Шесть лет оккупации: чем живет Крым и что Украина делает для его возвращения

Украинская власть и общество уделяют Крыму гораздо меньше внимания, чем Донбассу. На седьмой год после аннексии стратегия деоккупации полуострова до сих пор не готова, несмотря на регулярные ритуальные обещания Владимира Зеленского "вернуть наш Крым". О том, как Россия захватила Крым и что сейчас происходит на оккупированном полуострове и вокруг него - в материале РБК-Украина.

Ровно шесть лет назад под зданием Верховного совета Крыма состоялось два митинга: пророссийский и проукраинский, на который в основном пришли крымские татары. В ходе столкновений погибли два человека, несколько были ранены. Это были первые жертвы агрессии РФ против Украины.

Уже на следующую ночь здания парламента и правительства Крыма захватит российский спецназ без опознавательных знаков. Начнется решающая фаза оккупации полуострова, с блокированием украинских кораблей, захватом воинских частей и массовой переброской российских войск и техники, что закончится "референдумом" 18 марта и "присоединением" Крыма к России.

До сих пор продолжаются споры о том, должна ли была постмайданная власть отдать прямой приказ на применение оружия против агрессоров, или же украинские военные в Крыму должны были стрелять без всяких приказов, согласно армейскому уставу. Или же на самом деле существовало указание обходиться без оружия.

Да и несмотря на многочисленные примеры верности украинской присяге и упорного сопротивления захватчикам, предателей тоже хватало. Хороший пример - контр-адмирал Денис Березовский, который перешел на сторону "народа Крыма" уже на следующий день после назначения командующим ВМС Украины, в самый разгар событий. Сейчас Березовский - замкомандира Тихоокеанского флота РФ, уже в чине вице-адмирала.

Потом начались события на Донбассе, и тема Крыма отошла на второй план. Спустя шесть лет ничего так и не изменилось. Вокруг Донбасса бурлят различные процессы, переговоры, форматы и "мирные планы". А о Крыме обычно вспоминают только в годовщину начала аннексии, после очередных арестов и репрессий на полуострове и в связи со скандальными высказываниями на крымскую тему кого-то из представителей истеблишмента.

О необходимости вернуть Крым в своих публичных выступлениях регулярно вспоминает президент Владимир Зеленский. Но как это сделать - никто не знает, в том числе и сама власть. О намерении презентовать стратегию деоккупации Крыма рассказывал еще президент Петр Порошенко в 2015 году. Но вскоре этот документ был засекречен.

"Над стратегией работали в 2015 году, была создана рабочая группа при СНБО. Документ был передан в Администрацию президента и после этого никто не знал, что с ним. В любом случае, этот документ никто не видел", - поясняла РБК-Украина зампредставителя президента в АРК Тамила Ташева. Такую стратегию планируют разработать в ближайшие полгода-год.

В вопросе Крыма от украинской власти, очевидно, зависит еще меньше, чем в вопросе Донбасса. Главная причина - Россия. В Кремле категорически отказываются обсуждать статус полуострова в каком-либо формате.

В рамках реформы российской конституции предлагается внести туда норму о "запрете на отчуждение территорий РФ" и даже на "ведение переговоров об отчуждении", что прямо коснется российских дипломатов.

"Возвращение Крыма" стало фундаментом государственной идеологии РФ и на некоторое время подняло рейтинг Владимира Путина на беспрецедентную высоту. Потому при нынешнем кремлевском режима Крым Россия не отдаст.

Это значит, что в обозримой перспективе будет сохраняться статус-кво. Украина и далее считает АРК своей временно оккупированной территорией, легально попасть на которую можно только с материковой части страны, через сухопутную административную границу. О признании оккупационных властей в каком-либо формате речь не идет, как и прямых экономических связях с ними.

Экономическая несвобода

Время от времени этот статус-кво пытаются пересмотреть. За последнее время больше всего шума наделало, конечно, заявление главы фракции "Слуга народа" Давида Арахамии. Он допустил восстановление подачи воды на полуостров в случае, если Россия "отведет свои войска в Ростов".

От этой идеи потом оперативно открестились все представители украинской власти, в том числе и сам Арахамия, который сказал, что его опять неправильно поняли. Зато различные российские и пророссийские пропагандисты ухватились за его слова, продвигая тезисы о том, что Украина чуть ли не морит жаждой обычных крымчан и устраивает геноцид населения полуостров. И вообще, раз уж Украина считает жителей АРК своими гражданами, то она обязана давать им воду, говорят в РФ.

Другой вопрос, что восстановление подачи воды лишило бы Украину как минимум морального права апеллировать к международному сообществу в вопросах своей территориальной целостности. Ведь пришлось бы подписывать какой-то двухсторонний договор или контракт, в котором в реквизитах второй стороны было бы указано "Крым, Российская Федерация".

К тому же в открытых источниках легко найти информацию о том, что обычные жители Крыма от нехватки воды никак не страдают. А не хватает ее как раз для обеспечения российских военных баз и промышленности, в частности, для заводов украинского олигарха Дмитрия Фирташа, продолжающего бизнес-активность на оккупированном полуострове.

Наконец, согласно международному праву, ответственность за оккупированную территорию, в том числе и за потребности ее населения, целиком и полностью лежит на государстве-оккупанте. А Крым обходится России очень дорого.

