киеве.

Позиция президента Владимира Зеленского.

  1. Выборы проводятся по украинскому законодательству.
  2. Все украинские партии должны иметь возможность там проводить агитацию и участвовать в выборах.
  3. Для этого должны быть решены вопросы безопасности.
  4. ОБСЕ должно признать итоги выборов.

О красных линиях, которые не переступит Украина, говорит спикер Верховной Рады Дмитрий Разумков.

Первое. Ключевым вопросом является вопрос выборов. Выборы могут проходить исключительно по украинскому законодательству, и это одна из тех красных линий, о которых мы говорили.

Второе. Выборы могут происходить только, когда нет пулеметов, танков, другого оружия. Потому что все это не позволяет провести выборы.

Третье. Так называемый новый закон об особом статусе Донбасса начнёт работать именно тогда, когда Украина возьмёт под контроль границу, а ОБСЕ признает результаты выборов.

По  словам спикера, для того, чтобы ни у кого не было мысли, что новый закон об особом статусе предусматривает федерализацию Украины, он должен разрабатываться с привлечением экспертов, общественности, Верховной Рады, Офиса Президента, а также зарубежных партнеров.

Так почему этот вариант, который более выгоден, чем тот, который подписал Порошенко в Минске, не устраивает самого Порошенко и часть оппозиции?

Причина одна: все понимали, что минские соглашения не выполнимы. И особенно не заморачивались на этот счет. Украина обвиняла в их невыполнении Россию, а Россия Украину. И пока ЕС и США поддерживали Украину, это устраивало украинские власти.

Сложнее с «Формулой Штайнмайера». Ее поддерживает Франция и Германия. Её поддержали в НАТО и ОБСЕ. И вишенка на торте – США так же не против этой формулы. Более того, Трамп подталкивает Зеленского говорить и договариваться с Путиным. А самое главное: все понимают, что у Зеленского большое желание покончить с войной, даже не смотря на рейтинговые и репетиционные потери.

Говорят, что Путин обыграл Зеленского. Чушь. Если Путин кого-то обыграл, то не Зеленского, а США, Францию, Германию, склонив их к подобному решению проблемы.

Что мы наблюдаем сейчас на внешнем направлении? Возвращение России в ПАСЕ, усиление российского лобби в Евросоюзе, попытки Трампа вернуть РФ в "Большую семерку", пророссийская риторика Макрона, Германии и "Северный поток – 2", сеть карманных популистских партий в ЕС, которые продвигают идею отмены санкций и сближение с русскими и так далее.

И все это влияет на отношение к «проблеме Украины».

Как это не прискорбно многим в Украине признавать, но прагматичный Запад не хочет продолжать игру на стороне только Украины. У него есть интересы и в России. С одной стороны, геополитические. Западу (США, ЕС) нужна Россия как противовес усиливающемуся Китаю. А  с другой стороны, у них есть свои меркантильные интересы. И от этого никуда не денешься. И виновата в этом сама Украина. Запад наказывал Россию санкциями, нес из-за этого экономические потери, а Украина в это время, не только торговала с Россией, но еще ее чиновники наживались, обкрадывая свою воюющую армию. Это были друзья Порошенко. Почему после всего этого Запад должен был помогать Украине и терять на этом? Ради кого? Ради многочисленных свинарчуков?

Но почему некоторую часть правой оппозиции, не устраивает решение этой проблемы, если практически все союзники Украины его поддерживают?

Может быть у Порошенко и его соратников есть другое решение этой проблемы?

Какие могут быть варианты.

Первый. Война до победного конца. Все понимают, что это война с Россией.  И для Украины в этом случае не будет победного конца. Конец может быть только один, но отнюдь не победный.

Второй. Заморозить ситуацию на долгие годы. И в качестве примера приводят Приднестровье. Такое впечатление, что люди, которые это предлагают, не знают или забыли географию. Приднестровье граничит с Молдовой и Украиной. И на «замороженное Приднестровье» можно влиять. В первую очередь, экономически. И такое влияние сегодня уже оказывается. Другая ситуация на Донбассе. Там есть граница с Россией, которую Украина не контролируют. А это значит, что эти регионы де факто станут российскими.

Третий. Отказаться от этих территорий. Даже не обсуждаем. Только одно скажем. В этом случае автоматически придётся отказаться и от Крыма. А потом может быть еще от каких-то территорий.

