Раскол и разборки в ДПМ. Почему это стало важным событием в Молдове

Демократическая партия, которая после поспешного отъезда ее лидера в июне 2019 года, практически, не была видна в политической жизни страны, в последние дни стала основным поставщиком новостей.

Информационный шум вокруг ДПМ, связан с выходом из нее группы из шести депутатов. И это действительно интересно потому что ни летние, громкие атаки на партию со стороны Альянса ПСРМ-АКУМ, ни осеннее свержение правительства Санду и голосование ДПМ за правительство Кику, ничего из этого не привлекло столько внимания к демократам, как те процессы, которые происходят в партии сегодня.

И этому есть вполне логичное объяснение.

Сегодня от ДПМ очень многое зависит. От них зависит, сохранится ли правительство Кику, или оно будет отправлено в отставку, с последующим роспуском парламента, и новым очень большим переделом в молдавской политике. От них зависит, каковы шансы президента Додона переизбраться осенью на второй срок президентства. Да и в целом, от ДПМ зависит то, какой будет температура политической жизни в ближайший год, в палате под названием Молдова. Именно совокупность этих факторов влияния притягивает сегодня взгляды политических аналитиков, и людей, интересующихся политикой, к тем процессам, которые происходят с бывшей командой Плахотнюка.

Несмотря на то, что вышедшая из фракции и из партии «группа Канду», заявила, что не хлопает после себя дверью, и надеется на сохранение политического сотрудничества с ДПМ, и несмотря на заявление Дьякова о том, что ДПМ не исключает сотрудничества с теми, кто ушел, исход был очевиден – будет война.

По-другому просто быть не могло. Две партии (группа Канду еще не партия, но скоро) у которых одни и те же избиратели, одни и те же контакты в районах, одни и те же скелеты в шкафу, да и вообще все одно и то же, не могут не сцепиться в смертельном политическом бою. Это неизбежно с точки зрения логики существования однояйцовых политических близнецов, которым есть что делить, и в первую очередь - это электорат. К примеру, напомню, что в свое время раскол в ПКРМ и выход «группы Игоря Додона» привели к противостоянию между коммунистами и социалистами. И мы видим, чем оно закончилось.

Пока другие молдавские партии, (кроме социалистов, но об этом позже) смотрят за разборками между бывшими и нынешними демократами скорее с интересом, тем временем сами участники внутрипартийной драмы начинают по нарастающей наносить друг по другу удары. И начали они сразу с козырей, выбрасывая реальный компромат друг на друга. У обеих групп есть болевые точки, о которых вчерашние друзья, а сегодняшние партнеры знают лучше всех.

Болевые точки ДПМ:

Их будут обвинять в связях с Додоном, и не просто в связях, а в том, что они политически легли под президента. Пока это обвинение, звучит просто как недоказанная декларация, но все может измениться, как только демократы проголосует так, как будет выгодно ПСРМ или президенту. Это еще, конечно, не означает продажу, или сдачу партии, но повод для критики даст очень серьезный, и косвенно подтвердит обвинения.

Масло в огонь подливают СМИ, близкие к социалистам, которые дружно встали на защиту демократов и начали активно атаковать группу Канду. Опять-таки, это еще не значит, что они это делают именно ради самих демократов. Скорее причины в другом. Первое, это тот факт, что сейчас социалистам очень важно удержать политическую стабильность, как минимум до президентских выборов, а лучше до 2023 года. И для этого им очень нужны демократы, которые могут при определенных обстоятельствах подставить им плечо. Во-вторых, в группе Канду несколько человек очень жестко критикуют Додона, и конечно же близкие к нему СМИ, отвечают на эту критику ответной критикой. Правда, делают они это топорно, в стиле советской пропаганды 30-х годов прошлого века, но это уже другая история.

Болевые точки «Группы Канду» - Pro Moldova:

Группу будут, и уже это делают, обвинять в том, что они люди Плахотнюка. Опираясь на то, что Канду был одним из самых близких людей экс-лидера ДПМ, и даже является его крестником. Косвенно, пищу для такого обвинения дает и ТВ-холдинг принадлежащий Плахотнюку, активно включившись в критику Додона.

Но здесь надо понимать причинно-следственную связь, без этого полной картины сложить не получится.

Во-первых, говоря о близких людях Плахотнюка, надо задать вопрос – а Филип не был близким? А другие члены команды, которые сидели все последние годы в офисе Плахотнюка, ежедневно участвовали в заседаниях с шефом, получали от него разные задания, они что не «люди Плахотнюка»? Поэтому более чем странно, когда выделяют кого-то из бывшего руководства Демпартии, и говорят – это его люди, а это нет.