Только косвенные потери от санкций составляют десятки миллиардов долларов в год, оценки очень разнятся. Много бюджетных денег уходит и непосредственно на крупные проекты вроде керченского моста, который обошелся в 3,5 млрд долларов. В целом, на "федеральную целевую программу развития Крыма", продленную до 2022 года, предусмотрено около 13,7 млрд долларов.

Различные "мега-проекты" сейчас составляют львиную долю экономики АРК. Международные компании работать там, естественно, не хотят, опасаясь санкций, из почти пяти сотен российских банков на полуострове работают лишь семь.

В таких условиях Россия ожидаемо сделала ставку на туризм, причем исключительно внутренний. После резкого падения потока туристов в первые годы после аннексии, власти РФ рапортуют о небывалом росте, якобы в 2018 был поставлен рекорд за все годы после распада СССР.

Впрочем, отследить реальную статистику из Украины де-факто нереально, тем более, оккупанты искусственно нагоняют цифры, к примеру, записывая в туристы всех, кто на протяжении года въехал в Крым со стороны Украины или России. Административные меры, вроде раздачи путевок в Крым бюджетникам или съемки пропагандистских фильмов (которые получают разгромные отзывы от зрителей и критиков) за государственные деньги, изменить ситуация вряд ли смогут.

Отсутствие экономической свободы в Крыму сопровождается полным удушением свободы политической. Каждый месяц по нескольку раз появляется информация о новых задержаниях и обысках. Под ударом люди, заподозренные в наименьшей нелояльности к оккупационным властям, в первую очередь - крымские татары.

При этом все, кто решается открыто поддержать очередную жертву во время обысков или суда, автоматически попадают "на карандаш" ФСБ, становятся следующими мишенями спецслужб, и так по кругу. Сейчас в Крыму незаконно удерживаются до сотни человек, которые должны вернуться в Украину в рамках следующего обмена, анонсированного Владимиром Зеленским.

Выдавливая с полуострова крымских татар и украинцев, Москва специально меняет этнический состав населения полуострова, завозит туда русских с "материка". По словам Тамилы Ташевой, речь может идти о полмиллионе человек. Для сравнения, все население Крыма на момент аннексии составляло примерно 1,9 миллиона. В несколько раз выросла и численность военного контингента, а также боевых самолетов, кораблей, артиллерии и различной бронетехники. Фактически, Кремль превращает полуостров в огромную военную базу.

Суды и компенсации

Пожалуй, единственные успехи Украины в крымском вопросе происходят на международной арене. Несмотря на огромные усилия Москвы, аннексию официально признали лишь несколько государств-членов ООН, в частности, такие проверенные друзья Кремля, как Сирия, Венесуэла и КНДР. Представители стран-членов ЕС, США и Канады в своих выступлениях регулярно напоминают о том, что принадлежность Крыма Украине не может быть оспорена ни в каком формате.

Медленно, но уверенно продвигаются и процессы в международных судах. Так, Международный суд ООН в Гааге (не путать с Международным уголовным судом, он же "Гаагский трибунал") признал свою юрисдикцию по иску Киева о дискриминации крымских татар и украинцев на полуострове. Суд ввел временные обязующие меры для российских властей (которые она, впрочем, полностью игнорирует) и перейдет к рассмотрению дела по существу.

Параллельно в Постоянной палате третейского суда в той же Гааге находится и другой иск, о незаконном использовании природных ресурсов в Черном и Азовском морях, в частности, газовых месторождений. Но по существу это дело начнут рассматривать не раньше следующего года.

По коммерческим искам украинских компаний уже есть реальные судебные решения, например, Ощадбанк отсудил у РФ 1,3 млрд долларов компенсаций за убытки от аннексии. Аналогичное решение было принято и в пользу ПриватБанка, но итоговая сумма компенсации пока судом не определена.

В любом случае, выплачивать Россия ничего пока не собирается. Надежды Кремля при этом явно связаны с продолжающимся переговорным процессом по Донбассу, который РФ и дальше пытается вернуть назад в Украину на нужных ей условиях. Желание России в каком-то виде "разменять Крым на Донбасс", если не де-юре, то хотя бы де-факто, о чем говорят с весны 2014 года, никуда не делось.

На полуострове крымские татары по-прежнему становятся жертвами репрессий российских властей (Фото: Виталий Носач, РБК-Украина)

Следующий всплеск интереса к крымской тематике, очевидно, случится в начале мая, когда крымские татары собираются провести "марш на Крым". По словам главы Меджлиса Рефата Чубарова, 2 мая они планируют массово пересечь административную границу с оккупированным полуостровом в пункте пропуска "Чонгар" и приглашают присоединиться к ним различные международные организации.

Во главе шествия будут идти члены Меджлиса и народные депутаты, по словам Чубарова, не исключен и вариант силового прорыва. Представители оккупационных "властей" уже пообещали дать "жесткий отпор" участникам акции и подогнать к админгранице "праздничные автозаки".

В представительстве президента Украины в Крыму говорят, что риски этой акции уже обсуждали с ее организаторами. При худшем варианте развития событий вполне возможно, что в списках на обмен появятся новые фамилии активистов. А крымская тема вскорости опять уйдет на второй план в общеукраинской повестке дня.

Обсудить