Вернёмся еще раз к «Формуле Штайнмайера», точнее сказать, к ее возможным последствиям.

Многих политиков и экспертов в Украине пугает не сама формула, а те процессы, которые начнутся после ее реализации. И у этих людей есть своя логика. Она близка части населения Украины. Хорошо понимаем ее и мы,  граждане Молдовы.

Есть большие опасения, что в результате местных выборов власть в регионе возьмут те граждане, которым чужды интересы Украины. По опыту Приднестровья, хотя там выборы были не по законам Молдовы и без участия молдавских партий,  мы это видим. Но даже если бы всё там происходило по законам Молдовы, с молдавскими партиями, ситуация мало бы изменилась. И это реалии. Так будет и на Донбассе.

Более того, все понимают, что участие граждан этого региона в выборах в Верховную Раду повлияет на расклад сил в украинском парламенте. Конечно, «партия Медведчука» не победит, но значительно укрепит свои позиции в высшем законодательном органе Украины. А если ещё вернётся Крым, то и большинство сможет набрать. Это пугает часть политиков, этим обеспокоены многие граждане Украины.

Что делать? Лишить их на какое-то время избирательных прав?  Даже пробовать не нужно. Идея не пройдет. 

Поэтому, считают некоторые украинские политики,  реинтеграцию целесообразно имитировать или скрыто тормозить. И они готовы признать, естественно не публично, что лучше жертвы на «малой войне», чем реинтеграция и вовлечение Донбасса в украинский политический процесс.

 Конечно, это противоречит государственным интересам, зато гарантирует благополучное пребывание  таких политиков в Верховной раде..

О плюсах и минусах Молдовы

Напомню, хотя многим неприятно это будет прочитать, что когда Молдова столкнулась с проблемой Приднестровья, Украина была явно не на ее стороне.  Против армии Молдовы там воевали не только добровольцы из России (любопытно было бы узнать, как они туда добирались), но и из Украины. Через Украину шло также вооружение из России для сепаратистов. И через Украину шли контрабандные товары в Приднестровье, которые потом попадали в Молдову, подрывая ее экономику.  А  в Киев шли чемоданчики, набитые долларами из Тирасполя, за понимание и помощь. Увы, так было.

Да, в последние годы, особенно после Крыма и Донбасса, политика Украины кардинально поменялась. Сегодня Украина нам реально помогает решать проблемы Приднестровья. И за это ей большое спасибо.

Вернёмся к самой проблеме. Плюсы в том, что многие годы никто уже не стреляет. И никто в Кишиневе не помышляет о военном пути решения этой проблемы. Только мирный путь, только переговоры. Мы близки  к тому, что у нас с Приднестровьем скоро будет единое таможенное пространство. И снова благодарность Украине за возможность создать совместные украинско-молдавские таможенные и пограничные посты на ее границах по периметру Приднестровья.

Отметим как положительный фактор и то, что  молодежь с левого берега учится в вузах Кишинева, приднестровцы лечатся в больницах Молдовы, проходят лечебные процедуры в молдавских санаториях. Свободно перемещается рабочая сила.  

Да война и жертвы пока всеми не забыты. Но если на левом берегу пропаганда не дает жителям ее забыть,  то на правом берегу, многие стали об этом уже забывать.

Но  в Молдове, также как в Украине, есть настроения не спешить реинтегрировать страну, оставить все, так как есть, добиваясь решения «малых проблем», «идти малыми шагами».

Причина такая же: участия жителей этого региона в политической жизни Молдовы, считают в Кишиневе, укрепит  пророссийские политические силы в стране.

Более того, у Молдовы уже есть опыт в этом отношении.

Получившая автономию Гагаузия, стала ярко выраженным пророссийским регионом Молдовы. На выборах жители этого региона голосуют в подавляющем большинстве за пророссийские политические силы.

Так что, виноваты те, кто дал автономию Гагаузии? И те, кто хочет реинтегрировать Приднестровье?

Нет. Виноваты те, кто создал такую ситуацию.

Во-первых, политики, которым выгодно разделение граждан Молдовы на «своих» и «чужих».  Одни  ищут  счастье в европейском выборе, другие  в дружбе и развитии связей с Россией, в евразийском выборе. И политиков такой раскол устраивает. Каждый эксплуатирует на выборах свой электорат. Более того, судя по всему, по негласным договорённостям, одни не покушаются на электорат других. Классическая формула. Разделяй и властвуй!

