Новая властная коалиция в Молдове: роль Майи Санду в ее создании, конец феномена «чуть-чуть беременности» и перспективы.

Короче, власть переформатируется. Теперь будем ждать, когда переформатируются мозги у представителей власти и оппозиции, и надеяться (по привычке) на лучшее, но готовиться к худшему.

Майя Санду может радоваться: наконец-то у нее что-то получилось, ей удалось хоть что-то сделать. Благодаря ее усилиям склеилась коалиция  Партии социалистов и ДПМ.

Да, еще идут переговоры, но это верхняя часть айсберга. В нижней части, подводной,  все давно решено. И только чудо  в лице К или Х может что-то изменить. Но, кажется,  лимит на чудеса был исчерпан в прошлом году.

Немного истории

Вначале Майя Санду  приняла решение и публично подписала документ, что никогда не пойдет на создание коалиции с ДПМ и ПСРМ.

Потом появилось «окно возможностей», открывавшее путь к реальной власти. Забыв о клятвах, она пошла на союз с социалистами. И надо признать, на чрезвычайно выгодных для неё условиях. Имея меньше, чем социалисты  депутатов в парламенте,  она вынудила тех отказаться от практически всех своих политических хотелок и выбила себе право самостоятельно сформировать правительство, возглавив его.

В результате у нее появилась уникальная возможность показать Молдове и миру, что пришел к власти политик, способный кардинально изменить ситуацию в стране, проводить важные реформы, создавать условия для успешного развития экономики и модернизации здравоохранения и образования.

И что?  

Чем запомнились 5 месяцев правления Майи Санду?

Только одним: заплесневелой критикой ушедшей власти и надоевшими обещаниями. О критике предшественников помолчим. Это вечный репертуар каждой новой власти. Поговорим об обещаниях.

Обещание, что все назначения будут только на конкурсной основе, было цинично нарушено. Особенно показательным стало назначение членов Конституционного суда  парламентом. Выиграли конкурс одни кандидаты, а назначили других. И партия Майи Санду за это проголосовала.

Обещание, что не будет главенства  кумовства и родственных связей в институтах власти. И первое назначение на пост начальника полиции -  кума соратника Майи Санду по коалиции.

Обещание вернуть аэропорт государству и тайная встреча с миллиардером Ротшильдом, который после общения с Санду и ее министром  экономики, выкупает у Шора акции компании, взявшей в концессию аэропорт.

Обещание снять удавку с бизнеса и вместо этого - повышение в два раза НДС для бизнесменов, работающих в сфере общепита и гостиничного бизнеса.

Обещание реформировать судебную систему и правоохранительные органы и попытка законодательно закрепить за  премьер-министром, т.е. самой Санду, право самостоятельно подбирать кандидатуру на пост генерального прокурора.

Последняя «реформа» в конечном итоге привела к отставке правительства. Сама  Санду дала для этого повод, так как нарушила подписанное с социалистами соглашение.

А были ли заслуги у правительства Санду?

Самой большой своей заслугой Санду считает то, что ее принимали в США и ЕС и в результате она добилась кредита  для Молдовы.

Если это заслуга, то, получив в несколько раз больший кредит, Игорь Додон объявит себя трижды заслуженным.

После  её отставки кто-то наблюдал массовые акции граждан Молдовы в защиту правительства Майи Санду?

Нет.

А почему?

А нечего было защищать.

Сегодня Майя Санду приглашает ДПМ к сотрудничеству, убеждает  демократов отказаться от создания коалиции с социалистами.  PAS  призывает  демократов уважать стремления их избирателей, которые, в большинстве своем, являются проевропейцами.

Два комментария на эту тему.

Первый. Думала ли Санду о перспективе сотрудничества с ДПМ, когда став премьер-министром в коалиции с социалистами,  публично обещала посадить за решетку детей  Павла Филипа, инкриминируя им разного рода преступления?

Кем она в тот момент себя возомнила? Прокурором?  Если к тебе, как к премьер-министру поступила какая-то информация, передай её в прокуратуру, попроси расследовать, но не выступай сама, не грози наказанием. Теперь Санду  призывает лидера ДПМ  Филипа «к разговору».

Если она была права в своих обвинениях, то не нужно позориться и предлагать союз. Если не права, то почему Павел Филип должен искать партнёрство с человеком, который его семью оклеветал?

Второе. Не смешно ли звучит призыв к ДПМ «уважать стремления собственных избирателей». Демократы, в отличие от PAS, не клялись не вступать в коалицию с ПСРМ. Они не клятвопреступники. И еще. Сама партия Санду уважала мнение своих проевропейских избирателей, когда вступила в коалицию с социалистами?

В общем, все, что не делала Санду, объективно толкало ее к самоизоляции. А если она сама себя изолировала, если оттолкнула ДПМ, то  демократам ничего не оставалось, как искать других союзников.

