Спасет ли Игоря Додона введение цензуры?

Игорь Николаевич, при таком раскладе остается Вам только посочувствовать. Выборы Вы точно проиграете…

Хотелось бы напомнить, что в Молдове есть закон о свободе слова, который предполагает запрете цензуры в СМИ. Он гарантирует редакционную самостоятельность средств массовой информации и запрещает вмешательство в редакционную деятельность иначе как в предусмотренных законом случаях.

Кроме этого в 2013 году Парламент принял закон, согласно которому преследование журналистов и цензура в средствах массовой информации караются штрафом от 10 до 40 тысяч леев. Согласно этому закону, чиновники и руководители СМИ могут быть оштрафованы на восемь тысяч леев, либо лишены должностей на период до трех лет. Те, кто будет препятствовать распространению информации, могут быть оштрафованы на сумму до 12 тысяч леев.

За создание препятствий в деятельности СМИ и преследование журналистов физическим лицам придется выплатить штрафы до десяти тысяч леев, а юридическим – до сорока.

Впрочем, это только на бумаге. На деле в нашей стране сегодня практически все СМИ так или иначе подвергнуты цензуре. Зачастую цензурой занимаются сами руководители СМИ, опасаясь гнева спонсоров или властей, в результате чего может пострадать их финансирование. Их понять можно. В конце концов, они несут ответственность за коллектив и издание, которое, в случае отсутствия финансирования, может просто закрыться.

Все это привело к тому, что в Молдове на сегодняшний день практически не сталось независимых СМИ. Разве что электронные, но в море виртуальной информации весьма непросто донести правдивые факты до читателей.

Последние годы, после закрытия газеты «Коммерсант Инфо», я практически перестал заниматься журналистикой. Исключения составляли редкие комментарии в Фейсбуке и выступление на тех или иных передачах.

Однако случай вопиющей цензуры в информационном агентстве «Спутник» заставил меня взяться за перо.

Вкратце. Речь шла о моем интервью корреспонденту «Спутник-Молдова» о текущей ситуации в стране и истории с российским кредитом.

По поводу текущей ситуации. Судя по всему, гнев власть предержащих вызвал мой комментарий об абсолютном непрофессионализме тех, кто принимал решение об отключении отопления в Кишиневе. Хотя в условиях пандемии снижение температуры в квартирах с большой вероятностью может привести к росту простудных заболеваний, что сильно ударит по и так загруженной медицинской системе. В пример я привел Тирасполь, где решением главы администрации отопительный сезон был продлен. Вероятнее всего, перепечатка этого материала в левобережных СМИ вызвала недовольство вице-министра по реинтеграции Кристины Лесник.

Что же касается российского кредита. Этот комментарий, надо думать, вызвал гнев самого президента. Хотя, если бы он меньше слушал «придворных льстецов», то, возможно, скандала с запретом КС не случилось бы.

Кстати, мой материал появился раньше заседания Парламента. А там были подняты вполне конкретные вопросы, которые в том числе и послужили поводом для обращения в Конституционный суд.

В частности, статья 7 п.2 говорит, что в течение 10 лет могут быть взяты кредиты молдавскими фирмами и с согласия сторон отвечать по ним будет государство. Напомним, сегодня предоставление госгарантий ратифицируется Парламентом. Если Парламент примет данное соглашение, то предоставлять госгарантии можно будет минуя его. А это значит, что при определенных условиях правительство сможет принимать на себя долги тех или иных коммерческих фирм. Напомним, соглашение подписывается на 10 лет. И за это время может смениться множество правительств.

Второй момент. Соглашение - это связанный кредит, так как в статье 3 о назначение кредита указано, что он идет на совместные молдо-российские проекты. Но и премьер и президент заявили, что это суверенный и не связанный кредит!

Третье - статья 9, где говорится, что банки должны подписать соглашение. Но это значит, что деньги идут не из казначейства РФ и не на казначейство минфина РМ! Это коммерческий кредит. По закону Парламент должен одобрить и кредитное соглашение, и соглашение между банками, чтобы исключить риски!

Если бы ответы на эти и другие вопросы были озвучены до заседания Парламента, то, возможно, до Конституционного суда дело бы и не дошло. Ведь даже И.Додон говорит, что не стал бы сразу промульгировать закон. «На самом деле я не спешил подписывать его так срочно, потому что были подняты некоторые вопросы в парламенте и у наших коллег, и мы собирались уточнить некоторые детали». Возникает вполне закономерный вопрос, а почему это нельзя было сделать до утверждения парламентом? Или И.Додон сам толком не читал соглашение, положившись на мнения советников?

Казалось бы, в материале не было ничего особенного. Но когда вечером я захотел послушать передачу со своим участием, выяснилось, что ее сняли. Мало того. На ее основе был сделан материал, опубликованный на сайте Спутника, в рубрике "Радио", но и его сняли с эфира.

Как оказалось, это было сделано по прямому указанию главы ИА «Спутник-Молдова» Марины Перекрестовой. Трудно сказать, чем она руководствовалась в данном случае. Когда она курировала проект по открытию представительств агентства в странах Балтии, она не боялась вступать в конфликты с властями. А здесь же, похоже, стало достаточно лишь высказанного недовольства. Или российские СМИ пишут правду и ИА Спутник-Молдова на время выборов передано И.Додону?

Игорь Николаевич, при таком раскладе остается Вам только посочувствовать. Выборы Вы точно проиграете…

Обсудить