Ленин -2020

Все эти сталины, гитлеры, муссолини и прочие, говоря языком Томаса Манна, взбесившиеся неотесанные плебеи XX века, вышли из «шинели» Ленина: его циничной, безжалостной, бездушной ухмылки–усмешки, которая – на фотографиях – таится в уголках рта, скрывается за усами и гарцует в его текстах и речах.

В этом году исполняется 150 лет со дня рождения Ивана Бунина, Петра Струве, которые вполне могли бы стать лицами, символами России. Но как-то в публичном пространстве речи о них не идет – или идет так тихо, что никто не слышит.

Бунин? Это который про любовь и все красивое? Про «черные аллеи»? А как до дела дошло, то с такой злобой о русских в каких-то там «Днях» писал. И умотал в Париж, революции испугался. Родину бросил…

Струве? Это который с Лениным ссорился? Ревизионист, ренегат и тоже Родину бросил…

Зато Ленина вспоминают. И ему 150 лет. Давным-давно отошло его время, а он все как новенький. Даже анекдоты, злые и смешные, кто-то о нем сочиняет. Конечно, уже никто не читает. Скучно и не интересно. Вообще, написанному Лениным не везет. При Советах его собр. соч. в букинистический не принимали – по политическим причинам, сегодня – по коммерческим (никто не купит).

То есть как журналист – а он так определял свою профессию – провалился. Но сохранился в псевдорелигиозном почитании, мощами, памятниками, поэтическим героем (Пастернак, Маяковский, другие).

Я сам прошел «школу Ленина». Рос в сурово атеистической стране, исповедовавшей «единобожие». Как это возможно? Бога запретили, и на Его место поставили Ленина. Одно время – в паре со Сталиным, младшим и горячо любимым богом. Но в середине пятидесятых (мое детство) его разоблачили и удалили («оказался наш отец не отцом, а сукою», А. Галич). Что он потом вернулся, другая история.

В начале шестидесятых Ленин остался в Мавзолее один. Скучает ли он? Ведь не с кем поговорить. Думаю, нет. Тем более что Сталин был «очень груб» и «нарушал социалистическую законность». Кстати, Ленину (и богу, и человеку) повезло. Умер вовремя. А то, не исключено, был бы арестован как германский агент, враг трудящихся, большевиствующий идеалист. Я живо представляю себе публичный процесс, на котором В. Ульянов признается в преступлениях и предательстве. Что в 1918 г. вместе с Бухариным участвовал в подготовке убийства тов. Ленина. И в 1956 г. на славном XX съезде КПСС центральным моментом было бы не разоблачение культа личности Сталина, а реабилитация Ленина – как человека и бога.

 

В своем поколении я, наверное, единственный человек, кто получил по морде, защищая Ленина. В трамвае подвыпивший мужичок матерно отзывался о моем «боге». Я вступился, резко и пылко, – и получил. Сегодня стыдно за тот псевдорелигиозный псевдоидеализм и идиотизм.

Однако, как сладко было жить с сознанием причастности ко «всему самому лучшему».

В близком времени (начало семидесятых) я поддался антиленинскому призыву Вольтера: «Раздавите гадину!». И остался без привычной «прокладки» (мироорганизующего принципа, стержня), один на один с жизнью. В моем сердце Ленин был повержен окончательно.

Но что все-таки означает его присутствие в нашей жизни? Почему каждый раз, когда проносится слух, что власть готова вынести Ленина из Мавзолея и по-человечески захоронить, начинаются разговоры: де большинство этого не одобрит и в стране усилится гражданская рознь? И это при том, что уже десятилетиями открыто и доказательно говорится о преступлениях Ленина и его режима. О бесчисленных жертвах, в которых повинен этот человек. О лживости и «фантастичности» его обещаний. Об уничтожении и унижении лучших. Об отказе от мощного и поступательного движения России к процветающему, свободному, современному обществу

Чем же он по-прежнему берет? Первый русский марксист Г.В. Плеханов назвал его гением упрощенчества. Упростить ситуацию до абсурда, многообразие и сложность свести к элементарному, принципиальную поливариантность истории – к прямой, как полет пули, линии. Вот он – Ленин, вот он – ленинизм! В этом смысле он антиисторичен и антикультурен – если, правда, исходить из презумпции неуклонного усложнения истории и культуры во времени…

Все эти сталины, гитлеры, муссолини и прочие, говоря языком Томаса Манна, взбесившиеся неотесанные плебеи XX века, вышли из «шинели» Ленина: его циничной, безжалостной, бездушной ухмылки–усмешки, которая – на фотографиях – таится в уголках рта, скрывается за усами и гарцует в его текстах и речах.

История человечества знает, конечно, и других классиков упрощенчества. Но лишь Ленин сделал его универсальным и единственным способом решения всех вопросов. При этом смысл самого упрощенчества сводится исключительно к ставке на низменное, на слабости человека или социоисторической общности, на больное и наболевшее. Эксплуатация всего этого и есть ленинизм. Да еще прибавим невероятное упорство и последовательность в натравливании друг на друга как ближайших сподвижников, так и многомиллионных социальных групп. А также – полный отказ от критерия «совесть». Ленинизм – это учение и практическое воплощение бессовестного устройства жизни.

И если большая часть соотечественников по-прежнему симпатизирует Ленину, это означает, что мы больное общество и не научились отличать Добро от Зла. Вернее, Зло, как и раньше, принимается у нас за Добро.

Когда утверждается, что в революциях и гражданских войнах кровожадны и беспощадны все стороны, то упускается из вида: только коммунисты, ведомые Лениным, сделали убийства и насилие главным методом своей политики. Для противостоявших им «белых» террор и насилие по преимуществу представлялись позорными и нежелательными эксцессами. Смотрите, например, мемуары А.И. Деникина.

Известно, что в смехе, юморе, веселье человек максимально проявляет себя. Естественен ли он в этом состоянии или искусственен, натужен, «играет». А если естественен, то какова природа этого качества или, говоря по-простому, что его веселит, что смешно и радостно для него. Вспомним два эпизода из биографии Ленина.

Утром 6 января 1918 г. в его кабинете Раскольников и Дыбенко рассказывали о разгоне Учредительного собрания. Ленин, «сощурив карие глаза», сразу развеселился, а услышав, что Чернов «не сделал ни малейшей попытки сопротивления», глубоко откинулся в кресло и «долго и заразительно смеялся».

И еще. После покушения на Ленина в 1918 году между двумя видными большевиками состоялся разговор. Вот фрагмент из него: «Петровский… Сразу после Октября декрет об отмене смертной казни. – Коллонтай. А Вы помните, как реагировал на это Ильич? Как он расхохотался. Я отлично помню его слова! «Как можно совершать революцию без расстрелов?».

Действительно, и здорово, и смешно, что лидер эсеров Чернов, победив на выборах в Учредительное собрание, не сопротивлялся наглому поведению до зубов вооруженных матросов и спасовал перед насилием. Шляпа! И как ни захохотать, что кто-то может представить себе революцию без расстрелов? Во потеха, во дураки…

Ну что ж, кто хочет, пусть упивается своим циничным диктатором. Я же продолжаю повторять про себя слова И.А. Бунина (с юбилеем, Маэстро!): «Планетарный злодей, осененный знаменем с издевательским призывом к свободе, братству, равенству, высоко сидел на шее русского «дикаря» и призывал в грязь топтать совесть, стыд, любовь, милосердие. Выродок, нравственный урод… Ленин явил миру нечто чудовищное, потрясающее: он разорил величайшую в мире страну и убил миллионы людей, а среди белого дня спорят: благодетель он человечества или нет?».

Обсудить