Во-вторых, если говорить про холдинг GMG, то после отъезда Плахотнюка, в идеологии холдинга полностью была исключена политическая компонента. Задача была одна – рейтинг, и борьба за зрителя. То есть, то, ради чего работают все нормальные телеканалы. А что наши люди воспринимают с особым удовольствием? Правильно – критику власти. Именно по этой причине Холдинг не упускает возможности ткнуть власть в совершенные ошибки. И началось это еще летом, то есть к произошедшему на прошлой неделе расколу в ДПМ, такая позиция GMG не имеет никакого отношения.

Ну еще возможно эта повышенная критичность к властям возникла по причине некой договоренности с партнёрами Молдовы, которые пообещали защищать телеканалы от нападок властей, взамен журналисты обязуются быть более жесткими в критике политиков, и особенно тех, кто во власти.

Кстати, возвращаясь к обвинению в адрес группы Канду, в том, что они люди Плахотнюка. Оно появилось, как первая реакция от СМИ и троллей близких к ПСРМ на выход группы Канду. Далее, видимо, и они поняли, что сегодня этим никого не убедишь, учитывая, что Плахотнюк, судя по всему, ушел из молдавской политики если не навсегда, то уж точно надолго. И тогда было решено выдать группе Канду новую персонификацию врага, их начали приклеивать к Илану Шору. Он в отличии от Плахотнюка от политической жизни в Молдове не открещивается, лично и через своих людей уверят, что скоро появится, и, судя по всему, активно финансирует свою партию. Шор с его имиджем главного обвиняемого страны, вполне подходит, чтобы, прилепив к нему вышедшую группу, тем самым начать кампанию по разрушения имиджа.

И как контрольный выстрел, группу Канду стали обвинять в том, что их еще и Ротшильд финансирует. Сразу скажем, обвинение в глазах проевропейского электората так себе, даже может быть наоборот, кто-то скажет – ну раз такая древняя и могучая семья взялась за продвижение этого политического проекта, значит за ним будущее. Но на самом деле, это обвинение было сделано в расчете на пророссийский электорат социалистов, потому что для них имена – Ротшильд, Рокфеллер, Сорос, являются чем-то вроде имен дьявола, и бесспорным доказательством негатива. Тем самым, социалисты объясняют своим сторонникам – «смотрите, все представители зла ушли из ДПМ, и теперь с демократами можно делать коалицию».

Что в остатке

Теперь возвращаемся к началу этой статьи, почему эти события так важны для ближайшего будущего Молдовы. Пока демократы, бывшие и оставшиеся, начинают борьбу не на жизнь, а на смерть, пока Нэстасе и Санду будут закапывать друг друга в рамках выборов президента, пока унионисты будут разбираться между собой, кто больше любит Румынию, тем временем создаются максимально комфортные условия для переизбрания Додона на второй срок. Справа полный бардак и хруст челюстей, впивающихся в своих коллег по флангу, слева раздается жалкий писк политических карликов, неспособных никак проявить себя, и что же может в этой ситуации помешать Игорю Додону переизбраться?

Если принимать во внимание то, насколько короткий временной отрезок остался до выборов президента, становится очевидно – сегодня Додону внутри страны не сможет помешать никто. Разве, что вариант «Майдана», но к этой теме мы еще вернемся в будущем, а пока она под вопросом.

С другой стороны, скорее всего будут попытки повлиять на ситуацию со стороны партнеров по развитию. Вероятно, они приложат все силы, чтобы сконцентрировать правый фланг в один кулак, но это вряд ли получится.

Во-первых, справа накопилась слишком большая масса внутренних противоречий и взаимных недовольств. А кроме того, критическая масса бестолковых политиков справа становится предельной, и по законам политологии, для самоочищения и возрождения этот фланг должен пройти через сильное поражение.

Во-вторых, я бы не стал сильно надеяться на «мудрые и продуманные шаги» наших друзей с Запада. Мы все видели, насколько они бестолково сыграли летом, сначала подыграв Козаку и России в реализации их планов, затем вообще прошляпив падение Санду и укрепление Додона. Есть разные мнения почему так получилось. Одни говорят, что причина, в том, что в важных западных посольствах серьезный кадровый кризис. Другие говорят, что их консультируют люди, только изображающие свою проевропейскость, а на деле, играющие в пользу Востока. Скорее всего и то и другое.  

Хотелось бы закончить статью каким-то выводом, но пока выводы делать очень рано – ситуация находится в динамике, меняясь каждый день. Пока все изменения в нашей политике носят не критический характер, но за счет того, что их много и за счет того, что в эту формулу вносится все больше неизвестных, ответ в молдавском политическом уравнении далеко не очевиден. Возможно некоторые моменты прояснятся через 3-4 недели.


Подписывайтесь на мой Telegram канал

Обсудить