Мы, телеканалы, принадлежим Додону

«Насколько я понимаю, мы принадлежим Додону», – сказала на днях сотрудница Общественного телевидения Moldova 1.
Зачем КСТР, некоторые руководители СМИ и журналисты соглашаются поддерживать тщеславие медиа-магната? - задается вопросом Алина РАДУ, в материале ZDG

На днях румынский телеканал Realitatea TV приостановил свою деятельность после 18 лет вещания. Закрытие произошло после того, как Национальный совет по телевидению и радио Румынии, эквивалент молдавского КСТР, не продлил лицензию этому каналу из-за неполного пакета документов. «В частности, из-за того, что Realitatea Media, находящийся в процессе несостоятельности на протяжении восьми лет, все еще не имеет утвержденного плана по реорганизации и не смог предъявить налоговую справку», – пишет paginademedia.ro.

Для меня, как медиа-потребителя, данная тема является интересной. Мне жаль, когда закрываются СМИ, но я рада услышать, что где-то все еще применяются стандарты. Что значит, что Realitatea TV на протяжении 8 лет находится в процессе несостоятельности, и у него нет плана урегулирования? Если хорошо подумать, то Realitatea TV из Румынии стоял у истоков создания Publika TV из Молдовы 9 лет назад. М-да, Космин Гушэ, будучи на протяжении 8 лет неплатежеспособным с одним каналом в Бухаресте, рискнул создать другой канал в Кишиневе. Непрозрачность финансирования средств массовой информации должна считаться такой же важной проблемой, как непрозрачность финансирования партий. А теперь другая неплатежеспособная реальность беспокоит нас.

В Кишиневе в КСТР не так много разговоров о сертификатах о финансировании. Более того, несмотря на то, что есть документы, заявления и просьбы не допускать концентрацию средств массовой информации, это именно то, что происходит сейчас под эгидой КСТР. 

Вчера кишиневские НПО обнародовали заявление, в котором «выражают озабоченность в связи с стимулированием концентрации медиа-собственности в Республике Молдова, одновременно с принятием Советом по телевидению и радио (CA) двух недавних решений, способствующих укреплению медиа-холдинга, аффилированного ПСРМ, через компании и лица, близкие к этому политформированию». В государстве, ассоциированном с Европейским Союзом, которое получает деньги именно для борьбы с коррупцией и непрозрачностью от европейских налогоплательщиков, благоприятствование этому молдавско-российскому медиа-партнерству под политической эгидой является недопустимым актом. Мы будем следить за реакцией КСТР на эти обвинения, но это не единственное, что нужно отслеживать в решениях этого совета.

«Насколько я понимаю, мы принадлежим Додону», – сказала на днях сотрудница Общественного телевидения Moldova 1. Да, я давно заметила, что президент государства пользуется поддержкой во многих репортажах и новостях, не видя ни одного критического материала в его адрес, но, подумала я, возможно, я не внимательно следила за новостями, может быть, эксперты проведут объективную оценку. Этого не было сделано. И то, как журналистка сказала мне: «Мы принадлежим Додону», очень огорчило меня.

Помимо того, что Молдова1 является публичным телевидением, финансируемым из денег всех граждан, я хотела бы отметить много имен и групп журналистов, которые годами боролись за деполитизацию этого учреждения. Многие журналисты были уволены, судились в течение многих лет с администрацией этого учреждения за незаконные увольнения, потому что не подчинились политическим приказам, многие протестовали, некоторые даже провели голодовку, чтобы сохранить этот источник информации вне политики. Все, кто теперь принимает политические игры на TVM, игнорируют борьбу остальных. Последние несколько месяцев ясно показали, что даже самый одиозный медиа-магнат потерпел неудачу.

Зачем КСТР, некоторые руководители СМИ и журналисты соглашаются поддерживать тщеславие медиа-магната? Почему они соглашаются пичкать общественность «партийными истинами», пока не останутся без аудитории? Возможно, потому, что они не поняли, что люди отказываются от этих каналов, даже государство от таких каналов отказывается. И в один прекрасный день они все равно дойдут до несостоятельности, и не только финансовой. Несостоятельность доверия – самое тяжелое бремя для журналиста.

Обсудить

Другие материалы рубрики