«Свой путь» России в ее борьбе с коронавирусом

Среди историков часто ведутся дискуссии по поводу тех или иных важных событий, которые происходили в прошлом. Но когда по вопросу о сегодняшней пандемии коронавируса (COVID–19) я слышу противоположные мнения, высказанные известными врачами России и Республики Молдова, меня это настораживает.

Вчера наблюдал за выступлением главы Агентства публичного здоровья Республики Молдова Николае Фуртунэ, который на передаче у Лорены Богзы (PROTV) в эмоциональной форме (с уже охрипшим голосом) рассказывал об опасности коронавируса и призывал нас строго соблюдать карантинные правила. В то же время, Геннадий Онищенко, в прошлом Главный государственный санитарный врач Российской Федерации, а ныне депутат Государственной думы, на передаче у Александра Гордона (Первый канал) вместе с ведущим пытались убедить все тех же нас в том, что коронавирус известен российским медикам еще со времен СССР и его не стоит бояться. В качестве примеров приводилась статистика, показывающая, что от сезонного гриппа в мире умирает больше людей, чем от коронавируса.

Вместе с тем Гордон и Онищенко признавали, что в уже в сложившейся ситуации в России следует что-то предпринять: ввести строгие карантинные меры, как в Европе, или же пойти по пути Великобритании, которая, главным образом, ограничилась лишь мерами изоляции для пенсионеров. Но не была бы Россия Россией, если бы Онищенко и Гордон не заявили о третьем, «своем пути» их страны в борьбе с пандемией. Позже, о своем пути России в борьбе с коронавирусом в той же передаче заявила Дина Кирнарская, доктор психологических наук. Правда, складывалось впечатление, что трое пока еще не знали, как выглядит этот «свой путь», одно было ясно: этот путь должен был быть не таким, как у всех.

В чем же состоит этот свой путь России в борьбе с пандемией? В последнее время с большим интересом наблюдаю, как российские СМИ преподносят информацию о коронавирусе в Европе. При просмотре этих новостей у меня как у историка складывается впечатление, что речь идет не о современном мире, а о средневековой Европе и о том, как там безуспешно боролись с чумой. Российские журналисты буквально смакуют картинки пустых площадей европейских столиц и цифры об увеличившемся количестве смертных случаев от коронавируса. При этом говоря о первом случае смерти от коронавируса у себя в стране, эти же журналисты особо подчеркивают, что пациентке 79 лет и что при этом у нее было ряд хронических заболеваний, и на самом деле у нее тромб оторвался, который и привел к летальному исходу. В связи со всем этим, у меня возникает риторический вопрос, а не это ли является «своим путем» России в ее борьбе с коронавирусом – скрывать реальное положение дел с пандемией у себя в стране и при этом показывать, как плохо обстоят дела в «современной, но в то же время средневековой Европе»?

Иван ДУМИНИКА, доктор истории

На изображении: Николай I во время холерного бунта на Сенной площади (22 июня 1831 г.)

Обсудить