Воронин обещал войти в союз России и Белоруссии.  Додон обещает евразийский союз. Правые партии ведут Молдову  в ЕС или Румынию. Каждому свое. Но главная-то цель – места в парламенте!

Пока у Молдовы не будет партии, объединяющей всю страну одной общей созидательной идее, этот бардак будет продолжаться.

Во-вторых, коррумпированная, погрязшая в политических играх Молдова, не может быть привлекательной для Приднестровья.

Да, там не лучше. Может быть хуже. Но там авторитарная власть, там все внутренние проблемы «заметают под коврик», там нет свободы СМИ, свободы политической деятельности. И значительная часть жителей считает, что там ситуация лучше чем в Молдове, где есть свободные СМИ, оппозиция и где постоянно говорят о проблемах.

Молдова не может сегодня, в силу сложившихся обстоятельств, стать «образцово-показательной» для Приднестровья. И там уверены, что лучше жить в независимом Приднестровье, пусть и непризнанным никем в мире,  чем реинтегрироваться в непредсказуемую, коррумпированную, находящуюся в вечных политических войнах, мечущуюся между Западом и Востоком Молдову.

И там боготворят Россию, которая худо-бедно помогает региону, и в которой, по мнению большинства приднестровцев,   живут лучше всех в мире. Почему они так считают? Потому, что они видят  такой Россию по тем картинкам, которые им показывает российское ТВ.

В-третьих, опыт представления автономии Гагаузии показал, что значительная часть молдавской политической элиты считала и считает, что это был подарок гагаузам. А они, неблагодарные, его не оценили.

Кишинев не понял, что статус - это переход  к новой модели развития Молдовы. И  в этой модели нужно учитывать интересы Гагаузии, работать с регионом, работать с гражданами, проживающими в автономии. Вместо этого, официальный Кишинев ждал слов благодарности и слепого подчинения. Этого не случилось. А Кремль  стал посылать сигналы гагаузам, давая понять, что понимает их проблемы и  готов помогать в их решении. Руководителей Гагаузии принимают в Москве на самом высоком уровне, награждают. Гагаузы утвердились во мнении, что Кишиневу они чужие, а Москве близки.

Кто  в этом виноват? Ответ однозначен: официальный Кишинев. Гагаузов и Гагаузию игнорировали. Вопрос на засыпку: много ли сегодня министров, послов, руководителей госкомпаний, советников президента из числа гагаузов? Не много. А точнее, их вообще нет.

Не удивлюсь, что так же будет и с Приднестровьем. Статус Кишинев даст и будет ждать благодарностей. А за что благодарить?

Такое  может случиться и в Украине, если не придёт понимание, что нужно строить новую Украину и убеждать граждан, проживающих на Донбассе и в Крыму,  а также во Львове и Одессе, в Харькове и Черновцах,  что эта Украина строится для всех, для каждого из них, а не для коррумпированных чиновников и судей. И  делом доказывать это. Тогда будет единая Украина, не разделённая на запад и восток, юг и север. И тогда не будет шансов у пророссийских партий прийти к власти и изменить вектор развития Украины.

Заключение.

Политика есть искусство возможного. Для Украины сегодня открывается «окно возможностей».

Надо понимать, что не только Россия, но и Запад сегодня не готовы отказаться от Минских соглашений и разрабатывать другую базу для переговоров. Ф.-В.Штайнмайер предлагает Украине начать двигаться в направлении их имплементации, Д.Трамп прямо рекомендует договариваться с В.Путиным.

И прав тот  эксперт, к сожалению, не зафиксировал  его фамилию,  который считает, что  поздно рвать на голове волосы, оплакивая уходящий status quo. Куда важнее задуматься о тех возможностях, которые открывают новые переговоры; не забывая о тех «красных линиях», которые всё же нельзя переступать Киеву; о том, каким образом гарантировать проведение реально свободных выборов на Донбассе и убедить значительную часть местного населения в тупиковости сепаратизма, да и во многом другом. В конце концов, не следует считать, что принятие предложения о дальнейших переговорах является подписанием капитуляции на фронте или полным отказом от суверенитета страны. Скорее всего, именно сейчас начинается новая глава в развитии украинской государственности…

-------------------------------------------------------------------------------------------------

Вы еще не читаете мой Telegram? А зря! Подписывайтесь!

Обсудить