Комментарий: Конституция развитого авторитаризма

Поспешное переписывание действующей конституции ведет к появлению документа, закрепляющего и усиливающего авторитарный режим Владимира Путина, считает Федор Крашенинников.

Прошло всего несколько дней после выступления Владимира Путина перед Федеральным собранием, но за это время политическое будущее России обрело новые черты. Например, уже сейчас очевидно, что пресловутая "проблема 2024 года" в том виде, в которой о ней было принято говорить, перестала существовать.

Представляется, что в этом и заключается весь смысл затеянной кампании: убрать из основного закона все, что может создать даже теоретические риски для консервации верховной власти в ее нынешнем виде.

Конец местного самоуправления

Помимо множества других идей, Путин предложил ликвидировать местное самоуправления как самостоятельный уровень власти, сделав его частью единой системы "публичной власти".

Казалось бы, зачем вести речь о конституционном превращении местного самоуправления в придаток всей вертикали власти, если оно и так де-факто ликвидировано и подчинено ей? Ответ на этот вопрос может дать ключ к пониманию логики всего затеянного Путиным скоростного переписывания конституции.

Несмотря на мизерабельное положение местного самоуправления в современной России и его фактическую ликвидацию, сам факт существования у граждан страны гарантированной конституцией возможности отделить местную власть от интересов и задач всероссийской властной вертикали воспринимается Путиным как потенциальная угроза. И, как кажется, это часть общей политики: лишить граждан России не только возможности на практике что-то выбирать и решать без оглядки на Кремль даже на местном уровне, но и конституционно минимизировать любое реальное участие граждан в управлении страной.

Быстро и без дискуссий

Еще понятнее суть того порядка, который Путин хочет создать своей конституционной реформой, становится по способу ее проведения. Первое, что бросается в глаза, это последовательное отстранение от участия в принятии решений по конституции граждан России.

Рабочая группа по выработке нового текста сформирована указом президента, а утвердить его предполагается не на референдуме, а с помощью некоего не прописанного ни в одном законе "добровольного голосования", методику и форму проведения которого определит опять-таки указ президента.

Отсутствие какой-либо ясности по поводу механизма этого голосования выглядит как сознательная дезориентация оппозиционно настроенной части общества: невозможно заранее придумать способы противодействия тому, о чем вообще ничего не известно. Очевидно, той же цели служит и заданный Путиным бешеный темп переписывания конституции: не дать обществу времени опомниться и осмысленно отреагировать на происходящее.

"Как бы чего не вышло"

Как и в случае с местным самоуправлением, возникает вопрос: если нет никаких сомнений, что при желании Кремль мог организовать "широкое обсуждение", не спеша избрать карманное Конституционное совещание для выработки нового текста конституции, а потом провести и референдум для ее принятия, то зачем так спешить и столь откровенно пренебрегать путем, предписанным действующей конституцией для ее изменения?

Ответ прост: Путин и его окружение хотят исключить возникновение проблем для себя не только в отдаленной перспективе, но и в ближайшем будущем. А вдруг имитация обсуждения перейдет в реальную общенациональную дискуссию по важнейшим вопросам жизни страны? Вдруг что-то не так пойдет с выборами и работой Конституционного совещания? Вдруг на референдум не удастся привлечь предписанный законом процент избирателей или его итоги окажутся не такими, как надо? Короче говоря - "как бы чего не вышло", а потому - лучше все сделать максимально быстро и камерно, не усложняя себе задачу ни на одном из этапов переписывания конституции, даже если нарочитые спешка и кулуарность ставят под вопрос легитимность всего происходящего.

Конституция развитого авторитаризма

В 1977 году Верховный Совет СССР утвердил новую конституцию Советского Союза, которая вполне официально называлась "конституцией развитого социализма". С ее помощью руководство КПСС максимально упростило себе задачи по управлению страной, без всякого стеснения легализовав однопартийную диктатуру.

Если 126-я статья конституции 1936 года называла компартию всего лишь "руководящим ядром" государственных и общественных организаций, то шестая статья брежневской конституции прямо объявляла КПСС "руководящей и направляющей силой" всего советского общества. Таким образом, несмотря на то, что брежневская конституция была полна бессодержательной демагогии и лживых лозунгов о власти народа, никто не мог сказать, что всевластие компартии было неконституционным.

В 2020 году Владимир Путин решает ту же задачу, что и Леонид Брежнев в 1977-м - подгоняет конституцию к реально существующему в стране порядку вещей и консервирует его. Разница лишь в том, что в 1977 году конституция должна была гарантировать неоспоримость диктатуры КПСС, а на наших глазах рождается документ с гораздо более приземленной, сиюминутной и от того более возмутительной задачей: на уровне конституции оформить существующий де-факто авторитарный режим Владимира Путина, на годы вперед минимизировав риски и угрозы и лично для него, и для всей созданной им системы.

Автор: Федор Крашенинников - российский политолог и публицист, автор книг "После России" и "Облачная демократия", которую он написал вместе с Леонидом Волковым. Telegram: @fyodork, Twitter: @fyodorrrrr

Комментарий выражает личное мнение автора. Оно может не совпадать с мнением русской редакции и Deutsche Welle в целом.

Обсудить