В силу этого Санду смело можно назвать архитектором коалиции ДПМ и ПСРМ.

О феномене «чуть-чуть беременности»

Поддержав правительство Иона Кику, предложенное социалистами, но при этом, не вступив в коалицию с этой партией, ДПМ де-юре не стала частью власти. Но общественное мнение начало считать ДПМ одной из партий власти. Образно говоря, она была чуть-чуть беременна властью.

Часть депутатов решила, что нужно  реально стать властью,  а для этого необходимо официально вступить в  коалицию и стать одной из правящих партий.

Но некоторым депутатам парламента из фракции ДПМ эта идея не нравилась. Они хотели быть беременными чуть-чуть властью и чуть-чуть оппозицией, держа одних  в напряжении (можем проголосовать за отставку правительства),  а других  в ожидании (можем помочь вам вернуться во власть).

Эти два крыла в одной фракции  одной партии должны были прийти к единой точке зрения или разделиться. Произошел раздел и раскол. На эту тему мне приходилось уже много писать, не буду повторяться.

 Коалиция ПСРМ и ДПМ. Что важно?

Важно то, что любая коалиция, в которой есть большинство депутатов,  гарантирует определенную политическую стабильность в стране.

Это важно для правительства, которое не может работать в условиях неопределённости и ожидания отставки  каждый день.

Это важно для инвесторов, которые намерены вложить деньги и технологии  в тот или иной проект. Им не  хочется работать в условиях неопределённости и политического хаоса.

Это важно для кредиторов. Никто не хочет давать кредиты в период возможной смены власти и политической неопределённости в будущем.

Это важно для всех граждан, которые хотят стабильности и предсказуемости со стороны власти.

И это важно для самой власти, так как она может теперь выстраивать более-менее долгосрочные стратегии.

Кто выиграл и кто проиграл?

Пока в выигрыше две партии – ПСРМ и ДПМ. Они – власть, а для политиков это самое важное, так как в политике всегда идет борьба за власть.   

Что касается политической смерти ДПМ и перетекания ее электората к ПСРМ, о чем сегодня говорят многие эксперты, то это вполне может быть. Но может быть и наоборот, если ДПМ найдет свое политическое лицо (пока его нет), если будет выдвигать и реализовывать интересные и важные проекты, если ее министры покажут хорошие результаты, то возможно перетекание избирателей ПСРМ и самих социалистов в ДПМ.

Короче, в Молдове все возможно.

А каково мое личное отношение?

Разочарование.

Не потому, что сложилась эта коалиция. Было ясно, что рано или поздно она сложится. И это не самый худший вариант. К тому же, сразу после выборов я выступал за создание коалиции между ДПМ и ПСРМ.

Разочаровал меня процесс дележа портфелей. Понятно, что это важно, особенно для ДПМ. Но не нужно из этого делать шоу. Народу безразлично, у кого какой и сколько портфелей будет. Народу нужен общий результат работы. И единственное кадровое решение, которое, по моему мнению,  нужно принять, это вернуть Кириллу Габуричу пост министра.  Это даст шанс на развитие экономики, на привлечение инвесторов. Но независимость Габурича многих не устраивает. Поэтому есть сомнения, что это решение будет принято.

Разочаровало меня также словоблудие, как с одной стороны (ДПМ), так и с другой (ПСРМ).

Особенно бесит «борьба» за сохранение евроинтеграции и против федерализации со стороны ДПМ. Тему эту давно закрыли Воронин и Филат. Воронин первый понял, что бороться против европейского вектора и за федерализацию значит идти против пассионарной части общества и наживать врагов в США и ЕС. И снял эту тему с повестки. Филат закрепил через безвизовый режим и Соглашение об ассоциации с ЕС этот вектор и практически сделал его безальтернативным. Игорь Додон и ПСРМ давно уже поняли, что отказ от евроинтеграции и продвижение идеи федерализации – это путь в никуда.

Разочаровало меня  отсутствие понимания, как  управлять сложными развивающимися системами.  Поэтому они и упрощают всё до состояния полного примитивизма. Отсюда дележ портфелей, надуманные проблемы евроинтеграции и федерализации. Но примитивизм - это не развитие. Это деградация. От сложного к простому. Что мы и наблюдаем.

А мы ждем от них другого подхода.

Нам важен проект по ускоренному развитию Молдовы.

Пока проекта модернизации Молдовы нет ни у власти, ни у оппозиции. И это самая важная  проблема. А остальное суета сует.

Короче, власть переформатируется. Теперь будем ждать, когда переформатируются мозги у представителей власти и оппозиции, и надеяться (по привычке) на лучшее, но готовиться к худшему.

 

 

Обсудить

Глобальная эпидемия коронавируса Covid - 19

В 2020 году мир захлестнула эпидемия нового, малоизученного вируса получившего название - коронавирус, или Covid-19. Эта болезнь не обошла и Республику Молдова.